Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Водоснабжения старой деревни восточных славян. Часть 2
Этнография - Восточнославянская этнография

Водоснабжения старой деревни восточных славян. Часть 2

Проруби

С еще большими трудностями в водоснабжении столкнулись русские люди при освоении сибирских лесных и степных просторов. В значительной части Сибири устройство колодцев оказалось совершенно невозможным из-за вечной мерзлоты подпочвенных слоев.

В 1684 г., при перенесении Якутска на новое место, воевода Матвей Кровков доносил царям Петру и Иоанну Алексеевичам: «А колодезя, великие государи, в Якутцом сделать никоими мерами не лзя потому что летом толко тает в полтора аршина, а болши дву аршин земли никогда не тает, а в исподи на дне бывает земля всегда мерзла» . И через 220 лет в описании города Якутска начала XX в. говорится: «Питьевая вода достаточными жителями берется из главного русла Лены, а большинство недостаточных людей пользуются водою из протоки, куда сваливаются всякие отбросы. Большинство жителей запасаются из Лены льдом, набивая им свои погреба, и ледяную воду употребляют на чай и на приготовление кушанья». И только в 1934 г. Центральный проектно-изыскательской конторой Коммунстроя здесь были найдены подмерзлотные воды, которые и питают современный водопровод Якутска .

То, что относится к крупному сибирскому центру, дает ясное представление о положении» в сибирских деревнях, расположенных в районах вечной мерзлоты и вынужденных довольствоваться водой исключительно из естественных водоемов.

Область сплошного распространения вечной мерзлоты занимает огромные пространства на севере Сибири и Европейской части СССР: южная граница этого обширного района начинается у Ледовитого океана около острова Вайгач, идет мимо Воркуты, захватывает низовья Оби южнее Салехарда (65° с. ш.), низовья Енисея до Туруханска (66° с. ш.), далее проходит южнее Якутска до Станового хребта и у устья р. Анадыря выходит к Берингову морю. К югу от этой линии вечная мерзлота встречается в виде отдельных островов. Южная граница области островного распространения вечной мерзлоты проходит по мурманскому берегу, далее начинается на материке севернее Архангельска, захватывает среднее и нижнее течение р. Печоры, идет на Туруханск, от него поворачивает резко к югу вдоль правого берега Енисея (проходя восточнее реки километров на 150—200), далее проходит западнее Иркутска и Байкала к государственной границе, так что вся восточная Сибирь попадает в эту область. Исключение, где совершенно нет мерзлоты, составляют лишь низовья рек Зеи и Бурей (район вокруг Благовещенска), бассейн нижнего Амура, начиная от Биробиджана, Приморский край, Сахалин и большая часть Камчатки. Следовательно, дальше всего на юг вечная мерзлота заходит в Забайкалье (Бурят-Монголия и Читинская обл.) и Биробиджан, встречаясь там на широте Киева и Харькова (50—51° с. ш.) .

В общей сложности область распространения вечной мерзлоты в пределах СССР равна приблизительно 7 млн. км2, что составляет треть всей территории Советского Союза. Таким образом, на этом громадном пространстве, везде, где существует мерзлота,— сельское население вынуждено пользоваться речной водой или талым снегом и льдом. В связи с этим в сибирских селениях существовал обычай нанимать на зиму «прорубщика» («пролубщика»), обязанность которого состояла в том, чтобы он зимой ежедневно прочищал проруби, которых бывает обыкновенно две или три: выше всего по течению реки — круглая, чтобы черпать воду для питья и домашнего обихода; пониже — другая, длинная и узкая для скота (такой ширины, чтобы только морда могла пройти) и третья — большая круглая для полосканья белья. Прочищают проруби, чтобы они не затягивались льдом, каждое утро и вечер, а в сильные морозы еще третий раз днем. Плата прорубщику в конце XIX — начале XX в. или представляла положенное от общества жалование (12—16 руб. за зиму), или крестьяне платили ему по 5 коп. «со скотины» и по 10—15 коп. «с коромысла» за зиму, или он получал жалованье натурой, например пс 5 фунтов муки с человека и по 5 фунтов с каждой головы скота.

Этот же обычай отмечен и на русском Севере, где «пролубничать» означало заниматься пробиванием и очисткой прорубей. Работа «пролуб- ников» оплачивалась съестными припасами; по воскресеньям и праздничным дням они обходили дома с корзиной в руках и, постукивая палкой под окном, выкрикивали: «Пролубнику! Пролубнику!» .

Как в деревне центральной России или Украины у колодца было место встреч населения, главным образом женщин, так в Сибири в зимнее время эту же роль играли проруби .

Повидимому, рытье колодцев вообще мало практиковалось в Сибири, заселявшейся первоначально почти исключительно по рекам и речкам. По крайней мере, относительно сибирских городов в раннюю пору колонизации известно, что казна получала доход с прорубей, так как за пользование ими был установлен «пролубной» оброк .

Снежники

С иным» трудностями встретились переселенцы в степных районах южной Сибири. Во многих местах здесь нет питьевой воды, так как речная сеть не отличается густотой, а все попытки крестьян дорыться до грунтовых вод, из-за крайне глубокого их залегания, оканчивались неудачей. Но русский человек нашелся и здесь, с честью выйдя из трудного положения. Воду стали запасать зимой, создавая искусственные накопления снега — снежники. Этот способ широко практиковался, например, в при- иртышских степях между Семипалатинском и Павлодаром, где он зафиксирован был наблюдателями в конце XIX в.

Для скапливания снега в степи ставили высокие загородки из шестов высотой от 2 до 3,5 м и больше, связанных поперечными жердями и переплетенных прутьями. Загородку эту устраивали в форме дуги с диаметром от 10 до 30—40 м и более. Вогнутой стороной дугу обращали против господствующего ветра. За зиму внутрь загородки наметался огромный сугроб снега, много выше самой загородки. Ранней весной хозяева снежников приезжали на свои заимки и, пока еще не началось дружное таяние снега, заваливали сугроб мятой соломой, сеном, дерном и всякой трухой, плохо пропускающей тепло, а чтобы эту покрышку не снесло ветром, набрасывали сверху жерди. При медленном таянии снега вода, образующаяся на поверхности сугроба, пропитывала всю его рыхлую массу и пушистый, рассыпчатый снег мало-помалу превращался в компактный крупнозернистый лед. Ручьи из медленно тающего льда по специально устроенному ложбинообразному скату стекали в яму; из нее по мере необходимости и брали воду. Для получения совершенно чистой воды откалывали льдины от ледяного бугра и клали для таяния в кадки. Более заботливые и бережливые хозяева собирали снеговую воду в специальные резервуары типа срубных колодцев, около них ставили колоды для поения скота. При обилии воды, помимо колодцев, рыли небольшие прудки для уток и гусей. Тут же, поближе к воде, устраивали иногда и огороды. В этих степях отмечен случай, когда на образовавшемся у двух хозяев болотце-озерке начали останавливаться перелетные птицы.

Снежники некоторых хозяев имели вид небольших гор высотой в несколько метров. Для образования этих холмов хозяева снежников ставили целый ряд жердей и по мере заноса снегом вытаскивали их и ставили все выше. В таких громадных снежниках снег прикрывали обыкновенно только о самой верхушки в виде шапки; бока же оставлялись совершенно открытыми для более обильного скопления тающей воды.

Кроме этого остроумного способа, есть также сведения, что в некоторых областях Сибири иногда даже сносили снег в расщелины гор и утрамбовывали его; медленное таяние этого искусственного ледника давало весной достаточный запас питьевой воды.

В настоящее время условия водоснабжения в советской деревне во многих случаях резко изменились к лучшему. Особенно это заметно в засушливых районах степной полосы, где многие селения исстари были плохо обеспечены водой, а у редких колодцев часто создавались очереди. Во многих колхозах на полях устроены пруды и водоемы; в самих селениях вырыты шахтные колодцы, за последние два-три года кое-где пробурены глубоководные артезианские скважины. Некоторые крупные колхозы складывают кирпичные водонапорные башни, оборудуют водопроводную сеть под самотечную подачу воды; на улицах крупных селений установлены водоразборные колонки .