Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Основные части мужской одежды и головные уборы восточных славян
Этнография - Восточнославянская этнография

Основные части мужской одежды и головные уборы восточных славян

Рубаха

Древнейшие данные о восточнославянской мужской рубахе довольно скудны. Термины руб, срачица, упоминаемые в летописи, являются обще­славянскими. Древнейшие письменные и археологические источники по­зволяют заключить, что рубаха составляла важнейшую часть славянской мужской одежды. Сообщения Прокопия (VI в.), а позднее Ибн-Фадлана

(X в.) о том, что славяне ходили в одних штанах, прикрывая верхнюю часть тела лишь плащом, не противоречат вышесказанному; указанная в этих сообщениях одежда, видимо, была одеянием воинов, а не обычным повседневным костюмом. Л. Нидерле полагает, что в древности славяне носили длинные рубахи (рубища) из грубой ткани, подобные тем, в кото­рые одеты варвары, изображенные на Граяновой колонне, но к концу I тысячелетия н. э. у славян уже имелась более легкая и короткая одеж­да— срачица Сравнительно короткие рубахи изображены на резном диптихе из слоновой кости (IV в. н. э.), где воспроизведены фигуры ино­земцев, приносящих дары императору Констанцию. Вполне веро­ятно, что здесь изображены славяне или их предки: физический облик

Тип этой одежды резко отличается от древней одежды скифов-кочев- ников. На вазах из Чертомлыцкого и Куль-обского курганов (V—IV вв. до н. э.) мужчины-скифы изображены в коротких запахивающихся и под­поясанных куртках, являвшихся у них нательной и одновременно верхней одеждой. Судя по славянским памятникам I тысячелетия н. э., мужская рубаха была глухой, а не распашной. Это — рубаха на бронзовой фигур­ке из Полтавщины (рис. 10, 1), на литой фигурке из серебра из Киевщины (рис. 10, 2) К В подобную одежду одеты скоморохи на фре­сках Киевского Софийского собора XI в., смерд на миниатюре Псковско­го Устава XI—XII вв. (рис. 11). Здесь изображена одежда трудового на­рода, а не княжеская. В Псковском Уставе показан отдыхающий смерд — «делатель», в сравнительно длинной, доходящей до колен рубахе; на фре­сках Киевского Софийского собора и более поздних миниатюрах (XIV- XV вв.) изображаются-более короткие рубахи.

Вместе с тем традиция ношения длинных мужских рубах долго суще­ствовала в народе. Обычай, согласно которому юноши не носили портов до женитьбы и ходили в одних длинных, спускающихся ниже колен, под­поясанных рубахах, отмечался у восточнославянских народов в некото­рых местностях еще в XIX в. На новгородской иконе 1478 г. среди моля­щихся новгородцев- изображены юноши в одних длинных белых рубахах, перехваченных поясом с кисточками. Гравюры Адама Олеария, выпол­ненные в XVII в., изображают московских крестьян в длинных подпоясан­ных рубахах, под которыми штаны скрыты почти полностью, а юноша изображен просто в одной рубахе. Древняя восточнославянская рубаха имела туникообразный покрой, прямые рукава (иногда очень длинные, спускающиеся ниже кисти) и прямой разрез ворота. Дошедшие до нас из глубокой древности изобра­жения позволяют считать, что рубаху делали обычно с прямым разрезом, т. е. посередине груди. Такова рубаха на упомянутых выше серебряной литой фигурке VI в., на бронзовой мужской фигурке и на рисунке киевского браслета XII в. Наличие вышивки спереди подчеркивает место разреза. Ни фрески Киевского Софийского собора, ни миниатюры Кенигсбергской летописи (XV в.), ни изображения одежд в заглавных буквах рукописей XIV—XVI вв. не дают сведений о наличии бокового разреза ворота в древнерусской рубахе. В известной рукописи псковского происхождения) смерд изображен, по мнению А. В. Арциховского, в косоворотке, и на основании этого он полагает, что косоворотка являлась в то время общерусской одеждой *. Однако, если действительно в псковской миниатюре изображе­на косоворотка (что, впрочем, очень спорно), то для того времени она не была общерусской одеждой. Этнографические данные свидетельству­ют, что у большинства белорусов и украинцев этот тип рубахи появился лишь под сравнительно поздним русским влиянием. У самих великорусое долго бытовал старый тип общей для восточных славян рубахи с прямым разрезом ворота, без воротника — голошейки.

К этому же типу относятся рубахи XVII в., хранящиеся в Государст­венном Историческом музее, рубаха Д. И. Пожарского  и руба­хи, изображенные на гравюрах того времени. Косоворотка, составляющая характерную черту великорусской мужской национальной одежды, распространилась, как считает Д. К- Зеленин, не ранее XV в. Местами еще в XIX в. косоворотка была лишь праздничной и «модной» одеждой, бытовавшей наряду с рубахой с прямым разрезом. Предполо­жение некоторых авторов о восточном, в частности татарском, происхожде­нии косоворотки не имеет никаких оснований, так как ни для татар, ни для других близких к ним народов не характерны рубахи с боковым или, как принято говорить, косым разрезом, что отмечает и Н. И. Воробьев, говоря, что косоворотку татары называли «русской рубахой» Для мно­гих в прошлом кочевых народов Восточной Европы, Северной и Сред­ней Азии была более типична не рубаха, а распашная одежда. У оседлых земледельческих народов Средней Азии, например таджиков, известна была рубаха архаической формы — с горизонтальным разрезом для го­ловы (грудной разрез, преимущественно прямой, у них явление сравни­тельно позднее). Рубаха с косым разрезом ворота отмечена у персов, и индусов, но разрез помещается не на левой стороне груди, как у русских, а на правой 3. На территории Восточной Европы такой тип рубахи встре­чается у мари, удмуртов, коми-пермяков; у русских он — редкое явление и если встречается, то преимущественно в областях Урало-Поволжья и частью в Сибири. Таким образом, можно считать, что косоворотка с разрезом на левой стороне специфична для великорусов. Распространение косоворотки, видимо, шло параллельно с распростране­нием двубортной верхней одежды с застежкой на левой стороне.

Термины, обозначающие рубаху,— общеславянские: рубаха, сорочка, исподка — у великорусов, сорочка, кошуля — у украинцев и белорусов. Термин кошуля имеется и у северных великорусов (Архангельская и Во­логодская области), но применяется для обозначения не рубахи, а зимней меховой одежды, крытой тканью. У сербов и хорватов рубаха также на­зывается кошууьа, у чехов — rubas, kosila, у поляков — koszula.

Пользуясь этнографическими данными XVIII—XX вв., можно выде­лить четыре основных типа мужской восточнославянской рубахи: 1) туни­кообразная, 2) с прямыми поликами, 3) с узкими нашивками на плечах, 4) на кокетке.

Туникообразная рубаха

«Туникообразным» ее покрой назван Б. А. Куфтиным по сходству с покроем позднеантичной туники. Мошиньский  называет этот покрой — «пончо», так как в основе его лежит перегнутое полотнище ткани с выре­зом для головы, как у примитивного плаща «пончо».

Туникообразные рубахи можно подразделить на рубахи с бочками и без бочков. Рубаху с бочками шьют из полотнища льняной или ко­нопляной, преимущественно некрашеной, ткани, перегнутого по утку (на месте сгиба прорезается ворот); к центральному или среднему полотнищу пришиваются прямые полотнища (образующие бочка) и рукава прямого покроя.

Туникообразная мужская рубаха с бочками имеет несколько вариан­тов.

1. С прямыми цельными бочками; была наиболее распространена у великорусов, но известна и украинцам, а также встречается у белорусов.

2. С бочками, кроенными по-топорному или в замок, имела в прошлом локальное распространение в Псковской и Новгород­ской областях '. Способ такого кроя известен там и для женских рубах.

3. Со скошенными боковыми полотнищами, часто из пестряди, ситца, кумача; распространилась у великорусов как более поздно

4. С боковыми клиньями, вставленными с каждой стороны сзади меж­ду средним и боковыми полотнищами; при этом прямые бочка, расширен­ные вставкой клиньев, пришиваются в сборку; известна была в начале XX в. у кержаков — русского старообрядческого населения Алтая, в бас­сейне р. Бухтармы.

5. Колошкой — у белорусов (отмечена Н. И. Лебедевой на Мозыр- щине). Особенность ее покроя состоит в том, что боковые полотнища пере­гибаются на плечах так же, как и центральное. Она имеет прямые рукава и прямой разрез ворота, без ковнера — воротника.

6. Туникообразная рубаха без бочков из одного перегнутого широкого полотнища. У украинцев ее шьют с прямым разрезом ворота и стоячим воротником, а рукава нередко снабжают обшлагами у русских и бело­русов ее шьют косоворотко. Пошивка рубахи без бочков стала возможной при употреблении ткани преимущественно фабричного или кустарного производства, в то время как рубаху с бочками шили из узкого крестьянского холста. Обычная ширина холста у русских — 38— 39 см; у украинцев и белорусов изготовляли холст шириной 47—49 см, а иногда и более. В связи с этим у украинцев встречаются рубахи, сшитые из одного широкого полотнища домотканного холста, перегнутого вдвое, без пришивки бочков; у белорусов туникообразная рубаха вообще редко встречается.

7. Короткие сорочки населения Закарпатья шились также из одного перегнутого полотнища холста, но имели особенный покрой ши­роких коротких рукавов, пришитых у плеча в сборку. Такая рубаха не до­стигала даже широкого кожаного пояса и гачей (штанов), с которыми ее носили, и из-под рубахи виднелось тело. Эта рубаха (как и широкие хол- щевые гачи) напоминает соответствующие части народного венгерского костюм.

Рубахи туникообразного покроя бывают с прямым или косым разрезом ворота; голошейка (без воротника) или со стоячим во­ротничком. Разрез ворота называют пазухой, прорехой. Голошейку, с прямым разрезом ворота, общую для всех восточных сла­вян, надо, повидимому, считать наиболее древней. Стоячий воротник — ошейник (преимущественно у великорусов, частично у украинцев и бело­русов) или отложной воротник — ковнер, ковнір (у белорусов и украин­цев) появился, повидимому, в более позднее время.

В мужских рубахах XVI—XVII вв. воротник назывался ожерельем, сорочкой; обычно он украшался и пристегивался.

По покр ою рукавов рубахи бывают: с прямыми рукавами без сбор и с рукавами, пришитыми в сборку у плеча, а иногда собранными у обшлага, что встречается гораздо реже. Более древний тип рубахи — с прямыми рукавами, без сбор у плеча и у кисти — до на­стоящего времени остается характерным для украинцев и великорусов. Рукава могут быть с ластовицами — прямоугольными вставками подмыш­ками, чаще из другой ткани, главным образом из кумача, и без них. Характерной особенностью мужской рубахи являет­ся подшивка в верхней ее части подкладки из холста, называемой подо­плекой, которая спускается спереди и сзади чаще всего треугольным вы­ступом.

Туникообразный покрой восточнославянской мужской рубахи наибо­лее древний из известных нам и вместе с тем наиболее распространенный покрой и до настоящего времени. Он редко встречается в женской восточно­славянской рубахе, но является общим с покроем женской великорусской плечевой одежды типа навершника, шушпана. Этот покрой мужской ру­бахи с косым разрезом ворота документально зафиксирован в XVIII в. Автор, описывая одежду русских, говорит, что рубахи у них имеют «бо­ковую пазуху». У великорусов этот покрой (косоворотка) в XIX — начале XX в. господствовал. На Украине туникообразная рубаха была распространена в наиболее древней форме — с прямым разрезом ворота (Полтавская и другие области Левобережной Украины, Киевская, Херсонская, Подольская, Черниговская, Закарпатская области и др.).

В Полтавской области такие рубахи (без уставок) назывались чумацки­ми, а на Днепропетровщине — лоцманьскими. Она была также отмечена местами и в Белоруссии. Б. С. Познанский  и Ф. К. Волков  ошибочно, по нашему мнению, считали этот тип рубахи восточным или татарским; они полагали, что он был занесен кочевыми тюркоязычными племенами и воспринят днепровским казачеством так же, как и способ ношения ее — забирание в широкие очкурные штаны. Но хотя способ ношения рубахи и представляет традицию степных кочевых племен, покрой ее является характерным для всех восточных славян, у которых он был известен еще в глубокой древности.

Рубаха с прямыми поликами.

Рубаха с прямыми поликами имеет вставки на плечах (полики) из прямоугольных кусков ткани. Полотнища в такой рубахе чаще распола­гаются несимметрично, обычно их не четыре или два, как в рубахе пер­вого типа, а три. Вокруг ворота (с прямым разрезом) ткань собирается в мелкую сборку, пришивается воротник, чаще всего отложной, значительно реже — невысокий стоячий.

Рукава шьются с ластовицами или без них; они чаще всего собираются у кисти и имеют обшлага (чохли — укр., каунерцы — белор.), а иногда собираются у плеча. Рубаха этого покроя наиболее ха­рактерна для белорусов. Называется она кывняровка (от названия ворот­ника каунер), или кошуляу в то время как туникообразная рубаха назы­вается сорочкой. Последняя является более старой в Турово-Мозырском крае и других восточных областях Белоруссии, чем рубаха с поликами. Мужская рубаха с поликами известна на севере Украины. Покрой этой рубахи также следует считать общевосточнославянским. Хотя в мужских рубахах у великорусов он, как правило, не встречается и отмечен лишь в пограничных с Украиной районах, например в Воронежской обл., но в женских рубахах он широко известен и у них. Волков считает именно этот тип рубахи (з уставками) наиболее древним обще­славянским. Однако приведенные выше данные указывают на большую древность туникообразной рубахи. Н. И. Лебедева справедливо считает, что рубаха с прямыми поликами для украинцев и белорусов «по отноше­нию к замене их ...рубахой «косовороткой» великорусского образца... яв­ляется старой формой,— но наличие ее не исключает возможности более древних слоев. Некоторые группы украинцев и в старое время не знают рубах с поликами» 3. Мужская рубаха с поликами, пришитыми по утку, с собранным воротом и отложным воротником — общий элемент одежды восточных и западных славян; она известна, например, у поляков и чехов.

Особую разновидность представляют старинные мужские рубахи на­селения горных районов Украины (лемки): разрез и застежка на них де­лались или сбоку на груди или же на спине; вокруг ворота — сборки, воротника нет. Фотография мужчины-лемка в такой рубахе помещена в работе Ф. К. Волкова  но описания покроя рубахи в ней не да­но. В. Белецкая относит эту рубаху к типу «з уставками» и сборами.

Во всяком случае это не туникообразная рубаха, которая обычно гладко облегает грудь. Наличие сборок приближает ее к типу рубах «з устав­ками».

Сорочка с нашивками на плечах

Особый тип представляет мужская сорочка с нашивками на плечах в виде узких полос, напоминающих погоны. По Н. Я. Никифоровскому, та­кие сорочки с нашивками (наплеччи) носили на Витебщине1. Известны они и у украинцев. По данным В. Белецкой, такая сорочка называется стрілкова и полоски прикрывают плечевые швы рубахи 2; ма­териалы же ГМЭ свидетельствуют, что эти полоски иногда нашивались на плечах тогда, когда шва и не было. Практическая роль нашивок несколь­ко иная, чем роль поликов (расширявших плечевую часть рубахи); пови­димому, они служили для укрепления шва на плечах и предохранения ткани в этих местах от быстрого протирания. Рубаха-этого типа имела очень ограниченное распространение у восточных славян, встречалась у украинцев и белорусов; более характерна она для поляков и народов Прибалтики (латышей, эстонцев, литовцев). Так, например, по материа­лам Этнографического музея Академии наук Литовской ССР (в г. Виль­нюсе), собранным в конце XIX — начале XX в., видно, что покрой этот широко применялся в восточнолитовском народном костюме не только для мужских, но и для женских рубах.

Рубаха на кокетке

Рубаха на кокетке—поздняя форма; она распространяется в деревне во второй половине XIX в. под влиянием города. К кокетке пришивались в сборку полотнища и пышные рукава, также собранные в сборку у плеча и у обшлагов. Косой ворот снабжался небольшим стоячим воротником. Шили такую рубаху главным образом из покупной, часто шер­стяной, фабричной материи яркой расцветки — розового, малинового, ало­го и других цветов, и нередко украшали вышивкой, выполнявшейся разно­цветной бумагой или шерстью по канве. Такая рубаха большей частью служила праздничной одеждой, преимущественно молодых мужчин, и известна была у великорусов центральных областей, а также в Сибири.

Застежка и украшения рубахи

Русская рубаха обычно имела застежку в виде пуговицы (медной, оловянной или стеклянной) и нитяной петли. Более старым способом застежки нужно считать скрепление ворота при помощи завя­зок, который в великорусской мужской рубахе в XIX — начале XX в. при­менялся сравнительно редко. Для украинских и белорусских рубах типичны две прометанные у ворота петли, которые стяги­ваются тесьмой, полоской ткани или лентой, называющейся стрічка, застіжка, жичка, гарасівка (укр.); остужка, похйстка (белор.). В запад­ных областях Украины и у белорусов для скрепления этих петель упо­требляются также металлические запонки — шпонки, шпоньки. У гуцулов по обе стороны разреза рубахи пришиваются иногда два ряда пуговиц и переплетаются шнурком крест-накрест, подобно шнуровке на ботинках.

Рубаху у всех восточнославянских народов шили преимущественно из некрашеного холста, и еСли она предназначалась для ношения в будни на работу, то ничем не украшали. Свадебные и погребальные рубахи ши­ли преимущественно из белого материала и часто без всякой лишвы, т. е. украшений. Однако, по многим другим сведениям, свадебные рубахи де­лали особенно нарядными и богато украшали. Эти данные не противоре­чат друг другу,— известно, что свадьба (особенно великорусская) как бы распадается на две части: печальную и веселую. В первой части жених и невеста одеваются «по-печальному» — в «беленькое» и в «черненькое» и лишь по приезде от венца переодеваются в нарядное платье (такой обы­чай записан нами, например, в Калининской обл., существовал он и в других местах,

Наиболее украшали праздничные рубахи молодых мужчин. Характер­ное украшение белорусской рубахи составляли полосы узора, вытканного красной бумагой, окаймляющие подол, иногда рукава, воротник. Были также рубахи, вышитые бумагой, а иногда и шелком — об этом упоми­нается в народной песне:

На дружку кошуля Черным шовком шита.

Мужские сорочки населения центральных и восточных областей Укра­ины украшались вышивкой черной и красной бумагой, выполненной техни­кой низь, крестом или гладью на груди (манишка или пазушник), вороте и рукавах; был распространен геометрический орнамент и более поздний— растительный. Местами преобладала вышивка белой ниткой, выполненная техникой мережки.

Сорочки украинцев западных областей, в частности гуцулов, имеют полихромную вышивку, преимущественно — в виде прямоугольника; узо­ры — геометрические, а с конца XIX — начала XX в. также цветочные, причем все больше входят в употребление бисер и цветные бумажные нит­ки'2. У украинцев вышитая манишка (пазушник) связана преимущест­венно с прямым разрезом ворота (лишь в северной части Украины и у части белорусов южных областей Белоруссии — с косым). Традиция вышивания нагрудной части рубахи у украинцев и белорусов, видимо, очень древняя: она отражена в славянских археологических на­ходках IV, VI вв. У великорусов вышитая маниш­ка обычна на косоворотке, преимущественно из фабричной ткани.

Русская холщевая рубаха украшалась красными ткаными полосами или вышивкой по подолу и рукавам, реже — по вороту и разрезу, кото­рые обычно обшивались шнурком. В праздничных старинных рубахах не­большой стоячий воротник нередко украшался бисером, нашивкой пуго­виц, а иногда блестками, позументом (последнее характерно только для великорусов, как и вставки из кумача). На косоворотках из фабричной ткани ворот и стоячий воротник, рукава, а иногда и подол вышивали бу­магой крестиком по канве. В старинных рубахах вышивкой окаймлялись края подоплеки. Так вышита русская рубаха XVII в. (см. рис. 13) и рус­ская рубаха с южного Алтая. По богатству украшений, как можно видеть, мужская праздничная рубаха иногда не уступала женской. Рубаха с южного Алтая украшена вставками полос кумача, богатой вышивкой, а рукава ее отделаны кружевом.

Рубахи шили также из крашеного или узорчатого холста — набойча­тые и пестрядинные. В конце XIX - начале XX в. их носили преимуще­ственно на работе.

Косоворотка из фабричной ткани — ситца, сатина, кумача — была модной в городе в XIX в., в частности среди рабочих. Отсюда она и про­никала в деревню, постепенно вытесняя холщевую рубаху. Большая шири­на фабричной ткани, чем домотканины, вызвала изменение традиционного расположения полотнищ.

Способ ношения

Особый интерес представляет вопрос о способе ношения рубахи. Но­шение рубахи навыпуск, поверх штанов, и перехватывание ее поясом- характерно для великору­сов, белорусов и части украинцев (на севере и за­паде Украины. Такой способ ношения ру­бахи существовал и в древ­ней Руси (см. памятники

IV и VI вв. на рис. 9 и 10 и более древние изобра­жения на Траяновой ко­лонне, упомянутые выше). Способ этот связан с но­шением нешироких штанов.

Рубаху носили также заправленной в штаны, обычно широкие. Этот спо­соб известен в основном у населения Левобережной Украины и в б. Киевской, Херсонской, отчасти По­дольской и Волынской гу­берниях. Ф. К- Волков называет его «восточным» и считает бо­лее новым по сравнению с первым, названным им «общеславянским». Одна­ко «новым» этот способ можно назвать лишь отно­сительно, так как ношение широких штанов отмечено еще древними араб­скими авторами. Известен он был среди украинского казачества, а такжі’ крестьянского населения в XVIII в. На территории Киевщины этот способ ношения рубахи зафиксирован археологическими памятника­ми VI и XII вв.

Штаны

Штаны, как одна из основных частей мужской одежды, характерны для восточных славян с глубокой древности. У великорусов и белору­сов штаны называются также порты, портки у украинцев — портянйці, гачі, гаті, сподні, ногавиці, холдшні, гановци. Слово «порты» упоминается еще в летописях и других ранних письменных памятниках для обозначе­ния как полотна, так и мужской одежды «Гачи» и «ноговицы» — также древние общеславянские термины, у восточных славян они наиболее известны у украинцев. Название «шаровары» также давно было извест­но всем славянам (хотя и не получило широкого распространения). Как предполагает Л. Нидерле, оно заимствовано из иранских языков. Им обозначались штаны широкого покроя.

Уже в древнее время покрой штанов у славян, возможно, не был одно­родным. Ибн-Даста (около 30-х годов X в.) упоминает о широких шаро­варах у русов3. Но древнейшие памятники изобра­жают мужчин в нешироких штанах того же типа, какой известен нам у русских по этнографическим данным XIX в. Эта традиция в Восточной Европе восходит к началу I тысячелетия н. э. и к еще большей древ­ности — к скифской культуре середины I тысячелетия до н. э. В рисунках.

на скифских вазах и других предметах встречаются изображения людей в нешироких штанах, являющиеся первыми известными нам изображе­ниями одежды подобного типа. Штаны не характерны ни для древнего населения Передней Азии, ни для античного Запада, где они появились очень поздно; на Востоке же штаны — широкого покроя — совсем другого типа, чем у славян. Таким образом, неширокие штаны являются общим элементом одежды для древних славян и скифов.

«Порты» в XVIII—XIX вв. в сельском быту — неширокие штаны, сшитые из домотканной белой, а иногда синей пестрядинной или набой­чатой ткани. Порты состояли из двух так называемых колдш (рус.) или калдш (укр., белор.), образовывавших неширокий шаг. Каждая «колоша» состояла из перегнутого по основе прямого полотнища ткани; эти полот­нища соединялись вставкой — огузком или ширинкой (рус.), креслом, садкой (белор.). У великорусов порты имеют обычно две трапециевидные вставки у белорусов, кроме того,— вставки в виде ромба, вшитые углами вверх.

Близки к покрою белорусских портов западноукраинские (на террито­рии Черновицкой, Станиславской и других областей еще в XIX и начале XX в. портяницы из белого холста, но их шили с длинными штанинами, скроенными значительно длиннее ноги и собранными на ноге во множест­во мелких горизонтальных сборок.

Еще в конце XIX в. порты делали кое-где на вздержке—на шнуре или веревочке из пеньки или льна,— так называемый гашник (рус.), матуз (белор.); у украинцев чаще продевали ремень — очкур (до оч­кура).

Нижнюю часть портов убирали в сапоги или закрывали онучами до колен, или прятали в невысокие капчури — чулки (укр.). Ношение портов поверх обуви (причем нижние края их украшали вышивкой) отмечено в XIX в. в Олонецкой губ. в качестве старого обычая, исчезнувшего только в конце XIX в., и у Украинцев западных областей,— т. е. только на пери­ферии территории, населенной восточными славянами. Это обычай, види­мо, очень древний, так как на диптихе еще IV в. изображены мужчины в таких штанах.

Узкие суконные штаны без центральной соединительной вставки  больше распространены у западных и южных славян, чем у славян восточных; такие ногавиці или холошні еще носят в некоторых местностях Закарпатья и других западных областях Украины. В восточ­ной и центральной частях Украины преобладал другой тип штанов — ши­рокие шаровары; такого покроя были и казацкие штаны. В шарова­рах вставка между двумя штанинами делается большей частью прямо­угольной  и образует широкую, иногда низко спускающу­юся матню. У русских этот тип штанов встречается лишь у тех групп на­селения, которые находились в непосредственной близости с кочевыми в прошлом народами Восточной Европы, а также с народами Азии и Кав­каза, у которых этот покрой преобладает. Шаровары, например, известны у казачества Дона, Приуралья, у части населения Сибири (где они назы­ваются шановары, чембары). У русских на Алтае в XIX в. шили широкие штаны, матерчатые или замшевые, с вышивкой тамбуром «по-кыргыз­ски»; у уральских казаков — из холста или шелка.

Гачи из белого холста, имевшие локальное распростране­ние в Закарпатье, отличаются шириною штанин; прямые штанины соби­раются у пояса на ремне или шнуре, спускаясь крупными вертикальными

сборками, и очень напоминают юбку. Штанины в верхней части сши: ваются непосредственно одна с другой и лишь внизу дополняются не­большой прямоугольной вставкой, перегнутой по диагонали.

Гати и сорочка с широкими собранными у плеча рукавами характерны и для некоторых групп словаков, румын, особенно — венгров.

Порты на гашнике в середине XIX в. чаще надевали при работе или их носили старики; постепенно порты превращались в бельевую часть одежды. Их стали заменять штанами с пришитым поясом: до паска (укр.); майтки, или ковнеровые,— в отличие от бесковнеровых (бе­лор.), с застежкой из пуговицы и петли, прорезанной в ткани (рис. 21, 3); по бокам часто вшивали карманы. Для лета штаны с пришивным поясом делали из холста и бумажной материи, а для зимы — из шерстяной и полушерстяной домотканной и покупной материи. Их носили поверх соб­ственно портов из холста.

Безрукавки

Поверх рубахи нередко носили безрукавку. Овчинные безру­кавки, глухие, а большей частью распашные, распространенные у украинцев горных областей, повидимому, имеют очень древнее происхождение. Древность подобной одежды подтверждается наличием у пастухов киптарей, сделанных из цельной шкуры одной овцы и не сши­тых, что является большим архаизмом. Называли такие безрукавки у украинцев бунда, камізоля, киптар, к'штарь, кептарь, кожушок.

Бунда — безрукавка из овчин, доходящая только до пояса глухая одежда, надеваемая через голову, сшитая на одном левом боку, а с пра­вого завязываемая ремешком — одна из простейших форм одежды у во­сточных славян. Ее носили и женщины и мужчины в Черновицкой и дру­гих западных областях Украины. Близка к бунде меховая камізоля за­карпатских украинцев (рис. 22, 1). Украинский киптарь, сшитый из овчи­ны, мехом внутрь, делали распашным.

В XIX в. киптари изготовлялись мастерами-ремесленниками. Их шили со стоячим воротником — ковниром и украшали в большей или меньшей степени, в зависимости от зажиточности заказчика, аппликацией из сафьяна, металлическими капелями, иногда вышивкой, кисточками и пом­понами из шерсти (китйці); сзади от 'воротника спускался дармовіс — шнурок с нанизанными на него наперстками с провернутым в донышке отверстием и кожаной кисточкой на конце и т. п.

В условиях горного климата (ветры и резкие перемены температуры) киптарь — удобная одежда и летом и зимой. Развитие скотоводства у на­селения Карпат обусловило там широкое распространение этой одежды из овечьих шкур. Известен он также и у горного скотоводческого населения Румынии, Венгрии, Югославии.

У других групп крестьянского населения (украинцев и белорусов) без­рукавка чаще шилась из ткани.

У белорусов в XIX в. довольно широко была распространена жи­летка — кымызелька из холщевого или шерстяного домотканного мате­риала. Застежка, состояла из металлических блестящих (солдатских) пу­говиц, которые служили также и украшением.

Жилетка из фабричной ткани, носимая поверх ситцевой или холщевой рубахи, довольно широко вошла в быт деревни, вытеснив бытовавшие местами безрукавки более старого типа.

Суконные брюки с жилетом и сюртуком или пиджаком («тройка») являлись костюмом рабочих и мастеровых в городе, фабричных селах и

селениях с развитыми кустарными промыслами. «Тройка» стала прони­кать и в чисто сельские местности во второй половине XIX в.

Мужской передникв одежде восточнославянских народов имел значение только как часть производственной одежды. Исключение пред­ставляли немногие селения Закарпатской обл. (на границе с Венгрией),» где мужчины носили широкий белый холщевый передник, укреплявшийся у пояса завязками, что является, повидимому, заимствованием из венгерского народного костюма.