Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Украшения на крестьянских постройках
Этнография - Восточнославянская этнография

Украшения на крестьянских постройках

Уже с глубокой старины для восточнославянского зодчества характерно широкое применение украшений как на жилых, так и на хозяйственных постройках. Некоторым исключением, пожалуй, являются отдельные белорусские и южновеликорусские районы, где в силу тех или иных причин (главным образом экономических) украшение жилища, а тем более хозяйственных построек, не получило большого развития, а местами отсутствует совершенно.

Можно сказать, что во всех, за редкими исключениями, районах, заселенных восточными славянами, существует тот или иной вид деревянной резьбы, особенно широко применяющейся, естественно, в лесной полосе; отдельные виды резьбы отражают в себе многовековые традиции. Гораздо меньше распространена роспись; здесь можно выделить две группы: роспись по глине, типичная почти для всей Украины, и роспись но дереву, встречающаяся отдельными очагами во многих великорусских районах.

Резьба

Резные украшения построек снаружи и резные украшения жилища внутри можно встретить на всем пространстве, заселенном восточными славянами,— от Белого до Черного моря, от берегов Финского залива и Карпатских гор до Тихого океана. Но, пожалуй, наибольшего развития резьба на постройках достигла на великорусском Севере и в Верхнем и Среднем Поволжье. Старинная резьба отличается целесообразностью, органической связанностью с конструкцией постройки, отсутствием всякой нарочитости и излишней узорчатости. Художественный комплекс северной великорусской избы, каким мы его знаем с начала XIX в., складывался в течение долгого времени; различные его элементы имеют различную древность, так как связаны с развитием типов построек.

Древние изображения строений на миниатюрах и иконах сохранили нам только одну украшенную деталь жилища — резные дымники — длинные деревянные вытяжные трубы на избах, отапливаемых по-черному. Остатки этой седой старины, большей частью в полуразрушенном виде, еще можно видеть кое-где на Север.

Скульптурная обработка дерева

Несмотря на отсутствие свидетельств в письменных и изобразительных памятниках относительно применения резьбы в древности, можно составить определенное представление о том, какие виды резьбы и на каких элементах комплекса жилища несомненно идут от глубокой старины. Это, прежде всего, скульптурная обработка дерева при помощи топора. Такова обработка концов бревен, входящих в конструкцию северной двускатной тесовой крыши. Так, скульптурной резьбой, своеобразной круглой пластикой обработаны охлупни. Охлупень — это массивное бревно- желоб с продольной выемкой снизу, накладываемое на конек крыши для пригнетания тесовых досок кровли. Его передняя часть, приходящаяся над фасадом избы, представляет собой комлевую часть ствола с обрубком корня, нередко вырезанную в форме головы коня с передней частью туловища. Иногда использованы два рядом отходящих корня и вырезана двойная конская голова, как исключение — тройная Это изображение, венчающее собой огромные северные хоромы, многие исследователи считают наследием времен, когда большую роль играл у славян культ коня и изображения этого животного считались оберегом, защищавшим жилище от враждебных влияний. Охлупень со скульптурной обработкой переднего конца можно встретить во всей зоне распространения севернорусского типа жилища, и не только у великорусов, но и у карел на западе и в Коми АССР на востоке. У карел в большинстве случаев конец охлуп- ня обрабатывается простым профилем, без изображения животного. Характерно, что на жилищах коми-пермяков и коми-зырян конец охлупня часто обтесывается в виде передней части тела птицы; объяснение этому можно видеть в большом значении образа утки в древней мифологии, космогонии и верованиях этих, как и многих других, финских народов.

Второй вид обработки концов бревен, также совершенно самобытный, это — орнаментация потоков в крыше того же типа — массивных, часто четырехгранных, бревен-желобов, служащих упором для нижних концов кровельных тесин и покоящихся на курицах-кокорах, врубленных в верхнее бревно боковой стены. В Вологодской обл., например, концы куриц обтесываются в виде птичьих или конских голов, в других местностях, как, например, в Карелии, гораздо большее внимание обращено на украшение потоков. Обычно конец потоков несколько утолщен, и нижняя поверхность бруса близ утолщения орнаментируется плоскостным рельефом самого разнообразного вида (насечки, круги, полуцилиндры и пр.) при помощи топора и ножа.

Третий вид художественной обработки кондов бревен — это обтеска пропусков, выпусков, помочей и т. д., т. е. концов более длинных бревен, выпущенных из двух параллельных стен бревенчатого здания (о них сказано выше, в главе IV в разделах о срубной технике и о конструкции старой двускатной крыши на самцах). Очень разнообразны профили этих массивных северных пропусков, дающие четкий изящный контур перехода от стены сруба к навесу крыши; особенно своеобразны так называемые крючки *. Иногда на пропусках ставится имя владельца дома или год постройки. Иной вид имеют «вьіпусті» на Украине, где сруб или верхняя обвязка каркасной конструкции хаты рубятся «в полдерева», т. е. из плоских брусьев. В Правобережной Украине подобный кронштейн сравнительно прост и мало выразителен, но в Левобережной, особенно в Полтавщине и Харьковщине, коник (как здесь называют эту деталь постройки) достигает очень живописных, разнообразно обработанных форм, в отдельных случаях схематически изображающих голову коня.

Не менее изящны и острубины, поддерживающие «піддашок» — далеко выступающий свес гонтовой крыши гуцульских хат или западноукраинских церквей.

Сюда же, к группе скульптурно обработанных концов тесин, надо отнести и парные коньки на крышах домов (а иногда и амбаров) в среднерусской полосе и Белоруссии, типичные преимущественно для двускатных соломенных крыш старого времени. Они представляют собой верхние концы досок, которые защищают от гниения торцы слег,К настоящему времени накопился достаточно обильный археологический материал, свидетельствующий о том, что изображение лошади в предметах искусства появилось в лесной полосе восточнославянской территории еще в I тысячелетии н. э. и постепенно становилось одним из любимейших изображений в народном искусстве. В славянских курганах X—XII вв., в древностях славянизировавшихся финских племен мери, веси и води встречается много предметов, украшенных фигурками целых коньков или их парных головок, например литые медные гребни, подвески- обереги, бронзовые игольники и пр. Многие из них, как две капли воды, походят на коньки с крестьянских крыш.

Наряду с этим нужно указать на значение конского черепа, как оберега, в старой деревне: в 1920-х годах автору настоящей работы неоднократно приходилось видеть конские черепа на пасеках («чтобы пчелы водились»), на изгородях («от дурного глазу») в русских, удмуртских и марийских деревнях Башкирской АССР. Изображение коня и парных коней или конских головок было характерно и для старой русской вышивки вплоть до конца XIX в. Все это дает нам право изображения коня — парные коньки на крышах среднерусской полосы, северный охлупень — возводить к далеким временам языческой древности.

Кое-где в Белоруссии и северной Украине (в белорусско-украинских районах) парные коньки развились в заменяющий их фигурный стоячок или шпиль, укрепляемый над фронтоном хаты и закрывающий торец Князевой слеги, иногда сохраняющий еще парность конских голов, но чаще изображающий одну птичку или беспредметное украшение. Любопытно отметить, что подобный же путь перерождения коньков во фронтонный шпиль наблюдается в южной Польше и в Голландии.

Скульптурная обработка частей постройки применяется также внутри жилища — у великорусов и украинцев. В старой северновеликорусской избе этой обработке подвергался стамик — массивная тесина, врубленная стоймя в печной столб между углом печи и входом в голбец. Обычно ее верхний конец, приголовок, обтесывался или в виде плавного мягкого завитка несложного, иногда прорезанного узора, или в форме одной-двух конских голов, а то и в виде шарика, на котором вешали полотенце. Отсюда часто встречающиеся ее названия: коник (преимущественно на Севере), боранка (в среднерусской полосе, в Поволжье). Форма конской головы придавалась и вершине доски, поставленной со стороны входа у Тоника, чем, очевидно, и объясняется это распространенное название— «коник». В этом же значении (вертикальная доска, отгораживающая короткую лавку от входной двери) известен коник и на Черниговщине; но здесь он значительно выше — от полу до полки, проходящей над дверью от передней стены до сволока. Коник здесь бывает и с конской головой и с несложной прорезью или завитком Облегченная форма коника, скошенная снизу до уровня врубленной в него лавки, при наличии полок над лавкой составляет переход к миснику.

На примере черниговских коников становится ясным происхождение распространенных в центральной Украине полок, украшенных по бокам и на кронштейнах (развившихся из оторвавшегося от пола коника) конскими головками. Упрощенные черниговские коники аналогичны белорусским, встречавшимся в селениях по р. Припяти.

В старинных избах к ребру длинных лавок пришивалась доска, обтесанная снизу мягкими плавными изгибами и свисавшая с лавки наподобие оборки; она называлась опушкой, а украшенная таким образом лавка носила название опушбнной.

В последние десятилетия старинные опушенные лавки прекрасного рисунка обнаружены во многих местностях, например в северных областях, в Ленинградской, Псковской, Новгородской и Кировской областях, в Верхнем Поволжье. «Опушки» встречаются изредка на старинных полках и божницах .

Перечисленными видами резьбы ограничивается традиционное пластическое обтесывание бревен, тесин и досок, составляющих часть самой постройки. Остальными традиционными видами резьбы украшают защитные части строений—доски, прикрывающие те или иные места постройки, которые надо предохранить от проникновения влаги и, следовательно, от гниения. Это: причёлины (или косйцы); пара причелин прикрывает торцы горизонтальных продольных слег, на которые кладутся кровельные тесины (конструкция, отличная от подзоров с коньками. полотенце — доска, прикрывающая стык обеих причелин и конец Князевой слеги; наличник, закрывающий щели между оконным проемом и рамой.

Виды резьбы на причелинах и наличниках

Резные причелины и полотенца можно встретить на всей огромной территории бытования деревянной избы с двускатной крышей. На этих частях народного жилища, а особенно на наличниках, можно проследить всю историю развития русской народной резьбы

Резьба на причелинах

Резьба на причелинах старых русских северных изб вполне самобытна, почти не несет следов воздействия каких бы то ни было влияний. По степени древности традиции здесь можно наметить целый ряд переходов.

Наиболее древний вид причелины — гладко вытесанная доска с несложными стесами на концах, не выступающая за край свеса крыши, могла быть изготовлена топором без помощи других инструментов.

Причелина с городковой резьбой по всему нижнему краю доски в виде прямоугольных и треугольных зубцов, простых и ступенчатых полукругов, трапеций и т. п. . Эту резьбу делали долотом и ножом. Применение долота позволяло обрабатывать не только край, но и всю поверхность причелины; распространен был прием ступенчатого состругивания пластов и дальнейшей орнаментировки получившихся уступов.

Причелина со сквозными круглыми отверстиями в многообразных сочетаниях с различными зубцами, дающих большое разнообразие простых, но изящных форм . Такая прорезь изготовлялась при помощи коловорота, в который вставлялись пёрки разного размера.

Причелины с пропильной резьбой, состоящие из двухтрех досок, наложенных одна на другую, или из одной доски с набитыми на нее рейками. Они могли возникнуть лишь с появлением пиленых досок (что, как сказано выше, представляет довольно позднее явление в русской деревне), а также с началом широкого применения гвоздей, которые в старой строительной технике «деревянной Руси» были вообще мало употребительны (этот, четвертый, тип обработки причелин без тщательного исследования часто бывает трудно отличить от комбинации развитого второго типа с третьим. Подобная комбинация гораздо более трудоемка, чем накладная резьба четвертого типа).

Причелины с богатым сквозным орнаментом на далеко выступающих концах (к этому же типу Относится и обработка легких ажурных полотенец. Для изготовления резьбы применяется лобзик. Это пропильная резьба, хотя и давно известная в России, но начавшая распространяться в деревне не раньше XIX в. Сквозной узор причелин и полотенец, почти всегда состоящий из кругов и их частей, требует предварительной наметки рисунка при помощи циркуля, хотя бы и самодельного.

Поздние причелины пятого типа превращаются в настоящее резное кружево, обрамляющее край крыши. К этой же группе относятся резные серьги, или подкрылки, прикрывающие спереди торцы верхних боковых бревен сруба, и резное полотенце, носящее также местные названия кись (т. е. кисть), чуска.

Все рассмотренные украшаемые части избы связаны с определенной конструкцией крыши и могут быть очень древними. Иначе обстоит дело с оконными наличниками.

Мы уже видели, что до XVIII в. не только в крестьянских избах, но и в городских домах средней руки окна были волоковые, из «пузыря» или реже из слюды. Такое окно, по всей вероятности, имело только гладкую обкладку, но могло ее даже и не иметь, как волоковые окна в подвальных этажах изб и в хозяйственных строениях, сохранявшиеся на более поздних постройках. Правда, в наши дни попадаются изредка на старых избах резные наличники и на волоковых окнах, но, скорее всего, они представляют уже вторичное явление и появились на волоковых окнах в позднейшее время уже по образцу стекольчатых окон с наличниками К Во второй половине XVII в. стекольчатые окна, называемые красными, или кося- щатыми (т. е. состоящими из косяков), стали распространяться и в деревне, причем первоначально на фасаде жилого дома делали косяща- тым только среднее окно, а боковые еще долго оставались волоковыми.

Следовательно, можно говорить о том, что косящатые окна с наличниками получили в деревне широкое распространение не ранее XVIII в., хотя форма их могла быть выработана плотниками для боярских хором, для церковных и городских зданий много ранее.

В настоящее время резными деревянными наличниками наиболее часто украшают деревянные дома как в деревне, так и в городе по всему Советскому Союзу. За время своего существования (широкое бытование не менее двух, двух с половиной веков) характер наличников, претерпев длинный ряд изменений, дал много самобытных форм и, наряду с этим, впитал в себя в творчески переработанном виде многие формы, заимствованные из гражданской и церковной архитектуры. На эволюции художественной обработки наличников ярче, чем на любой другой строительной детали, отразились все основные декоративные приемы в деревянном зодчестве восточных славян.

Наиболее старой, самобытной формой наличников, сохранившихся на Севере, можно считать гладкие обкладки, лишенные всяких украшений. На Севере, обильном лесом, плотничное искусство достигло большого развития, процесс освоения новой техники и новых форм и стилей проходил гораздо интенсивнее, быстрее и в иных масштабах, чем в бедных лесом лесостепной и степной полосах России, где дольше сохранялись традиционные формы и, возможно, дольше служили и самые наличники. Это объясняется, с одной стороны, бедностью лесом и невозможностью так же часто, как в лесной полосе, заменять наличники новыми, а с другой — и тем, что в сухом воздухе южных районов дерево сохраняется лучше, чем во влажном климате Севера.

Такой внимательный наблюдатель, как Р. М. Габе, отмечает на Севере окна старинной формы почти исключительно на амбарах, в архитектуре которых древние традиции более крепки, и кое-где в старинных церквях.

Это — небольшие квадратные окна, высотой около полуторной толщины бревна (т. е. только в полтора раза выше волоковых окон); боковые коняки наличника под углом врублены в верхнюю подушку, концы которой выпущены для украшения за линию косяков; верхняя доска, прикрывающая подушку, несет на себе очень мало резьбы К Такие окна иногда снабжены одной ставенкой, навешенной сбоку. Этого же, по существу, типа наличники характерны для левобережья Украины: и здесь это — простое оформление оконного проема, закрывающее щели между луткой (деревянной коробкой) и стеной; иногда несложной резьбой украшается лобовая часть доски.

Дальнейшее развитие первоначальной, самобытной формы мы можем видеть в наличниках, сохранившихся на старых домах во многих местностях— в Карелии, в южновеликорусских районах, где простенький легкий наличник украшается мелкой городковой резьбой древнего традиционного типа.

Раз появившись в крестьянском строительстве, деревянный наличник подвергался разнообразным местным и временным изменениям. Развитие обработки наличника шло по нескольким направлениям, постоянно между собой переплетавшимся. Первое — орнаментация последовательно видоизменялась в связи с постепенно прогрессировавшей техникой обработки дерева; уменьшалась трудоемкость обработки и удешевлялся процесс изготовления наличника. Второе направление заключалось в переработке новых стилей, заимствованных из городского строительства.

Взаимодействие этих направлений дало огромное количество разнообразнейших вариантов, многие из которых представляют непревзойденные образцы народной резьбы по дереву. Необычайно пышного развития достигла резьба на наличниках в постройках лесной полосы. Здесь имеются различные виды: простейший — долбленая резьба, сделанная только при помощи топора, ножа и долота, далее — резьба с применением коловорота, затем — появление пропиловки и всевозможных комбинированных форм и, наконец, все большее и большее преобладание наиболее легкой при современной технике тонкой ажурной пропиловки (лобзиком). В районах, где сохранилось много старинных построек, можно видеть сосуществующими все эти виды резьбы и проследить постепенное вытеснение новыми, «модными» формами всех предыдущих.

Рассматривая первую линию развития обработки наличника, зависящую от техники обработки дерева, для многих районов, главным образом для среднерусской полосы, можно наметить определенную последовательность в способах украшения наличника.

Долбленая глухая резьба трехгранно-выемчатого («клинчатого») и желобчатого типов, производившаяся на толстых тесинах при помощи ножа и долота. В этом типе резьбы наиболее распространена фигура круга из радиально расходящихся лучей, помещаемая на лобовой доске наличника в разных комбинациях из целых кругов, полукругов и сегментов в четверть круга. Это репьи — термин ряда местных великорусских диалектов, «солярные розетки» — по терминологии искусствоведов и археологов, считающих их олицетворением солнца; Р. М. Габе прямо называет их солнцами, Е. Ащепков — солнышком. Пожалуй, наиболее часто встречается комбинация из центрального полукруга с двумя сегментами круга в верхних углах

Особенно хороши старинные избы, на которых все три наличника (обычное число окон по фасаду старой великорусской избы среднерусской Сделан в 1860-х годах) полосы) соединены между собой резными же досками, проложенными между лобовыми досками, или у всех наличников верхние части составляют одно целое, или над наличниками, по свесу крыш, проложен резной подзор, в котором полукруги чередуются с желобчатыми ромбами и прямоугольниками. Иногда такая же резьба имеется и на вереях ворот.

Сохраняющиеся экземпляры «налишников старинного завету» в основной массе датируются серединой XIX в., когда, повидимому, их уже переставали делать.

Наличники с кружками и отверстиями, просверленными коловоротом. Глухие первоначально репьи проверчены насквозь, появляются разные узоры из просверленных круглых отверстий, сердцеобразные «карточные» фигуры, получаемые из двух рядом просверленных отверстий, расширенных при помощи ножа и долота и т. д. Наличники, выполненные этой техникой в комбинации с предыдущей, имеют огромное количество изысканнейших форм

Основная масса данной группы наличников относится к середине и второй половине XIX в.

Появление лобзика дало возможность делать узоры сквозными и тем усилить разнообразие отделки деревянной поверхности. Значительно меньшая трудоемкость работы способствовала быстрому распространению пропильной резьбы при украшении деревянных построек.

Несмотря на очень давнее применение русскими мастерами-резчиками сквозной резьбы , нам известен только один район, где, несомненно, еще в конце XVIII в. на наличниках крестьянских изб бытовала старая сквозная прорезь, или «резьба на проём»: это — южная часть Архангельской обл., расположенная по Северной Двине (б. уезды Шенкурский и Соль- вычегодский). Пропиловка для украшения крестьянских изб широко начала появляться лишь во второй половине XIX в.

В наиболее старинных образцах пропиловка в комбинации с долотной и коловоротной техникой применяется мало (материалы из Ленинградской обл. и Верхнего Поволжья): первоначально на досках, составляющих наличник, небольшой пропиловкой соединяли просверленные круглые отверстия; впоследствии стали выпиливать несложные узоры, но долго еще сплошной фон преобладал над выпиленными участками .

Мало-помалу техника пропиловки усваивается все лучше, все уменьшается площадь непропиленного дерева; наконец, орнамент создается уже не выпиленным пространством, а оставшимся деревом. Узоры становятся все воздушнее, и постепенно тяжелый деревянный наличник превращается в легкое кружевное обрамление, достигающее наибольшего развития во втором десятилетии XX в.

За первую четверть XX в. пропиловка быстро распространилась по всей стране, став любимым и «модным» украшением крестьянского жилища во многих районах. При применении обшивки избы тесом появились дополнительные площади для накладывания пропильной резьбы: доска, обшивающая торцы сруба, пояс (поясник), идущий под окнами вокруг всего дома. При широком распространении четырехскатной крыши с карнизом и залобками полоса пропильной резьбы устанавливается стоймя по короткому коньку, широкий резной подзор нашивается на нижнюю часть карниза, ажурные свесы обрамляют весь свободный край крыши, а легкие подвески — края фронтонов крыльца и крыши; с углов крыши и в середине фронтонов свешиваются прозрачные висляки.

Для первых трех видов резьбы не могло быть шаблонов. Эти узоры комбинировали из старых традиционных элементов, распределяя их по плоскости доски в зависимости от ее назначения и величины, от вкуса мастера или заказчика. Развитая же пропиловка требует подготовленного узора, который обычно чертят в натуральную величину на простой оберточной бумаге, вырезают и затем уже переносят на дерево. Основные инструменты при черчении — циркуль и линейка. Каждый плотник имеет свой набор узоров; кроме того, узоры постоянно заимствуются одним у другого. Наиболее распространены растительно-геометрические мотивы, представляющие круги, завитки и волнообразные линии, усложненные дополнительными завитками, листьями и розетками. Иногда добавляются фигуры птичек, реже — животных. По словам плотников, некоторые узоры они брали «с морозу», т. е. с красивых разводов из ледяных кристаллов, образующихся зимой на оконных стеклах.

В научной литературе и среди специалистов (архитекторов, искусствоведов и этнографов) до последнего времени господствовало мнение, что пропильная резьба пришла в деревню из города и представляет собой для русского искусства совершенно чуждое и наносное явление. Из приведенных выше примеров ясно, как органически и постепенно возникала сквозная обработка дерева на местах при усовершенствовании и расширении инструментария '. Причина появления глубоко ошибочного взгляда о городских истоках пропильной резьбы, равно как и отрицательного отношения специалистов к этому виду народного искусства, лежит в том, что его часто путают с распространенной в пригородах и дачных поселках пропиловкой в псевдорусском «петушковом», или «полотенчатом», стиле. Эта пропиловка представляет собой, по выражению советского искусствоведа В. Я. Курбатова, «агломерат форм и деталей византийских, романских и менее всего — русских» К Она культивировалась со времени Николая I в церковной и казенной архитектуре, стала модным стилем украшения жилищ русской буржуазии в 1870-х годах и, как правило, дальше пригородов и дачных поселков не пошла. Ее вычурные, в византийском стиле созданные мотивы не имеют ничего общего с народными традициями; развитие русской народной орнаментики шло своими путями, помимо нее.

Конечно, могли быть и отдельные случаи контаминации того и другого стиля, но эти исключения не меняют основной картины.

Победное шествие более «модного», более легкого и дешевого способа деревянной резьбы — пропиловки для украшения жилищ — захватило к началу XX в. и далекие окраины России. Здесь применительно к местным установившимся типам орнаментации пропиловка дала своеобразные варианты. Наиболее яркий пример представляет кружевная пропиловка Забайкалья и юга Иркутской обл., украшающая наличники, подзоры, ворота великорусских изб. В прихотливых изгибах, выпиленных русским сибиряком, ясно проступают причудливые очертания облаков, характерные для буддистских священных изображений, и капризные извивы языков пламени, окружающие изображения Будды и святых в бурятских дацанах (монастырях. Не менее своеобразна резьба на домах русских переселенцев в Южном Казахстане, включающая в себя элементы казахского орнамента.

Наряду с новой техникой резьбы в деревню проникают новые городски е стили; в деревне они перерабатываются и в отдельных районах достигают большого развития. Так, для территории б. Олонецкой губ. типично обрамление оконных отверстий резьбой в стиле барокко, уже более 200 лет являющегося наиболее характерным стилем украшений наличников в Карелии. Верх такого наличника состоит из двух обращенных друг к другу крупных завитков, между которыми имеется вставка, напоминающая вазу, в той или иной степени стилизованную, или колонку. Наличник стиля барокко достиг в деревне высокой степени развития и имеет множество разнообразных вариантов верхней части, комбинированной с различными отделками остальных частей наличника. С конца XIX в. наличников стиля барокко уже не производят. Тщательно изучавший их Р. М. Габе установил, что последние по времени постройки дома с такими наличниками относятся к 1880-м годам.

Мотивы барокко в резьбе развились главным образом в районе, тяготевшем к Петербургу (так, по крайней мере, можно судить по существующей литературе). Гораздо более широкий район характеризуется наличием в крестьянском строительстве элементов позднего классицизма (русского ампира), появившихся с конца XVIII — начала XIX в.

Нам неизвестно, где так привился русский ампир, как привился стиль барокко в б. Олонецкой губ., но элементы классицизма в крестьянском зодчестве встречаются, можно с уверенностью сказать, почти в каждом уголке нашей необъятной страны. Они — в усложнении профиля верхнего карниза наличника, в украшении поверхности наличника накладными (или вырезными) украшениями в виде уплощенных четырехгранных пирамидок квадратной («шашечки»), прямоугольной («сухарики») и ромбической («прянички») формы, розеток и иных геометрических или растительных фигур.

Значительный интерес представляет взаимовлияние архитектурных деталей, применявшихся при строительстве зданий из камня и из дерева. Эволюцию отдельных мотивов каменной архитектуры при переходе их в деревянное зодчество проследил JI. А. Динцес по материалам г. Ела- буги на Каме. Особенно убедительно он доказал это на таких распространенных в русском ампире украшениях, как венки и гирлянды. Венки, пронзенные жезлом с шишками на концах, в деревянном зодчестве превращаются в часто встречающуюся удлиненную фигуру из трех овалов, яйцевидных фигур или ромбов, в дальнейшем заменяясь одним вытянутым ромбом; гирлянда со свешивающимися концами также упрощается и превращается в (удлиненную фигуру из двух-трех дуг, выпуклостью обращенных вниз.

Возникновение крестьянского барокко, крестьянского ампира представляет собой вполне закономерное явление, так как их создатели — плотники, работавшие, кроме деревни, по городам и в помещичьих усадьбах, усваивали отдельные черты этих классических стилей, творчески их перерабатывали и применяли при постройке деревенских домов .

Элементы классических стилей можно встретить на деревянных наличниках домов русского населения даже в Южном Казахстане.

Лобовая доска и испод (т. е. нижняя, подоконная доска) наличника могут нести самые разнообразные украшения, боковые же косяки внизу в подавляющем большинстве случаев оканчиваются кисточками, или капельками, представляющими ряд из трех-пяти небольших трапеций, что напоминает конец полотенца с бахромой. Это любимый прием украшения, распространенный по всей нашей стране и встречающийся на наличниках любого стиля и эпохи.