Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Западнорусский, белорусский и украинский жилищный план
Этнография - Восточнославянская этнография

Западнорусский, белорусский и украинский жилищный план

Данный тип планировки господствует, как показывает самое название, во всей Белоруссии, на всем пространстве Украины от Северного Донца до западных склонов Карпат и в западнорусских областях Смоленской, Великолукской, Псковской и в юго-западных частях Новгородской и Ленинградской областей (от их границ с Псковской обл. до линии р. Ловать — оз. Ильмень — р. Луга — Лужская губа).

Эта планировка характеризуется тем, что печь расположена в углу у входа из сеней, но повернута челом к боковой стене (как в западном южновеликорусском типе), так что входящий в избу видит сразу сбоку от себя печное устье; передний угол помещается наискось от печи в дальнем от входа углу (как в севернорусском типе); между боковой стенкой печи и дальней от входа стеной устраивается на уровне лавок широкий деревянный помост для спанья — «пол»; над ним у великорусов и белорусов настилаются полати.

Однако, сохраняя одинаковую планировку жилья, западные великорусы, белорусы и украинцы, в силу ряда причин (этническая традиция, социально-экономические различия, природные условия и строительный материал) создали резко отличающиеся один от другого подтипы жилища, поэтому и рассматривать их следует отдельно.

Западнорусский план

Несмотря на сравнительно небольшую площадь, занимаемую великорусским жилищем такой планировки, оно сильно разнится в отдельных районах. Основной причиной служит то, что по рассматриваемой территории проходит граница поземных изб и изб на подклете. Так, например, почти вся Смоленщина находится в пределах распространения поземной хаты и по всему характеру, кроме внутренней планировки жилья, ближе всего стоит к западному южновеликорусскому типу. Как и там, низкие избы строятся без подполья, еще недавно в избах широко был распространен земляной пол; деревянный настил пола называется «мост», а во многих домах в сенях и до сих пор сохраняются земляные полы.

Около ста лет назад в жилищах большей части Псковщины, от Пскова до верховьев Западной Двины, были земляные и глиняные полы; но для северо-восточных ее районов (Холмский и Порховской уезды) уже тогда были характерны высокие избы с подпольями и деревянными полами. К концу XIX в. деревянный пол постепенно заменил собой земляные полы по всей этой области, причем, как и повсюду, высота пола над землей увеличивается по направлению к северу: например, в Великолукской обл. переводины для пола врубаются в первый или второй венец сруба, а в Псковской обл.— в третий, четвертый и даже пятый венец. По первому впечатлению, если не считать иного поворота печи, изба этих районов напоминает избы соседних местностей среднерусской полосы — Новгородской, Калининской областей. Основное отличие старых изб Псковщины — это меньшее число окон, чем в жилище центральной части страны. Часто на фасадной стене (на улицу) было только одно окно и второе — на другой стороне переднего угла, реже делали третье окно. Кроме большого окна, в фасадной стене часто прорубали еще волоковое или слуховое оконце. К XX в. и для псковской деревни обычными стали трехоконные избы.

Печь в избе может ставиться и направо и налево от входа, повидимому, чаще налево. Если же жилище является связью из двух изб, то печи в них ставятся у стен, обращенных к сеням; таким образом, план одной избы представляет зеркальную симметрию по отношению к другой. При более высоком подполье — в северо-восточной части района западнорусской планировки — вдоль боковой стенки печи приделывают род деревянного ящика-лежанки, высотой до полуметра; в верхнем настиле его делают люк с подъемной крышкой, через него устраивают ход под пол, где хранят продукты; в Великолукской обл. называют эту лежанку ленуха, в Новгородской — карзенъ (ср., карзина, каржина в верхневолжских районах). Шире распространен обычай спускаться в подполье через люк с откидной крышкой, устраиваемый в полу у стены против печи. На севере Псковской обл. часто устраивают и дополнительный наружный ход в подполье (подызбицу) с боковой стороны избы — для удобства ссыпки через него картофеля. В старых избах, по крайней мере еще в 1920-х годах, сохранялся широкий деревянный настил высотой от пола около полуметра — «пол», задник, мары (вместо нары). Он занимал пространство от боковой стенки печи (или от ленухи, если она есть) до передней стены, т. е. дальней и параллельной дверной. На нем спали, подстилая солому и гороховину и покрывая их дерюгой. Под «полом» стояли кублы (ушаты с крышками для хранения одежды) и сундуки, зимой здесь иногда держали телят и поросят. Над «полом» делали полати. Опорой для них служила грядка — брус, который одним концом покоился на печном столбе — конике, водружавшемся у свободного угла печи, другим врубался в переднюю стену. Под прямым углом к грядке на том же конике укреплялась полка, перекинутая параллельно двери,— для шапок. Вокруг стен шли неподвижные лавки, в старых избах украшавшиеся опушкой (деревянным резным фестончатым подзором;  кроме лавки у стены с входной дверью. Эта лавка называлась пороговая, на ней женщины стряпали.

Наверху были устроены длинные полки. В дальнем от входа углу, наискось от печи, расположен перёд, передний угол, больший, большой угол; в нем висел киот с образами. Нередко киот задергивался браным набожником, или обвеской, из двух половинок, чтобы не пылились образа. Стол далеко не всюду стоит в переднем углу; во многих районах Псковской и Великолукской областей его ставят в простенке между окнами — против угла печи. Угол у входа называется кут, в нем висит на стенах тройная полка для посуды и висячий шкафик. В районах Смоленской и Великолукской областей, пограничных с Белоруссией, словами «кут»  «кутный угол» называют передний угол (как у белорусов).

С конца XIX в. перестали делать и неподвижный «пол» и полати. В старых избах разбирали это исконное убранство избы и вместо него ставили широкие деревянные, а позднее и железные кровати. Это пространство стали отделять либо занавесом, либо досчатой переборкой — получалось два помещения — изба и чулан, но назначение чулана, понятно, совершенно иное, чем при среднерусском плане: там — это кухня против печного устья, здесь — эго спальня за боковой стенкой печи. Такое разделение избы отмечает анкета Русского географического общества (данные 1849 г.). Для отделения печи и стряпни избу в свою очередь перегораживали пополам перегородкой, идущей параллельно двери от угла печи к боковой стене: получалась кухня, чистая «половинка» и чулан (или спальня). Проход в переборке делался около печи. В углу между переборкой и боковой стеной избы вешали икону и ставили стол для стряпни и еды.

По всей Псковщине в прошлом крайне редко мыли полы, только по большим праздникам (а в литературе XIX в. нередко упоминается, что полов здесь не моют совсем). Это составляет полную противоположность остальным севернорусским районам, где полы поддерживаются всегда в чистоте — их моют каждую субботу (а к большим праздникам моют и бревенчатые стены избы и лавки, все выскабливается ножом до совершенной чистоты). Повидимому, отсутствие этой привычки частого мытья полов можно объяснить тем, что деревянный пол здесь появился сравнительно поздно, тогда как частое мытье пола в районах избы на подклете представляет обычай, выработавшийся в результате многовековой, можно сказать, тысячелетней жизни в жилище с деревянным полом.

Для изб XIX в. характерно наличие клети, которую ставили отдельно. В южных районах Псковской обл. отмечены трехкамерные постройки, состоящие из избы, сеней и так называемого сельника, заменявшего клеть; нередко в нем спали новобрачные. Сельнйк устраивали на столбах, пространство между столбами заплетали хворостом и использовали как хлев для мелкого скота и птицы (например, держали гусей и овец).

Белорусский план

У белорусов большая часть хат расположена, как средневеликорусские избы, перпендикулярно к улице, либо под углом, с одним или двумя окнами, выходящими на улицу, так что вход в сени приходится сбоку жилья, в прежнее время — больше со двора, так как хата располагалась во дворе, окнами во двор. Пол в хате раньше был преимущественно глинобитный — ток (его утрамбовывали «чекухами» — деревянными молотками и лопатами, для уничтожения блох и других насекомых часто поливали кипятком) или деревянный, называемый в одних местах подлога (название это происходит от тех деревянных столбов и балок, которые поддерживают доски пола), в других — мосничный пол, мост, так как он вымощен досками (мостницами, мосницами, мосничинами). Деревянный пол в болотистых местах — очень древняя особенность белорусских хат; в последнее время деревянный пол повсеместно и быстро вытесняет глинобитный.

При входе в хату в правом от двери углу находится печь, повернутая устьем к левой от входа стене. Около печи часто устраивали кирпичные лежанки для стариков и старух. По диагонали от печи в левом дальнем углу расположен кут, куток, кутный угол, покуцЬу в котором стоит стол; здесь также висят образа, убранные набожником — вышитым или затканным полотенцем. Кут имеет два окна, прорезанные в двух стенах, составляющих угол; оба они называются кутние. Для белорусской хаты характерно наличие двух кутных окон и их несимметричное расположение— не по середине стен, а ближе к углу. Третье окно, налево от входа, против устья печи, называется прицепечное. Между печью и дальней от входа стеной (передней) устроен широкий помост для спанья — «пол», окно над ним называется полным. В некоторых районах, например у бе- лорусов-сакунов в Полесье, над «полом» никогда не прорубали окна, чтобы было теплее. Здесь в белорусской хате прежде было всего три окна — одно на улицу и два во двор.

Подполье (т. е. место под нарами — «полом») и подпечье на зиму отгораживались досчатой загородкой; сюда на время зимних холодов помещали кур и молодых животных; в подпечье сажали и наседок на яйца; этот курятник под печью называли катух. В Западной Белоруссии на зиму в хату брали и овец — для них отгораживали угол против печи.

Над полом делали полати (палати, палатки для спанья); для этого у свободного угла печи поставлен печной столб, от него к дальней стене параллельно внешнему краю «пола», на высоте человеческого роста идет брус, называемый било, пересол; на било помещали доски, другим концом вделанные в стену хаты. Иногда опорой полатей служили специальные столбики. Полатей давно уже не устраивают, и встречаются селения, где их даже не помнят.

По стенам, примыкающим к кутному углу, укреплены неподвижные лавки — лавы; лавка, идущая по левой от входа стене к кутному углу, называется прицепечной лавой, а идущая от кутного угла до «пола» — кутняя, иногда полная лава. Широкие (в среднем 60 см) дубовые лавы считались ценностью и передавались по наследству. В глухих местах сохранялся у входа неподвижный шкафчик — «коник»; в нем внизу на полке держали воду в горшках, а на верхних трех полках помещалась посуда.

Но чаще у входа делали лишь неподвижную лавочку, а теперь для ведер е водой ставят услонец — переносную скамейку. Одна скамья (слон, ус- лон, заслон, пирадок) ставится и к столу. Если четыре ножки скамьи соединены продольными и поперечными перекладинами, то это тыпчан, тыпчаник. Иногда имеются в избе еще маленькие скамейки (слончики) под ведро, под чугун.

По старому обычаю, во время еды на лавы садились только мужчины, а женщины ели стоя или примостившись на услонах, чтобы удобно было подавать к столу. Над лавочкой или услонцем налево от входа прибивают ложечник, в который втыкают ложки, или заложник, заложеш- ник с перильцами с трех сторон для складывания тарелок, ложек. Немного повыше ложечника находится палйчка, на ней держат соль, тарелки, миски. Некоторые крестьяне прибивают паличку над входной дверью, для складывания мелочей. Вдоль прицепечной лавки, под окном тянется длинная полица, на ней тоже ставят посуду, некоторые продукты. От печного столба к противоположной стене идет жёрдка, на которую все члены семьи вешают на ночь свою одежду. В Полесье в поперечные стены хаты врезают под потолком тонкие балочки, на них кладут жердки — они поддерживают люльку с ребенком, на них развешивают для просушки белье, лен и пр. По стенам вбивают деревянные крюки для шапок, сум и т. п. Угол, образуемый передней частью печи и стеной хаты (у порога, направо от входа), называется кочережником; здесь стоят кочерга, ухваты — «вилки», сковородник — «чепела», помело, лопата, веник.

Против устья печи у прицепечного окна на равнсм расстоянии (около метра) от обеих стен в старых хатах помещался лучник, служивший для освещения хаты при помощи лучины.

В белорусской деревне, экономически более отсталой, чем деревня многих великорусских районов, гораздо меньше было распространено и трехкамерное жилище, не говоря уже о пятистенке и других более поздних формах. Тем не менее и здесь в чистой хате трехкамерного жилья зажиточной семьи можно было видеть печь-голландку, стулья и табуреты, кровати под пологом вместо нар — «пола» и шкаф (судник) для посуды. Иногда в чистой хате перегородкой отделялась комора — для спальни и для хранения лучших вещей и одежды.

Сени, вход в которые в белорусской хате устраивается обычно со двора и почти никогда с улицы (ибо дом стоит к улице, большей частью узкой стороной), почти всегда имеют ту же величину, что и хата, а иногда превосходят и самоё хату. В некоторых районах особенностью сеней в белорусском жилище, сравнительно с украинским и великорусским, является наличие в них лавок, стола и иконы (в курных избах здесь совсем не было икон). В жаркое летнее время белорусы часто живут в своих прохладных сенях (а сени у них, как и у великорусов, большей частью без потолка). Поэтому в сенях прорезают небольшое оконце. Иногда в сенях отделяется перегородкой небольшая коморка.

Таким образом, белорусское жилище вплоть до эпохи социалистической реконструкции оставалось гораздо менее развитым, чем жилище великорусское, что, несомненно, объясняется особенно тяжелым экономическим положением белорусского крестьянства. По существу, белорусское жилище по своей архаической технике, по многим своим формам сохранило почти до наших дней древние общерусские черты, от которых так далеко отошло русское жилище, особенно его северные и среднерусские разновидности.

Украинский план

Внутренняя планировка украинских хат отличается поразительной однотипностью. Ф. К- Волков писал: «В какую бы украинскую хату, начиная с западных частей Курской и Воронежской губерний и кончая западными склонами Карпат, мы ни заглянули, решительно повсюду мы находим одно и то же: вход в хату из сеней, сейчас же возле входа по одну сторону печь в углу, по другую — в другом углу или возле печи — полиция, или «мйсник», для посуды; между печью и так называемой «при- чильной», т. е. узкой, стеной хаты находится «піл» (пол), на которых спят, или подвижное «ліжко», т. е. кровать; в так называемом красном углу под иконами помещается «стіл», вдоль стен — «лави», возле стола еще «ослін», или подвижная скамья; в углу между дверью и печкой — кочерги, в другом углу, возле мисника — «зрізок» с водой (если он не в сенях)». Полатей на Украине не знают. Следует отметить, что стены хаты носят каждая свое название. Та, в которой прорублена дверь, называется порогова, против нее расположена причілкова (причільна) стена, находящаяся в челе хаты, на узкой стороне; фасадная стена, приходящаяся против устья печи, носит название передпічня. Всегда стремятся поставить хату причилковой или пе- редпичней стеной на юг, чтобы возможно больше солнечного тепла и света попадало в хату. Против фасадной стены расположена напільна, или полова стена, так как около нее помещается піл.

Повидимому, на Украине печь (называемая здесь варйста піч) помещается чаще в левом углу от входа, а красный угол (покутье, покуття) — в правом переднем углу, т. е. обратно тому, что мы видим в белорусских хатах. В передпечной стене справа от входа против устья печи находится предпічно вікно, далее около покутья — окно покутне, или застільне, так как против него стоит стол. В причильной стене также имеются два окна: одно — около покутья, приходящееся против входной двери (застільне, надвірне), и второе — против «пола» (припільне). На четвертой, напильной стене обыкновенно не делают окна, чтобы не охлаждать спального угла; если же здесь иногда и устраивают окно, то очень небольшого размера; его называют напільне, запільне, или полове вікно, или холодное, так как оно выходит на север (на Полтавщине и Харьковщине к жилью сзади пристраивают иногда во всю длину хаты и сеней узкое помещение для скота, оно утепляет обращенную на север припильную стену). Нередко делают еще крохотное оконце над печью, «в одну шибку», чтобы можно было шить, сидя на печи, и чтобы детям, проводящим на печи зимний день, было светлее; это — запічне віконце.

Под «полом» ставят сундуки и складывают кое-какие вещи. Над «полом» под самым потолком висят жердки для развешивания одежды, белья и пряжи, одна или две. Одна идет над краем помоста, вдоль него, другая — поперек, между помостом и лежанкой — грубкой, которую часто пристраивают к варистой печи. Жердка привешивается и над печью, на ней висят вязанки лука от осени до весны. На самой печи спят, на ней же сушат зерно. Около печи, недалеко от пола висит колыбель — колйска, которую мать может качать, не вставая с «полу». Посредине хаты около угла печи часто ставят столб, который подпирает сволок (матицу). По стенам прибиваются полиці — идущие над мисником и над входной дверью, затем над предпечным окном Мисник, или судник, представляет собой род открытого шкафчика в несколько полочек для посуды, он бывает украшен резьбой. Возле мисника иногда приделывают еще к стене ліжник — маленькую полочку с дырками, в которые втыкаются ложки; у бойков в Карпатах эту полочку называют жичник, т. е. лжйчник, ложечник. Под мисником стоит ведро или макитра с чистой водой и кружка. Стены, потолок (стеля) и печь обмазываются белой глиной или мелом раза три в год. Глиняный пол всегда содержится в чистоте и порядке, образовавшиеся выбоины и ямки немедленно исправляются и подмазываются глиной; заботливые хозяйки подмазывают пол раза два в месяц. Зимой и в дождливую погоду многие покрывают пол соломой, которую по мерс загрязнения употребляют как топливо и заменяют свежей.

Еще в начале XX в. дощатый пол в хатах Украины были редкостью Такая хата служила признаком богатства, на что указывалось и в песнях. Дощатый пол чаще делали в коморах, где он был необходим, чтобы хлеб не отсырел и не был поеден мышами .

Та же планировка хаты, как говорилось выше, характерна и для крайних западных районов Украины. Разница лишь в том, что во многих местах б. Галиции неподвижные лавы сменились переносными топчанами, т. е. скамьями со спинками и ручками, типа деревянных диванов.

 

Внутреннее устройство старинной гуцульской хаты (г. Старый Косов Станиславской обл.): придверная стена, над дверью — намисник, слева от входа — изразцовая печь «пола» появилась широкая и деревянная кровать «ліжко» (тот же процесс с начала XX в. происходит и в восточных районах Украины).

Чрезвычайно нарядна и своеобразна благодаря богатству декоративного убранства внутренность гуцульской хаты, что резко отличает ее по первому впечатлению от любого другого восточнославянского жилища. Но в основе своей и гуцульское жилище имеет обычные композиционные элементы планировки украинской хаты. В самом деле, проходя через двор типичной гуцульской усадьбы — гражды или оседка, мы попадаем через входные двери в сени — хороми; по обе стороны сеней расположены хаты — «лівачка» и «правачка».

Войдем в хату-«правачку»: слева от входа помещается на широком деревянном опечке с резными подставками — кронштейнами красивой формы — варистая печь из расписных изразцов — кахлей  с горизонтальным дымоходом, выводящим дым в сени. В углу между дверью и печью составлены кочерга и другие печные принадлежности. За печью стоит у стены лижко с постланной постелью. Над ним подвешены две тонкие длинные грздцї (рус. — грядки), покрытые резьбой, на них висят «ліжники» — одеяла. Вдоль причельной и передпечной стен стоят лавици, в покутье — богато украшенный резьбой стол (писаний стів) над ним — образа (образник). Бросается в глаза отсутствие окна в причельной стене, что связано с конструкцией гуцульской усадьбы: причельные стены хаты выходят к глухим притулам, окружающим жилье с трех сторон. Вдоль передней стены над окнами прибивается длинная полиця или подвешивается «така грэдка, як над постелею». У пороговой придверной стены направо от входа стоит резной же шкаф для посуды — шафка, над дверью помещается резной намисник (мисник) для поливных мисок (как говорят, он «служит більше для окраси»).

Наряду с великолепными образчиками гуцульской архитектуры жилого дома, сохранявшимися в зажиточных хозяйствах лесистых горных районов, там же нередко встречались хаты бедных хозяев, лишенные художественного убранства. Попадались и совсем бедные хатенки, так называемые бурдеи  напоминавшие самые убогие халупки  белорусов-полешуков в старину, без хозяйственных построек. Но внутренняя планировка всех этих жилищ остается все той же, однотипной. Исключением является, повидимому, лишь один район Дрогобычской обл., где в старых курных хатах, которым в 1909 г. насчитывалось более 50 лет, отмечено то же положение печи по отношению к входной двери, как у северно-великорусов .