Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Поселения восточных славян
Этнография - Восточнославянская этнография

Поселения восточных славян

Типы и формы поселений зависят от условий географической среды, от уровня развития и характера производительных сил, от экономической структуры общества (особенно от форм земельной собственности), от плотности населения. Вместе с ростом производительных сил, с изменением экономики меняются тип и форма поселений. Однако при этом важна и роль этнической традиции, которая иногда задерживает изменение типов поселений данного народа.

Поселения изучают и классифицируют с разных точек зрения. Представляют большой интерес типы заселения, т. е. распределение поселений на земной поверхности, группировка его применительно к ландшафту: сюда относятся долинный, приозерный, высокогорный и другие типы заселения. Далее различаются типы поселений: однодворный и многодворный с разновидностями каждого из них (город, местечко, поселок, деревня, станица, заимка, хутор и пр.). Наконец, в этнографии особенно принято изучать и классифицировать поселения с точки зрения их формы: так, для сельских многодворных поселений устанавливаются кучевая, линейная, круговая и другие формы.

Селения первой половины I тысячелетия н. э. (относящиеся к культуре «полей погребений»), расположенные в полосе лесостепи, представляли собой большей частью неукрепленные селища. Они располагались обычно на солнечных склонах, у рек и ручьев, иногда на речных надпойменных террасах. Анты, которые жили в этих селениях, не знали укрепленных городищ: легко передвигавшиеся с места на место племена, все мужчины которых являлись воинами (что, как известно, типично для племен эпохи военной демократии), не нуждались в укреплениях; защитой им служили густые леса, спускавшиеся по берегам рек до самой воды.

Ряд исторических и археологических данных говорит о том, что в этот период происходила ломка первобытно-общинного строя.

В течение VI—VIII вв. постепенно усиливалось имущественное расслоение, выделилась правящая верхушка и появилась регулярная военная организация — дружина. В VII в. объединения антских племен распались, антский дофеодальный период в истории восточных славян постепенно сменился переходным периодом, начался процесс сложения

Киевской Руси, наступила эпоха феодализма. К этому времени открытые неукрепленные селища лесостепи начали сменяться укрепленными городищами, появление которых служит показателем участившихся войн. Городища старались устраивать на труднодоступных местах — высоких мысах — останцах, круто обрывающихся к реке; с напольной стороны городища огораживались рвом и земляным валом. Огромное большинство роменско-боршевских городищ расположено именно на высоких мысах речного берега. Нередко к укрепленному городищу примыкало открытое неукрепленное селище. Как и поселения людей «полей погребений», иначе говоря антов, роменско-боршевские городища располагались всегда среди едва проходимой лесной чащи и были защищены, помимо оврагов и обрывов высокого берега, также болотистыми низинами, озерами и топями пойменной части долины. В безлесных местах городища, как правило, не встречаются .

Городища очень различны по величине занимаемой ими площади (Монастырище — 500 м, Новотроицкое городище — 3500 м2 и т. д.). По существу, они представляли собой поселения сельского типа, характерные для феодального строя.

На Севере, в лесной полосе, ранние поселения были несколько иными. Уже рассматривавшийся выше древний поселок в Верхнем Поволжье, существовавший в III—V вв. н. э. (городище Березняки), представлял собой гнездо, в котором жилые дома стояли отдельно, хозяйственные же постройки располагались вокруг большого общественного дома и служили местами общинного производства. Коллективный погребальный домик свидетельствует о том, что население поселка состояло из кровных родственников. Это была патриархальная родовая группа, числом 50—60 человек, на общинных началах ведшая свое хозяйство и имевшая общие запасы.

К концу I тысячелетия расположение поселков компактными родовыми группами постепенно исчезло. Сформировалась территориальная сельская община, возросла роль труда каждой отдельной семьи. Поселения увеличились в размерах, изменилась планировка поселков и их общий облик.

Селения ильменских славян и кривичей VII—IX вв. располагались обычно на сравнительно невысоких, ровных и удобных для жизни местах по берегам рек; бревенчатые избы ставили нередко в ряд, вдоль берега, фасадом к озеру или реке. Таким образом, «в конце I тысячелетия — пишет П. Н. Третьяков,— уже начали складываться основные черты, присущие старорусской северной деревне. Селения такого характера окончательно вытеснили к этому времени более древнюю форму поселка — патриархальное гнездо, поселок патриархальной общины, очень небольшой и иначе планируемый, восходящий к типу городища у дер. Березняки» .

Нередко древние поселения при исследовании их оказываются «многослойными»: под отложениями «великокняжеской поры» X—XIII вв. обнаруживается селение роменско-боршевского типа, т. е. VIII—IX вв., под ним находят остатки культуры «полей погребений» (первая половина I тысячелетия), в свою очередь возникшей на месте укрепленного поселения скифского времени.

Еще в «антский период» (т. е. во II—VII вв. н. э.) постепенно развивались гончарное ремесло, ткачество, обработка металла. Мало-помалу ремесло начало выделяться из сельского хозяйства в самостоятельную отрасль, появились торговые связи, создавались экономические предпосылки для возникновения городов. Можно предполагать, что городские поселения, т. е. сосредоточения ремесленников и места торжищ, имелись уже у антов; по крайней мере еще Птолемей (II в. н. э.) говорит о шести городах на Днестре. Но уже во второй половине I тысячелетия на базе больших поселений дофеодального периода в результате длительного процесса стали возникать многочисленные славянские города, представлявшие к IX—X вв. средоточия многих и разнообразных ремесел.

Расположенный на возвышенном месте и обнесенный рвами, валами и деревянным тыном, славянский городок отныне превратился в неотъемлемую черту ландшафта не только Среднего Преднепровья, но и северных восточнославянских земель. И недаром скандинавские саги называли страну восточных славян «Страной городов».

Города служили местом убежища для окрестного населения на случай военной опасности. Известный рассказ летописи об осаде княгиней Ольгой древлянского города Искоростеня сообщает о наличии у древлян многочисленных «городов», в которых «затворилось» население земли при вторжении войск Ольги. Из слов Ольги, что осажденным в Искоростене древлянам грозит голод, так как они не могут «делать нивы своя и земле своя», ясно, что внутри искоростенских укреплений укрылось все окрестное земледельческое население. Эти «грады» Древлянской земли, т. е. области к востоку от р. Тетерева и к югу от Припяти, оставили по себе многочисленные, пока еще мало изученные городища.

В условиях города, где распад старых общественных форм совершался гораздо быстрее, начиная с IX в., а, возможно, и с более раннего времени, уже нельзя было обнаружить никаких следов патриархального большесемейного уклада. Например, Ладога в IX и X вв. состояла частично из обособленных дворов, представлявших крестьянские хозяйственные гнезда, т. е. сочетания избы, клети, хлева, житницы и т. д., приспособленные к задачам сельского хозяйства; в другой же части города жилые постройки располагались двумя правильными параллельными рядами, вполне согласно друг с другом, при этом со строгой ориентировкой по странам света. Однако это еще не улица, потому что избы каждого ряда обращены к избам другого ряда не передними, а задними фасадами и пристройками к ним. Постройки в рядах скучены. Между ними наблюдаются лишь узкие проходы, закоулки и задворки. На некоторых участках обнаружены дворики между постройками с развалившимися поленницами и даже с особыми пнями для колки дров.

Нам пока еще очень мало известно о типе сельских поселений с XI— XII вв. и вплоть до XVII в., так как археологический материал пока характеризует лишь отдельные постройки и, в лучшем случае, усадьбы за эти пятьсот лет; тип северной деревни наметился только для лесной полосы. Наряду с'типичными деревнями, для Севера уже в то время были характерны села, погосты, заимки и другие типы поселений (см. ниже). Что касается южных поселений этого периода, то, изучая этот вопрос, не следует забывать о так называемом запустении степи и отливе отсюда русского населения (в XIV—XV вв.), вызванном набегами кочевников, и о том, что вторичная колонизация русскими степного края началась лишь с XV—XVI вв.