Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Крестьянские усадьбы в Сибири и у русских поселенцев
Этнография - Восточнославянская этнография

Крестьянские усадьбы в Сибири и у русских поселенцев средней Азии

На востоке, за Уралом, также существует зональное распространение типов застройки усадьбы, составляющих как бы продолжение зональных форм Восточной Европы, но измененных в связи с приспособлением к новым условиям. Это дает нам возможность говорить о двух основных группах типов — сибирской и среднеазиатской, с ярко выраженными местными особенностями, образующими в отдельных случаях своеобразные локальные варианты.

Сибирский тип застройки

Западносибирский тип застройки, характерный для русских селений лесной зоны Западной Сибири, представляет собой, в сущности, волжско-камский, или вятский, тип, но стоит еще ближе к южновеликорусскому. Это сходство с последним проявляется в том, что высокая бревенчатая изба, или, как здесь часто говорят, «дом», севернорусского типа, стоит нередко вдоль улицы (как в южновеликорусском типе, в противоположность вятскому), рядом с ним — ворота, ведущие в замкнутый глухой двор, обставленный надворными постройками и навесами и называемый оградой (рис. 44). В усадьбах старого типа жилой дом ставился в глубине двора, а если он выходил на улицу, то был обращен окнами во двор. Лишь позднее жилой дом стали строить окнами на улицу, а во дворе ставилось зимовье, или зимовьюшка. Оно служило временным жилищем, когда в главной избе морозили тараканов, когда морили на печи табак (разведению которого на Ангаре научились у ссыльных декабристов), когда на праздник съезжалось много гостей и пр. В зимовье ставили ткацкий стан, валяли сукно и войлок и т. д.

Обычный двор сибирского крестьянина в дореволюционное время вы- тлядел так. Массивные глухие ворота находились в центре фасадной стороны усадьбы; по одну сторону от них стоял дом, по другую — амбар; кроме амбаров (в Западной Сибири почти всегда входивших раньше в состав надворных построек), по периметру двора стояли погреба, сеновал, завозня, сушйла для зернового хлеба, иногда баня. Промежутки между строениями занимали крыши, поднавёсья, или повйти, повйтки,— навесы на столбах, примыкавшие к заплоту, т. е. забору из горизонтально положенных бревен, толстых плах или досок. Под этими навесами сложены были дрова, поставлены экипажи и сельскохозяйственные орудия, на по- витях (если они плоские) сложено копнами сено. Сзади дома пристроено задворье — закрытое со всех сторон помещение для содержания летом домашней птицы. Дворы полностью (или, по крайней мере, передняя их часть — ограда) вымощены деревом.

В задней части ограды были расположены пригоны — скотский (скотный) двор с бревенчатыми стаями, стайками — помещениями для рогатого скота и овец; иногда скотский двор отделен от ограды изгородью с воротами (получается передний двор и скотский двор). Скотский двор — зимний, так как летом скот почти не бывал дома; если хозяйство имело заимку, то с ранней весны коров угоняли туда и кто-нибудь из семьи жил с ними все лето, возвращаясь в селение лишь осенью.

Нередко связь из избы и горницы была повернута узкой стороной на улицу; сени были сквозные, т. е. вход в них с переднего, чистого двора, где расположены амбары и погреба, а против входа — выход на задний двор, где держали скот и птицу, складывали дрова, сено и солому. Таким образом, передний двор от заднего отделен избой.

В Иркутской обл. и в Забайкалье, где у крестьян было издавна развито свиноводство, в скотном дворе для свиней устроен отдельный небольшой теплый хлев (в Иркутской обл.— катушдк, в Забайкалье — мерлог). Это —невысокий сруб с дверью, куда свиней загоняли только на ночь.

Этот тип сибирского глухого двора, обнесенного высоким забором и обставленного хозяйственными строениями, был характерен в прошлом для русских середняцких и кулацких хозяйств Тобольской, Томской, Енисейской, южной части Иркутской губерний, Забайкалья и южных районов Якутии (по рекам Олекме и Алдану).

В кулацких хозяйствах нередко хозяйственные постройки стояли не только на усадьбе и в селении, но были разбросаны на различных, нередко весьма дальних расстояниях от усадьбы, что было связано с наличием заимок.

Наряду с преобладающим типом застройки — замкнутым открытым двором, в Западной Сибири и реже на Алтае все же встречаются варианты крытого двора — однорядная и двухрядная связи, так называемые двойные и даже тройные дома.

Тройные дома, т. е. три ряда срубных построек, приставленных вплотную одна к другой, представляют своеобразное усложнение двухрядной связи, выработавшееся на огромных пространствах Западной Сибири; это настоящая трехрядная связь. Такие дома в недавнем прошлом строили многие зажиточные крестьянские хозяйства этой обширной территории (Томская, Новосибирская, Омская, Тюменская и Свердловская области). Трехрядная связь (тройная изба, тройня) состоит из избы, крытого двора и третьего — хозяйственного (амбар, сарай) либо жилого (изба, горница) помещения; все три постройки стоят рядом, перпендикулярно по отношению к улице, каждый сруб крыт отдельной двускатной крышей. Особенностью тройного дома является устройство внутренних переходов, площадок и двориков на различном уровне разнообразного хозяйственного назначения, в летнее время служащих также для спанья.

Архитектор Е. Ащепков, впервые исследовавший тройные дома Западной Сибири, дает зарисовки шести домов, с планами и разрезами к четырем из них. Схема расположения помещений в них такова: в четырех случаях крытый двор занимает центральное положение в застройке: по одну сторону его жилая изба, по другую — амбар и остальные службы (два случая) или по сторонам двора стоят жилые помещения (изба и изба, или изба и горница). В пятом случае изба занимает центральное положение, по бокам ее — амбар и крытый двор. В шестом — изба и двор стоят по бокам, в середине — связывающие их дополнительные большие сени; последняя планировка более удачна и целесообразна, чем остальные, так как в ней помещения для скота изолированы от людского жилища, поэтому она и наиболее распространена. Если крытый двор соединяет два жилых помещения (3-й и 4-й случаи), то он, естественно, используется, как чистый внутренний дворик, а для скота пристраивают крытый двор позади жилой части, длинной стеной к задней стене трехчастной постройки. При этой планировке помещения для скота также изолированы от людского жилья.

Во всех шести случаях вход в это сложное жилище устроен с улицы; при центральном положении крытого двора входят через калитку и ворота в его передней стене, составляющие центр всей фасадной композиции трех, частной усадьбы; при боковом положении двора в нем делают только ворота, а калитку или прорезают в фасадной стене центральных (дополнительных) сеней (6-й случай), или устраивают между избой и амбаром под крышей последнего (5-й случай). Лишь в первом случае, когда стоявшее сбоку жилье представляло связь из двух изб, оно имело вход с заулка через крыльцо, пристроенное к сеням снаружи усадьбы.

К сожалению, у нас еще недостаточно данных для сближения западносибирской трехрядной связи с трехрядной застройкой вятско-камского подтипа. В своих типичных, известных по литературе формах они разнятся в основном наличием внутреннего двора (ограды), открытого или крытого односкатной крышей у вятско-камской застройки и отсутствием его у западносибирской. При дальнейшем изучении, возможно, найдутся и переходные между ними формы, которые позволят объединить эти два интереснейших и мало изученных вида русской крестьянской застройки в одну группу.

Несколько необычный тип в смысле соотношения жилых и хозяйственных построек представляли собой русские селения по р. Оби ниже впадения в нее Иртыша и до Березова (Ханты-Мансийский национальный округ). Высокие просторные избы в этих деревнях строились без дворов и хозяйственных построек. Загоны для скота, хлевы и конюшни выносили за деревню, в сторону от жилых построек.

Своеобразные варианты дома-двора, в котором жилые и служебные помещения тесно связаны в одно хозяйственное целое, типичны для охот- ничье-рыболовецких промысловых хозяйств русского «затундренного» населения на крайнем севере Сибири — в Таймырском национальном округе. Они рассмотрены в главе VII «Внутренняя планировка жилища».

Значительно распространен в Сибири и открытый незамкнуты й двор, обнесенный жердяной изгородью, внутри которой хозяйственные постройки расположены в самом разнообразном порядке, а жилой дом преимущественно выходит на улицу, но помещается иногда и в глубине двора. Этот тип встречается начиная с Иркутской области по верхней Лене, в Забайкалье и дальше на восток до Тихого океана, типичен он и для Южной Сибири и для многих мест Алтая; реже двор бывает обнесен бревенчатым или тесовым забором; в южном Забайкалье, в Читинской обл. встречается и плетень из ивняка. Нередко в прошлом для скота не делали особого помещения, и он всю зиму ходил на дворе под открытым небом; в других случаях устраивали в заднем дворе заплот (забор) со стороны господствующих ветров и навес; эта сараюшка открытой стороной обращена на юг. Лишь для телят и новотелых коров делали проконопаченные хлева. На Алтае молодняк — телят и ягнят — держали в особой «избушке», в которой устроена русская печь для отопления, а также для согревания пойла для молодняка.

В холодных дворах навоз зимой смерзается в твердую массу. Эти так называемые пласты вырубали и глыбами вывозили зимой на поля или сваливали на огород, который расположен обычно за двором. При такой системе содержания скота ему уже не готовили теплого пойла, а всю зиму гоняли на водопой на речку, к проруби.

Содержание скота на открытом воздухе круглый год было широко распространено во многих местах и в Западной Сибири, даже при наличии замкнутого двора. Так, например, в селениях Курганской обл. скотские загоны помещали у самой реки и зимой устраивали воденики, т. е. часть реки, с прорубью, обносили легкой, только на зиму, изгородью, примыкающей к загону и соединяющейся с ним воротцами. Особенно типично было зимнее содержание скота под открытым небом для Амурской обл. И у крестьян и у казаков здесь зимние помещения для скота представляли либо навесы с легкой соломенной крышей, с тремя стенами и плетневой загородкой с воротцами вместо четвертой, либо базы — плетневые загородки, часто даже без навеса, который защищал бы скот от снега, реже с одной стеной со стороны преобладающего ветра. Но наряду с такими дворами, в которых скот не имеет никакой защиты от холода, снега и вьюги, и здесь в некоторых хозяйствах для рогатого скота ставили мазаные или рубленые хлевы, иногда даже отапливаемые, устраивали настоящие конюшни. Повидимому, это встречалось чаще у переселенцев из европейской части России. Крестьяне и казаки находили, что крупный рогатый скот (взрослый) и лошади лучше, здоровее выстаивают зиму на ветру и в холоде, чем в закрытых или теплых помещениях (от теплой конюшни лошади «хворают и паршивеют»).

Встает вопрос, почему же все-таки в лесной зоне Сибири, с ее суровым климатом, основными типами застройки усадьбы стали открытые дворы особых типов (замкнутый и незамкнутый), а не крытый двор северновеликорусского типа, гораздо более приспособленный к долгим северным зимам? Несомненно, что полный ответ может быть получен лишь после тщательного рассмотрения материалов по этому вопросу, мало еще изученному. Но несомненно одно, что немалую роль играла и сила этнической традиции: так как большая часть переселенцев из европейской России шла из области распространения покоеобразного, а позднее и открытого незамкнутого двора, они и на новых местах приспособили к местным условиям свой прежний, привычный план застройки.

Среднеазиатский тип застройки

Для русских селений Средней Азии характерна застройка украинского типа. Здесь нет определенного положения жилища по отношению к улице, двор огороженный, открытый, надворные постройки не составляют сплошного окружения двора.

В Южном Казахстане усадьба переселенца имеет форму четырехугольника и разбивается на две части — двір и городчик. Во дворе расположены жилище и все хозяйственные постройки; во второй наиболее обширной части — огород и плодовый сад.

Промежуточный характер носят поселения степной зоны Казахстана (например, Семипалатинской обл.). Здесь при жилище южного (великорусского или украинского, в зависимости от национальности переселенца) типа, большей частью вальковом или саманном, имеется двор замкнутый, хотя и не вполне: прежде всего застраивают двор со стороны улицы; затем под прямым углом к этой части строения ставят постройки на границе с усадьбой соседа; в последнюю очередь застраивают дальнюю сторону двора, параллельную улице. В связи с этим дворы имеют различный вид, представляя разные стадии застройки.

Рассмотренная классификация типов застройки крестьянской усадьбы расходится со схемами, принятыми в сборниках — «Культура и быт населения Центрально-Промышленной области» и «Крестьянские постройки». Там в этнологической систематике элементов великорусской культуры жилища дается следующий опыт классификации типов застройки.

Приведенная схема не может удовлетворить исследователя по ряду причин. Не выдержан принцип классификации, так как первый тип выделен в ней по признаку топографического соотношения двора с избой, а второй по характеру самого двора.

  1. Признаки классификации избраны не по существу: взяв за основу чисто формальный признак — однорядность и двухрядность усадебных строений, автор схемы принужден отнести слитную двухрядную двухэтажную связь, столь характерную для нашего Севера, к южновеликорусскому типу, оторвав ее от остальных типов северной застройки, с которой она неразрывно связана по всему своему внешнему облику и внутреннему устройству.
  2. Схема не универсальна, ибо ряд великорусских типов застройки усадьбы остается не охваченным данной классификацией.
  3. Не точно определение и разграничение территорий распространения основных типов: в действительности типичная двухрядная связь встречается спорадически во многих местах зоны распространения однорядной связи, а слитная (или скрытая) двухрядная связь по всей этой зоне широко распространена. Кроме того, как мы видели выше, во многих районах, где сосуществуют и однорядная и двухрядная связи, удается установить, что наличие того или иного из этих типов представляет собой явление не территориального, а хронологического порядка, т. е. двухрядная связь — более древняя форма и на наших глазах в течение ряда десятилетий вытесняется, и во многих районах почти вытеснена, однорядной связью, признанной более удобной.
  4. Не дана характеристика средневеликорусского подтипа (к тому же понимаемого в слишком ограниченных пределах) — неясно его наполнение. А определение «редукция двухэтажное двора» неудачно, так как несомненно, что двухъярусный двор развивался из одноэтажного при продвижении новгородской колонизации на север и северо-восток, а не наоборот: не двухъярусный двор Севера редуцировался до одноэтажного двора средней полосы.

Несмотря на эти недочеты, схема С. П. Толстова сыграла свою роль и имела большое значение, как единственный теоретически обобщенный опыт классификации типов крестьянской застройки. В настоящее время она уже требует коренной переработки или даже замены ее новой схемой. Выработка такой схемы, с использованием огромного накопившегося в науке материала по крестьянскому жилищу, является задачей советских исследователей.