Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Типы усадеб восточных славян
Этнография - Восточнославянская этнография

Типы усадеб восточных славян

Усадьба с крытым двором, вплотную примыкающим к жилью

Севернорусский комплекс жилища распространен от берегов Ледовитого океана до южной окраины лесного Заволжья. Наиболее типична здесь постройка, в которой в одно целое (дом-двор) объединены рубленная из бревен изба на подклете, иногда довольно высоком, и крытый двухэтажный двор: в нижнем этаже двора — помещения для скота, в верхнем — для хранения сена, средств передвижения и пр., в нижний этаж ведут ворота в стене двора, на верхний этаж двора поднимаются снаружи по наклонному бревенчатому помосту — взвозу, или взъезду. Внутри все помещения усадьбы сообщаются между собой. Наличие жилищ подобного типа в значительной степени определяется длинными суровыми зимами Севера: здесь создана возможность очень многие из хозяйственных дел — обслуживание скота и другие работы — производить внутри крытой усадьбы, не выходя наружу. Вся постройка имеет обычно двускатную тесовую крышу. Такой дом-двор (на Севере называют его «хоромы») представляет собой массивное, срубленное в одно целое бревенчатое сооружение, требующее для своего возведения большого мастерства строителей-плотников. В Архангельской и Вологодской областях, в Карелии, на севере Кировской и Молотовской областей еще сохранилось немало таких рубленых хором, представляющих собой непревзойденное чудо плотничьего искусства. Севернорусский комплекс жилища дополняют высокий «верховой» овин, нередко двухэтажный амбар, баня. Обычно небольшие поселения расположены вдоль рек.

Среднерусский комплекс жилища распространен к югу от зоны дома- двора, от Псковщины до Среднего Поволжья и Вятско-Камского края. Это — усадьба в виде рубленой избы на невысоком подклете с примыкающим к ней крытым одноэтажным двором. Одноэтажный двор реже, чем двухэтажный, рубится с домом в одно целое, нередко он просто ставится сразу же за избой или рядом с ней. Часто крыша его ниже крыши дома. Как и в типе северного дома-двора, здесь изба через сени сообщается внутри с помещениями двора. Дом стоит перпендикулярно по отношению к улице; на улицу выходит изба, к ней сзади пристроены сени с выходом сбоку, с заулка. Если постройка представляет связь из двух изб, то она нередко ставится вдоль улицы, с выходом прямо с улицы.

Как и в севернорусском типе, здесь при доме нет открытого двора, его заменяет заулок возле избы и крытого двора; как и на Севере, ворота устраиваются в стене крытого двора. Древний тип крыши в этой полосе — двускатный, но во многих районах он вытеснен позднейшей четырехскат- лой крышей. Основным материалом покрытия здесь прежде служили дрань (т. е. колотые доски) и солома, с конца XIX в. появилась лучинка (щепа), на редких домах — железо.

Среднерусский комплекс дополняет низкий «ямный» овин, одноэтажный амбар и обычно баня. Более крупные, чем на Севере, поселения расположены по рекам и на водоразделах. Новгородская, тверская, ярославская деревни наиболее типичны для данной зоны.

Усадьба с открытым сверху, замкнутым в плане двором

Далее к югу от северной Белоруссии и Московской обл., через автономные республики Среднего Поволжья на восток за Волгу простирается зона усадеб с открытым сверху двором: к рубленой избе на невысоком подклете примыкает открытый двор, обставленный надворными строениями; во двор с улицы ведут распашные тесовые ворота, часто под отдельной узенькой двускатной крышей. В северной части зоны — полоса переходных форм усадьбы: крытые надворные строения лишь слегка отставлены от жилой избы, открытая часть двора очень невелика, иногда это лишь небольшая щель между сходящимися скатами крыш, нередко прикрываемая на зиму легким съемным щитом — плоскушей (Московская область, Среднее Поволжье). По мере продвижения на юг открытая часть двора увеличивается, вся усадьба имеет вид четырехугольника, стороны которого состоят из рубленой избы на подклете, служб, навесов и ворот, ведущих в центральную открытую часть двора. Обычно одна боковая сторона усадьбы занята избой, вторая — хозяйственными строениями; в передней стороне — ворота с улицы, в задней, занятой навесами и службами,— выход на огород и гуменник или на задний, скотный двор. Этот тип застройки носит название покоеобразного двора К Таким образом, и здесь наиболее типично положение избы перпендикулярно к улице. Как и в зоне одноэтажного крытого двора, здесь исконной формой крыши является двускатная, а с конца XIX в. во многих районах входит в употребление четырехскатная крыша с небольшими полуфронтонами и залоб- ками. Материал покрытия в древности —дрань; ее сменила лучинка на двух- и четырехскатных крышах жилья, солома — на надворных строениях. Дополнительная характеристика комплекса покоеобразного двора (овин и пр.) та же, что для среднерусского комплекса. Зона покоеобразных дворов проходит от северной Белоруссии через Смоленщину, север Калужской обл., Московскую обл., север Рязанской обл., Владимирскую и Горьковскую области и далее к низовьям Камы и Вятки.

Южнее этой зоны, от Брянского полесья на восток, охватывая всю черноземную область РСФСР, в полосе лесостепи господствует четырехугольный открытый двор в сочетании с поземной избой или хатой, поставленной вдоль улицы. Вокруг большого открытого двора расположены навесы и надворные строения; все крыто соломой; издревле форма крыши была четырехскатной. Посреди двора иногда стоят отдельно клети для хранения имущества. В старину здесь основным строительным материалом было дерево — различные лиственные породы; бревна по пазам и трещинам обмазывались глиной. С начала XIX в., за оскудением лесов, дерево вытеснили разнообразные строительные материалы — глина, камень, мел, кирпич, прутья, камыш, солома (см главу IV «Техника крестьянского строительства...»). Это как раз наиболее бедствовавшие районы дореволюционой России. Низенькие подслеповатые избушки; куда ни глянешь — кругом всё солома; крестьянская усадьба представляла собой готовый вспыхнуть костер — эти деревянно-соломенные деревни страдали от пожаров и выгорали массами.

Для южновеликорусского комплекса характерно отсутствие бань и овинов. Крупные селения располагаются в речных долинах. По южной окраине лесостепи и на степном юге Восточно-Европейской равнины (большая часть Украины, районы по нижним течениям Дона и Волги, по р. Уралу, Северный Кавказ и южный Урал) распространен открытый незамкнутый двор, окруженный невысокой изгородью, чаще всего плетнем. Здесь главным строительным материалом служит глина во всех видах: жилище — мазанки различного типа (с остовом из разнообразных материалов), глинобитные и саманные хаты с четырехскатной крышей, крытой соломой или камышом. Хата может составлять любую сторону открытого двора (чаще — боковую), по которому разбросаны надворные строения и навесы, не связанные между собой и крытые отдельными крышами. Для украинских районов, как общеизвестно, характерны беленые мелом хаты с высокими соломенными крышами, утопающие в зелени садов. У великорусов наружная побелка обмазанного глиной жилища встречается значительно реже.

Несколько особняком стоит белорусский комплекс жилища. Не укладываясь полностью ни в один из перечисленных выше зональных типов, белорусский комплекс несет в себе признаки, роднящие его в том или ином отношении со всеми рассмотренными комплексами, кроме севернорусского. Крайнее своеобразие белорусского жилища дает возможность выделить его в особый тип (о нем см. ниже, в главе VI «Основные типы крестьянских усадеб...»).

Большая часть комплексов восточнославянского жилища, несомненно, сложилась еще в феодальную эпоху и, повидимому, отражает культурные особенности существовавших тогда областных групп русской народности. Севернорусский комплекс жилища сложился в пределах средневековой Новгородской земли, в более восточных ее частях, и распространился при новгородской колонизации по всему Северу; он связан с областью распространения северновеликорусских диалектов. Среднерусский комплекс формировался на территории Тверской, Ярославской, Ростовской, Суздальской, Московской и других земель (княжеств) северо-восточной Руси XII—XIV вв.; он связывается с областью средневеликорусских (переходных) и с верхневолжскими районами северновеликорусских диалектов.

Южновеликорусский комплекс жилища сложился в пределах южных русских земель — Рязанского, Черниговского, Новгород-Северского княжеств, в области преобладания южновеликорусских диалектов.

Комплекс покоеобразного двора развивался, по всей вероятности, по восточной окраине северо-восточной Руси, в пределах Городецкого и Муромского княжеств, а, возможно, и в северо-восточной части Рязанской земли. По мере роста территории Московской Руси и продвижения московской колонизации на восток, этот тип жилища распространялся по Среднему Поволжью, по Каме и по Вятке, развиваясь и давая все новые варианты.

Украинский комплекс, сохраняя многие особенности жилища древнерусской народности, развивался на территории Киевского и Переяславского княжеств и Галицко-Волынской Руси. С XVIII в., с присоединением к России черноморских степей и Покубанья, украинский комплекс распространился по всему югу страны.

Белорусский комплекс жилища, формировавшийся в пределах Полоцкой и Турово-Пинской земель на большом протяжении с севера на юг, естественно, характеризуется многими элементами, общими с соседними русскими и украинскими жилищными типами.

Все эти комплексы, по всей вероятности, корнями своими уходят в глубокую древность, к периоду расселения в Восточной Европе основных племенных групп восточного славянства. Так, севернорусский комплекс связывается с областью расселения ильменских славян, среднерусский и покоеобразный — с землями, заселенными в прошлом главным образом кривичами, южновеликорусский — с территорией преимущественного расселения вятичей. Украинский комплекс, повидимому, можно связывать с союзом племен VI—VII вв. (главным образом полянами) и более западными — волынянами и другими юго-западными племенами. Культура белорусского жилища, повидимому, восходит к племенам бассейна верхнего Днепра (дреговичи, радимичи, древляне). Все эти соображения, конечно, очень условны и требуют дальнейшего исследования и уточнения, в особенности потому, что существует и противоположное мнение, а именно, что типы застройки крестьянского двора не сложились еще- даже в середине XVII в.