Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Обработка готовых тканей у восточных славян
Этнография - Восточнославянская этнография

Обработка готовых тканей у восточных славян

Беление холста

Основной способ беления холста — беление на солнце. Окунув холст в воду, его кладут на камень и колотят вальками (пральником, прачей) (южновеликорусы, северновеликорусы, украинцы), а в некоторых местах Белоруссии, где валек неизвестен, холст топчут ногами (дер. Беляевка около Чечерска). Затем холст расстилают на лугу мокрым. С белением на солнце соединяется золение холста. Холст на ночь кладут в котлы и заливают щелоком — раствором березовой золы в воде. В южной Белоруссии, на Черниговщине, в западных частях Орловской и Курской областей применяется бучение холста. Существуют особые буки — жлукто — выдолбленные колоды без дна с двумя крестообразно положенными перекладинами в середине. Холст складывается в этот бук, его заливают горячей водой или щелоком; после этого холст расстилают на траве. Бучат иногда на берегу реки; в этих случаях разводят костер, греют воду и заливают холст в буке.

В Пензенской обл. (с. Вяземка Земетчинского района) холст при белении толкут в ступе или в стулаке (небольшая колода, лежащая горизонтально, с круглой выемкой посередине).

Валяние сукна

У восточных славян известно три- способа валяния сукна: 1) валяние ногами, 2) валяние по шероховатой поверхности, 3) толчение в ступе и толчеях с ветряными или водяными приводами.

Валяние ногами—древний способ. На-кровать или на лавку стелили доски, на них раскладывали сукно и поливали его понемногу, но непрерывно горячей водой. Двое мужчин ложились друг к другу ногами и поочередно двигали сукно то к себе, то от себя.

Второй, более новый способ заключался в том, что сукно накатывали на скалки и, поливая водой, катали рубелем по валяльным решеткам или постолу с рубцами (дер. Китовишки, Подберезье Новгородской обл.), или по кадке, обмотанной веревками.

Валяние сукна по рубчатой поверхности однотипно с валянием войлоков, шапок и валенок и, вероятнее всего, с ним связано. При валянии на решетках в Верее Спас-Клепиковского района и в Лесном-Ялтунове Ко- нобеевского района Рязанской обл. соседи обычно помогали друг другу. Двое мужчин становились по одну сторону решетки, а двое по другую. Сукно двигали* друг к друту, женщины же поливали его горячей водой.

Помощь соседей была особенно необходима при тяжелом процессе выработки сукна.

Третий способ — толчение в ступе— известен у белорусов и у южных великорусов; возможно, этот способ был известен и в Новгородской обл. Для толчения сукна употреблялась та же ступа, что и для толчения льна и конопли. В юго-западной части Белоруссии и в западных областях Украины для толчения сукна употреблялись ножные ступы. Аналогичная ножная ступа была известна и в с. Подхожем Тульской обл.

Водяные и ветряные толчеи представляют собой систему ступ с пе>метелями (т. е. пестами). Пехтель приводится в движение валом, который связан с водяным колесом мельницы (Московская слобода, г. Крапивна Тульской обл.) или с приводом ветряной мельницы (Подберезье Новгородской обл.). При валянии сукна на толчее оно также поливалось горячей водой.

Лощение шерстяных тканей

Готовую ткань для юбок отдавали лощить под жом, т. е. под пресс. Материю для юбок наматывали на картон и затем юбки (а их лощили сразу несколько) перестилались картоном. Сверху накладывались бруски горячего железа. Свернутые таким образом юбки клали в лощилку. Прибор этот состоит из двух столбов в 1,8 м высотой с перекладиной в 1,8 м длиной; в середине перекладины находится металлический винт, на нем дубовый круг с железным обручем, на котором четыре ручки; толщина круга 13,5 см; внизу под кругом две доски размером 1,8 кв. м, каждая толщиной 4,5 см. Между этими досками клали картон с материей и туго прижимали винтом. Материю оставляли в досках на сутки, потом вынимали. После лощения материя становилась блестящей и без волосков (Сурки Данковского района Липецкой обл.).

 

Заключение

  1. В народном прядении и ткачестве восточных славян в дореволюционное время сохранялось в крестьянской среде много начальных форм производства — без применения орудий, например обмолот конопли руками, мятье льна ногами, топтание холста ногами при стирке его в реке, собирание руками шерсти с животного во время линьки, валяние сукна ногами, получение ниток без веретена (верчь), разматывание мотков с рук, «живой стан». Это еще раз подтверждает древность ткачества и ставит вопрос о существовании его, а также и прядения еще до появления пряслица и веретена. Следовательно, находки этих орудий, относящиеся к эпохе неолита, говорят лишь о переходе к механическим приспособлениям, а этому мог предшествовать большой промежуток времени, когда нитки и «плетенки» (пояса, оборы и т. п.) изготовлялись без помощи каких бы то ни было орудий.
  2. Организация труда при «живом стане» с главенством руководительницы-женщины, возможно, является отголоском тех производственных отношений, которые существовали еще в родовом матриархальном обществе. На ту же мысль наводит и обычай посиделок, на котефых хозяйками были девушки.
  3. Ряд орудий производства возник в результате стремления людей создать приспособления, заменяющие работу человеческой руки или ноги. Бросальница, например, появилась как подражание сниманию головок конопли и льна растопыренными пальцами руки, как и гребень для чесания растительного волокна и шерсти; лапа как подражание способу обмолота ступней ноги.
  4. Орудия производства, применяемые в домашнем прядении и ткачестве, во многих случаях служили и для других целей, например лучок- струна для разбивания шерсти и лук для стрельбы, лучок для добывания огня и для изготовления веретен (точильный лучок).

Орудия для молотьбы льна и конопли были одновременно орудиями для молотьбы хлеба; валек применялся и при мытье белья. Ножницы для стрижки овец были универсальными в крестьянском хозяйстве. Гребенкой для расчесывания волокна обычно расчесывали и волосы. Мялки для конопли и льна были ранее кожемялками. Ступа для толчения волокна служила также и для отолакивания проса и для толчения пшена на муку. Ножные приводы, когда они вошли в употребление, были применены к ткацкому станку и ручной самопрялке. Появление водяных мельниц на Руси (а они были известны уже в XII в.) дало возможность использовать их приводы на толчеях для льна и конопли и на сукновальнях; появление ветряных мельниц в XVII в. в Московском государстве дало ветряные приводы к толчеям и сукновальням.

  1. Можно установить следующее распределение элементов прядения «и ткачества по времени их появления.

В неолите существовали прялки трех типов, с разными территориями распространения, два типа гребня с соответствующими территориями распространения и чесальная щетка, обнаруженная на одной из этих территорий, тканье на дощечках, тканье полотняного переплетения, пряслице и, следовательно, веретено. Пряли крапиву, культурный лен, шерсть. По материалам городищ дьякова и городецкого типа установлено наличие в тот период вертикального ткацкого стана, тканья на дощечках и на бер- дечке и, возможно, ножниц для стрижки овец.

У славян в VI в. применялось трепало; с IX—X вв. известен горизонтальный ткацкий стан, а с XI в.— браная и закладная техника и тканье на четырех и более подножках.

В эпоху феодальной раздробленности были созданы локальные типы ткацких станов, тканей, северных трепал, прялок. В позднейшее время на территории восточных славян вырабатывались различные типы тканей, которые становятся типичными для русских, украинцев и белорусов:

1)    синяя клетчатая понева и тяжелая браная понева у южновеликорусов;

2)      плахта у украинцев;

3) полосатые и клетчатые юбки у белорусов. Появление всех этих типов тканей относится к очень отдаленным временам, но характерные их особенности в расцветке и прочем, вероятно, выработались вместе с процессом образования национальных особенностей русских, украинцев и белорусов.

  1. Исходя из территориального распространения орудий и технических приемов прядения и ткачества, можно выделить элементы, общие всем группам восточных славян. Общими для них являются мялки, трепала, прядение на веретене, моталки-«кресты», снование по стене, горизонтальный ткацкий стан с бердом и подножкам», который имеет локальные вариации лишь во второстепенных своих частях, браная и закладная техника тканья и многоподножное тканье, имеющие, конечно, ряд локальных особенностей.

Древнейшие из этих элементов прядения и ткачества говорят об общности культуры восточных славян, восходящей к эпохе Киевской Руси и к более ранним временам. Общими для восточных славян являются также новые формы орудий, проникшие, повидимому, в крестьянское прядение и ткачество из русской мануфактуры: моталки-бараны, вертящиеся сновалки, самопрялки, некоторые детали ткацкого стана: блочки, рябушки, подножки, «станина с поднебником».

Капиталистическая мануфактура, развившись на базе крестьянских промыслов XVI—XVII вв., в свою очередь оказала сильное влияние на народное прядение и ткачество.

  1. В способах и приемах црядения и ткачества, характерных для великорусского населения, выделяются локальные элементы: с финно-тюркскими народностями Поволжья и с древней мещерой. Мещера, по всей вероятности,— племенная угро-финская группа, с XIII в. обрусевшая, которая вошла в состав восточной части южновеликорусов и определила некоторые (второстепенные, локальные) особенности их культуры. Кроме того, в культуре южновеликорусов прощупывается как будто еще более древний «угорский» слой, общий с манси и хантами. Это проявляется в наличии тканья на бердечке, горизонтального стана с косой и некоторых очень характерных элементов орнамента и др.

2)      Северновеликорусское прядение и ткачество

Северновеликорусы, как известно, По диалекту и по многим элементам культуры — одежде, жилищу, обрядам и прочему — имеют особые черты. Это сказывается и в прядении и ткачестве. В северновеликорусском ткачестве отмечается, во-первых, слой, общий с Прибалтикой: прядение на вилочке, драчки, карды, латышский нит; во-втсфых, специфический «ильменский слой» (главным образом в Приильменье и областях новгородской колонизации на севере): лапа, щетка, «спица кована» для притыкания кудели; в-третьих, слой, общий со средневеликорусами и белорусами: лопатообразная прялка, горизонтальный ткацкий стан из копани, тканье на трех подножках, браная техника при одном утке.

3)      Средневеликорусское прядение и ткачество

Смешанность.северно- и южновеликорусских элементов прядения и ткачества на территории центральных областей связана с выделением особой, более поздней средневеликорусской группы, сложившейся на территории Московского государства и проникшей на север, на юг и на восток.

Этот вывод совпадает как с данными истории русского языка, так и с этнографическими данными, полученными на основании изучения других элементов средневеликорусской культуры — жилища, одежды, обрядов и др.

Отмеченные выше особенности северно- и южновеликорусского прядения и ткачества и особенности других сторон быта объясняются наличием в культуре северно- и южновеликорусов архаичных элементов, восходящих к эпохе существования древних племенных объединений. Что же касается средневеликорусов, то для их культуры характерно позднее соединение в органическое целое элементов культуры как северно-, так и южновеликорусов.

  1. В ткачестве и прядении других двух восточнославянских народов — украинцев и белорусов — резко выделяются особенности, характерные для правобережной и юго-западной Украины, включая Прикарпатье, и югозападной Белоруссии: палкообразные прялки, круглые гребни, закладная техника тканья. Этот культурный ареал некоторые исследователи связывают с расселением племенной группы волынян, вошедшей в состав белорусов и украинцев К -
  2. Таким образом, мы приходим к общему выводу, что все рассмотренные выше орудия и технические навыки прядения и ткачества составляют общее культурное достояние восточных славян. Ткани же являются одним из элементов культуры и быта, отличающих одну национальность от другой, причем специфика тканей выражается преимущественно в их орнаменте и расцветке, выработанных русским, украинским и белорусским народами.