Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Техника крестьянского строительства и конструктивные приемы восточных славян
Этнография - Восточнославянская этнография

Техника крестьянского строительства и конструктивные приемы восточных славян

Срубная техника

Строительная техника восточных славян почти на всей занимаемой ими территории, кроме южных степей и предгорной полосы, связана с деревом как основным строительным материалом. «Деревянная Русь» — так называли нашу страну в старину, и это было довольно верным определением, относившимся не только к селам, но и к городам. Многочисленные города целиком рубились из дерева; крепостные сооружения, церкви, жилища рядовых горожан, княжеские хоромы — в основе состояли из различных деревянных срубов.

Техника возведения сруба была доведена до высокой степени совершенства еще в X—XI вв. Можно смело сказать, что ни один народ в мире не создал таких замечательных памятников деревянного зодчества, как восточные славяне. Вспомним хотя бы изумительные деревянные церкви русского Севера и Западной Украины или сложнейшие крепостные стены детинцев и острогов, от которых до нашего времени уцелели башни в Кеми, Якутске и Илимске. Однако о высоком мастерстве строи- теля-плотника — великоруса, украинца, белоруса свидетельствуют не только древние оборонительные и культовые сооружения, но и современные жилые избы и хозяйственные постройки дают неповторимые образцы самобытного стиля «деревенской» срубной архитектуры. Достаточно посмотреть несколько последних работ советских исследователей о русском и украинском народном зодчестве, чтобы найти множество ярчайших примеров, подтверждающих это положение.

Главным орудием производства при выполнении самых разнообразных работ по дереву всегда служил топор (или секира), который был известен уже в X—XI вв., что явствует как из археологических материалов, так и из древнерусских миниатюр (см. выше, стр. 23). В летописи вместо слова «построить» употребляли слово «срубить», плотников называли рубленниками; рубили не только избы, хоромы и церкви, но целые города («рубленый город»). Отсюда же и название основного элемента обычной деревенской постройки — «сруб».

В отдельных сельских районах, где развита обработка дерева, распространены различные виды топоров (не говоря уже о двух основных общерусских типах — колуне и топоре). Ярким примером может служить набор топоров, до сих пор бытующих среди населения Закарпатской области («планкач», «плинкач» для отески бревен; «сокйра» для колки дров, «балта» для рубки дров, «побивач» для прибивки драниц на крыше и др.)

Пила известна в русской деревообрабатывающей промышленности с очень давних пор. Обломки полотен двуручных лучковых и одноручных (типа ножовок) пил найдены в раскопках Старой Рязани, Старой Ладоги, Княжей-Горы, на Райковецком городище, во Владимире и Новгороде и датируются IX—XIII вв.. В строительстве же пилу стали применять очен-ь поздно; она появилась в наиболее крупных царских и монастырских хозяйствах лишь с XVI—XVII вв., и не только отдельные хозяева, но и огромное большинство плотничьих артелей не употребляло ее до конца XVIII, а местами даже до середины XIX в.

Основой всех построек был четырехугольный сруб, состоящий из венцов (белор.— «венков»), т. е. горизонтально положенных четырехугольников из бревен, связанных в углах врубками. Благодаря горизонтальной укладке, верхние бревна надавливают на нижние и при дальнейшей усушке бревен не остается щелей между ними, весь сруб уплотняется, стягивается и становится со временем еще более крепко связанным, чем вначале.

Восточные славяне издревле врубали одно бревно в другое, отступя от концов бревен, так что концы выступали за стены сруба. Это имеет большое значение при суровых зимах Восточной Европы, так как со стороны среза бревна промерзают вдоль волокон древесины быстро и глубоко, а поперек ствола — гораздо слабее. Поэтому промерзают выпущенные наружу концы бревен, а угол дома остается теплым; иначе дом начал бы промерзать прежде всего с углов.

Наиболее древним способом рубки с остатком, т. е. сцепления бревен с выпуском концов, является рубка в угол: «в простой угол», «в чашу», «в чашку» (старинное «в обло»), у украинцев «у зруб», «у цівки» (рис. 7), когда в одном бревне на расстоянии около 20 см от конца вырубается полуцилиндрическое углубление, соответствующее соединенному с ним под прямым углом другому бревну. Более древний прием, когда чашку вырубали в нижнем бревне и в нее опускали верхнее бревно, хорошо известен по археологическим материалам. Несомненно, что к этому приему относится название в старых письменных источниках рубки в обло. Много позднее появился более совершенный прием, когда чашку вырубали в верхнем бревне и нахлобучивали его этой чашкой на цельное нижнее бревно: при этом вода не задерживается в чашке и утлы дольше предохраняюг- ся от гниения К Почти все крестьянские с/роения на протяжении веков рубились в угол, с выпуском кондов — «зауголков», «заугольников». Наряду с этой техникой применяется много других способов рубки с выпуском концов: «в замок», «в крюк», «в иглу», «в охряпку», «в охлуп», «в присёк», «в ряж», «сковороднем» и др. Часто по внешнему зиду угла трудно сказать, какой из способов применен. Каждый из этих способов имеет те или иные преимущества: рубка в простой угол является наиболее быстрой и, следовательно, наиболее дешевой; при рубке в крюк углы дольше не перегнивают и т. д. . Распространена также рубка на самых концах бревен — рубка без остатка, в лапу; она удобна для устройства небольших внутренних срубов, например для опечка, для срубчиков крыльца, хлева и т. п., так как при ней нет торчащих концов бревен и, следовательно, возле срубчика получается больше простора; издавна использовалась рубка в лапу для четырехугольных и шестиугольных срубчиков у придорожных часовен (такие часовенки изображены на планах Тихвинского монастыря 1679 г.) К Кроме того, рубка в лапу увеличивает размер избы при одинаковой длине бревен и, наконец, облегчает обшивку сруба снаружи тесом. Эту рубку применяли и в крупном строительстве с целью дольше сохранить углы сруба от гниения. Так, например, башни Якутского острога срублены в лапу, на Алеутских островах, с их влажным океаническим климатом, русские поселенцы рубили избы всегда в лапу и т. д.

Перечисленные сложные способы рубки (в крюк, в замок, в лапу) стали проникать в крестьянское строительство сравнительно поздно — в XIX в. Притом некоторые из них (например, рубка в крюк) из-за своей дороговизны были доступны лишь зажиточной верхушке деревни , Этот факт, равно как и распространенное среди украинцев название одного из этих способов — «немецкий», дал повод немецким ученым говорить о заимствовании указанных способов с Запада. Однако последними археологическими исследованиями установлено, что большая часть этих способов была хорошо известна древним восточнославянским плотникам; в качестве примера можно привести обнаруженные при раскопках на Минском Замчище остатки строения XIII в., рубленного в замок. «В старинном русском зодчестве насчитывалось до 50 способов врубки при связывании венцов в постройках сложных форм».

Со временем произошло также изменение способа накладывания бревен верхнего венца на нижние. Продольный паз вырубали прежде на верхней поверхности нижнего бревна, но постепенно перешли к вырубанию паза на нижней поверхности верхнего бревна; это было мерой предохранения бревен от затекания в пазы воды. При окончательной сборке срубного жилища пазы для тепла прокладывали жгутами пакли или высушенным мхом; это называлось мьиение сруба (белор.— мшенне) в черноземной полосе применялась и прокладка пазов соломой, укладываемой поперек бревен (она известна и в Горьковской обл.).

Размеры срубов зависели от строительного материала (употребляя архитектурный термин, «модулем служило бревно»). Длина бревен определяла площадь внутреннего помещения сруба, а число венцов — высоту избы. Древнерусский плотник не применял наращивания бревен, не увеличивал длины бревна, а употребление приемов сращивания бревен соединением в зуб, повидимому, стало применяться очень поздно. По крайней мере ни археологические материалы, ни древнерусские миниатюры, ни рисунки XVII в. не содержат ни одного указания на подобный прием. Если же надо было построить крупное здание (например, для купеческих, боярских или княжеских хором), то приставляли срубы («лепили клети») один к другому или соединяли их сенями. Эта конструктивная особенность древнерусской деревянной архитектуры, заключавшаяся в сложении клетей, соединенных между собой без планирования общей пространственной композиции, позволяла возводить огромные хоромы, а также расширять существующее здание в любой момент, в зависимости от возникавшей потребности в добавочном помещении. Таким образом, слагаясь из отдельных срубов, имевших каждый особую кровлю, нередко разновременно пристроенных, строение не имело (и не могло иметь) единого композиционного плана, что было характерно для всех крупных жилых построек древней Руси.

Ярким примером подобного многосрубного деревянного здания могут служить палаты купцов Строгановых в Сольвычегодске (построенные в 1565 г. и разобранные в 1798 г.)  а также загородный дворец московских царей в с. Коломенском под Москвой, перестроенный в последний раз в конце XVII в. и разобранный по указу Екатерины II в 1767 г. Сохранившиеся подробные чертежи и модель «осьмого чуда мира», как называли дворец современники, дают наглядное представление о способе использования односрубной клети для возведения многокомнатного здания .

Образчиком каменного здания, повторяющего древнерусский принцип приставления одной клети к другой, являются известные Поганкины палаты в Пскове, построенные не позднее середины XVII в., когда они впервые упоминаются в документах. При первом же взгляде на фасады этого древнего здания заметно отсутствие системы в расположении окон, сгруппированных по два-три на разной высоте, по мере возведения смежных помещений .

Срубное жилище почти безраздельно господствует у великорусов в северной и средней полосах Восточно-Европейской равнины, по северной окраине южновеликорусских районов (области Брянская и Орловская, северные части областей Курской, Воронежской и Тамбовской), у белорусов, в северной Украине (Волынское и Черниговское полесье) и в горных районах Карпат. Срубное жилище характерно также для прибалтийских, финских и тюркских народов этой зоны; срубнобревенчатая техника является древней и для значительных частей лесной зоны Западной Сибири. В настоящее время область распространения срубнобревен- чатого жилища продолжается и дальше на восток, через всю Восточную Сибирь, до берегов Тихого океана, куда этот тип жилища проник только с русской колонизацией.

Основными строительным» породами служат на севере срубной полосы хвойные деревья, на юге — лиственные. В Архангельской и Вологодской областях на жилые постройки идет преимущественно мелкослойная «кондовая» сосна, южнее (Верхнее Поволжье) — мелкослойная ель, на севере Белоруссии — «смоляк», т. е. сосновые или еловые деревья. Далее на юг начинает преобладать чернолесье — лиственный лес; в центральной черноземной полосе на стройку раньше шли дуб, ооина, верба, липа, ольха, но с конца XIX в. в этих местах, покрытых когда-то дремучими дубравами, дуб начал становиться недоступным по дороговизне для строительства. Зажиточные крестьяне стремились возводить постройки из привозимого с севера хвойного леса. На Украине к перечисленным лиственным породам прибавляется в Правобережье граб, в западных областях — бук (ср. Буковина — страна бука), на Карпатах — хвойные породы (сосна, ель, пихта). На северо-востоке, в бассейнах рек Мезени и Печоры, употребляются также пихта и лиственница, в Сибири и на Алтае стремятся ставить дома (сруб и толстые половицы) из лиственницы как наиболее прочного дерева, а всю отделку избы — лавки, полки и пр. — производят из сибирского кедра

Та или иная древесная порода влияет на вид сруба. Хвойный лес дает ровные прямые стволы, почти одинакового сечения, из него рубят правильные плотные срубы. Для того чтобы получился ровный сруб, чередуют в углах комлевые и верхушечные части стволов, т. е. более толстые и более тонкие концы бревен, что в готовом срубе почти незаметно для глаза. Лиственный лес не дает таких ровных стволов, их приходится обтесывать, и часто, в связи с этим, в лесостепной полосе срубы делают из брусьев; при дороговизне леса здесь распространены также срубы из пластин, т. е. из расколотых вдоль (так делали прежде) или распиленных по длине (так делают теперь) пополам бревен, причем пластины ставят ребром, плоской стороной внутрь, горбом наружу. Неровность сруба, наличие щелей между недостаточно ровными бревнами, брусьями «ли пластинами вынуждают украинцев и южновеликорусов обмазывать сруб глиной. В лежащих к северу районах глиной промазывают снаружи только щели между венцами, а самые бревна оставляют в их естественном виде или белят, в южных же покрывают обмазкой сплошь всю стену, нередко предварительно хату клинцуют («клинцюють») или тинкуют. Клинцовкой (клинцюванием) называется забивание в естественные щелочки и в выдолбленные в бревнах углубления маленьких деревянных клинышков, а тинкуванием — обивка стены узкой дранкой крест-накрест в виде решетки, поверх чего мажут смесью глины с навозом и потом белят. На Украине лишь в лесистой части Карпат сруб вяжут из особенно аккуратно пригнанных брусьев дуба, ольхи или липы и не обмазывают стен ни внутри, ни снаружи.

В средней полосе (Московская, Владимирская, Ивановская, Костромская области) и в черноземных губерниях в старину избы из плохого леса на зиму «пележили» («опележивали»), т. е. укутывали соломой. Для этого вокруг избы на расстоянии 20—30 см от стен ставили длинные колья, на них набивали две-три горизонтальные жерди и пространство между временной загородкой и стенами забивали соломой. Есть указания, что для этого применяли также омялье от льна и гороховину.

В поисках наилучшего способа закрепления сруба из неровного лиственного леса строительная практика восточных славян выработала своеобразные приемы. Так, у белорусов отмечено скрепление стен при помощи «лисичек»: поперек стены в двух местах при возведении сруба закладываются короткие доски с прорезями на концах так, чтобы один конец доски приходился с наружной стороны стены, другой — с внутренней. Через прорези доски по обе стороны стены сверху вниз забиваются ровные жерди, которые и служат для скрепления бревен, чтобы «лес не бунтовался» .

На том же принципе основан широко распространенный способ укрепления обветшавших срубов при помощи установки парных вертикальных брусьев (один с наружной, другой против него, с внутренней стороны стены), стягиваемых железными креплениями. Этот способ отмечен и на севере (например, стянутые между собой железными болтами массивные вертикальные брусья у наружной и внутренней стен огромных рубленых соляных амбаров XVII в. в Соликамском районе !) и на юге страны (например, крепление покосившихся хат из низкокачественного лиственного леса в Воронежской обл. при помощи нетолстых стояков, связанных винтами с гайками; это так называемые «хаты на винтах»). Такое крепление представляет собой поздний способ сохранения покосившихся срубов, типичный для XIX в.

Для старой срубнобревенчатой техники восточных славян характерно применение многоугольных срубов. Особенной точности и красоты достигали плотники отдельных районов в рубке шести- и восьмиугольных шатровых церквей (Север и Украина) и оборонительных башен. При одинаковой длине бревен площадь восьмигранного сруба получалась значительно большей, чем в четырехгранном; к тому же для получения здания с определенной площадью при восьмиугольнике годились более короткие бревна, чем цри четырехугольнике. Вероятно поэтому и был так распространен тип деревянных церквей «осмерик на четверике», при возведении которых для подъема на верхние ряды шли более короткие, а следовательно, более легкие и удобные для подъема бревна. Кроме того, восьмигранные срубы были устойчивы и не опрокидывались при самых сильных северных ветрах, почему деревянные крепостные башни и рубились чаще восьмиугольными. Поздними сооружениями последнего типа являются крепости, возводившиеся русскими на Аляске, когда она принадлежала России (в первой половине XIX в.).

В наше время принцип многоугольных срубов применяется еще кое-где в хозяйственных и временных постройках. Так, в Белоруссии, наряду с четырехугольными крытыми гумнами, встречаются гумна, имеющие удлиненные пяти-, шести- и восьмиугольные срубы (пример такого гумна см. рис. 64,/), что объясняется желанием построить гумна наибольшей вместимости . У гуцулов рубщики и сплавщики леса в горах устраивали себе на зиму колыбу (колиба) . Это — шести-, восьми, или двенадцатиугольный сруб, срубленный на мху, с пирамидальной крышей из драниц или луба, с отверстием наверху для выхода дыма. Входная дверь ведет в небольшие сени — хорімці; в них держат воду, на стенах вешают разные принадлежности для работы, а на верх сенного срубчика внутри складывают пилы. Из сеней вторая дверь ведет внутрь колыбы; пол ее выстлан лубом или деревом, в центре находится очаг, а вокруг него в радиальном направлении стоят підложа — низенькие топчаны для рабочих.

В русской народной технике известны и- трехпранные, или трехстенные, срубы. В виде трехгранного сруба рубили иногда ряжи и быки в речных плотинах и мостах с целью предохранения их от ударов льдин во время ледохода .

Срубнобревенчатая техника, совершенствуясь в течение веков, дала много остроумных решений использования венцов сруба для всевозможных строительных целей. Часть этих решений и приемов существует и в крестьянском строительстве, образцы их сохранились на старинных деревянных зданиях. Сюда относятся прежде всего так называемые повалы стен, столь излюбленные в деревянном церковном зодчестве Севера, т. е. увеличивание ряда за рядом верхних венцов сруба, благодаря чему прямые стены здания как бы развертывались («разваливались») воронкообразно, в виде плавного раструба, расширяя сруб вверху. Этим образовывался вынос карниза под самым свесом крыши, что предохраняло низ здания от стекающей с крыши воды. Сейчас это уже забытый прием, лишь изредка такое ушире- ние сруба можно встретить на старинных северных амбарах .

Гораздо шире распространен прием выпуска концов бревен от венцов для различных целей. Особенно часто практикуется выпускание концов бревен от верхних венцов сруба избы или хаты в качестве кронштейнов для поддержания крыш с большим свесом, защищающим стены постройки от действия дождя и снега; при этом самое верхнее бревно берется длиннее лежащего под ним, а это — длиннее нижнего. У великорусов их называют выпуски, пропуски, помочи, повалы ; у украинцев — вйпусті, острубини; у белорусов — правйла, правки. В старых хозяйственных постройках выпускали концы верхних бревен для устройства нависающих частей сруба, с целью создания бревенчатого навеса над приемочными площадками (предамбарье у обычного крестьянского амбара, балкончик с воротом для приемки зерна на старых ветряных мельницах и т. п.). Не менее широко применяется выпуск концов бревен на разной высоте сруба соответственно различным целям — для поддержания крылец, обходных галерей, различных балконов (о них см. в этой же главе соответствующий раздел). Особенно большой длины (4 м) достигают выпуски бревен на амбарах XVII в. для хранения соли (близ г. Усолья Молотовской обл.), поддерживающие широкий и длинный причальный помост (или галерею), который устраивали вдоль всей стены здания со стороны реки. К этому помосту в половодье приставали специальные ладьи, на которые выгружалась из амбара соль.

Интересно применение выпусков бревен в самых нижних венцах сруба. Выпуски, лежащие на земле, выступают далеко за основание стен, посте пенно сходя кварху на нет. Они придают большую устойчивость срубу, это как бы бревенчатые контрфорсы, поддерживающие здание. Как примеры, можно привести внутренние «перерубы» в огромных бревенчатых комплексах севернорусского дома-двора, наружные бревенчатые опоры у углов двухэтажных северных изб, рубка «с карасем» в крестьянских свайных постройках в затопляемых ежегодно весной районах в низовьях р. Костромы \ бревенчатые контрфорсы у деревянных четырехстенных башен XVII в. над соляными колодцами близ г. Усолья  (они способствуют большей устойчивости высоких башен во время сильных ветров, обдувающих их со всех сторон). На Севере иногда на одной избе можно видеть два-три яруса пропусков: верхние поддерживают крышу, средние выпускаются под окнами (на них настилается обходный балкон или галерея), нижние служат упорами для всего здания.