Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Основные части женской одежды у восточных славян
Этнография - Восточнославянская этнография

Основные части женской одежды у восточных славян

Рубаха

Женская рубаха — рубаха, сорочка, испддка, подноска (рус.); со­рочка, кошуля (укр. и белор.) — из холста характерна для славян в ка­честве основной исподней и одновременно выходной одежды. Иногда рубаха служила единственной одеждой еще в XIX в., главным образом у девушек.

Восточнославянская женская рубаха характеризуется наличием ру­кавов и плечевых вставок. Рубаха безрукавная распространилась в вое- точнославянской народной среде лишь в середине XIX в. под влиянием города. У западных славян рубаха на одной или двух бретелях, без ру­кавов, известна была гораздо раньше: такая одежда изображена на чеш­ской миниатюре XIV в.; местами ее носили также словачки (рубач) и польки (цясндха).

Наличие поликов — плечевых вставок — и собранный плотно облега­ющий шею ворот отличают восточнославянскую рубаху от рубах мари, чувашей, мордвы и других поволжских народов. Этому типу рубахи, ви­димо, предшествовали другие формы. У восточнославянских народов кое-где отмечены в качестве старой формы рубахи туникообразного по­кроя. Археологические находки в славянских странах в первые века на­шей эры — мелкие римские фибулы позволяют заключить, по мнению Б. А. Куфтина, о распространении «одежды из легкой ткани льняной или шерстяной с разрезом, скалываемым на плече или на шее.

Известные нам изображения древнерусской женской рубахи, на­чиная со II тысячелетия, очень скудны. Фрески и миниатюры конца I и начала II тысячелетия не позволяют судить о нательной одежде изобра­жаемых на них женщин, большей частью знатного рода, ибо они пред­ставлены в торжественной парадной одежде, иногда типа византийской «далматики», под которой скрыто нижнее платье.

На браслете XII в. из Киевщины изображена плясунья в длинной пе­рехваченной поясом рубахе со своеобразными распущенными рукавами2. Рисунки Кенигсбергской летописи (XV в.) при всей своей условности дают представление о рубахе, как основной части женской одежды, с присущей ей особенностью в виде длинных рукавов, спущенных ниже кисти.

Рубаха составляла основную часть женского костюма всех сословий и классов в Московском государстве. Женщины из великокняжеской и боярской среды в XVI—XVII вв, носили два рода сорочек: нижнюю — из белого холста с рукавами и верхнюю — красную с длинными рука­вами, которые собирали складочками на руке, обычно из шелковой лег­кой ткани, нередко по швам украшенную жемчугом. В народной среде ношение поверх холщевой рубахи второй — нарядной — было и в XIX в. явлением сравнительно редким.

В XIX в., а кое-где даже и в начале XX в. у южных великорусов де­ревенские девушки до свадьбы ходили в одних рубахах, подпоясанные пояском; замужние женщины поверх рубахи надевали поневу. Северные великоруски сверху рубахи носили сарафан, причем рукава, грудь и во­рот рубахи, а иногда и подол были видны и их наиболее украшали. Бы­вали случаи, когда и замужние женщины ходили в одних рубахах с поя­сом (например, во время сенокоса и жатвы, а также при выполнении об­рядов— «опахивания» и др.).

То, что рубаха являлась исконной частью восточнославянской одеж­ды, подтверждается множеством поверий, связанных с нею: свою ру­баху нельзя было продать,— продажа ее считалась за «грех»; это значило также «продать свое счастье, удачу». При помощи колдовства над руба­хой, как считали, можно было «испортить» бывшую ее владелицу.

Цельные и составные рубахи

Женские рубахи шили цельными или составными из двух частей — верхней и нижней.

Цельные рубахи шили (и шьют) из полотнищ, идущих от во­рота до подола; у великорусов такая рубаха называется про­ходчица (Вологодская обл.) 2, скразнйя, даддльная (Воронежская обл.),

Для цельных рубах употребляли преимуще­ственно домотканный материал, более состоя­тельные женщины ши­ли их из полотнищ тон­кого холста. В XIX в. цельные рубахи отмече­ны большей частью, как обрядовые — свадеб­ные, «смертные», празд­ничные; иногда в них косили и жали. Празд­ничная цельная рубаха в Рязанской обл. назы­валась посвяток. В оде­жде центральной, поло­сы и юга цельная руба­ха встречалась чаще, чем в одежде населения северных областей.

Рубахи, состав­ленные из двух частей, чаще шили из разных тканей: верх­нюю часть, до пояса,— из более тонкой, иногда покупной материи; ниж­нюю — из более грубой, домотканной.

У великорусов такая рубаха называется по- лустанок. У южных ве­ликорусов «станом», «станушкой» обычно на­зывается верхняя часть, а нижняя — «подстав­кой»; у северных вели­корусов, наоборот, «ста­ном» чаще называется нижняя часть, а верх­няя — «рукавами», «во- ротушкой». Другие на­звания верхней части — поворотье, вороток, грудка. У украинцев со­ставные рубахи назы­ваются до підточки: — підтдчка у белорусов подставка, подстава.

Иногда не пришитая к рубахе подстава составляла как бы самосто­ятельную часть — род юбки — подол, собранный наверху, где пришивал­ся поясок; «подол» надевали поверх рубахи. Нижний край сарафана при этом подтыкали спереди за пояс, чтобы виден был узорный подол юбки или рубахи.

Юбки-«подолы», белые холщевые с вышивкой или сплошь затканные браным узором и расшитые разноцветным гарусом, надевали, кроме покоса и жатвы, еще и на «сгон» — во время первого выгона скота в поле весною. Особенно нарядны были в этот день молодухи и девушки, надевая по нескольку «подолов» на рубаху — наподольницу (б. Олонец­кая губ.). Ношение девушками (не носившими понев) холщевых юбок- подолов, собранных на вздержке, отмечено также на юго-востоке — в Ря­занской и Тамбовской областях. Иногда шили отдельно и верхнюю часть рубахи.

Известно ношение шелковых рукавов поверх холщевой рубахи вместе с парчевым или шелковым сарафаном среди богатых крестьянок б. Во­логодской губ. У однодворческого населения б. Воронежской губ. отме­чено ношение нарядной короткой верхней рубахи из атласа, сатина или кумача в качестве праздничной одежды, надеваемой поверх нижней рубахи с рукавами.

Таким образом, наряду с цельной рубахой у восточных славян на­блюдается бытование составной рубахи. Такое разделение на две поло­вины, видимо,— вторичное явление; однако в этом можно видеть иногда и древнюю традицию. В некоторых местах Карпат и Закарпатья, оче­видно, совсем не знали цельной или сшитой из двух частей женской ру­бахи. Короткая сорочка, которую носят с холщевой белой сподницей, со­стоит там из двух отдельных частей: верхней части — опліччя и нижней части — підшивка (иначе — подолок, спідник). Опличчя над­шивается снизу неширокой полосой более грубой ткани, чтобы рубаха, которая носится с напуском, не вылезала из-за пояса пидшивки.

В западно-карпатской рубахе, у которой верхняя и нижняя части не сшиты друг с другом, большинство исследователей видят очень арха­ическую форму. Мошиньский 2 связывает ее с древним прототипом двух­частной одежды, к которой он относит и женскую рубаху западных сла­вян, сшитую из двух частей (с одной или двумя лямками), а нераздель­ную цельную рубаху — восходящей к форме плаща-пончо.

Предположение о различном происхождении разных типов восточно­славянской рубахи было высйзано С. П. Толстовым. Он считает, что южновеликорусская, большей частью цельная, рубаха восходит к типу туникообразной, а рубаха северных великорусов с прямыми поликами, чаще составленная из двух частей,— к рубахе на лямках. По его мнению, последняя была прототипом северновеликорусской рубахи, состоящей как бы из юбки с широким лифом на двух широких лямках — оплечьях и пришитых к ним рукавов.

Вопрос о самостоятельных путях развития этих двух типов восточно­славянской рубахи требует дальнейшего исследования. В частности, следует учесть, не связано ли ношение цельной или составной из двух частей рубахи иногда с большей или меньшей зажиточностью их владе­лиц. Для разрешения этого вопроса много может дать картографирова­ние типов и вариантов рубах, с учетом даже таких деталей, как располо­жение полотнищ, наличие или отсутствие горизонтального шва посере­дине (соединяющего верхнюю часть с подставой) и т. д.

Существует несколько основных типов женских рубах у восточных славян.

Туникообразная рубаха

Туникообразная женская рубаха в XIX в. у восточных славян являлась реликтовой формой. Покрой рубахи с цент­ральным полотнищем, перегнутым по утку (ср. описание мужской ру­бахи на стр. 581), сохранялся в Калужской губ. в одежде старух; у старо­обрядок Сычевского уезда Смоленской губ. и в Олонецкой губ.— в «смертных» рубахах. Своеобразна старинная холщевая ру­баха донских казачек. Полотнища в ней расположены несимметрично. Рукава с помощью вставленных клиньев расширяются книзу (в калужской рубахе, упомянутой выше, рукава суживаются, так как клинья вставлены острием к запястью). Донская рубаха имеет прямой разрез ворота и низкий стоячий воротник. Грудь, подол и рукава ее украшены пестрой тканью, возможно заменившей прежнюю вышивку, что часто наблюдается в одежде конца XIX — на­чала XX вв.

Можно отметить, что многие черты донской рубахи являются сходны­ми с рубахами болгар и македонцев.

Туникообразные рубахи носили на Украине — в Закарпатской и Чер­новицкой областях  и местами у белорусов.

Рубаха с поликами

Типична для восточных славян женская рубаха с поликами — плече­выми вставками, расширяющими плечевую часть рубахи, дающими возможность собрать в сборки ворот и часть рукава, что придает ширину и пышность всей рубахе.

Вопрос о генезисе поликов в восточнославянской рубахе представляет несомненный интерес. Те из авторов этнографических работ о сла­вянах, которые касаются этого вопроса (Куфтин, Мошиньский), рассмат­ривают полики, как замену плечевых пряжек-аграфов, скреплявших некогда одежду; однако вопрос этот также требует дальнейшего иссле­дования.

Различают рубахи с прямыми и косыми поликами.

1. Рубаха с прямыми поликами — прямоугольными плечевыми встав­ками, соединяющими передние и задние полотнища (также поликй, лас- товки, мышки, намышники (рус.); уставки, паликй (укр.); вустауки, пы- ликй (белор.),— известна также у южных (сербы, хорваты) и у западных славян (поляки, чехи).

Прямые полики могут быть пришиты параллельно утку или основе по­лотнищ стана рубахи.

По утку пришивают полики северные великорусы, белорусы и часть украинцев; у южных великорусов эта рубаха бытовала у бывших однодворцев, а у остального населения она встречалась большей частью как новый тип. У северных и средних великорусов рубаху шьют с плотно облегающим шею воротом, собранным и пришитым к узкой обшивке, с прямыми собранными у кисти или со скошенными к кисти рукавами без сборок. (Последнюю Б. А. Куфтин называет «московской».) У белорусов и в северных областях Украины, прилегающих к Белоруссии, рубаху с прямыми поликами шьют из трех, а не из че­тырех полотнищ, с отложным воротником и собранными у кисти рукава­ми с обшлагом.

Разновидность рубахи с пришитыми по утку прямыми поликами — ру­баха, у которой плечевые вставки и рукав выкраиваются вместе и при­шиваются непосредственно к вороту, собранному на обшивке. Нередко ворот бывает настолько широк, что рубаху можно надевать через голову, не расстегивая прореху; рукава большей частью пышные, собранные у кисти, а иногда доходят только до локтя. Б. А. Куфтин на­зывает ее «новгородской» по распространению ее главным образом на тер­ритории Новгородчины и в областях новгородской колонизации. Ее носи­ли преимущественно с прямым сарафаном на лямках. Однако такая же рубаха, но с узким воротом и со скошенными (при помощи вставки клиньев) рукавами, иногда затканными узорами распро­странена и во Владимирской обл. и в Поволжье (т. е. районах преобла­дания владимиро-суздальской или московской колонизации). Область распространения «бесполиковой» рубахи в основном совпадает с обла­стью. распространения рубахи с прямыми поликами и по отношению к последней представляет позднюю форму; ее шили с «рукавами» из фаб­ричной ткани и носили с косоклинным сарафаном (см. ниже). Однако имелся и более старый покрой бесполиковой рубахи. На территории Нов­городской и Псковской областей Н. И. Лебедевой изучЈца рубаха со сли­тым поликом (оплечьем), кроенная «по-топорному» или «в замок»,которая является, по свидетельству населения, более древней, чем рубаха с прямыми поликами и «бесполиковая» — «новгородская». Кроят такую рубаху следующим образом: берется полотнище холста, перегибается вдоль и складывается втрое поперек. В местах сгиба де­лаются надрезы по вертикали до середины полотнища: один от кромки, другой с противоположной стороны; затем по горизонтали ткань разре­зается, причем надрезы соединяются. Клинья, срезанные с конца рукава, пришиваются снизу, к той части рукава, которая приходится подмыш­ками, рукав получается несколько скошенным. Кройка рубахи «по-топор­ному» отмечена также в отдельных местностях Калужской обл. (б. Ка­лужский уезд) и Смоленской обл. (б. Сычевский уезд.

По основе полотнищ стана пришивают полики на Украине (б. Гали­ция, Подолия, Буковина; реже — в Закарпатье, Киевщине, на левобе­режье Днепра), а также в Смоленской, Калужской и Рязанской областях. Отмечена она и в старинном костюме Верейского района Московской обл., где ее шили с узкими рукавами с клиньями, а не с пышными, как в украинских рубахах.

Как и рубаха с поликами, пришитыми по утку, рубаха с поликами, пришитыми по основе, имеет свою разновидность — «бесполиковую»

рубаху, у которой рукав слит с плечевой вставкой и пришивается вдоль основы полотнища, а верхняя часть его, вместе с передними и задними по­лотнищами рубахи, собирается вокруг шеи, образуя ворот. Эта сорочка с цельным (суцільним) рукавом характерна для Украины, особенно для карпатских горцев и населения Закарпатья; она названа проф. С. А. Токаревым (в неопубликованных работах) «карпатской». Она бытовала также в близких к Украине областях — Смоленщине и Пин­ской обл. В качестве реликта она отмечена на севере территории расселе­ния восточных славян — в б. Олонецкой губ. Каргопольская старинная ру­баха, однако, отличается формой рукава, устройством ворота и своеобраз­ными украшениями. К. Мошиньский  выделяет эту рубаху с рукавом, доходящим до ворота, в особый тип «бесполиковый — сборчатый», считая его результатом скрещения двух типов рубах — с со­бранными поликами и с гладкими поликами; однако вопрос о генезисе бес- поликовой рубахи требует еще дальнейшего изучения. «Новгородская» ру­баха и рубаха, кроенная «по-топорному», по покрою и по территории распространения связаны с рубахой с прямыми поликами, пришитыми по ут­ку, а рубаха «карпатская» — с рубахой с прямыми поликами, пришитыми по основе. Рубаха с прямыми поликами, пришитыми по основе, является как бы промежуточной формой между рубахой с прямыми поликами, при­шитыми по утку, и с косыми поликами. В то время как по покрою плечевых вставок ее следует отнести к типу рубахи с прямыми поликами, по общей конструкции она ближе к рубахе с косыми поликами. Прямой полик, пришитый к полотнищу по основе, так же как и косой полик, образует спа­

дение плечевой части рубахи, близкое к современному покрою «реглан». При этом вся рубаха становится широкой и ее собирают у ворота, а широ­кие рукава собирают у кисти. Б. А. Куфтин справедливо называет этот вид рубахи «украинским», считая его очень древним для украинцев. Распро­странение такой рубахи также в верховьях Днепра объясняется древними культурными взаимосвязями населения среднего и верхнего Поднепровья. Наличие ее в отдельных местах б. Московской и даже Олонецкой губ. указывает, вероятно, на проникновение южных групп населения на север.

2. Рубаха с косыми поликами имеет плечевые вставки трапециевид­ной формы. Полики вшиваются между двумя полотнищами или в сере­дину полотнища стана (рис. 32, У), вклиниваясь острыми углами в стан на груди и спине2. Рукав пришивается: а) к полотнищу ткани, в которое вшит полик,— рубаха со спуском; б) к прямоугольным кускам ткани (ташкам), вшитым между поликом и рукавом; в) непосредственно к по­лику.

Первый вариант, встречающийся чаще в рубахах женщин старшего поколения, видимо, является наиболее древним. Спуск — одна из харак­терных черт рубах с косыми поликами; ворот собирают, и рубаха нис­падает широкими сборками. Покрой этот типичен для костюма с поневой, в котором верхняя часть корпуса остается незакрытой. Ворот и сужива­ющиеся к кисти рукава без сбор сближают данный вид рубахи с северно­великорусской рубахой с прямыми поликами.

Область распространения рубахи с косыми поликами позволяет на­звать ее южновеликорусской. По данным XIX и начала XX в., она была известна в Брянской, Калужской, Орловской, Тульской, Тамбовской, Пензенской, Курской, Воронежской и Рязанской губерниях (на севере последней — у «русской мещеры», на юге — в Ряжском, Сапожковском, и нескольких других уездах) и у «русской мещеры» Пензенской и Са­ратовской губерний. Это свидетельствует о древних культурных связях населения этой территории. Область бытования этой рубахи в основном совпадает с областью расселения вятичей и с путями продвижения ве­ликорусов на юг в XVI—XVII вв. Наличие ее у мещеры б. Пензен­ской и Саратовской губерний, о которой известно, что она выселилась из Рязанского края в XVI в., указывает на бытование этой рубахи в то время. Это позволяет предполагать, что рубаха с косыми поликами су­ществовала там ранее, до Переселения мещеры.

С. П. Толстов связывает генезис южновеликорусской рубахи с руба­хами туникообразного покроя, распространенными у поволжских финно­язычных народов и чувашей . Однако эта рубаха, нередко имея одина­ковое с туникообразной рубахой расположение полотни, от­личается от нее наличием косых поликов, собранного ворота и узких ру­кавов с клиньями.

Рубаха с воротушкой, с кокеткой ид р.

Рубаха с воротушкой — круглой вставкой у ворота, без поликов, имела локальное распространение в XIX в. в Тверской губ.

Воротушку делали из кумача или шерстяной фабричной яркой мате­рии и обшивали браной узорчатой полосой. Пышные рукава имели проставки — продольные полосы узора, что довольно редко встре­чается в восточнославянских рубахах, но типично для одежды мордвы и других народов Поволжья и — в меньшей степени — верхневолжских ка­рел К В русских рубахах встречается лишь изредка вставка продольных кумачовых или узорных полос на рукавах; это отмечено в Новгородской области (б. Белозерском уезде) и Архангельской обл. (Поморье). Воз­можно, что в б. Тверской губ. рубаха с воротушкой явилась более позд­ней, чем рубаха с прямыми поликами и долгими узкими рукавами, кото­рую еще носили здесь старухи. Рубаха с воротушкой имелась также у группы карел Ржевского уезда той же губернии, что доказывает куль­турную общность населения этого края.

Можно выделить еще несколько типов рубах, которые появи­лись как позднейшие формы, проникшие в деревню из города в период развития капитализма.

Верхняя часть рубахи с блузкой (рус.), с гёсткой (белор.) шьется на кокетке, большей частью из покупного материала, а низ — из домоткан­ной материи. На этой рубахе отразилось влияние покроя городских пла­тьев. Такова, например, нарядная рубаха покосница конца XIX — на­чала XX в. в Ярославской губ. (Пошехонский уезд), которую надевали с поясом без сарафана в покос или на жатву. Верхнюю часть шили из кумача или сатина (преимущественно красного), низ — из тонкой полу­бумажной красной клетчатой домотканины с широким браным узором из разноцветной шерсти (рис. 32, 3).

Рубаха из двух полотнищ, сшитых на плечах и боках, представляет модификацию покроя старинных рубах в связи с употреблением покуп­ных тканей 2. В начале XX в. в южновеликорусских областях ее носили с прямым сарафаном, юбкой.

Рубаха без рукавов в этнографической литературе получила название западнославянской, или западноевропейской. В России стала распростра­няться главным образом в деревнях во второй половине XIX в. под влия­нием города и служила только бельем. В чисто сельские поселения этот тип рубахи проникал из фабричных, пригородных и промысловых сел вместе с новыми формами одежды городского типа из покупной ткани, все более распространявшимися в деревне в период развития капита­лизма.

Наиболее широко рубаха без рукавов вошла в быт уже в после­революционный период, в связи с массовым переходом крестьян к новым видам одежды и распространением привычки носиггь белье.

Значительное разнообразие рубахам одного и того же покроя придает ряд деталей.

Расположение полотнищ

Великорусские рубахи чаще шьют из четырех полотнищ (точь). Для рубах Калужской и Брянской областей характерно расположение полот­нищ, аналогичное расположению их в мордовском нанге и покае: швы приходятся спереди и сзади (в центре) и по бокам (см. рис. 30, 1). Это встречается также в рубахах Тульской и Рязанской областей, однако в последней наблюдается большое разнообразие (нередко асимметричное расположение). В Тульской, Смоленской и Владимирской областях, а также у части украинцев и белорусов встречается расположение полот­нищ, аналогичное расположению их в русской мужской рубахе. Белорусские, а иногда и украинские сорочки шьются, кроме того, из трех полотнищ, расположенных несимметрично при этом женские белорусские рубахи отличаются от мужских только большей длиной.

Ворот

По устройству ворота можно выделить несколько групп рубах:

1. Рубахи без воротника, имеющие лишь прорез для головы. Твднь гладко облегает шею, как в старинных туникообразных рубахах, или же собирается на нитке вокруг ворота (нитка завязы­вается как в украинской рубахе;

2. Рубахи с воротом, собранным в сборку, имеют низенький воротник в виде узкой полоски ткани, иногда вышитой или затканной. Наиболее распространены у великорусов и украинцев: остёбка, остёбенье, ажерё- лок (рус.); вобшивка, обшивка (укр.) Застегивается такой ворот обычно на медную или стеклянную пуговицу и нитяную пет­лю; иногда же стягивается лентами, продернутыми в две петли.

3. Рубахи со стоячим воротником встречаются редко (см. описанные выше рубахи донских казачек.

4. Рубахи с отложным воротником типичны для Белоруссии (каупер­ные) встречаются и на Украине, преимущественно в се­верных ее областях. Воротник стягивается при помощи завязок (стужки, похистки), продетых в петли. У великорусов рубаха с отложным ворот­ником называлась польской, в отличие от рубахи без отложного ворот­ника (русской); встречалась лишь местами, главным образом в одежде бывшего однодворческого населения южновеликорусских областей (где их носили с шерстяной полосатой юбкой, с прямым сарафаном), а также в Сибири.

Рукава

По покрою рукавов восточнославянские рубахи можно подразделить на ряд групп:

1. Рубаха с прямыми рукавами, с ластовицами или без них (рис. 30,1).

2. Рубаха со скошенными рукавами, суживающимися к кисти, без сбор и с клиньями (иногда без ластовиц) это старинный тип рукава великорусов: он обычен для рубах с прямыми поликами, а ча­стично встречается в рубахах без поликов.

3. Рубаха с пышными рукавами наиболее характерна для Украины, где такой покрой рукавов, видимо, является старым; имеется он и у бе­лорусов, но там преимущественно с обшлагом, что представляет сравни­тельно новое явление. У великорусов пышный рукав, собранный в сборку, более характерен для «новгородской» рубахи и отмечается в качестве более поздней формы по сравнению с рукавом с клиньями. Узкая обшив­ка собранного у кисти рукава у великорусов называется запястье, подру кавник, зарукавник если имеется обшлаг, то — шлаг, шагол, манжета.

У белорусов и украинцев чаще применяется широкая обшивка рукава, составляющая обшлаг: чохла (укр.), каунёрцы, карнёрики (белор.). Иногда рукава вместо обшлага собирают оборкой — моршдты, моршетцы, грыбатки, брыжжи. Они известны всем восточнославянским народам, но не получили у них широкого распространения. В Воронежской обл. такие запястья из оборки — наручники, брызжи шили отдельно и наде­вали на рукава рубахи. Они состояли из полосы ткани, украшенной позу­ментом, лентами, иногда бисером, собранной у одного края на обшивке, и укреплялись у кисти руки при помощи завязок или пуговиц и петли.

Рукава с клиньями, без сбор, в старинных рубахах (первая полови­на— середина XIX в.) нередко шили длиннее рук. Они собирались на руке горизонтальными сборками или же имели специальные прорезы  для продевания кисти руки; остальная часть рукава свободно свисала. Рубахи-долгорукавки в XIX в. зафиксированы в Рязанской, Тульской, (Калужской, Московской, Тверской, Нижегородской, Архангель­ской губерниях. Таїюие рукава известны и у ряда народов, находившихся в тесных взаимоотношениях с русскими (например, у карел, эстонцев- сету и др.). В древней Руси эта мода была распространена довольно широко; в XV—XVII вв. длинные рукава известны в народной одежде, а также и в боярской. Рубаха с длинными рукавами изображена на ми­ниатюрах того времени (Долгорукавки, сохранившиеся до конца XIX в., служили главным об­разом праздничной и свадебной одеждой; однако из данных архива Географического общества середины XIX в. видно, что долгорукавки из белого холста с длинными рукавами, с «прорехами под пазухой» употреб­лялись и дома при работе; для этого рука вынималась из рукава, проде­валась в прореху, а рукав «по окончании дела и очищения руки снова надевался».

Откидными и фальшивыми рукавами, кроме рубах, снабжались и са­рафаны. В старину, как пишет Н. И. Костомаров, длинные рукава заме­няли бедному люду перчатки или рукавицы.

Способ ношения

Общим для всех восточных славян являлся способ подпоясывания женской рубахи. Характерно для них ношение рубахи с напуском, осо­бенно русскими и украинками. У южных великорусок длина рубахи не­редко доходила до 1,70—1,80 м; носили ее с пазухой — с большим на­пуском, выдернутым из-за пояса или поневы и спускавшимся ниже талии, причем подол рубахи поднимался до колен. Пазуха служила своеобраз­ным мешком для ношения каких-либо предметов.

Украшения рубахи

Характерные украшения женской восточнославянской рубахи — вы­шивка, тканый узор. Вставки кумача в виде поликов, ластовиц, нашивок на груди и вороте особенно характерны для рубах великорусов.

В восточнославянской народной верхней одежде откидные рукава сравнительно редко применялись (можно назвать украинский жупан и кунтыш, которые, однако, не имели широкого распространения в крестьянской среде. В средневековой боярской, а также в польской шляхетской одежде откидные рукава были довольно распространен­ным явлением, воспринятым, видимо, с Востока (на Кавказе, в Передней Азии верхняя одежда с откидными рукавами была в большом употреблении). Однако родиной одежды такого типа надо считать Восточную Европу. Древнейшее известное нам изображение одежды с подобными рукавами имеется на пластинке от головного убора, найденной в скифском кургане (III—II вв. до н. э.).

В рубахах южно- и частью средневеликорусских областей вышивки со­четаются с узорным тканьем и нашивкой полос разнообразных тканей, лент, шнура, иногда блесток, пуговиц, позумента. Для украинских и .се­верновеликорусских рубах типична вышивка, а для белорусских — тка­ные и вышитые узоры. Украшения чаще всего располагаются на плечевой части рукава рубахи, у ворота и на груди, на обшивке рукава, а также по подолу.

Русское население Севера часто украшало нижнюю часть рубах, ко­торые надевали на покос и жатву, почти полностью заполняя ее вышив­кой, а иногда тяжелым разноцветным браным узором; края таких рубах обшивали морхами из разноцветного гаруса. У бело­русов были подбйранные сорочки, т. е. затканные до колен красными нитками.

Ластовка, ластовица из квадратного куска белой холщевой ткани на старинных рубахах северновеликорусов иногда имела узор, вышитый красной бумагой. Однако чаще ластовицу делали из другой ткани, глав­ным образом из кумача, который, как неоднократно отмечалось исследо­вателями, часто заменял в одежде вышивку. Ластовицы из другой ткани, более темной, чем рубаха, известны еще в XVII в.

Орнамент восточнославянской женской рубахи разнообразен и мо­жет быть подразделен на несколько групп:

1. Общие для восточных славян геометрические узоры, в которых преобладают мотивы ромба, розетки, восьмиконечной звезды, а также сильно геометризованной человеческой фигурки  или растения. Эти узоры восходят к глубокой древности

2. Изобразительные узоры — мотив дерева с конями или птицами по сторонам; или с женской фигурой в центре и со всадниками по бокам и т. д. В своей основе многие из этих мотивов восходят к языческому времени и в значительной степени являются общевосточнославянскими. Наиболее яркое отражение они нашли в орнаменте рубах северных великорусов. Так, вышивка на подоле и рукавах каргопольской рубахи  изображает сложные композиции с фигурами людей, животных и птиц.

3. Преимущественно растительные мотивы, выполненные в криволиней­ных очертаниях, в отличие от прямолинейно-геометрического стиля пер­вых двух групп. Этот тип орнамента получил развитие также в конце XVI— начале XVII в. в других видах русского народного искусства — на­бойка, золотошвейные работы, резьба по дереву, чеканка и чернение узо­ров. В вышивках женских рубах он распространен у украинцев, места­ми — у великорусов и менее всего — у белорусов.

Узоры на восточнославянских рубахах, как правило, сочетаются с просветами холщевого фона. Лишь в Закарпатской обл. встречается плотная, как бы ковровая вышивка, украшающая рукава женских ру­бах; она есть также и в Архангельской области, где сплошной тканый и вышитый узор украшает подолы женских рубах.

Общими для всех восточных славян являются приемы вышивки — на­бор, брань (рус.), низь (укр.), напоминающие тканую браную технику (с характерным негативным отражением узора на изнанке); строчка,

Для вышивки употреблялись преимущественно бумажные, льняные нити и шерсть (гарус, шлёнка), реже шелк и бисер, а на Севере для особенно нарядных праздничных одежд — золотая и серебряная пря­деная нить.

В узорах женских рубах преобладает красный цвет, особенно в вели­корусских и белорусских; местами, однако, он сочетается с черным, синим, а в средней и частью южной полосе нашей страны также с желтым и зе­леным, при преобладании красного цвета. Черный и красный цвета гос­подствуют в вышивке восточных и некоторых западных областей Украи­ны; многоцветные вышивки распространены в Закарпатской, Станислав­ской, Черновицкой, Подольской и некоторых других западных областях Украины. На Полтавщине и Черниговщине было распространено укра­шение рукавов женских рубах белой гладевой вышивкой.

Композиция и распределение узоров на восточносла­вянских рубахах имеет свои особенности. Характерно поперечное распо­ложение узора на плечах. В наиболее нарядных праздничных рубахах молодых женщин весь или почти весь рукав по­крыт узором. Иногда вся рубаха шилась из узорчатой ткани Расположение орнамента на рукавах в виде продольных полос, типичное для народов Поволжья, о чем упоминалось выше для во­сточных славян в целом не характерно, хотя и известно местами,— на­пример, у северных великорусов в Белорусии и на Украине — в Подолии и на Волыни. Узор в виде прямо­угольника или медальона с мотивом розетки, расположенный не на плече, а на верхней части рукава, характерен для женских рубах Закарпатья. Нередко швы, соединяющие полотнища с рукавами рубйхи,

Можно указать на единичный факт, когда в Смоленщине (б. Сычевский уезд) старухи-старообрядки вышивали свои «смертные» рубахи человеческим волосом.

Украшения женской рубахи, имея эстетическое значение, в то же время подчеркивали возраст женщины, ее семейное и социаль­ное положение. Наиболее украша­лись рубахи молодых замужних женщин; с переходом женщины в другую возрастную группу коли­чество украшений на рубахе уменьшалось. Рубахи старух дела­лись преимущественно белыми и почти без украшений. Обилие ку­мача составляло характерную чер­ту рубах молодых женщин. Так, например, в б. Коротоякском уезде Воронежской губ. отличительной чертой рубахи молодых женщин были кумачевые пёльки — встав­ки на груди. Эта рубаха имела ко­сые полики, но ее переднее полот­нище было составным; верхнюю — нагрудную — часть надшивали ку­мачом. «В прежнее время выра­жение — «перестала красные пель­ки носить» означало — «состари­лась»

Рубахи также различались — у богатых и бедных крестьянок — по тонкости домотканины и ценности покупного материала, по богатст­ву и качеству украшений и т. п. Особенно велико было различие в степени обеспеченности рубахами их владелиц. Богатые невесты заготовляли в приданое несколько десятков рубах, что не всегда могли сделать бедпячки, нередко вынужденные при­менять свое мастерство (в тканье, вышивке) не для себя, а для более богатых односельчанок.