Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Построения крыши у восточных славян. Часть 2
Этнография - Восточнославянская этнография

Построения крыши у восточных славян. Часть 2

Теперь гораздо чаще можно видеть крыши, крытые «в гвоздь», т. е. пиленым тесом. Они начали появляться на селе в первой половине XIX в., а к концу века, с распространением продольной пилы и ростом количества лесопильных заводов, топорный тес в большинстве районов уже был вытеснен пилеными досками. Есть два способа покрытия кровли пиленым тесом: в два теса и в один тес. При первом способе, более дорогом и прочном, на обрешетку набивается два сплошных слоя досок равной ширины, вплотную доска к доске, причем верхние доски приходятся над щелями, образуемыми двумя смежными нижними досками. Способ в один тес осуществляется двумя приемами. Один называется «с подте- синами» (Ярославская обл.), «с подщельником» (Тюменская обл.), «с поднащельником» (Алтай), когда верхний слой сплошной, внизу же под спаи (щели) верхнего слоя кладут доски, значительно уже верхних (часто это сгдрбки, горбыли, которые кладут облйвом вниз). Другой прием называется «в разбежку», когда доски верхнего слоя также кладут не вплотную одна к другой (в этом случае верхние и нижние доски имеют одинаковую ширину). При использовании пиленого теса, который много тоньше топорного, стык обоих скатов закрывается различно: охлупнем, как на старых тесовых крышах; двумя сколоченными под углом досками, наложенными сверху, называемыми по-старинному шеломёц (Ярославская обл.), или заделкой в шпунт, когда концы досок врубаются в князевую слегу, для которой выбирается в этом случае особенно толстое бревно.

В то время как для двускатной тесовой крыши великорусского жилища обязательно наличие охлупня или Князевой слеги, закрывающей стык склонов, у белорусов тесины или доски на гребне ничем не прикрываются, причем доски одного ската длиннее другого и, нависая над ним, защищают щель на гребне крыши, чтобы ее не заливало водой; все доски имеют разную длину. Этот способ покрытия («в нахлестку») придает крыше своеобразно-живописный вид.

Между двумя слоями теса нередко прокладывалась береста, по-север- пому скала, отчего нижний слой теса называли еще подскальником, а самый способ покрытия — «в два теса со скалой». Тонкий пиленый тес, дополнительно обструганный, прибивается к обрешетке гвоздями. Применение гвоздей вызывает к жизни целый ряд новых деталей двускатной деревянной кровли, значительно более поздних, чем курицы, поток, пропуски и охлупень. Прежде всего на выступающие концы обрешетин каждого ската набивается доска (всего две), оберегающая торцы от загнивания; это причёлина (также подкрылок, косица). Обрамляя наклонные стороны фронтона, резные причелины составляют один из существеннейших элементов внешнего убранства северно- и средневеликорусской избы (образцы такого убранства даны на рис. 87—89). В Сибири причелины называют платочком, уподобляя их головному платку, окаймляющему лицо. Стык двух причелин на торце Князевой слеги или оставляют открытым, или закрывают прорезной доской, прибитой вертикально — это вёт- реница или кисть\ на ней нередко помещают дату постройки дома. Иногда еще подшивают досками и нижнюю поверхность свеса кровли, в некоторых районах ее украшают росписью. Торцы пропусков тоже иногда закрываются вертикально нашитыми досками; это серёжки, при- басины, малые подкрылки. Вертикально спущенные резные доски (ветреница, сережки) в некоторых районах по сходству зовутся полотенцами.

Пиленый тес особенно широко распространен на Севере и в лесной полосе Сибири на крышах различных конструкций — двускатных, трехскатных и четырехскатных.

Для среднерусской полосы в прошлом характерно покрытие жилищ до ром, долгой дранью, или драньём, т. е. наколотыми («надранными») из отрезков древесных стволов дранйцами — дощечками в 2 м и больше длиной и 9—18 см шириной .

В 1920-х годах в Московской обл. старики еще помнили это старинное покрытие: «Покрывали избу вперед еловым лубом, а сверху луба — дрань; дрань семиаршинная, как есть крыша, а крыша на самцах». Долгая дрань, как и топорный тес на Севере, упиралась внизу в желоб, поддерживаемый курицами. Перед началом приготовления драни сосновые и еловые кряжи распаривали в парушке — срубе из 4—5 венцов, помещенном над ямой с топливом. Для расщепления бревен на драницы употреблялся «драч» — заостренный спереди прямой топор .

Можно считать, что к началу XX в. дрань во всех более северных районах лесной полосы была вытеснена почти полностью пиленым тесом, в более южных — лучинкой, более дешевым и менее трудоемким материалом. Еловый и сосновый дор продолжает еще применяться в западнорусских районах (Смоленская, Великолукская области). Раньше его нарезали длиной до 2 м (3 аршин) и толщиной меньше 1 см. Когда не было гвоздей, дор скреплялся лотком — поперечным брусом, положенным посредине крыши, в пазы которого входили концы дора. С начала XX в. дор делают тоньше и короче (до 1 м), кладут его в три ряда и прибивают к слегам гвоздями . Вообще же крыши с дранью сохраняются лишь изредка на очень старых постройках среднерусской полосы и кое-где у карпатских горцев. В районах, подверженных сильным ветрам, драницы на гуцульских хатах укреплялись несколькими продольными жердями, положенными по скату крыши параллельно гребню и краям; зажиточные гуцулы крыли дома тесом и гонтом.

Покрытие лучинкой (щепой, дранкой ) появилось на селе лишь в 90-х годах XIX в., но в наши дни, в среднерусской полосе и в Белоруссии оно наиболее употребительно. Щеплют лучинку из свежесрубленной сосны, ели, осины, распиливая ствол предварительно на чурки длиной 35—50 см (8—12 вершков); выбираются малосучковатые деревья. Первое время лучинку щепали большим ножом — «косарём», «косырём»; вскоре начали появляться самодельные станки, механизировавшие процесс щепа- кия. Основную часть станка составляет «вага» (или «руль») — деревянный рычаг со вделанным в него ножом ; одним концом рычаг подвижно укреплен болтом, на другом его конце устроены ручки. Чурку плотно заклинивают в специальный козелок (похожий на гимнастическую «кобылу»), и два-три дранщика, взявшись за ручки на ваге и качая ее взад и вперед, откалывают лучины от верхней горизонтальной плоскости чурки. Нож на ваге, посредством особых клиньев, может устанавливаться с различным захватом, чтобы получить ту или иную толщину лучин (не толще 1 см) Наиболее употребительна 40-сантиметровая (9-вершко- вая) лучина,

Обрешетка стропил под лучинку — палоба — должна состоять из жердей обязательно одинаковой толщины. На них уже наколачивают лучинку специальными «драночными» гвоздями, машинными (двухдюймовыми). Набивать начинают с нижнего края крыши, располагая лучинку «чешуей», т. е. чтобы лучины второго ряда закрывали края лучины первого, лучины третьего ряда — края второго и т. д.

Способы выкладки лучинки очень разнообразны: 1) «по прямой», т. е. прямыми рядами; 2) косыми рядами, когда лучины в ряду кладутся наискось, а следующий ряд тоже наискось, но в обратную сторону; если при этом выпускаются концы в форме квадрата, то получается узор «в шашку», или «шашельницей»; такая же выкладка, но с выпуском наружу концов в форме прямоугольника, дает узор «в елочку», причем различают «елку простую» и «елку оборотную»; 3) «по-круглому», или «зонтами», кроют обычно ендову, т. е. место, где сходятся два ската крыш (например, если крытый двор примыкает к дому, или светелка выступает из ската крыши). При различной комбинации и чередовании этих приемов, благодаря атласистому отливу лучинки по волокну, получается своеобразная узорочность и нарядность лучинковых крыш.

Конек крыши кроют или перегнутой поперек лучинкой, или досками, поверх лучинки. Для прочности обмакивают иногда концы лучины в кипящую смолу. Сами кровельщики во время работы держатся на катке — жерди, укрепленной на веревках, как на трапеции. Лучинковые крыши легки и при повторяющейся через несколько лет смазке дегтем могут простоять 15—20 лет.

Не менее чем дерево распространена в качестве кровельного материала солома. Технические способы использования ее для этой цели необычайно разнообразны.

На севере страны (Архангельская, Вологодская области), в условиях обилия лесного материала, соломенные крыши крайне редки. В более южных районах, по мере того как скуднее становятся леса и большую роль играет земледелие, возрастает и употребление соломы в качестве кровельного материала. Соломенные крыши появляются, сначала в небольшом количестве, в Ленинградской обл., на юге Вологодской, далее на юг их все больше; в Поволжье, в Новгородской обл., в средней полосе солома, наравне с лучинкой, почти полностью вытеснила тес и дрань, а к югу от Москвы, кроме отдельных лесистых районов (вроде Брянского полесья), она издавна являлась единственным кровельным материалом (у южных великорусов и украинцев). С уверенностью можно также сказать, что на юге лесной зоны и в зоне лесостепи, по мере вырубки лесов и появления на их месте пашни, с ростом дороговизны лесных материалов, дерево как кровельный материал постепенно заменялось соломой и соломенные крыши продвигались все дальше на север. Не говоря уже о Поволжье, о б. Московской губ., где раньше господствовали драневые кровли,— даже в такой типичной «соломенной» губернии, как Тамбовская, в XVIII в. избы крыли преимущественно дранью, и лишь постепенно к середине XIX в. дешевые соломенные кровли во многих районах вытеснили дрань. Даже в городах черноземной полосы в середине XIX в. значительная часть построек городской бедноты крылась соломой.

Один из наиболее древних способов (а может быть и самый древний) соломенного покрытия у великорусов — это покрытие соломой «в натруску», т. е. путаной соломой, распространенное в настоящее время преимущественно у южных великорусов. Насыпанная из ометов толстым словам солома от озимых хлебов придерживается жердями, скрепленными попарно верхними концами, или срубленными под корень молодыми деревцами, связанными вершинками попарно и перекинутыми через гребень крыши; это — перемётины, или повязник. Иногда две жерди скреплены спицей отступя от концов, так что последние торчат над гребнем крыши наподобие рожков.

Возможно, что очень старо и распространенное во многих безлесных местах у южных великорусов (например, Тульская, Курская, Орловская, Воронежская области) укрепление соломы при помощи длинных, свитых из соломы перевясел — веревок, которыми как бы увязана солома на крыше.

В южной половине лесной полосы, т. е. начиная с южных районов б. Петербургской, Вологодской губерний и далее к югу, давно уже в условиях все увеличивавшейся дороговизны строительного леса тесовые и драневые крыши сменились лучинковыми и соломенными, причем солома представляет собой более раннюю замену теса и драни, чем лучинка. Наиболее распространенный в этом районе в прежнее время способ соломенного покрытия — «под жердь», или «на спйшниках», связан исключительно с двускатной крышей (рис. 14, а, 2). При этом способе в нижнюю слегу врубают курицу, курочку (как в тесовом покрытии с курицами, но гораздо тоньше и легче), верхний конец которой привязывают к завертке — жерди, пропущенной под слегами параллельно курице. На курицы кладут доску или горбыль — застрешину, затем на слеги, поперек ската, укладывают спишники, т. е. жерди с вдолбленными в них по всей длине спицами (в таком случае и все покрытие в Московской обл. называется спйшней).

Имелся и более старый прием: клали суковёдни, суковйтни, изготовленные из ели, у которой сучки с трех сторон обрубались до ствола, а с четвертой — только концы их. Отсюда и все покрытие называлось иногда «под сквитню» (Московская обл.).

Затем всю крышу кроют ржаной соломой, начиная снизу. Первый ряд кладут комлями книзу («вниз гузом»), упирая в застрешину; следующие же ряды — комлями вверх («вниз маковками»). Чтобы солома не прогибалась, под нее прежде подкладывали еловую кору, надранную весной во время брожения сока в дереве; теперь чаще между слегами, параллельно им, укладывают тонкие жерди — прослёжины. Ряды соломы сразу же пригнетают жердями, горизонтально наложенными на спишники. Обходятся иногда и без спишников: скрепляют концы жердей с концами слег, надевая на них кольца из распаренных и закрученных ивовых веток.

Во многих районах на фасадной стороне такой двускатной соломенной крыши, как и на тесовой кровле, набивают широкие причелины. Распространенное их название ветреницы указывает на их назначение — закреплять соломенную покрышку, чтобы ее не растрепал ветер.

Похожим способом крыли в среднерусской полосе и старые четырехскатные крыши костром; так же как на двускатную крышу, накладывались спишники или сковёдни, так же расстилалась солома и каждый ряд прижимался прикладинами, прикладками. Поверх соломы клали также «переметник» (собирательн.), «перемётины» (отдельные предметы), т. е. мелкую березку, ветки осины, рябины, черемухи и пр., связанные вместе и перекинутые через крышу, чтобы ветер не срывал соломы.

Более новым способом соломенного покрытия у великорусов является покрытие «под щётку» или «в причёску». При этом покрытии застрешиной служит тонкая жердь вместо доски. Первый ряд соломы кладут из снопиков, насаживая их на застрешину. Затем настилают ряды соломы комлями вниз, колосьями вверх и пригнетают каждый ряд тонкими жердями, привязывая их к слегам; жерди закрывают следующим рядом соломы. Комли соломы подравнивают, подбивая их снизу при помощи щетки (называемой также колотушка, гребенка, ласкарь). Это деревянный обрубок с ребристой поверхностью, насаженный на ручку. Князек покрывается соломой, в перегиб, а концы ее пригнетаются с обеих сторон жердями — пригнётками. Такая крыша и красивее и прочнее, чем крытая под жердь, так как по ней вода, не задерживаемая жердями, свободно стекает вниз и потому солома дольше не гниет.

При способе покрытия соломой «в привязку», «в подвязку», «под вязь» на каждую жердь обрешетки навязывают маленькие снопик»; они захватываются бичевкой около пояска, комлями кверху; получается толщина крыши до полуметра. Первый, нижний ряд снопиков, как и в предыдущем способе, насаживают на застрешину комлями книзу и подравнивают щеткой. На конек берут снопы потолще, разделяют надвое и садят верхом, а концы их прижимают жердями. Привязывают при помощи иглы — клёшки (наподобие иглы для плетения сетей). Этим способом кроют главным образом четырехскатные крыши-колпаки в Верхнем Поволжье, Московской, Владимирской и соседних областях.

Повидимому, техника соломенных покрытий находится в известной связи со способом молотьбы, т. е. с качеством получаемой после обмолота соломы.

У белорусов существует три способа укладки соломы на крышу: колосьями вниз, колосьями вверх и смешанный. Наиболее прост первый способ, называемый «под колос», «под прут»: пучки соломы, куликй, связанные попарно, накладывают на латы таким образом, чтобы верхний ряд несколько перекрывал нижний.

Более сложен второй способ, когда солома укладывается колосьями вверх. Сооружение такой кровли, которое производит обычно мастер, доводится иногда до большого совершенства, крыши такого рода во многих случаях свободно служили в течение нескольких десятков лет. При этом способе покрытия крыши солома тоже связывается в кулики (если попарно, то это двойчаки, если по три — тройчаки). Такой способ кладки называется «под стреховку», «под щетку», «под гребенку», «под лопа. Для подбивания соломы снизу служит стреховка — то же, что описанная выше щетка у великорусов. При смешанном способе нижний ряд куликов укладывают колосьями вверх, а остальные ряды куликов располагают в обратном порядке. Образующийся снизу гребень из гладко срезанных комлей соломы называют острішанки, остреиіованники.

Сверху, чтобы солома не разлеталась, кладут соединенные попарно короткие жерди, скрещивающиеся над гребнем,— козлы, козлики, ключи, острокол.

Таким образом, основное различие великорусского и белорусского способов покрытия двускатной крыши соломой — это свободная настилка соломы при первом и укладывание ее снопиками приї втором способе, а также — применение горизонтальных гнетов при первом и отсутствие их при втором.

На Украине (как и в Белоруссии) в большинстве случаев предпочитают крыть крышу снопиками соломы, насаживая их на латы и привязывая к ним. В Левобережной Украине соломенные крыши совершенно гладкие, обтекаемой формы, в Правобережной их делают с выдающимся гребнем наверху и ступенчатыми гребешками по ребрам крыши; это так называемые острішки (ед. ч. «острішок»), придающие хатам Правобережной Украины характерный вид.

Повидимому, гладкая форма крыши распространена в открытых местностях, где мало защиты от ветра, так как сильный ветер задирает соломенные выступы и часто срывает их совсем. Для сооружения гладкой крыши применяют снопики из мятой соломы (она лучше ложится на изломах крыши) и укладывают их колосьями вниз, прикрепляя к обрешетке соломенным жгутом — пояском снопика. Закончив укладку, поверхность крыши причесывают и выравнивают граблями, а для получения ровной линии низа крыши обрезают концы первого ряда снопиков. Для получения остришков употребляют другой вид снопиков — китиці; их связывают около колосьев и укладывают колосьями вверх. Китици образуют и ровную нижнюю грань кровли, и резко выраженный гребень крыши; раскладываемые веерообразно, они дают красивую ступенчатую форму углов.

В Левобережной Украине хаты с остришками сооружаются лишь в редких случаях. В Правобережной Украине и в б. Галиции они являются господствующей формой кровли жилища, причем в По- долии, затем в областях Станиславской, Дрогобычской, Львовской, Тернопольской (б. Галиция) очень часто вся крыша делается ступенчатой. К северу, в Волынской, Ровенской областях, остришки исчезают и наблюдается постепенный переход к крыше белорусского типа. “ Кроют соломой крыши и в Закарпатской области, но остришков не делают.

Распространенным материалом покрытия является также камыш (Phragmites communis, тростник), по-украински «очерет», по-белорусски «черет», применяемый на Украине по рекам и в Белоруссии в районах Пинских болот. Снопы из камыша распределяют по обрешетке ровным слоем и привязывают к ней тонким ивняком, шпагатом или молодой неломкой соломой. Камыш режут обычно зимой. Камышовая кровля отличается большой прочностью; в начале XX в. ее стали применять кое- где и в южновеликорусских районах.

Из новых кровельных материалов, сравнительно мало распространенных в XIX в., надо отметить железо. Под влиянием города железо применялось для покрытия крыш в подгородных районах во всех зонах, но крайне редко, преимущественно на домах кулацкой прослойки, и то главным образом в центральной части России да вдоль торговых трактов и железных дорог. Статистические обследования различных районов первой четверти XX в. дают возможность проследить распространение железных кровель по стране. Процент железных крыш на селе к общему числу построек значительно колеблется: от 2—6% в различных уездах Московской губ. до 22—32% в великорусских уездах Воронежской губ. Характерно, что в уездах той же губернии, заселенных украинцами, процент железных крыш много меньше (8—15) .

На юге значительно чаще встречаются черепичные кровли нескольких типов, на внедрение которых в противопожарных целях обратили серьезное внимание многие земства в конце XIX — начале XX вв.; можно указать Саратовскую, Ульяновскую, Воронежскую, Харьковскую и некоторые степные области. В Западной Украине распространена цементная черепица, в остальных — из обожженной глины.

Любопытные статистические данные о распространении различных видов кровельного покрытия в 70-х годах XIX в. приводит А. Н. Харузин для Белоруссии.

По отдельным губерниям эти цифры сильно варьировали. Так, в Витебской губ. крытые тесом хаты составляли 15%, в Могилевской 18%, а в Минской 43 % .

Интересный пример изменений в материале покрытия дало обследование, произведенное сотрудниками Ростовского государственного музея в Ростовском уезде Ярославской губ. в 1925 г. Обследовано было 2104 дома в 52 деревнях Карашской вол.; в 295 домах, построенных до 1900 г., материал покрытия: солома — 66%, лучинка — 34%. В 1156 домах постройки 1900—1917 гг.: солома— 10%, лучинка — 63%, железо — 26%, тес —1 % .

Новым типом покрытия, но с применением старого материала, является особенно заметно распространившаяся в южной части страны с конца XIX в. глиносоломенная кровля различных типов. Наиболее простой вид ее — это крыша, покрытая соломенными снопиками, вымоченными в жидкой глине, а затем залитая жидкой глиной. Для подачи снопов и ведер с глиной на крышу устраивают журавль, подвешивая его на жердь, подсунутую под крышу. Кое-где на юге прием покрытия глиносоломенными пучками появился довольно давно; например, в Волынской обл. УССР покрытие «калянйцей», как там называли этот способ, был привычным уже в начале 1890-х годов, а особенно широко распространился к началу XX в. Автору настоящей работы довелось наблюдать его в 1920-х годах в Воронежской обл., в 1940-х годах в русских селениях Кара-Калпакии.

Из всех видов глиносоломенных крыш наиболее сложна и потому менее распространена соломенно-ковровая. Это — крыша, покрытая соломенными цыновками, пропитанными глиной. С 80-х годов XIX в. земства много сделали для внедрения в быт обоих этих более огнеустойчивых типов крыши.

Тип крыши на крестьянских постройках в значительной степени зависит от социально-экономических условий, которые были различны для разных социальных групп, а также изменялись по географическим районам. Стоимость материала, идущего на покрытие и опорную часть крыши, необходимость для многих типов крыш приглашать специалистов-кровель- щиков — все это определяло и стоимость крыши, и возможность для той или иной социальной группы крестьянства выбрать для своей постройки тип крыши. Наиболее простые по конструкции формы крыши и наиболее дешевы, а всевозможные свесы и карнизы, вышки и мезонины, балконы и выходы значительна удорожают постройку. В лесной полосе (Белоруссия, европейский Север, Сибирь) на постройках бедноты не редкостью было временное покрытие в виде ската на подставках, служившее до тех пор, пока хозяин не заготовит леса на стропила и тесовое покрытие. Также совершенно очевидным представляется, что наиболее дорогим материалом для всех районов было железо (хотя стоимость его, в зависимости от транспорта, варьирует в различных местностях). Поэтому железные крыши на постройках старого времени можно было встретить обычно только в кулацких хозяйствах; лишь в районах с развитыми отхожими промыслами процент железных крыш был относительно высок: если удавалось хорошо заработать, то отходник стремился поставить себе дом получше и покрыть его кровлей попрочнее.

Следует учитывать, что один и тот же материал, в зависимости от места и времени, мог быть и дорогим и дешевым и, следовательно, характеризовать либо кулацкие, либо середняцко-бедняцкие постройки. Так, в более северных районах лесной полосы настоящий тес (колотый) являлся материалом, доступным для всех слоев крестьянства. В более южных районах лесной полосы такую же роль играла дрань, упоминаемая для подмосковных районов уже несколько столетий назад и сменившаяся на середняцких избах пиленым тесом со времени распространения продольных пил. По мере вырубки лесов и удорожания древесины, тес и дрань на крышах в середняцко-бедняцких хозяйствах постепенно заменялись соломой, и тесовые кровли начали становиться уже показателем зажиточности хозяина; можно проследить, как соломенные кровли в пределах лесной полосы с годами постепенно продвигаются на Север.