Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Растительные волокнистые вещества восточных славян
Этнография - Восточнославянская этнография

Растительные волокнистые вещества восточных славян

Лен, конопля, крапива, липовое мочало издавна употребляются как прядильный материал.

Лен

Родиной льна считают Персию, Кавказ, Малую Азию. Лен культивировался в шумерийских городах-государствах в начале III тысячелетия до н. э. В Египте в эпоху Древнего Царства лен разводился уже в большом количестве, и в это время изготовлялись льняные ткани. В сансскую и в эллинистическую эпохи льняные ткани из Египта вывозились в греческие полисы и в Рим. По свидетельству Плиния Старшего, лен был известен в его время (I в. н. э.) в Галлии и в Германии. О льняной полотняной одежде германцев упоминает Тацит; ее носили женщины и высокопоставленные люди  чрезвычайном разнообразии полотняных тканей свидетельствует известный эдикт императора Диоклетиана 301 г. н. э. «о продажных ценах».

В Восточной Европе лен был известен с глубокой древности. Древнейшей установленной пока датой для нашего Севера является начало II тысячелетия до н. э. На р. Модлоне (близ оз. Воже Вологодской обл.) «в свайном поселении в торфе были найдены не только семена культурного льна, но и часть деревянной прялки», описанные А. Я Брюсовым.

Кусочек полотняной ткани найден также в упомянутом выше Младшем Волосовском могильнике. Однако А. Я. Брюсов не упоминает о результатах анализа волокна, который необходим для установления наличия именно льняной, а не конопляной или крапивной ткани. Бесспорно, в Восточной Европе в VII в. н. э. уже употребляли полотняную, именно льняную ткань (раскопки В. И. Равдоникаса в Старой Ладоге).

В диком виде лен растет в южнорусских степях, где он мог быть использован как масляничное и волокнистое растение еще до начала земледелия. По мнению Б. А. Куфтина, предки восточных славян начали употреблять льняные ткани значительно раньше, чем население Западной Европы. Он считает, что источником, откуда могла у них появиться льняная одежда, была «Средиземноморская область, находившаяся через черноморские колонии в близком общении с населением восточной Европы» . Вполне возможно, что это был один из путей, по которому шел лен, но, вероятно, не единственный. Территория восточных славян настолько велика, что для отдельных ее частей могли существовать разные пути развития обработки льна.

Конопля

Предполагают, что родиной конопли являются Средняя Азия, юго-восточная Европа и, возможно, Китай.

В V в. до н. э. конопля была известна у скифов, которые из ее семян изготовляли опьяняющий напиток. Согласно Геродоту, конопля была единственным волокнистым растением у скифов. Она росла у них в диком виде, а также засевалась. Однако ничего не сообщая о тканье из конопли у скифов, Геродот прямо переходит к рассказу о фракийцах, которые из конопли ткали и приготовляли «платье, до такой степени похожее на льняное, что человек, недостаточно опытный, не сможет узнать, сделано ли платье из конопли, или из льна, а кто никогда не видел конопляной материи, тот примет такое платье за льняное».

В раскопках Старой Ладоги VII—IX вв. конопля представлена зернами и изделиями — веревками, а лен «встречен в виде остатков чешуи зерен и тканей из льняного волокна». А. В. Збруева сообщает, что в верхнем слое Пижемского городища (X в.) были обнаружены следы употребления конопли. Персидский географ Гардизи в X в. упоминает о- «рубахах» славян. О выращибании льна и конопли свидетельствует Устав Ярослава (XI в.).

Такие сравнительно поздние сведения о конопле, конечно, еще не говорят о времени ее появления. Конопля могла обрабатываться на территории восточных славян и в очень древнее время, так как в Поволжье и на Украине она была известна в диком виде. (Местное население Западной Сибири и Средней Азии, где конопля также растет в диком виде, кое-где продолжало ею пользоваться для получения волокна и выделки конопляного масла в 1920-х годах.) Возможно, что ее употреблял еще до начала земледелия неолитический человек. На древность употребления конопли указывает применение конопляных ниток для плетения сетей даже в таких районах, в которых лен в настоящее время является преобладающей культурой. Например, рыбаки на оз. Ильмень и на Псковском озере уверяют, что рыба будто бы лучше идет на запах конопли. Это суждение рыбаков свидетельствует об исконности применения конопли для вязания сетей.

Ткани из конопли — посконный холст (Рязанская, Тульская области), замаиіньїй холст (Брянская обл.) — были еще в XIX в. очень широко распространены у белорусов, украинцев и у южновеликорусов (Рязанская, Калужская, Орловская, Курская и другие области). Замашечные, т. е. конопляные, рубахи носили во всем Брянском Полесье. В Тульской губ. в 1856 г. отмечалось наличие рубах посконных, так как лен сеялся мало.

Еще более широко употреблялись конопляные ткани у тюркских и финских народов Поволжья (мордва, мари, удмурты, чуваши, касимовские и казанские татары).

Посевы конопли были широко распространены у русского населения Сибири с самого появления его там. Крестьяне Илимского воеводства в XVII в. сеяли коноплю почти в каждом дворе (в 88 из 100), и не только на масло, но и на волокно. Они вносили в казну пеньку и холст «на парусы» и, очевидно, изготовляли из холста и одежду.

Вопрос о времени появления льна и конопли на территории восточных славян уже давно мог бы быть разрешен путем тщательного анализа тканей, изготовленных из растительных волокон, найденных в Волосовской стоянке близ Мурома, в Абашевских курганах, а также в грунтовых погребениях II—VII вв. Однако такой анализ до сих пор не произведен, а между тем археологи часто называют фрагменты, найденные в раскопках, льняными, упуская из виду широкое распространение тканей из конопли; кстати, они забывают еще об одном волокнистом растении — крапиве, которая широко применялась в древнее время и недавно еще использовалась некоторыми племенами Севера.

Крапива

Крапива растет повсеместно и является очень неплохим волокнистым растением. В торфянике близ Антреа на западном берегу Ладожского озера была найдена рыболовная сеть неолитической эпохи, предположительно из крапивы или лыка К Косвенные данные позволяют считать, что в далеком прошлом крапива в какой-то степени могла использоваться славянами для выработки ткани. В памятниках XI—XII вв., правда, нет никаких упоминаний о ткани из крапивы, но в русских народных сказках рассказывается о рубашках из крапивного волокна. Кроме того, в конце прошлого века употребление крапивы для пряжи было известно в детских играх. В деревнях Рязанской губ. девочки пряли волокна крапивы для получения ниток, которыми шили из тряпочек платья для кукол,— готовых ниток матери не давали (Астромино Рязанского района и Городец- кое Старожиловского района).

Мочало

Мочало, получаемое из луба липы, употреблялось повсеместно для витья веревок и производства кульков, рогож, решет. В раскопках В. И. Равдоникаса на Ладожском озере, на неолитических стоянках были найдены веревки от рыболовных сетей, сплетенные из мочала. Область распространения городищ с «рогожной» керамикой частично совпадает с распространением липы. Отпечатки рогож встречаются на черепках городищ дьякова и городецкого типа, что говорит о широком ее применении в древности. У древних германцев лыко употреблялось для изготовления плащей, поясков и пр. Ряд русских пословиц указывает на применение рогожи в старину в качестве одежды: «В рогожу одеться, от людей отречься»; «Всей одежи три рогожи да куль праздничный»; «Не к роже рогожа, не к лицу епанча» и др. В дер. Мосолово Шелуховского района бывшей Рязанской губ.— одном из центров изготовления рогож — рогожный кулек, свернутый двумя углами, воткнутыми один в другой, употреблялся в конце XIX в. как плащ от дождя, а в самой Рязани можно было видеть фонарщиков, накрытых таким же образом рогожей во время дождя.

Много раз поднимался вопрос о сравнительной древности употребления тканей из шерсти и тканей из растительных волокнистых веществ. Д. К. Зеленин категорически утверждает, что шерстяная ткань древнее, чем ткань из растительных волокнистых веществ К Б. А. Куф- тин также считает шерстяную одежду восточных славян древнее льняной: «рубашке из растительных волокон льна и конопли в Восточной Европе должна была предшествовать шерстяная одежда». Свою мысль он подтверждает, между прочим, указаниями на шерстяные вышивки по полотну, крашенные мареной, у русских и мордвы, на шерстяные подолы, пришиваемые к низу украинских рубах, объясняя это как пережиток ношения привычных шерстяных материалов. Куфтин указывает также на преобладание шерстяных тканей, при наличии небольшого количества льняных фрагментов, в греческих и скифских курганах3, славянских курганах Средней России и финских могильниках XI—XII вв. Это подтверждается и этнографическими материалами Рязанской и Тульской областей. Там наблюдалось еще в XIX в. обилие шерстяных женских туникообразных по покрою одежд; таковы шутки, кбдманы, желтки, которые предшествовали, несомненно, рубахе с косыми поликами, известной уже в XVI в., хотя не исключено и более раннее бытование последней. Но все эти факты еще не могут считаться бесспорным доказательством того, что шерстяная одежда появилась раньше одежды из растительной ткани.

Подготовка шерсти

Получение шерсти от животного

В настоящее время для снятия шерсти с животного повсеместно применяется стрижка. Ножницы для стрижки овец состоят из железной упругой пластины, согнутой вдвое, концы которой заходят друг на друга и служат лезвиями .

Древнейшие находки таких ножниц датируются началом III в. до н. э. '. На Западе этот тип ножниц известен в ла- тенской культуре. В Восточной Европе они встречаются в большом количестве в славянских курганах XII—XIII вв. (владимирские курганы, Старая Рязань, Новгород), найдены также и в одном из мордовских могильников XI—XIII в.

Ножницы обычного типа из двух половинок— лезвий с кольцами на концах, соединенных посередине, о которых говорит известная народная загадка, были распространены в русских городах уже в XI—XIII вв. Они найдены в большом количестве при археологических раскопках в Старой Рязани. Однако в крестьянское хозяйство они проникали слабо, а для стрижки овец никогда не употреблялись; повсеместно применялись для этого ножницы первого типа. В XIX — начале XX в. они были в деревне основной формой ножниц. Н. Я. Никифоровский пишет, что в Белоруссии они употреблялись для кройки и вместо шила, циркуля К В русской деревне еще в начале XX в. можно было видеть полосатые головы ребят, выстриженные такими ножницами.

Если ножницы для стрижки овец появились сравнительно поздно, то невольно возникает вопрос, каким способом получали ранее шерсть от животных. На это могут указать бытующие до настоящего времени приемы ее получения: 1) собирание шерсти во время линьки (у коз ее собирают прямо руками); 2) вычесывание при помощи гребенки; костяные гребенки с крупными зубьями, известные на городищах дьякова типа, возможно, употреблялись для этой цели; 3) срезание шерсти острым ножом; 4) соскабливание шерсти со шкуры животного ножом или бритвой. В неолите существовали многочисленные скребки; возможно, что ими счищали не только мездру, но и волос. Изогнутые кремневые пластинки очень близки по форме к железным скобелям, которые употребляют скорняки для соскабливания волос со шкуры. Известны железные бритвы, бритвы-скобели, применяемые до сих пор скорняками. Со шкурок кроликов в настоящее время сбривают шерсть при помощи обычных бритв, вплоть до безопасных.

Чесание и битье шерсти

Подготовка шерсти к прядению заключается или в разборке ее руками, или в чесании и битье. Иногда прядут шерсть, только разобранную руками; из полученной грубой нитки изготовляют чулки и перчатки. Шерсть для тканья обычно чешут или бьют.

Шерсть чешут для того, чтобы разрыхлить ее и придать волокнам одно направление. Существуют два способа чесания шерсти: чесание деревянным гребнем и битье лучком со струной (с «тетивой», как говорят в Новгородской обл.). Деревянные гребни встречаются двух типов: вертикальные (лопатообразные) и горизонтальные. Вертикальные гребни представляют собой лопату с длинной рукояткой; на лопасти нарезаны зубья, ручка гребня нижним концом вставляется в донце или в скамью

Вертикальные гребни известны у русских, белорусов и у большей части украинцев, горизонтальные гребни — у населения юго-западной Украины (Закарпатье и др.) и юго-западной Белоруссии. Те и другие известны также литовцам.

Лучек представляет собой круглую палку длиной от 1,8 до 1,87 м и толщиной 9 см. На расстоянии 20 см от одного края и 15 см от другого края к палке приделаны четырехугольные дощечки, называемые кобылками (б); через кобылки натянута струна из овечьих кишок (а). Струна натягивается при помощи натяговича (в), т. е. короткой палочки, вставляемой между кобылкой и лучком в петлю, образованную струной. Натягович называют также перо-зубец. Струну натягивают путем закручивания. Лук делается из березы самим мастером, струна покупается.

Лучок прицепляют при помощи чапелки (д)—петли из веревки — к кольцу (г), ввернутому в стену. По струне бьют инструментом, называемым катеринка (Брянская обл.), боек (Московская обл.), матренка (Кировская обл.), напалок (Ярославская обл.). Это круглый брусок, длиной, 20 см, диаметром 10 см, сделанный из березы; на одном его конце делают вырез-рубец,— задевая за него, струна сильнее бьет по шерсти. На другом конце катеринки прикреплена петля из ремня, которая надевается на. руку работающего.

При разрыхлении шерсть кладется на решетку (е) из деревянных пластинок длиной 100 см, связанных в трех местах на расстоянии друг от друга 0,6 см, отчего образуются небольшие промежутки, в которые во время битья шерсти проваливаются на пол сор, грязь и отходы. Одним; боком решетка прикрепляется к стене на высоте около 1,5 м, а под другим ставится упорище (ж) —палка с острием на конце, втыкаемая наискось в стену, чтобы поддержать решетку. С боковых сторон решетки подвязывается полоса холста, называемая фартук, на которую сваливается битая шерсть.

Процесс работы заключается в следующем: шерсть кладется на решетку, мастер левой рукой держит на весу лучок, подвешенный к чапелке так, что струна находится немного выше разложенной на решетке шерсти, а правой рукой при помощи катеринки ударяет по струне, которая начинает колебаться и разбивает верхние слои шерсти. Шерсть сваливается на фартук. При движении струна издает очень своеобразный звук,, по чистоте которого можно узнать, насколько «ловок» мастер. Когда работают несколько мастеров, они стараются бить в такт, и получается: своеобразный концерт.

Лучок известен у южных великорусов в Рязанской обл. (например, Польное-Ялтуново, Астромино, Верея и др.) Тульской обл. (Каменево, Гремячее, Шатово), Калужской, Брянской, Орловской и Курской областях; его знают и средние великорусы — в Московской обл. (Куликово б Дмитриевского уезда), северные великорусы — в Калининской, Ярославской, Ивановской, Кировской, Новгородской, Псковской областях; у украинцев он известен на Полтавщине и Черниговщине К Предположение, что струна на Украине заимствована у русских (как считает Д. К. Зеленин), очень мало вероятно.

Генезис этого инструмента следует искать в какой-либо древней скотоводческой культуре, типа фатьяновской или срубной. Большой ареал распространения у степных скотоводческих народов и древность струны делают предположение о позднем заимствовании ее украинцами у русских неуместным. Струна применяется для приготовления шерсти, предназначаемой для валяния сапог, шапок, изготовления войлока, для конской упряжи, а в Средней Азии — для изготовления кошм.

Струна, видимо, генетически больше связана с валяльным производством, чем с ткачеством. Она известна также у финнов Поволжья, у литовцев, в Крыму, в Средней Азии у киргизов, в Казахстане, а за рубежом — у болгар, в Иране и в Индии.

Новым способом разбивания шерсти явилось битье ее на шерстобитной машине. Машина, стоившая несколько сот рублей, была недоступна по цене одному хозяину, а по количеству обрабатываемого материала не была нужна для одного хозяйства. Находились два-три богатых крестьянина, которые заводили сообща шерстобитную машину и ею обслуживали довольно большую округу, принимая заказчиков у себя на дому или объезжая с машиной целый район; при этом они получали за пользование машиной известный процент или деньгами или натурой от количества битой шерсти. С 1918 г. сельская кооперация взяла все шерстобитные машины в свои руки. В настоящее время владельцами машин являются колхозы и промысловые артели.

Выращивание льна и конопли

Для выращивания волокнистых растений необходимы соответствующая обработка земли и посев семян. Для этого употребляются те же сельскохозяйственные орудия и машины, как и для хлебных злаков.

Посев льна в крестьянском хозяйстве сопровождался в прежние времена многочисленными обрядами. Это свидетельствует о том, что лен был для крестьян особо ценным культурным растением. Что же касается посева конопли, то в связи с ним почти никаких обрядов не известно. При посеве льна соблюдались различные приметы: сеяли его в то время, «когда с осины пух летит» (Старое село на Витебщине) или «когда калина цветет» (Алексеевка Брянской обл.), и т. п.

Лен обычно сеяли до конца мая. Считалось, что хорошо сеять его по картофелю (Милашевичи на Мозырщине). В Новгородской обл. лен сеяли на нови. Землю под лен обычно удобряли особенно тщательно. Пахали под лен один раз, иногда два раза. Боронили один раз, а в северных- областях — до трех раз. Если лето было дождливое, то лен пололи. С полки льна начинались женские работы, связанные с его обработкой; пахоту и сев обычно производили мужчины.

Дерганье

Лен дергают с корнем тогда, когда побуреют головки, т. е. когда поспеет семя. Коноплю тягают, берут в два приема. Когда конопля отцветает, выбирают мужские стебли, называемые головни (Тульская обл.), поскань (Рязанская обл.), плоскйнь (Украина) или синяя конопля (Белоруссия). Женские стебли, называемые моченец (Рязанская обл.), дерганцы (Тульская обл.), мыканка (Новгородская обл.), матірка (Украина), белая конопля (Белоруссия), оставляют дозревать и собирают в конце августа, когда созреет семя. Выдернутый лен называется дерганец. Количество льна, выдернутого за один раз рукой, называется горстью (Тульская обл., Брянское Полесье), пястно (Новгородская обл.), горсты (Украина), жмен (Белоруссия). Эта горсть служила единицей измерения собранного льна. Несколько горстей составляют сноп. Количество горстей в снопе очень неустойчиво — от двух до восьми. В Тульской обл. в Гре- мячем сноп состоит из двух-трех горстей, в Шатове — четырех-пяти, в Московской слободе — шести, в Новгородской обл. в Подберезье — трех-четырех, в Белоруссии в Тонеже — шести-семи, в Милашевичах — четырех-пяти. На Украине сноп (мандль) состоит из семи-восьми горстей. В б. Полтавской губ. четыре-пять жменей составляют снопик стеблей — горстку, ЗО горсток — полукіпок, два полукіпка, или 60 сногіков,— копу К В копне в Белоруссии содержится до 50 снопов, в Брянском Полесье — до 100 снопов. Характерно то, что все копны льна ставят в форме бабок; снопы ставят стоймя, кверху головками, также и в тех местах, где для хлеба употребляется складывание крестцами (южновеликорусы, Украина).

Обмолот и другие способы удаления семян.

Удаление семян волокнистых растений производится или раздавливанием коробочки с семенами (обмолот), или срезыванием головок. При молотьбе ударами раздавливается верхняя часть стебля, при срезывании же головок верхняя часть стебля пропадает. В результате обмолота отделяются семена, идущие на посев и выделку растительного масла, и стебель, из которого вырабатывается волокно. Общая потеря волокна при обмолоте и срезывании головок достигает в среднем 10—15°/о- Еще в XIX — начале XX в. головки удаляли или без орудий, продергивая их между пальцами рук (например, Зиновьево в Заонежье), или топча ногами (например, Запесочье в Белоруссии), или же при помощи различных орудий: цепами молотили коноплю, вальками и лапами — лен. Южновеликорусы, белорусы и средневеликорусы употребляли для молотьбы конопли те же цепы, что и для молотьбы хлеба.

Вальком молотили лен южновеликорусы, украинцы, белорусы. Для молотьбы льна употребляли валек, применяемый и для мытья белья. В Белоруссии валек применяли при молотьбе проса; это заставляет предполагать, что он служил когда-то и орудием для молотьбы хлеба. У западных эстонцев известна молотьба хлеба колотушками. В некоторых местах валек употреблялся при молотьбе льна, но был неизвестен при мытье белья. Лапа, употреблявшаяся для молотьбы льна в Новгородской обл., а также на Севере в местах бывшей новгородской колонизации, представляет собой сделанную из копани — ствола деревца, выкопанного с корнем,— загнутую палку, напоминающую ступню и голень человека. В этих местах она служила также и для молотьбы хлеба.

Таким образом, обмолот льна и конопли производился теми же орудиями, которые служили для молотьбы хлеба. Одно только орудие связано исключительно с обмолотом льна — бросальница. Бросальница представляет собой лопатку с очень толстыми зубьями; продергивая через них стебли льна, отдирали головки (в том же с. Зиновьево в Заонежье, где удаляли головки и руками). Головки срезывали косой, резалкой и драчкам. Коса — обычная литовка; резалка — обломок косы, вставленный в ручку. Драчок — железная двойная пластинка-вкладыш, в которую вставлено от трех до четырех зубьев в форме острия косы. Он встречается в Платанове, Толбице, Обиже на Псковщине. Территория его распространения охватывает бассейн р. Великой и побережье Ильменя. Упрощенный драчок известен на Смоленщине, Витебщине и в Московской обл. Драчок характерен для Прибалтики, где он известен у литовцев и латышей. Близкий к драчку инструмент, сделанный из кости, известен по раскопкам в Эстонии и датируется I в. н. э. (по сообщению проф. Моора).

На прилагаемой карте нанесены три ареала применения различных орудий и приемов обмолота льна и конопли. Первый ареал (обмолот цепами и вальком) охватывает территорию расселения южно- и средне- великорусов, части белорусов и части украинцев; второй ареал (обмолот лапой) — Новгородскую обл. и области новгородской колонизации на северо-востоке; третий ареал (обмолот драчком и близкими к нему по типу орудиями) — Псковскую и Новгородскую области и восточную Прибалтику.

Так как в орудиях обмолота льна и конопли следует, несомненно, видеть очень древние типы орудий, то ареал их распространения может свидетельствовать о древних культурных связях между славянами, жившими по Ильменю и Чудскому озеру (Новгород, Псков), и населением Прибалтики, что подтверждается также и другими культурными параллелями.

Стлание и мочение льна и конопли

Эти процессы имеют целью разложить и удалить вещества, склеивающие волокна между собой и с древесиной стебля.

При первом способе расстилают на лугу обмолоченные стебли льна и конопли (поскони) тонким равномерным слоем. Разостланный лен или конопля лежат 15—20 дней. Делается это в сентябре — октябре. Обилие рос и тепла считается при этом благоприятным условием. Мочение заключается в погружении стеблей в пруд, болото или в специально вырытую в низине яму, которая быстро наполняется почвенной водой. Вылежавшиеся или вымоченные стебли сушат.

Стлание — очень широко распространенный прием, известный у южно- великорусов и украинцев; мочение же свойственно главным образом Псковской, Ярославской и Вологодской областям. У северных великорусов в районе Холма и Великих Лук сохранилось больше стлание льна, чем мочение. Преобладание того или иного приема, повидимому, отчасти связано с климатическими условиями; в районах с более суровым климатом лен хуже вылеживается, поэтому его мочат. В конце XIX в. 85% всего льна подвергалось стланию и 15% мочению. Коноплю мочат всегда.

Мочат лен и в тех районах, где имеет место промысловая переработка его.

В Новгородской обл. ранее практиковали стлание льна, а с тех пор, как начали вывозить лен-волокно на продажу, стали его мочить, потому что большое количество волокна немыслимо обработать стланием; так объясняли это, например, крестьяне в Порховском районе.

Мятье

Мятье — изламывание древесины с целью отколоть кострику от волокна. Волокно составляет 18—20%, а кострика — 80% всего веса снопа. Для мятья служили мялки: 1) наклонные или горизонтальные и 2) вращающиеся (терницы).

Старинные наклонные мялки делались из копани — цельного небольшого дерева, вырытого с корнем.

Горизонтальные мялки позднего типа делались из отдельных кусков дерева на двух или четырех ножках (а) с небольшим ножевидным билом (б). На Украине (Полтавщина) употреблялись для мятья две мялки: битка и терница (здесь термин «терница» перенесен на горизонтальную мялку). Обе они — с подставными ножками и щечками из досок. Разница между ними в размерах меча (била). У битки меч больших размеров, нередко трехгранный, а у терницы —небольшой, ножевидный. При обработке льна употребляли и ту и другую. Битка разламывает тресту (кострику), а терница служит для удаления кострики. Переходной формой является мялка с приставными ножками из копани.

Горизонтальные и наклонные мялки были распространены у всех групп восточных славян.

Вертящаяся мялка — терница —состоит из столба высотой 1,5 м, на который на высоте 60 см от земли, как на вертикальную ось, надет деревянный круг; в этот круг вставлено девять стоек — четырехгранных палочек высотой 0,5 м. Сверху она укреплена в кружке такого же диаметра, как нижний круг. К нижнему кругу наглухо прикреплена доска до 2 м длиной, служащая как бы рычагом. При помощи этой доски двое работающих вращают мялку вокруг средней оси, ходя вокруг мялки. Эти терницы по конструкции очень близки к кожемялкам, применявшимся у бурят. Можно предположить, что древний способ мятья кож (а обработка кож вообще древнее обработки волокнистых веществ) был перенесен на обработку льна.

 

Рис. 6. Мятье конопли (с. Салтыкове Сасовского района Рязанской обл.)

Улучшенным орудием является вальцовая мялка, состоящая из двух вращающихся валов с узкой щелью между ними. Она была распространена в тех местах, где волокно льна шло на продажу (Смоленская, Витебская, Новгородская и Псковская губернии).

Коноплю-моченец везде толкли в ступе, без мялки. В некоторых местах (Витебская обл., Мозырщина) лен дополнительно также толкли в ступе. Ступы были ручные и ножные. Ручные ступы были распространены у восточных славян повсеместно, кроме юго-западной части Белоруссии, Волыни, Подолии и Карпат, где употребляли ножные. Ручные ступы употреблялись обычно и для «отолакивания» проса — отделения верхней твердой кожицы — «лузги» и для изготовления пшенной муки. Известна местами и двойная ступа: с одного конца она служит для толчения проса, а перевернутая — для толчения льна (Киселево Старожи- ловского района Рязанской обл.).

Трепание

Трепание — отряхиванье костры и мелких грубых частиц волокна (отрепья, смялов — укр.), идущих на пряжу для мешков. Длинные волокна (мычка) идут в дальнейшую обработку. Из общего количества волокна в среднем получается мычки 83%, отрепья—17%.

Основное орудие—трепало — известно с VII-—IX вв. (раскопки Рав- доникаса в Старой Ладоге). Различают трепала  лопатообразные (Московская обл.), мечевидные (Рязанская и Горьковская области, Мо- зырщина), ножевидные (Липляны, Белоруссия). На Севере трепала обычно покрыты долбленой трехгранной резьбой или росписью. На Полтавщине и в Курской обл. в прошлом коноплю и лен трепали («тіпали» — укр.), просто ударяя пучок льна и конопли о стойки битки или о столб.

Чесание

Чесание — дальнейший процесс сортировки волокна и растягивание отдельных волокон в одном направлении. При тщательной обработке ручным способом волокнистое вещество чесали до трех раз. Для чесания служили гребни того же типа, что и для чесания шерсти, и на той же территории. Большой костяной гребень для чесания льна был найден в Гродненском городище, в слое XII—XIII вв.

Щетка волосяная для чесания делалась следующим образом: свиную щетину связывали в пучок наподобие большой кисти и один конец обмазывали растопленной еловой смолой: вынув из смолы, свободный конец щетки расставляли наподобие зонтика и между щетинами тоже наливали смолу и давали ей застыть. Женщины клали горсть чесаного льна (намычку) на колени и, придерживая лен левой рукой за конец, правой чесали щеткой. Как единственное орудие чесания льна щетка была известна в Новгородской и Псковской областях и в пределах новгородской колонизации на севере; в других местах она встречается вместе с гребнем (Тульская, Московская, Смоленская области, Белоруссия и Украина). Волокно накладывали маленькими пучками между зубьев деревянного гребня и чесали небольшой деревянной гребенкой, затем разглаживали щеткой, что называлось мыкать мычки. В результате чесания получали кудель —длинные, лучшего сорта волокна; верховину, клочанки — очёски, остающиеся на гребне после первого чесания; пачеси (пачосы) мягкое волокно, остающееся на щетке, на маленькой гребенке,— продукт второго чесания.