Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Традиционные приемы постройки срубного жилища восточных славян
Этнография - Восточнославянская этнография

Традиционные приемы постройки срубного жилища восточных славян

В прежнее время материал для построек крестьяне заготовляли обычно сами, своей семьей, или пользовались для этого помощью родственников и соседей: устраивалась помочь — обычай, связанный с общинными традициями. Помочью рубили деревья осенью и зимой, помочью же и вывозили бревна по санному пути из леса в селение, где их складывали в «костры». Здесь они лежали до весны, обычно до марта, когда их око- ривали, т. е. соскабливали оттаявшую кору при помощи скобеля . Для рубки избы в XIX—XX вв., да и раньше, во многих районах нанимали плотников (лишь хозяйственные постройки рубили большей частью сами, иногда устраивая помочь). Плотничество среди других отхожих промыслов было развито во многих районах лесной зоны. Артели плотников в поисках заработков расходились по многим губерниям северной и средней полосы. Особенно известны плотники отдельных районов Новгородской, Тверской, Ярославской, Костромской, Вятской губерний. Плотники вносили в строительство свои вкусы и навыки, и их влияниями нередко объясняются различия в отдельных деталях, во внешнем убранстве домов, при сохранении общего плана и типа, характерного для данной местности.

В организации работ при постройке жилища — своими силами с помощью помочан или путем найма плотников — была известная закономерность. Наем плотников производился в промышленных районах с развитыми отхожими и кустарными промыслами, где крестьянин «мел определенный заработок, дававший ему возможность нанимать рабочую силу для постройки жилища. В земледельческих, экономически отсталых районах крестьяне этой возможности не имели, нужды в найме рабочей силы не испытывали (так как мужское население находилось дома) и обходились путем организации помочи. Эти два способа строительства обусловливали собой и различия в технике постройки.

Опишем порядок возведения типичной русской избы — избы крестья- нина-середняка дореволюционного времени.

При постройке избы сначала рубят временный сруб. Обычно весной бревна, предназначенные для избы, рубят в сруб на любом свободном месте, без прокладывания их мхом. При этом, когда срубают 5—7 венцов, то верхний венец снимают на землю и дальше на нем «заводят» новый сруб, так как продолжать первый сруб неудобно — слишком высоко; на 5—7-м венце опять снимают верхний ряд и заводят третий сруб. Затем бревна перемечивают, начиная снизу, зарубками I, II, III и т. д. на каждом венце, причем каждая сторона сруба помечается различно.

В этих трех-четырех срубах постройку оставляют, пока просохнет дерево, до осени или до следующей весны. Затем сруб «разваливают» и начинают «собирать избу» на предназначенном для нее месте.

Наиболее древний способ — укладка сруба прямо на землю, без всякого фундамента. Но еще в XI — начале XII в. у восточных славян практиковалась постановка сруба «на стулья» : под углы дома и под середину бревен первого венца врывают в зехмлю ксротыши, чурбаны — обрубки толстых бревен до 1 м высотой. Для предохранения от гниения их обжигают или засмаливают. Для зимней избы стулья врывают вровень с землей, чтобы первый венец лежал плотно на земле. Для летней избы стулья выдаются над землей от 10 см до полуметра и выше. Иногда под углы ставят стулья копаные, или лапы (выкорчеванные древесные пни, корнями вниз). Для нижних венцов выбираются самые толстые и смолистые бревна (в Сибири стремятся всегда использовать для этого «листвяг», т. е. лиственницу, лучше других древесных пород противостоящую гниению). Первый, основной венец носит название окладного, закладного, кладников, нижника.

Несколько нижних венцов, укладываемых до высоты пола, называют «подвальными», или «подпольными». Уложив их, устраивают подполье. Для этого внутри сруба на земле рубят срубик, высотой в три-четыре венца, из тонких бревен, отступя от стен на 0,75—1 м, в середине его землю выбирают и засыпают ею промежуток между внутренним срубиком и срубом избы; получается кругом внутренняя завалина, а посредине — большая яма, подполье, «колодезь» для хранения картофеля и овощей; иногда яму роют не во всю величину срубчика. Нутренная завалинка, защищая подполье (а следовательно, и внутренность избы) от ветра, служит в то же время полкой, на которую ставят крынки с молоком, кадки с юислой капустой и т. п. Иногда на ней осенью рассыпают картофель. Следует различать подполье и подвал. Подполье устраивают под зимней избой; это — теплое помещение, дно его углублено в землю и пол в нем земляной; в него можно попасть только из избы через внутренний спуск около печи. Подвал помещается под летней избой; в средней полосе России подвал в большинстве случаев не углублен в землю. Завалин в нем нет; пол его на уровне земли, часто настилается. Подвал имеет наружный вход с улицы (реже также и внутренний). Это помещение используется как хозяйственная кладовая, иногда в нем держат ручные жернова, иногда устанавливают сновальню. Зимой в нем холодно, летом прохладно, так что он может заменять погреб. Высокий подвал в некоторых районах, например в Архангельской обл., в Верхнем Поволжье, называется подызбицей, в Среднем Поволжье — подызбьем; иногда в подызбье держат мелкий скот и птицу . Иногда подызбица приспосабливалась под жилье, а в районах кустарных промыслов (например, в б. Пермской губ.) в подызбицах оборудовались небольшие мастерские.

В южных районах распространения оруба с невысоким подпольем завалинку для тепла устраивают и снаружи. Для этого вокруг стен избы на расстоянии от них около полуметра вбивают невысокие колья, закладывают за них бревна, жерди или доски и набивают получившийся промежуток землей; иногда (особенно у белорусов) предварительно насыпают омялье от льна и сверху забивают его землей. В некоторых районах (например, в Молотовской обл.) завалинку делают большею частью тогда, когда изба начинает приходить в ветхость, так как нижние бревна подгнивают и пропускают холод. Завалинка удерживает тепло и способствует более равномерному сгниванию нижних бревен, а следовательно, и равномерному оседанию избы. Завалинка особенно важна в поземном жилище, так как земляной пол очень холоден, а при завалинке в избе теплее и не сквозит. На Украине ей соответствует прйзьба (прйзба, прйспа; по всей вероятности от глагола «сыпать»), в Курской обл. называют ее прйстьба.

Роль завалинки в деревенском быту достаточно известна из художественной литературы (в свободное от работы время любят посидеть на завалинке, посудачить, обсудить свои дела и т. п.).

После устройства подполья продолжают возводить сруб. На третьем венце, если подполье намечается невысокое, или на четвертом-пятом и выше, в зависимости от желаемой или принятой в данной местности высоты подполья, врубают в стены «переводы» (это слово известно в муж. и жен. роде: «перевода» и «перевод», также «переводина», «переводень») — толстые балки, служащие опорой для пола. Их кладут параллельно входной (задней) и фасадной сторонам избы, иногда врубая «в полдерева», т. е. в потайные гнезда, до половины толщины стен, для чего делают вырубки в двух соседних бревнах примерно до середины их толщины, иногда пропуская концы их через стены насквозь.

В обычной избе было четыре, реже три переводины: две ближе к стенам, отступя от них на четверть метра, и две рядом, посредине избы. На первых двух от входа переводах утверждается опечек (иногда под переводины, чтобы они не прогибались под тяжестью печи, в этих местах ставят дополнительные стулья).

На переводины настилается пол. Для защиты от продувания снизу делают пол двойным — черный и чистый, с земляной засыпкой между ними. Черный пол кладут из бревенчатого наката или толстых горбылей, горбами вверх, притесанных друг к другу, а сверху настилают чистый пол из гладко выструганных толстых 2—2/2-Дюймовых (5—7,5 см) досок — половиц х. В течение веков выработались разнообразные способы скрепления половиц между собою: пригонка их «в притык» друг к другу, соединение «в закрой», или «в причерт» (когда по краю половиц вырубаются прямоугольные выемки, так что каждая половица своим краем прикрывает край соседней с ней половицы), связывание «на шпунтах» (когда прямоугольный выступ вдоль ребра одной половицы входит в паз, выдолбленный по ребру другой или сцепление деревянными шипами. Половицы кладут во всю избу поперек переводин, т. е. в направлении от двери к фасадной стене. Крестьяне объясняют это тем, что так удобнее мести пол и он меньше снашивается (крошится). Обычно двойной пол устраивают над подвалом, а простой — над подпольем, с целью проникновения в подполье избного тепла (для хранения картофеля, овощей и прочих продуктов).

С первого же венца «собирают дом на моху», «мшат» сруб, т. е. прокладывают продольные пазы заранее высушенным болотным мхом «мок- ришником». Для добротной стройки мох «подвивают куделей»; для этого на нижнее бревно кладут тонким слоем кудель (т. е. вычесанные и приготовленные для пряжи волокна льна или конопли), на нее — мох, который затем при помощи небольшой деревянной лопаточки завертывают и подтыкают куделью с обеих сторон, а затем уже накладывают пазом верхнее бревно.

Число венцов в срубе очень различно; оно зависит от толщины бревен, от намеченной высоты избы, наконец, от достатка хозяина и большей или меньшей доступности леса в данной местности. В среднем на одноэтажную избу с невысоким подпольем идет 15—17 венцов бревен.

Доведя избу до желаемой высоты, укладывают подгнётный (череповой, черепндй) венец из более толстых бревен, чем нижележащие, <и в эти чере- новые дерева врубают параллельно переводинам пола матицу (местами ее называют «маткой», «матницей»), служащую опорой для потолка. Это — толстый, отесанный с четырех сторон брус, который обычно не выпускают концами за плоскость стен, а врубают в полдерева . При плохом лесе, т. е. при тонких бревнах стен, матицу приходится пропускать концами наружу за плоскость стен, как это описано выше на примере переводин. На матицу настилают потолочины — толстые доски или чаще горбыли т. е. распиленные пополам вдоль бревна, кладя их плоской стороной вниз, предварительно очистив ее фуганком; в очень старых избах, как большую редкость, можно встретить потолок из наката, т. е. из круглых бревен. Потолочины кладут длинные во всю избу или от задней стены до матицы и от матицы до передней стены, врубая их одним концом в гнездо в череповом Сревне, другим — в матицу. Потолочины скрепляют друг с другом одним из трех способов: «в паз», когда горбаки, или кругляки, притесываются один к другому, как бревна в срубе, с полукруглой выемкой; в закрой, или в причерт, когда одна потолочина своим краем прикрывает край соседней потолочины; «в рейку», или в шпунт (наиболее поздний способ).

Набранный потолок оставляют сохнуть до осени, когда его «пережимают», т. е. сдвигают разошедшиеся потолочины. Щели между потолочинами густо промазывают глиной и сверху, для утепления помещения, заливают глиной с песком, а поверх потолочин натаскивают сухих листьев, сухого мху, льняной кострики и наваливают слой земли. Различают верхний черный потолок (горбыли или бревенчатый накат), настилаемый сверху на матицу и засыпаемый землей, и чистый потолок, который подшивают снизу гвоздями к стенам и матице, так что получается достаточная воздушная прослойка, защищающая избу сверху от остывания. При этом сравнительно позднем способе — он доступен был зажиточным крестьянам — матица не видна, и внутренний вид избы несколько теряет своеобразие, хотя само жилье выигрывает в комфорте.

В ряде диалектов сохраняется старый термин, обозначающий потолок,— подволока (подволока; «подволакивать», «подволочйть избу» — говорят о подшивке потолка; более позднее выражение — «потолочить избу»). Иногда подволокой называют также чердак (на Севере, в Калининской обл.). Поверх череповых бревен для закрепления потолочин кладут еще охлупные (или охлобутные) бревна, которыми обвязывается сруб под крышу.

С матицей в старину были связаны различные обычаи. Матица как бы членила избу на две половины, и войти за матицу посторонним без приглашения считалось неудобным. Нищий или незнакомый, войдя в избу, присаживался у входа и только по особому приглашению проходил вперед и садился на лавку близ переднего угла. Нехристианин вообще не имел права переступить за матицу (особенно у старообрядцев) . Сесть под матицу означало прийти сватать невесту. На Псковщине была известна примета: если новобрачная, входя после венца в первый раз в избу свекра, прежде всего посмотрит на матицу, то ее будет любить вся мужнина семья. Отправлявшийся далеко из дому должен был подержаться за матицу для удачи своего предприятия и т. д. Если старик перед смертью долго мучился, то это означало, по поверью, что он колдун и нечистая сила не хочет, чтобы он умер, и отгоняет от него смерть; тогда родственники старались приподнять на вершок матицу (или же верхние бревна переднего угла), чтобы нечистая сила улетела в щель и больной спокойно умер. Приподымали матицу и в случае трудных родов. К матице и потолочинам относятся загадки: «Сорок братьев на одном зголовье спят» (Вологодская обл.) или «Четырнадцать братив на одной подушке спят — что то е?» (Станиславская обл. УССР).

Приемы устройства потолка у белорусов те же, что и у великорусов. Потолок называется у них столь («столитца дошкыми» — настилается досками). Они так же закладывают потолок мхом, кострикой, усыпают слоем земли и сверху снова засыпают кострикой. Разница в том, что матица кладется вдоль избы и потолочины настилаются параллельно входной двери и фасадной стене.

У украинцев матица (сволок) может быть положена и вдоль и поперек хаты. Потолок (стель) по конструкции наката зависит от материалов, имеющихся в данной местности. Это могут быть доски или жерди, пучки или настил из камыша, или тонкие жерди, обмотанные соломой и окунутые в жидкую глину; все это густо обмазывается глиной.

В некоторых районах, наряду с обычным горизонтальным потолком, бытуют древние формы сводчатого или двускатного потолка. Так, в некоторых местностях Белоруссии в старых хатах (а чаще в надворных и хозяйственных строениях) изредка отмечен «неровный» потолок, называемый так в противоположность «ровному» (горизонтальному). Неровный потолок, составляющий одновременно и крышу, бывает двух видов: один — сводчатый, когда в концы фронтонных бревен (самцов ) врублено сплошное покрытие из продольных слег (сволоки); на последние настилается и решетчатый остов соломенной крыши; этот сводчатый потолок называется здесь повалуш и чаще встречается в клетях и истопках; другой вид: вдоль хаты укрепляются на бревнах фронтона три балки, средняя — выше боковых, поперек них накладываются доски потолка.

Сводчатый потолок сохранился до сих пор в постройках южных великорусов Рязанской обл., где таким образом кроют срубные полуземлянки («выходы»), в которых хранят имущество на случай пожара. Потолок является одновременно и крышей, точнее — потолком служит нижняя поверхность крыши из сплошных слег.

Этого же типа потолок, нижняя часть которого около стен совпадает со склонами крыши, известен в Архангельской обл., в Карелии. Здесь в старинных черных избах две потолочные матицы врублены в самцы фронтона выше уровня верхнего венца сруба, на них параллельно входной двери настланы потолочины. Таким образом, матицами, перпендикулярными к фронтону, потолок расчленен на три части: среднюю — щризонтальную и боковые — наклонные.

Слегка покатый двускатный потолок, являющийся одновременно и крышей (иначе — бесчердачная пологая крыша), характерен также для русского жилища многих районов Средней Азии. Центральную балку (матицу) кладут по гребню постройки выше боковых стен, на нее и на стены укладывают с легким уклоном в разбежку поперечные круглые жерди; на них настилают кроющий материал (камыш или специальные цыновки); все смазывают глиной, а внутри белят вместе со стенами. Белый ребристый потолок, с игрой света и тени на округлых белых жердях « матице, придает своеобразный уют русскому жилищу на далекой окраине нашей страны.

После сборки избы и устройства крыши (о крыше см. в этой же главе специальный раздел) приступают к отделке дома, к «наряду». «Нарядить избу», «нарядить нутро» означает отделать избу начисто, сделать всю чистую плотницкую отделку внутри. Для наряда дома иногда приглашают («рядят») плотников особо, так как с,реди плотников есть специалисты, славящиеся чистотой и красотой такой работы. К наряду относится настилка пола, устройство окон и дверей (о них см. в этой же главе, ниже). В прошлом сюда относилось также устройство всего «неподвижного наряда» избы. Неподвижный наряд представляет, в сущности, как бы меблировку избы. Сюда входит, прежде всего, вся сложная деревянная конструкция, связанная с печью: опечек — основание русской печи; связанная с опечком пристройка сбоку печи, различной высоты в различных районах {голбец, каржина, казёнка, ленйвка, лежанка), внутри которой устраивают спуск в подполье, ее верхняя поверхность служит для спанья; у свободного угла печи — печной столб, на нем сходятся под прямым углом два бруса, один из которых служит опорой для полатей, а другой — полкой; у печного столба — скрепленный с ним висячий (обычно на передней стенке голбца) или стоячий высокий шкафчик, с дверками или без них, для столовой посуды; около печи вдоль стены — низкий стоячий залавок (стол- шкаф) для разной посуды. Вдоль стен — лавки для сиденья и спанья, над окнами — длинные полки, кое-где — короткие полйчки, а в переднем углу — божница и т. д. Нередко печь с углом против нее отделена от остальной избы переборкой, с которой иногда скреплены стоячие шкафы.

В договор с плотниками о наряде избы входит и обтеска стен внутри. Для этого в поставленной уже избе скалывают топором «горбушки» бревен, затем сглаживают стену топором, насаженным на специальное кривое топорище, или теслом . При обтеске внутренние углы сруба в среднерусской полосе обычно закругляются, так как стеска к углу сходит на нет (это «круглые», или «чистые» углы); на Севере же, наоборот, предпочитают не стесывать углы, чтобы они- не промерзали (это — «простые» углы). После обтески стругают стены большим «двоерушным» стругом. К этой отделке сруба внутри относится старинная загадка: «На улице — краюшка, в избе — ломоток» (круглое бревно снаружи и стесанное внутри). Обычно отделывают так лишь среднюю часть стен; вверху же над полками и внизу под лавками, а иногда и за печью, часто бревна оставляют нестесанными.

Мастерство русских плотников и высокий уровень организации крестьянских плотничьих артелей проявились в своеобразном стандартном строительстве домов для городского населения, которое практиковалось в Древней Руси (русские города, как уже говорилось, в большей своей части состояли из деревянных строений). В архивных источниках XVI—XVII вв. имеются обильные данные об этой стороне народного деревянного строительства. В лесистых районах к северу и западу от Москвы население многих деревень было занято лесозаготовительными работами специально для московского рынка. По рекам Истре и Москве сплавляли на плотах к столице под Дорогомилово лесоматериалы большого разнообразия видов и наименований, начиная от «черемхового прутья» для крепления подвязей в строительных лесах до готовых зданий со всей внутренней отделкой.

На Лубяном торгу в Москве у стен Белого города, на месте нынешней Трубной площади, продавалось множество разнообразных готовых рубленых домов; в них все бревна были пригнаны одно к другому, оставалось лишь собрать их на новом месте и законопатить щели- мхом, что занимало не более двух дней. Этот вид древнерусской строительной промышленности и торговли всегда приводил в изумление -иностранцев, попадавших в Москву. Описание Лубяного торга (1634—1636 гг.) мы находим у Олеария *. Француз де Бруин, побывавший в Москве дважды (в 1702 и 1707 гг.) и проживший в ней в общей сложности около полутора лет, пишет: «Относительно зданий, ничто мне не показалось здесь так удивительным, как постройка домов, которые продаются на торгу совершенно готовые, так же как и покои и отдельные комнаты. Дома эти строятся из бревен или древесных стволов, сложенных и сплоченных вместе так, что их можно разобрать, перенести по частям куда угодно и потом опять сложить в очень короткое время. Продаются они в таком виде по 100 и по 200 руб. за сруб (каждый рубль стоит 5 голландских гульденов), отдельные же комнаты продаются по цене соразмерно с этой же стоимостью целых домов». О торговле разборными домами на рынке у стен Скородома (см. ниже) и об удобстве этого в связи с частыми пожарами в городе пишет подробно їй голландец Стрейс, нанявшийся парусным мастером в Москву и живший в ней в 1668—1669 гг.. О продаже крестьянами зимой с саней целых домов, заготовленных в разобранном виде, пишет и немец Айрманн, участник шведского посольства в Москву зимой 1669—1670 гг.

Мох для конопачения срубов, измерявшийся «ношницами» (связками), «елками» и возами, продавался тут же, на Лубяном торгу. Здесь же можно было приобрести и отдельные части зданий — желоба, дверные колоды, окончины и п,р. В Лесном ряду, кроме бревен для срубов, так называемых сосновых хоромных, продавались бревна связные, тыновые (или заборные), стропильные, решетные (для обрешетки крыш), переводины, брусья, отесанные на 4 канта, сваю дубовые и много других сортов. Продавался различный тес от 2 до 4 саж. (сажень равна 2,13 м) длиной (кровельный, мостовой и- др.), продавались доски от 1 до 7 саж. длиной, различной ширины — столовые, лавочные, коничные \ для обшивки «нутра» избы; продавался мелкий лесной материал — луб, скала (береста) и драница (простая и «струговая») для покрытия крыш. Различный «щепной товар» от деревянной ложки и кадки до небольшой церквушки в разобранном виде продавался также недалеко от места выгрузки сплавленных лесных материалов — близ Смоленской площади (в этой связи становится понятным название древней церкви у Дорогомиловского, ныне Бородинского, моста— «Никола на щепах»). Все это давало возможность москвичам, несмотря на частые и опустошительные пожары, которые распространялись особенно из-за деревянных мостовых, быстро восстанавливать свой город.

О высоком уровне организации плотничных работ — результате длительного развития — свидетельствует также распространенное в Древней Руси скоростное строительство «обыденных» церквей, т. е. церквей, строившихся по обету «во един день», а также быстрота строительства деревянных оборонительных сооружений. Ярким примером этой древней формы сборности и стандартизации строительства может служить постройка во время войны с Казанским ханством г. Свияжска, длившаяся один месяц. Для этого зимой 1550/51 г. в лесах вблизи г. Углича была произведена заготовка и пробная сборка крепостных стен с воротами, семи башен, церквей и других построек для целого деревянного города-крепости; все части, тщательно перемеченные, в разобранном виде, общей массой около 21 тыс. м леса были весной сплавлены на плотах вниз по Волге за 1000 км с лишним от Углича к устью р. Свияги. Здесь, на площадке в 150 га, расчищенной на высоком берегу, в течение четырех недель, совершенно неожиданно для татар, были воздвигнуты свияжские укрепления, с засыпкой стен 20 тыс. м3 земли, и собраны внутрикрепостные постройки. Свияжск послужил опорной базой для наступательных операций русских войск при взятии Казани. Строительными работами руководил русский «градоделец» Иван Григорьевич Выродков, опиравшийся в своей деятельности на старинный русский опыт заготовки, перевозки и быстрой сборки деревянных строений на месте. В 1552 г. он же построил тайно от противника трехсрубную пятиярусную орудийную башню, которая была потом разобрана, доставлена к воротам Казани и за одну ночь собрана и вооружена. Она сыграла большую роль в осаде Казани.

Через несколько лет после взятия Казани этот же градоделец построил три деревянные крепости около устья р. Нарезы. Московская летопись указывает, что летом 1557 г. менее чем в три месяца «поставлен город от немец усть Неровы реки, на Розсеке, у моря, для пристанища морского корабленого, а оставил его Петр Петров да Иван Выродков» .

История сохранила нам известия и о других случаях грандиозного сборного деревянного строительства, как, например, о постройке в 1591 г. в Москве гигантской деревянной крепостной стены с многочисленными башнями и воротами по линии нынешнего Садового кольца. Это сооружение получило в народе название Скородома, потому что было собрано за бдно лето из заранее заготовленных частей К Несомненно, что практика скоростного строительства у русских плотников выработалась в значи-, тельной степени под влиянием климатических условий — сравнительно короткое северное лето вынуждало строиться быстро и вырабатывать соответственные технические и организационные приемы.