Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Живопись по дереву великорусской крестьянской избы
Этнография - Восточнославянская этнография

Живопись по дереву великорусской крестьянской избы

Живописные украшения великорусской крестьянской избы встречаются во многих местах европейского Севера, центральных областей и Сибири, от Ленинградской обл. до Забайкалья. Однако характер росписи, ее происхождение, бытование и сами мастера—«исполнители ее совсем не те, что на Украине. Там — это роспись по глине, здесь — живопись масляными красками по дереву. На Украине эта роспись — древнейшая традиция, в Великороссии она появилась сравнительно поздно и вряд ли ее возникновение может быть отнесено к более раннему времени, чем XVII в. На Украине это почти повсеместное явление, у великорусов (и частично белорусов) районы распространения живописного убранства жилищ расположены отдельными пятнами и почти всегда наличие живописи обусловлено экономическими, историческими и культурными связями района в недавнем прошлом. У украинцев расписывают хаты исключительно женщины, тогда как в великорусских районах роспись жилища выполняют только мужчины. Украинская роспись — искусство действительно всенародное, творцом его является каждая украинка, у великорусов роспись жилищ выполняется (вернее, выполнялась) исключительно мастерами-профессионалами.

Роспись великорусского крестьянского жилища изучена еще меньше, чем роспись украинской хаты; почти нет литературы по этому вопросу, кроме двух-трех статей советских авторов, крайне мало собрано изобразительного материала по этой богатейшей, но почти исчезнувшей области русского народного искусства.

Простейший и наиболее распространенный способ живописного убранства избы — это покрытие масляной краской, предохраняющей дерево от гниения. Раскрашивали яркими контрастными тонами отдельные части строения, например наличники, ставни, обшивку торцов, подчеркивая некоторые детали. Следующая ступень живописного мастерства — раскраска резных украшений, с выделением узора различными красками, на наличниках, причелинах, балконах. Эту цветистую нарядную раскраску можно встретить на избе любого типа и на резьбе любого стиля в любом районе бытования деревянной избы от берегов Белого моря до Алтая и от Чудского озера до Забайкалья. Особенно эффектна раскраска поволжской барельефной резьбы, когда старались придать изображениям натуральную окраску: «репьи» (цветки) раскрашивали в розовый или красный цвет, завитки аканта — в зеленый, львов — в желтый, фараонок делали розоватыми с зелеными хвостами и т. п. В Поволжье, как, впрочем, и в других местностях, часто можно наблюдать различные предпочитаемые варианты тех или иных комбинаций цветов для раскраски резьбы. Так, например, в северных лесистых районах Горьковской обл. любили сочетания белого, синего и зеленого цветов, а ниже г. Горького по Волге предпочитали красный, желтый и белый тона.

Собственно роспись на наружных частях избы — и у великорусов и у белорусов — применялась главным образом на двустворчатых ставнях окон, реже на самом наличнике. В тех районах, где распространены балконы, украшающие фасад избы (например, так называемые выходы в районах Северной Двины и Онежского озера), нередко росписью покрывали их части, защищенные от дождя (подшивку под балконом и опалубку, служащую его потолком, а также свесы кровли, нависающие над фасадом); расписные балконы характерны для западных районов европейского Севера и известны на Алтае. В Поволжье и на Севере встречается и роспись фронтона по сторонам слухового окна. Ставни окрашивали или одним цветом, преимущественно белым, или красили в разные цвета филенки, обвязку филенок и раму. На филенке располагали роспись геометрического или растительного характера; большей частью это цветущее растение, выходящее из цветочного горшка; иногда простенький цветок, иногда разветвленное и многоцветковое растение. На балконах северо-западных районов можно встретить, наряду с геометрическими и растительными мотивами, и стилизованных животных, часто геральдического характера.

Очень нарядно было живописное убранство изб снаружи кое-где в районах распространения росписи так называемой нижегородской школы, главным образом в Горьковской и Костромской областях, особенно на правобережье Волги цыше г. Горького (б. Балахнинский уезд Нижегородской губ. и южная часть Костромской пуб.), в меньшей степени — в б. Владимирской губ., где пестрой росписью выделялись дома офеней (коробейников). Местом для применения росписи служил фронтон избы, ставни, ворота. Особенно пышно расписывался фронтон. Обычно на ярком фоне (синий, розовый, зеленый, белый) выписаны по бокам центрального слухового окна орнаментированные вазы, горшки или корзины с цветами, фараонки с букетами в руках, два огромных льва на задних лапах друг против друга. В Городце на Волге, старинном центре художественного судостроительного промысла, на фронтоне одного дома нарисована даже старинная расшива, стилизованная под сказочный военный корабл. На подзорах или на лобовой доске встречается роспись «под резьбу», т. е. имитирующая резьбу. На оконных ставнях наряду с общераспространенными вазами и букетами можно увидеть и маленького льва, окруженного растительным узором, и жанровые сцены из быта прошлого (например, «барин с барыней»). В Костромской обл. встречен жанровый сюжет на фронтоне — цыган на лошади.

Очень мало известно о росписи наличников и ставней у белорусов. Мы знаем только, что большим распространением в' орнаменте пользуется изображение василька.

Значительно меньше, повидимому, чем роспись оконных ставней, распространено живописное убранство внутренности великорусского жилья. Росписью покрывали деревянный наряд избы (двери, опечек, стамик у печного столба, голбец, судницы, борт палатей) и подвижную мебель, особенно шкафы и столешницу стола. Роспись внутреннего убранства избы бытовала преимущественно в б. Олонецкой губ., т. е. в современной Карелии, во многих районах областей Архангельской, Вологодской, Кировской и Молотовской (северных районов), Ярославской, Костромской и Горьковской (о чем можно судить по отрывочным указаниям в литературе, отдельным снимкам в художественных изданиях и музейных собраниях). Широко распространена крестьянская живопись к востоку от Урала, в великорусских селениях Сибири и Алтая.

Наличие этого вида народного искусства в том или ином районе объясняется сложившейся в каждом из них историко-культурной обстановкой. Так, в б. Олонецкой губ. издавна было много мелких центров, где работали мастера-иконописцы; здесь сильно было влияние старообрядчества и имелся большой спрос как на иконы определенного письма, так и на рукописные «лицевые» книги (богослужебные и другие старые книги, украшенные заставками и другими изображениями). Уже в XX в. один и тот же мастер писал иконы, переписывал книги с заставками, расписывал церкви и часовни, он же занимался в свободное время и малярным делом: раскрашивал старую и новую резьбу как у себя в доме, так и на заказ, расписывал оконные ставни и балконы снаружи жилища, а внутри покрывал живописью двери, голбцы, стенные шкафчики и различную мебель и утварь (столы и шкафы, сундуки и ушаты, прялки и вальки); получалось, что один и тот же человек сочетал различные, казалось бы, специальности. Так, занимались этим большей частью способные самоучки, «на все руки мастера». Кроме того, в те села и районы, где издавна была принята внутренняя роспись жилищ.

На дверях изображались иногда и бытовые сюжеты: например, солдат с ружьем — часовой, женщина с коромыслом и ведрами, накрытый стол с самоваром и др.

Область бытования живописи по дереву — почти вся Сибирь. Имеются сведения о применении росписи жилищ во многих районах Енисейской и Иркутской областей, Забайкалья, Северного и Южного Алтая. Снаружи обычно расписывались наличники и (на Алтае) балконы.

Заметна некоторая разница в предпочтении той или иной расцветки росписей. Так, в росписи домов в Западной Сибири и на Алтае преобладают красный, зеленый, синий цвета, а для Восточной Сибири характерны синий, зеленый, коричневый, серый.

Основные мотивы росписи — те же растительные элементы: многолепестковые цветы-розетки, распластанный куст-букет, с цветами и плодами, выходящий из вазы («сахарница», по сибирской терминологии), виноградные листья и грозди, гирлянды и завитки, изредка птицы, еще реже львы. Приемы живописи те же, что в городецкой и северо-западной росписи. Большинство образцов выработано еще во второй половине XIX в.; среди более поздних характерны: имитация обоев, роспись «под дерево», «под орех», «под мрамор», «под кирпичную кладку». На потолках элементы росписи расположены по большому кругу и в углах. В росписи заборок (на лицевой их стороне, выходящей в горницу) наряду с кустами, выходящими из «сахарниц», и цветочными гирляндами и букетами, встречались изредка и более сложные бытовые или исторические композиции: сцены чаепития, охоты, даже бой Ермака Тимофеевича с врагом. В литературе встречаются такие описания бытовых сюжетов росписи: «На темнокрасном или зеленом фоне хоровод, из которого выходит девушка навстречу казаку или солдату, подъезжающему к хороводу на санях...» «На дверях встречаются рукой доморощенного художника намалеванные львы и петухи, какой-нибудь господин в котелке против румяной дамы, судя по надписи, собирающийся ее похитить, и пр.» Верхнюю часть заборки украшал обычно узкий орнамент — растительное обрамление или роспись «под бордюр».

Мастера-профессионалы, выполнявшие эти росписи по заказу более или менее зажиточных хозяев, были выходцами из Тюмени, как это удается установить для многих сибирских районов. В Тюменском округе были сильно развиты кустарные промыслы, в том числе производство сундуков, саней и берестяных туесков, которые расписывались масляными красками. Возможно, что генетически эти промыслы связаны с аналогичными производствами по эту сторону Урала, в Вятско-Пермском крае, в свою очередь тяготевшими к районам кустарных промыслов Среднего Поволжья (преимущественно б. Нижегородской губ.). Кроме того, этнические связи Тюменского округа имели свои особенности, не оставшиеся без влияния на живописные навыки местных мастеров. Это, с одной стороны, сильное украинское влияние: дело в том, что в конце XVII и первой половине XVIII в. происходил большой наплыв в Сибирь украинцев, оставивших по себе след во многих областях жизни; в это время даже тобольскую архиепископскую, а затем митрополичью кафедру занимали иерархи-украинцы. Один из них, митрополит Филофей Лещинский, для росписи Тюменского монастыря и для писания икон в Тобольске выписал мастеров из Киева, которые впоследствии растворились в гуще сибирского населения, внеся в местное сибирское мастерство известную долю своих, веками выработанных навыков. С другой стороны, тюменская школа росписи не могла не испытывать воздействия бухарских выходцев, основавшихся в Западной Сибири еще до появления здесь русских (так называемая Бухарская волость Тюменского округа) и сыгравших большую роль в развитии в Сибири некоторых промыслов, в частности коврового и кожевенного. И действительно, анализ росписи сибирских и алтайских жилищ дает возможность выделить и проследить в ней и украинские мотивы, и традиции нижегородской школы, и приемы стилизации узбекского народного искусства; да и самая любовь к орнаментации жилья росписью характерна, как мы видели, гораздо больше для украинцев (а также и для оседлых народов Средней Азии), чем для великорусов.

Таким образом, в тюменской школе живописи получилось интереснейшее сочетание элементов великорусского, украинского и узбекского народного искусства, творчески переработанное в соответствии с местными потребностями и вкусами. Развившееся в XIX в. в Тюменском округе отходничество охватило великорусские селения на огромном пространстве: тюменские мастера расписывали дома, мебель и утварь у зажиточных старожилов в Западной Сибири, в Казахстане, в Иркутской губ. и Забайкалье. «Красильщик» (так называли этих странствующих мастеров на Алтае), явившись в деревню, подряжался расписать горницу за условленную плату и жил все время работы у хозяина избы, кормясь за его счет; затем переходил к другому хозяину, третьему и т. д.

В начале XX в. мода на «крашеные» дома начала исчезать и расписывание домов внутри прекратилось за несколько лет до начала первой мировой войны. В настоящее время роспись можно найти лишь в старых, не переделывавшихся с тех пор домах.

Самым поздним видом красочного убранства жилища снаружи является роспись на кирпичных избах, развившаяся в середине XIX в., главным образом после 1860-х годов !. Хотя кирпичное строительство началось в деревне еще при крепостном праве, но помещики строили избы наподобие казарм, без всяких украшений. Лишь освободившись от крепостной зависимости, став самостоятельными строителями своих жилищ и работая на заказчика-крестьянина, мастера-кладчики стали применять орнаментацию нового материала, используя его технические возможности. К 1880—1890-м годам выработалась весьма оригинальная, простая по приемам и сложная по получаемым узорам система орнаментации наружных стен кирпичных построек. Узоры на стене не рисовались, а выкладывались из заранее обмакнутых в краску кирпичей. Так как узорная кладка была дороже простой, то не все могли позволить себе этот расход, и бедняцкие избы складывались без узоров. Но стремление к украшению проявлялось и здесь: делались примитивные разводы белой краской на готовой стене — в виде завитков, отходящих от верхних углов окон и дверей, и простеньких елочек в простенках. Автору часто приходилось видеть эту убогую орнаментацию на бедных кирпичных избах Воронежской обл. в 1920-х годах; можно ее встретить на старых кирпичных избах и в наши дни — в Тамбовской, Рязанской, Калужской областях.

В основе всех узоров лежит белый треугольник, получаемый опусканием углов кирпича в раствор белой краски. В зависимости от того, как опускаются углы в краску, получаются кирпичи с двумя белыми и одним большим красным треугольником (если обмакнуть в краску соседние углы на одной длинной стороне,— первый образец), с двумя белыми треугольниками и красным ромбом (если обмакнутые углы расположены по диагонали кирпича — второй образец), с небольшим красным треугольником (в краску опускают два соседних угла на короткой грани кирпича — третий образец) и некоторые другие комбинации — на длинных и на коротких гранях. Все получаемые узоры можно объединить в три группы: 1) узоры горизонтальные, выкладываемые вдоль стены по верху, вместо карниза, и по низу, под окнами; 2) узоры вертикальные, помещаемые по углам наподобие пилястр; 3) узоры в простенках между окнами и по бокам от них.

В горизонтальных рядах наиболее распространены три вида орнамента: 1) «вилюшка», имеющая вид «виляющей» зигзагообразной линии, получается, когда два ряда кирпичей первого образца окраски складывают красными треугольниками один к другому; если выкладывают кирпичи длинными гранями, то вилюшка выходит пологая, если короткими, то крутая; если длинные грани чередуют с поперечными, то вилюшка получает ломаный и угловатый вид; 2) «опояска», похожая на крученый поясок, достигается укладкой одного ряда кирпичей, окрашенных по второму образцу; 3) «глазки» — красные ромбики на белом фоне; для их получения ряд кирпичей, окрашенных по третьему образцу, выкладывают попарно стоймя, короткой гранью наружу, красными треугольниками один к другому. Вилюшку и опояску помещают и внизу и наверху, глазки же обычно — только наверху стены.

Пилястры складываются по два кирпича в ширину, чередуются ряды в два продольно положенных кирпича, с одним продольным между двумя поперечными. Чередующиеся белые и красные треугольники нескольких размеров дают сложную и нарядную сетку.

Наиболее красивы крупные фигуры в простенках. Они выкладываются из кирпичей любого из трех образцов, из одного или двух, причем кирпичи кладут различными способами: только длинными гранями, только короткими, теми и другими. Обычная фасадная стена кирпичной избы в два окна имеет три простенка. Иногда фигуры на них делаются одинаково, а нередко центральная, между окнами, составляется сложнее и наряднее других. Эти фигуры, по общим их очертаниям, носят название «сосенки», «самовары», но зачастую особых названий не имеют, представляя собой удлиненные розетки и звезды.

Реже употребляют другие краски, и к основным — белым треугольникам на красном фоне — добавляют синюю, желтую и темнокоричневую.. Разнообразное сочетание этих несложных приемов создает большое количество одностильных, но не повторяющихся мозаичных узоров.

Если постройка представляет связь из двух изб, то орнаментация обеих близка друг к другу, причем опояска, наклоненная на одной избе влево, на второй повторяется в обратном порядке, т. е. с наклоном полос вправо; этим достигается впечатление симметрии орнаментации обеих изб.

Орнаментированные таким образом кирпичные избы известны с последней четверти XIX в. в пределах областей Тульской, Калужской, Брянской, Орловской, Воронежской, Тамбовской, Рязанской, но, несомненно, что они были распространены гораздо шире и, по всей вероятности характерны для всей черноземной безлесной полосы вплоть до Поволжья.

Возможно, что этот своеобразный вид народного изобразительного искусства связан традициями с кирпичным зодчеством Московской Руси XV—XVII вв.,: им никто еще не занимался, и он настоятельно требует подробного исследования.