Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Другие материалы и способы возведения стен
Этнография - Восточнославянская этнография

Другие материалы и способы возведения стен

Кирпичные дома

Кирпич на Руси был впервыэ применен в строительном деле еще в X—XI вв. для возведения церквей и крепостей, причем в некоторых древних сооружениях можно видеть смешанную каменно-кирп-нчную кладку. В XII в. в деревянных домах горожан встречались печи с высокими кирпичными дымоходами (городок Вщиж на территории Брянской обл.). Квадратный кирпич употреблялся в XII в. в Киеве; широко был распространен кирпич в XIV—XV вв. в Новгороде, Пскове и других древних городах. Уже в XII в. для большого строительства, предпринятого смоленскими князьями и купцами, работали специальные корпорации кирпичников, знаки и клейма которых часто встречаются на кирпичах смоленских зданий. Со второй половины XV в. в Москве, Ростове, Угличе, Сольвычегодске и в других городах продолговатый кирпич стал употребляться и для строительства стен жилых домов. Известно, что в начале XVII в. кирпичники, выделывавшие кирпичи, составляли в Туле особое «сословие», лишь в начале XIX в. причисленное к мещанам.

Размер кирпича очень разнился по местностям: в Москве, в стене Белого города, кладка которой, по летописи, происходила в 1586—1593 гг., обнаружены кирпичи необычайно крупного формата, больше чем в 10 раз превышающие современные (55,6X28,9X15,6 см). Кирпичи такого размера неизвестны ни в Западной Европе, ни на Востоке К Лишь при Петре I была введена новая единая мера кирпича.

Однако в деревнях еще лет сто-полтораста назад во всех великорусских районах знали почти исключительно срубные избы. Но в связи с вырубкой лесов и обезлесением лесостепи, а также благодаря развитию отхожих промыслов и появлению у сельского населения денежных средств, с начала XIX в. южнее Москвы для строительства начали применять и иные материалы, в частности, кирпич.

В распространении кирпичных изб большую рель сыграли помещики средней полосы России, начавшие вводить кирпичные избы в своих деревнях с кониа XVIII в. Хотя лес в то время был сравнительно недорог, но крипич являлся для помещиков более выгодным строительным материалом — и благодаря даровому труду крепостных крестьян, и вследствие меньшей опасности в случае пожара. Первые крестьянские кирпичные избы появились в помещичьих подмосковных имениях и в северных частях Тульской и Рязанской губерний, на что есть указания в литературе начала XIX в.. Многие помещики в целях экономии тепла и материала строили для крестьян длинные постройки на несколько семейств из примыкавших одна к другой изб, имевшие вид безобразных казарм или сараев. После отмены крепостной зависимости крестьяне разбирали эти длинные казармы и перестраивали их на свои обычные 7—8-аршинные избы.

В пореформенное время, по мере удорожания лесных материалов, жженый кирпич все шире и шире стал входить в сельское строительство центральных и южновеликорусских губерний, распространяясь по направлению с севера на юг. Известную роль в распространении кирпичных изб сыграли льготные условия страхования, установленные земством цри взаимном страховании по добровольной оценке строений для каменных построек вследствие большей их огнестойкости. «Хорошая засыпь потолка совершенно предохраняет каменную избу от выгорания внутри: во время пожара сгорает, конечно, вся легкая соломенная крыша, а внутренность избы остается совершенно целой, и крестьяне говорят, что прежде они во время пожаров тащили все из избы, а теперь тащат все в избу» . Во многих местах кирпич изготовлялся самими крестьянами. Они собирались по нескольку десятков человек и сообща устраивали все необходимые приспособления. Распространены были также бродячие артели по выделке кирпича, малочисленные и большие (до 15—20 человек). В большой артели намечалось четыре категории участников: подрядчик, работники, порядовщики и иногда особые мяльщики глины; артель держала женщину-стряпуху — «матку». В качестве примера можно привести кирпичный промысел в б. Костромской губ.; костромские артели работали не только у себя, но и* в соседних губерниях (преимущественно в Вятской, Вологодской, Ярославской и Владимирской, меньше в Тверской и Московской). Выделывался кирпич также на небольших кустарных заводах, отпускался покупателям «клетками», т. е. столбами, по 250 штук в каждом. Клетка в основании имела 10 кирпичей, плотно уложенных в квадрат, а в высоту равнялась 25 рядам. Цена на кирпич в конце XIX  в. колебалась в различных местностях от 5 до 15 руб. за тысячу. На постройку кирпичной избы вместе с печью требовалось от 7 до 9 тыс. кирпича, причем число тысяч в среднем соответствовало длине фасада в аршинах.

Класть избу нанимали специальных мастеров (кладчики, каменщики, порядовщики); за кладку избы на три окна, 8X8 аршин (5,7 X 5,7 м) платили 25—30 руб. В целом такая изба (без сеней) обходилась крестьянину в Воронежской и Тамбовской губерниях в конце XIX в. 60—165 руб., в Калужской губ. в начале XX в. — около 300 руб.

С целью удешевления строили стены двуслойные, с пустотами внутри на засыпах (золой) или на заливе (известью), общей толщиной в два кирпича. Это давало, при обычном старинном русском формате кирпича 6 X З X 1,5 вершка, близком к современному общесоюзному стандарту кирпича (25 X 12 Хбсм поГОСТу), толщину стены около 12 вершков (53 см). Обычно из кирпича в южновеликорусских губерниях складывали только избу и к ней пристраивали сени из дешевого леса; часто сени бывали и плетневые и сложенные из плитняка; целиком всю постройку из кирпича делали значительно реже. Многосемейные крестьяне строили две кирпичные избы, связывая их деревянными сенями. Строили и кирпичные пятистенные избы, т. е. длинные избы с поперечной (пятой) стеной, делящей помещение на две части; особенность их заключалась в наличии деревянных сеней по бокам, с отдельным ходом для каждой половины (так строились при разделе отцовской семьи женатые братья); этот способ был и экономнее (такая двойная изба обходилась в 500 руб.), и теплее (благодаря примыканию изб друг к другу).

Прошло несколько десятков лет, прежде чем к началу XX в. выработался в южной половине страны тип кирпичной избы, по своим тепловым и гигиеническим качествам почти не уступающей добротному срубному жилищу. Крестьяне, жившие в кирпичных избах, постоянно жаловались на тяжелый, угарный и сырой воздух, на промерзание стен и сырость на них. Постепенно народ приспособился к новому материалу и научился класть кирпичные избы без таких недостатков, но даже еще в 1920-х годах автору приходилось слышать в Калужской и Брянской областях от крестьян, что хорошую деревянную избу они предпочтут любой кирпичной. И наиболее состоятельные хозяева стремились поставить избу из дорогого привозного леса. Так или иначе, к концу XIX в. число кирпичных изб в Тульской, Рязанской, Воронежской и других губерниях постепенно увеличивалось, «и к началу первой мировой войны (когда вообще вся строительная деятельность деревни на время замерла) встречались уже селения, где количество кирпичных и смешанных (кирпичная изба с деревянными сенями) домов доходило до 80% (Калужская обл.).

Кирпичная изба все же обходилась дорого и была доступна далеко не каждому середняку. Строительный лес во многих местах сделался совсем недоступным, и население стало изыскивать более дешевые способы строительства, где и материал обошелся бы дешевле и в работе можно было бы обойтись своими силами, без найма специалистов.

В отдельных районах, где были выходы пригодных горных пород, стали применять их для постройки как жилых домов, так и различных хозяйственных помещений; из таких пород можно назвать мел, песчаник, плитняк (известняк), «дикий камень» (так называют песчаник и известняк) .

Из этих материалов прочнее всего вошел в быт мел; постройки из него характерны для бассейна Дона и Донца, в большом количестве встречаются в Нижнедевицком, Коротоякском районах Воронежской обл., в Валуйском районе Белгородской обл., в Ворошиловградской и северной части Ростовской обл., где имеются значительные выходы меловых пород. Наличие построек из мела отмечено уже в середине XIX в. Мелавки, как называют меловые хаты на местах, строились вплоть до Октябрьской революции (см. рис. 10,2). Для их возведения выламывали большие глыбы в меловых обнажениях, вытесывали из них топором крупные блоки и клали из них хаты и выходы, т. е. погреба; чтобы получить небольшие куски нужной формы, например для выкладывания свода, распиливали большие глыбы поперечной пилой. Из мелких обломков в некоторых районах выжигали известь; для скрепления меловых блоков служили известь и глина.

Постройки из плитообразных кусков известняка отмечены в крестьянском строительстве также в середине XIX в.: сени и клети, надворные постройки и погреба, молотильные сараи, овины и кузницы выкладывались из этого материала на глиняной связке в пределах областей Тульской, Рязанской, Орловской, Воронежской и Ростовской (см. рис. 10,7). В этих же местах рано стали ставить срубные постройки на каменные фундаменты.

Каменные хаты из песчаника на связке из извести имеются в Воронежской обл., из плитняка — в Тульской обл., из дикого камня — в Калужской обл., из плитняка и дикого камня — в Ростовской обл. Строения из дикого камня преобладают в северной части Сталинской обл., а известково-мергелевые — в южной части Ворошиловградской. Каменные хаты из песчаника, ракушечника (или раковистого известняка) и мела встречаются и в южной части Украины: на правобережье Днепра в пределах Херсонской обл., по берегам Южного Буга в смежных районах Николаевской и Одесской областей и по западной границе Одесской обл. вдоль нижнего течения Днестра.

Следует отметить, что рядом, за Днестром, в центральной Молдавии широко используется в народной архитектуре с середины XIX в. ракушечник. Из него кладут хаты, погреба, столбы ворот и ограждения усадеб. Детали различного размера и формы (блоки, плиты, колонки и пр.) заготовляют на месте выломки камня, так как влажный свежедобытый камень легче режется; при этом употребляются пила, топор и другие плотничьи инструменты. Для сохранности пористого камня от выветривания и вымораживания применяются побелка его известью и покраска.

Употребление камня в крестьянском строительстве известно местами и на Севере. Так, на западе Архангельской обл. по р. Онеге, где столетиями производились рубка и сплав леса, и к середине XIX в. давал себя знать недостаток леса — крестьянам приходилось строить из плетня амбары, хлевы, дворы и сени. Но в 1870-х годах по инициативе одного из крестьян сначала в одной деревне, а потом и во многих местах стали применять для хозяйственных построек сланцы, полевой шпат, песчаник и другие горные породы, носящие собирательное имя «серый камень», а на берегах р. Онеги выламывали из береговых откосов известняк, так называемую белую плитку. Первоначально складывали из камня хлевы, потом гумна и бани. Камни подбирались по величине и форме один к другому, причем старались выбирать плоские камни. Их иногда прослаивали мхом, но чаще связкой служила насыпаемая слоями глина или просто земля. Предпочитали белую плитку и по форме и потому что постройки из нее были гораздо прочнее и теплее. В 1890-х годах каменные постройки распространились уже в шести волостях, и кучи серого камня и белой плитки на деревенских улицах, как заготовленный строительный материал, стали заурядным явлением в этой стороне Каргопольского уезда.

Постройки из глины

По всему югу Украины, от северных границ Днепропетровской и Херсонской областей до Черного моря, в степном Крыму, в кубанских степях и далее на восток, в степях Северного Казахстана, проходит полоса, где преобладающим типом построек являются глиняные хаты, главным образом вальковые и саманные.

Для вальковых построек разрыхляют глину, наливают на нее воды и месят ее — либо ногами, либо гоняют по ней лошадей, заставляя их топтаться по глине, в которую подсыпают мякины и рубленой соломы. Из получившейся вязкой массы скатывают руками вальки уплощенно- цилиндрической формы и лепят из них стены, накладывая вальки один на другой. При этом наблюдаются два приема. Первый принят в центральной Украине, где вальки делают длиннее, чем толщина возводимой стенки, и укладывают их плашмя поперек стены, а свешивающиеся с обеих сторон концы вальков с силой прижимают при помощи короткой доски, чтобы избежать щелей и выровнять стену; поэтому вальки как бы надеваются один на другой, что хорошо видно в разрушенных старых вальковых стенках. Другой прием (в Подолии, в Воронежской обл. и др.) состоит в том, что глину замешивают очень круто, вальки скатывают более или менее правильной овальной формы и укладывают стену «в елку», т. е. поочередно один ряд кладется наискось с наклоном вправо, другой— влево. При этом стен часто снаружи не обмазывают и, таким образом, сохраняется своеобразный рисунок кладки. Возведя стены до высоты около полуметра, оставляют их подсохнуть, после чего продолжают постройку опять на такую же высоту. Иногда эти вальковые постройки называют землянками, земляными хатами.

В Западной Украине, например в Станиславской обл., вальковый способ строительства комбинируют с фахверковым  т. е. возводят деревянный каркас стен из стоек, поперечин и раскосов и заполняют промежутки глиняными вальками (см. рис. 9>2). Этим достигается большая связность стены, которая вследствие этого может быть сделана значительно тоньше, чем чисто вальковая.

Саманные постройки кладутся из самана, или саманного кирпича (от тюркского слова «саман» — измельченная солома), т. е. глиняного кирпича с примесью, для связности, мелко нарубленной соломы; этот кирпич высушивают на воздухе, не подвергая обжигу (отсюда еще одно его название — «воздушный кирпич»). Называют его также сырцом, сырцовым кирпичом; на Украине распространено название — лемпач, лимпач, в Воронежской обл. известно название содунцы, или валухи. Заготовляют его обычно сами хозяева, переминая свежевыкопанную глину ногами при постоянном поливании ее водой, одновременно с этим примешивая к ней солому или мякину, а местами и навоз. Глина считается готовой, когда она легко отстает от ног и от лопат. Изготовляют кирпичи в особом «станке», представляющем собой невысокий ящик без днища, сбитый из двух пар досок, с ручкой, вставленной в выступающие концы более длинной пары; для ускорения формоики иногда делают двойной станок. Размер кирпича колеблется от 8X4X2 до 10X5X3 вершка (т. е. от 36 X 18 X 9 см до 44 X 22 X 13 см). Кирпич сушат на воздухе, переворачивая его дня через два-три другой стороной; еще через два-три дня кирпичи ставят на ребро в клетки, что необходимо для лучшего их проветрйвания.

Саманные стены кладут толщиной в 35—60 см, заливая щели жидкой глиной. На саманных — как и на глиняных — постройках делают большие свесы крыши для защиты стен от дождя. Только в более сухих восточных районах подобные свесы не нужны. Тщательно сделанная саманная постройка, при хорошей крыше, отличается большой прочностью: на Украине встречаются саманные хаты, выстроенные более полутораста лет назад. В Закарпатской обл., в южных районах которой распространены саманные хаты, саман при кладке часто чередуют с обожженным кирпичом .

Распространены на юге и собственно глинобитные (или глиномятные) постройки, чамурные, чамуровые хаты  как называют их в южной Украине, например, в районе Измаила, в Молдавской ССР (см. рис. 8). Для возведения глинобитных стен делают передвигаемую по вертикали форму: это — бездонные ящики из двух дощатых щитов (длина их соответствует длине стены, 4,5—6 м, высота — около полуметра), скрепленных несколькими поперечными брусками так, чтобы ширина ящика равнялась толщине стены. При изготовлении стены ящик ставится на намеченное место (или на фундамент), его засыпают доверху сырой глинистой массой (глиной с соломенной резкой), которую уколачивают трамбовками. Когда готовая часть стены уплотнится и отвердеет, бруски из ящика выбивают, снимают щиты, снова собирают форму и наставляют ящик на подсохшую часть, возводя таким образом стену выше и выше. Иногда для увеличения прочности глину прокладывают хворостом. Отверстия, остающиеся от вынутых брусков, оставляются на первое время незаде- ланными, чтобы стена лучше просыхала, а затем их плотно забивают глиной.

Применение в сельском строительстве всех перечисленных строительных приемов и материалов (кирпича, камня, мела, глинобитных строений и пр.) несколько сократило огромное количество пожаров в селах и деревнях, что и было отмечено статистикой середины XIX в.

Как вариант глинобитного строения в безлесных частях черноземной полосы (Воронежская, Курская области) в XX в. стали появляться так называемые столбянки. Для устройства столбянки врывают в землю по длине будущих стен двойной ряд столбов и кольев, определяющий собой толщину стены; получается каркасный остов, похожий на остов украинской турлучной хаты (см. рис. 9,1). Затем с обеих сторон стены прибивают по длинной доске, так что получается форма в виде бездонного длинного ящика. Начинают от земли; получившееся пространство плотно набивают сырой глиной и дают ей немного подсохнуть; затем перебивают доски выше и набивают следующий слой глины, и так до самого верха.

С последних десятилетий XIX в. в черноземной полосе появились литушки, литухи — глинобитные (соломенно-глиняные) хаты. Для их возведения делали особый станок, размером соответствующий площади намечаемой постройки, состоявший из двух досчатых рам, вставленных одна в другую: поставленные ребром доски связывались на углах веревками; станок делался почти квадратный, например 8x9 аршин (5,5 X 6,5 м). Для того чтобы промежуток между рамами, равный желаемой толщине стены (обычно около аршина), оставался постоянным, применяли бруски-распорки с вырезками на нижней стороне, насаживаемые на доски рам. Станок устанавливали на земле, весь промежуток заполняли, насколько возможно плотнее, соломой, лили на него жидкий раствор глины с песком и утаптывали ногами. Вода при этом переливалась через края и в простенке между досками оставался плотный слой соломы, пропитанный и склеенный глиной. Когда один ярус заполнялся, обе рамы поднимали кверху и повторяли то же самое, т. е. настилали солому, лили раствор глины и возможно сильнее утаптывали солому, пропитанную этим раствором. Чтобы поднятые рамы не сползали вниз по отстроенной части, под доски станка подкладывали поперечные палки, которые лежали на стене постройки и удерживали станок от сползания; по окончании закладки яруса их вынимали, оставленные ими в сырой стене отверстия затягивались сами собой.

Чтобы получить проемы для окон и дверей, отверстия для балок и пр., вставляли досчатые рамы и чурки; при окончательной отделке подсохшей литушки нужные отверстия расширяли и обтесывали топором. По окончании работы неровные из-за торчащей соломы стены либо выскребывали железной лопатой, причем все концы соломы срезались, либо затирали глиной с песком и навозом. В 1880-х годах литушки встречались в южной части Тульской, в Орловской, Симбирской губерниях; в начале первой империалистической войны они появились в Рязанской губ. Простота, легкость и доступность постройки привели к быстрому распространению литушки в этот период: крестьяне ломали и продавали на дрова свои старые деревянные постройки и заменяли их литушками.

В Воронежской обл. попадаются изредка соломянки (первое упоминание о существовании их относится к 1911 г.). Для устройства соломянки берут пучки ржаной соломы, вымачивают их в жидкой глине и скручивают из них жгуты определенной длины (равной длине ящика, в котором производится вымачивание); затем возводят стену, выкладывая пучки плотными рядами, крест-накрест. Старую соломянку, хотя и густо обмазанную глиной, всегда можно отличить по неровным углам и несколько выпученным стенам от хат-мазанок, при возведении которых была применена другая техника.

В тех районах Средней Азии, где имеется коренное оседлое население, для построек в селах переселенцев (великорусов и украинцев) применяется местная техника. Так, в русских селениях Узбекистана широко распространены постройки из пахсы: глину хорошо перемешивают с водой, пока она превратится в однородную массу; после перемешивания глине дают подсохнуть, загустеть до степени крутого теста, и затем ее уминают ногами до тех пор, пока она будет в состоянии выдерживать человека. Тогда начинают кладку стены, пришлепывая комья глины с размаху один к другому, отчего они слипаются очень плотно. Сложив стену на высоту 50—70 см, срезают лопатой (или кетменем) неровности стены и дают ей окрепнуть в течение нескольких дней; после этого продолжают возводить стену, снова по частям такой же высоты. Для устойчивости нижняя часть стены делается толще, чем верхняя.

При всех видах построек в работу не годится глина, содержащая соли (например, взятая с солончакового места); стены, сделанные из такой глины, быстро становятся сырыми, так как большое количество поваренной соли или других гигроскопических солей впитывают влагу из воздуха; как говорят, «соль разъедает стену», и последняя разрушается. Там же, где селения расположены в районах солончаковых почв, соленые грунтовые воды разъедают фундамент и делают глиняные жилища чрезвычайно недолговечными. В первое время во многих переселенческих поселках Средней Азии незнание этой особенности сильно мешало строительству, но постепенно переселенцы нашли способ бороться с этим злом. Так, жители русско-украинских сел Мирзачульского района Узбекской ССР употребляют особые технические приемы с целью предотвратить разрушительное действие соли, например применяют особый тип каркасного жилища на просмоленных столбах и камышовом фундаментом.

Глиняные хаты различных районов отличаются друг от друга по внешнему виду не только вследствие различной техники возведения стен, но также благодаря различной окраске их. Так, общеизвестно, что украинские хаты всегда белят снаружи (как и внутри) мелом (не говоря уже о росписи); побелка характерна и для большей части великорусских жилищ юга европейской части Союза ССР (Курская, Воронежская области, на Дону). В Саратовской обл. мазанки «белят» местной яркожелтой глиной. В Средней Азии жилища русских переселенцев сохраняют серо-желтый цвет местных лёссовых глин.