Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Обувь мужская и женская у славян
Этнография - Восточнославянская этнография

Обувь мужская и женская у славян

Название обуви является общим для восточных славян: обувь, обувка, обутка (рус.); взуття (укр.); обутьте (белор.).

Основными материалами для изготовления обуви у восточнославян­ских народов служили кожа (реже мех), древесная кора, пеньковые и льняные веревки, войлок. Дерево почти не употреблялось, в противопо­ложность народам Западной Европы, у которых было распространено но­шение деревянных башмаков.

Находки в раскопках неолитического периода кочедыка указывают на древность производства обуви из древесной коры. О такой обуви имеются упоминания и в летописи. Под 985 г. помещены слова: «Рече Добрыня Володимеру: сглядах колодник, оже суть вси в сапозех; сим дани нам не даяти; пойдем искат лапотников».

Лапти были обувью преимущественно крестьян-землепашцев. Из при­веденных летописцем слов Добрыни можно заключить о бытовании в X в. и сапог. Кожаная обувь имела значительное распространение в городах того времени; однако встречаются остатки кожаной обуви — поршней и высоких сапог — в курганах, оставленных сельским населением того времени.

Раскопки в древнем Новгороде, результаты которых суммированы Л. И. Якуниной, дают ценный материал для характеристики кожаной обу­ви различных слоев населения в XII—XIV вв. Найдена обувь типа поршня, сшитого из одного куска кожи, нередко двуслойного и собранного вокруг ноги на ремешке. (Такого же типа были и смоленские поршни XII в.).

При раскопках в Новгороде обнаружены и сапоги разных фасонов: с тупым закругленным носком и с острым слегка загнутым вверх носком, обычно на многослойной подошве. Уже в те времена на Руси мастерство изготовления кожаной обуви достигло довольно высокого уровня; сапоги шили нередко с различием для правой и левой ноги, делали высокий ко­жаный каблук.

Иконографические источники XI—XIV вв. (миниатюры, иконы, фрески) дополняют сведения о старинной русской обуви. В них имеются изображения обуви типа поршня, большей же частью сапог из цветной кожи. Княжеской обувью служили сафьяновые сапоги, расшитые золо­том (как упоминается в Ипатьевской летописи под 1252 г.).

В Московском государстве обувь была довольно разнообразна. Судя по гравюрам того времени, одним из основных видов крестьянской обуви оставалась плетеная — лапти.

В городах употреблялась и кожаная обувь: при раскопках в Москве, в Зарядье найден кожаный поршень XVI—XVII в. Носили также са­поги и низкую кожаную обувь в виде башмаков. Кожевенное производство в XV—XVII вв. было развито в Москве и северо-восточных областях. Юфть — особый сорт кожи (бычьей, коровьей) — выделывалась в большом количестве на продажу и составляла один из основных предме­тов вывоза из России. Благодаря особой выработке русская юфть отли­чалась большой прочностью. Цветной сафьян, из которого шилась обувь преимущественно привилегированных классов, частью был привозным, но в XVII в. имелись и свои центры его производства (Муром, Казань). Среди названий кожаной обуви в документах того времени упоминаются ичеготы, ичитыги — мягкие сафьяновые сапоги, которые носили с ко­жаными калошами 2. Ичеги с калошами — типичная обувь казанских та­тар и народов Средней Азии; в народной русской, украинской и белорус­ской среде она не получила широкого распространения.

О наличии в то время валяной обуви с высоким голенищем пока нет данных. Зимняя обувь XVII в. найдена на острове Фаддея среди других остатков одежды русских полярных мореходов; это — «большой широкий башмак из кожи, который, вероятно, надевали*на мягкий кожаный или меховой чулок»; остатки такого чулка найдены здесь же.

Этнографические данные XVIII—XIX вв. дают богатейший материал, позволяющий судить об основных видах обуви восточных славян. Древ­нейший тип обуви, сохранявшийся у сельского населения, состоял из трех частей: 1) обертки, 2) привязки, 3) собственно обуви.

Обертки и чулки

Обертки имеют много названий: онучи, портянки, наголенники, ко- лошки, завой, наберцы (рус.); ганучи, онучи, пыртянки, суконки (белор.); обгортки, гонучи (укр.). Существует немало и чисто местных терминов. Так, в одном Брянском Полесье Н. И. Лебедева отмечает 14 различных названий.

Онучи — два полотнища белого холста от 60 см до 2 м длины каждое, употреблявшиеся женщинами и мужчинами для обертывания ног вместе со ступней. Зимние обертки делались из сукна — суконки. У южновелико- руссок в недавнем прошлом существовала мода навивать на ногу по три-четыре онучи, чтобы ноги казались толще.

У гуцулов употреблялись красные суконные обертки в форме тре­угольника с закругленным углом и вышитым цветной шерстью краем.

Обертка ног до щиколотки кусками холста при хождении босиком при­менялась белорусскими женщинами, а также южновеликорусскими, у которых эти куски холста назывались бёрцы. Особая разновидность такой обертки — колоши, наголенники, сшитые из полотнища белого холста, перегнутого пополам; их носили с обувью (и без нее) преимущественно русские северо-запада (например, в Калининской обл.). Этот тип наголен­ников известен у карел (под названием калжут) и существовал когда-то у эстонцев (kalsut). В Архангельской обл. известны прикопутки, вязанные в виде паголенок.

Украинские завьязки, пової, завої — прямоугольный кусок холста, которым обертывают ногу от нижней части бедра (немного выше колена) до нижней части голени (щиколотки) и прикрепляют каким-нибудь шнурком или тесемочкой вверху или внизу. Близки к ним поколінниціу или доколінниці, из белого сукна у горных украинок, которыми прикры­вали верхнюю часть ноги, оставляя ступню открытой.

Обертывание ног куском холста связано преимущественно с обувью, плетенной из древесной коры или простейшей кожаной, но практикуется и до настоящего времени при ношении сапог, главным образом мужчинами. С распространением в XIX в. более сложной кожаной обуви вместо обер­ток стали носить чулки, особенно женщины.

Чулки различают двух видов: сшитые из сукна и вязаные.

а) Сшитые чулки — например, капчури гуцулов — из красного или бе­лого сукна (короткие, не доходящие до колен, с узорчатым краем), бело­русские и украинские суконные панчохи, сибирские чулки из сукна.

б) Вязанные из шерсти, без пятки и с пяткой. Чулки без пятки — рус­ские, более старинные, распространенные еще в середине XIX в., вязали вкруговую при помощи одной (часто костяной) иглы. Чулки с пяткой — немецкие вязали при помощи нескольких спиц.

В праздник деревенские франтихи надевали до шести пар вязаных шерстяных чулок, собирая их гармоникой; бедные девушки обертывали ноги онучами и сверху надевали чулки. Толщина ноги являлась признаком не только красоты, но и зажиточности.

Местами вязанье чулок было очень развито. Занимались вязаньем чу­лок для продажи особенно в городах, например, в г. Павловске Воронеж­ской губ. В Великом Устюге чулки являлись предметом торговли с сосед­ними губерниями, в особенности же с Архангельской и Вятской.

Чулки вязали преимущественно из овечьей и козьей (белой или серой) шерсти, а частью из бумажных ниток. Бывают многоцветные узорные, чаще полосатые чулки, а также со сложным геометрическим узором. По­следние известны на русском Севере — их носят с кожаными котами муж­чины. По орнаментике они имеют много общего с узорчатыми чулками коми-пермяков; сам обычай ношения мужчинами узорных чулок с низкой кожаной обувью распространен у народов коми.

Шнуры для привязывания примитивной кожаной или плетеной обуви также имеют различные названия: оборы, ддрганцы (рус.); волоки, об­мотки (ук'р.); волоки, абдрки, оборы (белор.). Оборы, достигающие иног­да до 3 м длины, делали ременные, из растительных волокон и шерсти. Ременные оборы снабжались маленьким колечком на одном конце для продержки через него другого конца оборы и укрепления ее на ноге. На­ходки металлических колечек в славянских погребениях свидетельствуют о большой древности обор.

По данным XIX — начала XX в., ременные оборы носили большей частью мужчины, преимущественно в будни и на работе (сплавщики леса, пастухи). Распространены они были у белорусов, украинцев, местами у южных великорусов (Калужская, Брянская, Рязанская губернии), у север­ных великорусов (Тверская, Нижегородская губернии). Вместе с тем они являются общеславянским элементом обуви — известны у болгар, сербов, чехов. Они встречались, кроме того, у латышей и у верхневолжских карел.

Очень древними являются оборы, витые из лыка, употреблявшиеся у белорусов и северных великорусов еще в конце XIX — начале XX в. Льня­ные или пеньковые, а также шерстяные оборы были сучеными или витыми и ткаными. Льняные и пеньковые оборы, распространенные повсеместно, сучили из нескольких ниток; оборы шерстяные «дергали» (древний спо­соб плетения на пальцах, применявшийся также при изготовлении гашни­ка для понев) или ткали (на дощечках, на ниту, на бердечке, т. е. без ткацкого стана). Праздничные льняные и пеньковые оборы белили, а шерстяные оборы в ряде мест вообще являлись принадлежностью празд­ничной обуви, особенно у белорусов. В Витебщине в конце XIX в. с наиболее парадной обувью носили красные и черные шерстяные оборы.

Черные оборы упоминаются в белорусской поговорке: «Забиць цяцёрку у черных оборках» К Известны они были, кроме того, в западных и север­ных областях Украины, у южных великорусов (Брянская, Калужская, Рязанская губернии) и в средней полосе (Псковская, Тверская, Смолен­ская губернии). Кроме того, черные шерстяные оборы имелись у литовцев и латышей.

Плетеная обувь

Одним из наиболее древних видов обуви, как уже указывалось, являет­ся обувь, плетенная из древесной коры. Это — лапти, привязываемые к ноге: лапти, кдверзни, рачки (рус.); личакй (укр.); кавярзни, щербачнщ пыхряснй, пыхлопнй (белор.) и ступни, надевавшиеся без привязки. Их плели преимущественно из липового или вязового лыка и из бересты.

От коли­чества полос лыка, употребляемых для плетения, лапти назывались пяте- рикй, шестерики, и пр. Зимние лапти подковыривали — проплетали по подошве веревкой для прочности и тепла. Лапоть московского типа в прошлом был распространен в Московской, Тульской, Калужской, Ря­занской, Орловской, части Воронежской, Курской губерниях; на севере от Москвы встречался в Тверской, Ярославской, Костромской, Владимир­ской, Нижегородской, Вологодской губерниях. Область его распростране­ния в Основном совпадает с территорией, населенной в прошлом вятичами; к северу и к югу от нее данный тип обуви, как полагает Н. И. Лебедева, появился в связи с московской колонизацией и московским влиянием, вы­тесняя другие типы (как, например, «рачки» одного типа с белорусским) К Этот тип лаптя называется в Поволжье «русским», в отличие от чуваш­ского, татарского, мордовского и других типов.

3. Лапоть мордовского типа — преимущественно из вязовых лык, косого плетения с головкой трапециевидной формы и специальными петлями из лыка (с боков и сзади) для обор. Такой лапоть был распространен в восточной части Рязанской губ. (Касимовский, Егорьевский, Сапожковский уезды), но более всего — у мордвы, почему и известен у русских под названием «мордовского»; отмечен также в Ниже­городской, Пензенской, Владимирской губерниях (в Муромском и Мелен- ковском уездах) и севернее вплоть до Суздали, где, видимо, являлся древ­ним типом.

4. Северный тип лаптя, иногда на северо-западе называвший­ся кдверзень (аналогично белорусскому типу лаптя), а на архангель­ском Севере — верзень — из бересты, косого плетения, с низкими бортами.

В качестве летней обуви, главным образом на покосе, его носили в Новгородской, Псковской, на севере Тверской и Ярославской, а также в Архангельской и Вологодской губерниях, т. е. преимущественно на территории, где преобладало новгородское влияние.

Мы различаем два варианта берестяных северных лаптей: с оборни- ками — петлями для обор по бокам (Ярославская, Тверская и другие губернии) и без оборников (олонецкие, архангельские вёрзни).

К лаптям прямого плетения относятся чувашский, марийский, татар­ский типы. У русских они имели узко локальное распространение в неко­торых поволжских селениях, где они жили по соседству с татарами, чу­вашами и марийцами.

Плетеная обувь из лыка или бересты, которую носили без привязыва­ния к ноге и чаще всего на босую ногу, в качестве будничной, рабочей, до­машней обуви, особенно при уходе за скотом, имела форму туфель или башмаков (ступни, бахйлы были и другие названия).

В северных губерниях местами плели берестяные или лыковые сапоги с высокими голенищами для хождения в лесу, по болотам.

Кроме древесной коры, для плетения использовались в некоторых ме­стах веревки, полоски ткани. Плетенные из веревок чу ни, чушки, шоптуны шбптанники были рабочей, большей частью домашней обувью. Носок чу­ней отличался квадратной или закругленной формой; плетение было пря­мым, как у татарских или марийских лаптей.

В литературе есть указания на употребление рабочей обуви, плетенной из конского волоса — волосников.

Обувь из дерева, как указывалось выше, не была типичной для восточ­нославянских народов, но употребление ее для хождения по болотам отме­чено кое-где на Волыни и в смежных с нею областях Украины и Белорус­сии, а также в Закарпатье. Это — род деревянных выдолбленных из. цельного куска дерева калош (кайдани, деревьянці, деревян- ники).

Кожаная обувь

Кожаную обувь можно подразделить на: 1) сделанную из одного куска з кожи, собранного вокруг ноги на ремешке, продетом в прорези, или двух кусков кожи, сшитых один с другим, которую привязывали оборами, и 2) с пришитой подошвой и с каблуком, которую носили чаще не привязывая. К первой группе относят поршни, моршни (рус.); постолй, моршенці, ходакй, хвилінки (укр.); пастылы, ходакй, моршонки, хвилянки (белор.).

Прототипом обуви типа поршня из одного куска кожи Д. К Зеленин считает обувь из шкуры мелкого животного Наиболее распространена эта обувь была в западных областях Украины, где ее носили во все вре­мена года, особенно летом. У гуцулов постолы носят до настоящего вре­мени. Делают их и с острыми носками, которые образуются из двух пе­редних несрезанных углов четырехугольного куска кожи. Шьют их чаще из коровьей или свиной сыромятной кожи; последние считаются лучшими.

Название «моршни», по мнению Ф. К. Волкова, указывает на способ их изготовления К Моршни, поршни отмечены у великорусов б. Вологод­ской губ.; обувь того же типа — калйшки, но сшитая из двух кусков кожи,— в б. Тверской губ. По археологическим данным, поршни были известны, как уже упоминалось выше, в древнем Новгороде, Смоленске и Москве. Это опровергает утверждение Ф. К. Волкова, что у великору­сов такой вид обуви не встречался. Он распространен также у болгар, сербов (опинци, опанки). Кроме того, он известен у румын (обушта, опанки)  и у других соседей восточных славян: например, у эстонцев, латышей, карел.

Крайняя бедность большей части крестьянства обусловила сохранение примитивной обуви из щры и из кожи в деревне в XIX в. и даже в начале XX в., кое-где вплоть до Октябрьской революции. Однако распространение различных видов примитивной обуви было неравномерно: плетеная обувь — в основном у белорусов и южных великорусов; простейшая обувь из кожи — у украинцев, у которых плетеная обувь исчезла значительно раньше, чем у остальных восточнославянских народов. Наличие липы, бе­резы было, конечно, важным условием употребления плетеной обуви, но решающим — экономическое положение крестьянства. Области бытова­ния обуви из лыка и бересты совпадают с областями, где сильнее всего был помещичье-крепостнический гнет: это — южновеликорусские центральные, преимущественно черноземные области и Белоруссия. Не знало лаптей на­селение наших южных степных областей и Сибири и ряда мест Крайнего Севера.

В других местах лапти являлись только рабочей обувью и обувью бедноты. Так, например, на Севере лапти в XIX в. употреблялись сравни­тельно мало, большей частью только для работы. У южных же великору­сов, особенно центрально-черноземной полосы и прилегающих к ней обла­стей, эту обувь носили и в будни и в праздники еще в конце XIX в.; носили ЗИМОЙ ІИ летом, в ней венчали и хоронили.

По данным XIX в., употреблялось несколько видов более сложной кожаной обуви с толстой пришивной подошвой и каблуком: коты низ­кая, довольно грубая обувь, преимущественно женская, с каблуком, иногда снабженным медной подковкой; башмаки — полсапожки, щиблёты с резинкой; ботинки —на пуговицах, шнурках и обувь с высоким голени­щем— сапоги (рус.), чоботи (укр.), чдботы, бдты (белор.).

Коты в XIX в. являлись праздничной обувью; их носили с чулками, иногда привязывая к ноге оборами. Женщины из зажиточных семей празд­ничные коты украшали красным сукном с блестками. Были коты, выложен­ные цветным сафьяном и выстроченные мишурой. Один из корреспонден­тов Русского географического общества в 1856 г. упоминает о свое­образном украшении праздничной кожаной обуви женщин Новосильско- го уезда Тульской губ. (теперь Орловской обл.), тех, «кто позажиточней»: «к каблукам котов у крестьянок... прикрепляются бубенчики и колоколь­чики, которые, соединяясь с бубенцами на поневах, производят ужасную трескотню» К Другие названия котов: чары, чиркй, виркй, у леди, тюрикй, ходакй, выступки, хлдпанцы, босовикй, тухли (т. е. туфли) (рус.); чере- вйки (укр.), черавйки (белор.).

Сапоги — преимущественно мужская обувь, но их носили и носят также женщины (особенно на Украине). Женские украинские празднич­ные сапоги шили из разноцветной кожи со слегка загнутым вверх носком, с невысокими голенищами (халявами) и с каблуками выше мужских. У великорусов женские сапоги шили большей частью из черной кожи и верх отделывали полосками из цветного сафьяна. Длинное голенище «набирали» в сборку — «гармоникой», так что сапоги становились невысо­кими.

Еще в середине XIX в. мужские сапоги нередко были выворотными. Их шили домашним способом, из мягкой кожи при помощи дратвы, на прямую колодку, т. е. не различая, на какую ногу шьют; но затем повсе­местно вошли в употребление сапоги, сшитые на «косую» колодку (с раз­личием для правой и левой ноги), с подошвой на деревянных гвоздях.

У уральских казаков старинная обувь в виде мягких сапогов из цвет­ного сафьяна, вышитых золотом, употреблялась в качестве праздничной, парадной еще в первой половине XIX в. Эти сапоги напоминали обувь, которую носили в XVI—XVII вв.

Русские сапоги из яловочной кожи, юфти, делались с пришивным голенищем или цельные, вытяжные (последние стоили дороже), с набой­ками или более высоким каблуком, к которому прибивалась медная под­ковка. Сапоги гармошкой с осадкой голенища в сборку, или сапоги с бура­ками, бытовали у всех трех восточнославянских народов. В XIX в. (осо­бенно во второй половине) кожаная обувь все более распространялась в деревне, но у большинства крестьян она была лишь праздничной. П. В. Шейн рассказывает, что у белорусов сапоги — боты «тщательно береглись и передавались по наследству» 2.

Резиновые калоши, которые надевали на сапоги, стали появляться в деревне со второй половины XIX в.,— сначала в среде сельской буржуа­зии и наиболее зажиточных крестьян. Их носили даже в сухое время года, больше из щегольства (в праздники на вечеринках калоши не снимали и во время танцев).

В ряде мест сапоги имели большое значение и в качестве рабочей обуви, особенно на промысловом Севере.

Характерны для Севера промысловые (у охотников и рыбаков) бахи­лы, ловчаги — непромокаемые (иногда с головкой из тюленьей кожи) сапоги, чаще выворотные, сшитые обычно домашним способом, с высокими голенищами, которые часто на ременных петлях или ремешках подвязы­вались к поясу; кроме того, иногда ремешками подвязывали их под коле­ном, а широкие раструбы голенищ отворачивали. (Бахилами называют иногда и обычные сапоги с пришивной головкой.) Того же типа у русских сибиряков бродни,— состоящие из чирков с пришитыми просторными длинными голенищами, стягивающиеся на ноге ремешком.

Крупным центром изготовления сапог для рыбного промысла, выворот­ных, а также на гвоздях, с голенищами выше колена, был г. Осташков Тверской губ.; эти сапоги были известны далеко за пределами губернии под названием осташи.

Валяная обувь

В XIX — начале XX в. широкое распространение получила валяная обувь с высоким голенищем — валяные сапоги, называемые у русских валенки, катанки, катанцы, или пимы (сибирск.); у белорусов — валинцы; у украинцев — валюшки и валінци. Они изготовляются преимущественно из овечьей шерсти коричневого, белого и серого цвета. Валенки светлой расцветки иногда украшались орнаментом из красных точек и ценились дороже.

Валенки, повидимому, сравнительно позднее изобіретение великору­сов. Валяную обувь с высоким голенищем стали изготовлять впервые в начале XIX в. в Семеновском уезде Нижегородской губ.но низкая валяная обувь, без голенища или с суконными голенищами, существовала издавна коты, чуни, валенки, кеньги). Сведений об употреблении валя­ной обуви с голенищами в более раннее время ни в исторических докумен­тах, ни по этнографическим данным пока не обнаружено, что может слу­жить до известной степени подтверждением их позднего происхождения; однако вопрос о времени появления валенок тіребует еще дальнейшего уточнения. Изготовляя валяные сапоги, семеновские валяльщики сначала делали низкие валенки, а затем к ним пришивали голенища, но вскоре перешли к изготовлению цельного валяного сапога. Производство вале­нок быстро распространилось по всей России.

Валенки — твердая обувь, сделанная на колодке; в этом ее отличие от мягкой войлочной обуви в виде чулка, известной на Кавказе, у татар Поволжья и у других народов. Твердую валяную обувь носят зимою,, а чдсанки и в осеннее и весеннее время, но непременно с калошами. Потребность в теплой зимней обуви, а также развитие оввдводства содей­ствовали широкому употреблению валенок не только русскими, украин­цами и белорусами, но и всеми другими соседними народами.