Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



История колонизации Новой Зеландии. Обострение межплеменной розни. Договор в Ваитанги
Этнография - Народы Океании

Новая Зеландия стала известна европейцам в 1642 г. (плавание голландца Тасмана); в 1769 г. ее вторично «открыл» Джемс Кук. Первыми европейскими поселенцами на Новой Зеландии были преимущественно ссыльные, бежавшие из Нового Южного Уэльса, беглые матросы, не выдержавшие тяжелой службы на кораблях. Часть поселенцев усваивала образ жизни коренного населения Новой Зеландии — маори. Их называли пакеха- маори, т. е. «местные европейцы». С 1814 г. сюда проникают английские миссионеры, проторявшие пути колонизаторской политике Великобритании. Новая Зеландия привлекла к себе жадное внимание европейских колонизаторов своими лесными богатствами, китобойными и тюленьими промыслами. Китобойные суда Англии, США и Канады за короткий срок истребили в новозеландских водах китов и тюленей, и во второй половине XIX в. этот промысел утратил значение. Другим вопиющим примером расхищения естественных богатств Новой Зеландии может служить уничтожение лесов. К 1840 г. более трети лесных площадей Новой Зеландии было превращено в пустоши, а с 1840 по 1900 г. площадь лесов уменьшилась еще на 30 тыс. кв. миль.

Бурное развитие в Англии текстильной промышленности, быстро растущий спрос на шерсть дали толчок капиталистической колонизации Новой Зеландии, целью которой была зем^я — пастбища для овец. Английское правительство и на новозеландской почве применило выдвинутый Уэк- фильдом и проводимый в эти же годы в Австралии проект «систематической колонизации», суть которого заключалась в обеспечении рынка труда рабочими руками1. Как и в ряде других мест, Англия пыталась осуществить колонизацию Новой Зеландии с помощью торговых компаний. Тако-. ва была «Новозеландская компания», созданная в 1830 г. Уэкфильдом. Новозеландская компания распродала в Лондоне значительное количество не принадлежащих ей новозеландских земель еще до того, как ее представитель побывал на Новой Зеландии и «купил» их у маори — коренных жителей страны. Но, как писал Маркс, критикуя теорию Уэкфильда,«обладание деньгами, жизненными средствами, машинами и другими средствами производства еще не делает человека капиталистом, если отсутствует такое дополнение к этому, как наемный рабочий, другой человек, который вынужден добровольно продавать себя самого»2. Имецно этого «дополнения» к английским капиталам в Новой Зеландии и не было. «Новозеландской компании» не удалось обеспечить в должной мере приток рабочих рук, и в 1850 г. она прекратила существование.

Явный провал компании Уэкфильда заставил английское правительство взять колонизацию Новой Зеландии в свои руки. Чтобы обеспечить поток переселенцев, надо было создать колонизационный земельный фонд. Английское правительство достигло этого обычным для него путем: заключило с обманутыми маорийскими вождями «договор» о продаже земель английской короне , (1840). Присвоенные таким образом земли передавались поселенцам при условии разведения ими овец. Очень скоро основная часть приобретенной земли была захвачена крупными овцеводами типа австралийских скваттеров. В 1858 г. поголовье овец на Новой Зеландии уже составило 1,5 млн., а в 1880-х годах — 13 млн.

Колонисты прибывали преимущественно на Южный остров, где маорийское население было незначительно и не могло оказать серьезного сопротивления. Но постепенно они проникали и на Северный остров. Маори, сосредоточенные главным образом на Северном острове, встали на защиту своих земель с оружием в руках. С 1843 по 1872 г. английское правительство вело кровавые войны с маори, оттесняя маорий- цев в наименее плодородные районы Новой Зеландии. Чтобы усилить приток переселенцев, в 1861 г. была широко рекламирована находка золотых месторождений в районе Отаго (Южный остров). За период с 1861 по 1871 г. европейское население Новой Зеландии увеличилось в 2,5 раза (с 99 до 248 тыс.).

С 70-х годов XIX в., после «маорийских войн», в результате которых почти половина маори была истреблена, основной поток иммигрантов направился на Северный остров. Туда же переселялись англо-новозеландцы с Южного острова. Здесь насаждалось мясо-молочное скотоводство на основе мелких ферм. Центр экономического развития Новой Зеландии переместился с Южного острова на Северный. Уже в начале XX в. население Северного острова превысило по численности население Южного.

Изменения в маорийской культуре Английская капиталистическая колонизация принесла маори неисчислимые бедствия. Один из членов английской палаты общин, имея в виду все коренное население Австралии и Океании, заявил в 1837 г.: «Трудно будет, вероятно, найти оправдание не только в Австралии, но и на Новой Зеландии и на многочисленных островах Океании тем убийствам, бедствиям, осквернениям, которые мы туда принесли»1.

В начальный период знакомства маори с европейцами, когда послед- ние еще не чувствовали себя хозяевами чужой земли, маори проявили себя как мирный и любознательный народ, оценивший и готовый воспринять все блага новой для них культуры: железные орудия, письменность, книгопечатание и т. д. В конце XVIII — начале XIX в. жители прибрежных районов выменивали у прибывавших к ним европейцев (они называли их пакеха) железо, огнестрельное оружие, одежду, свиней, картофель. В районе Островного залива возникло затем постоянное европейское поселение. Но обмен был в то время еще слабо развит, в отдаленные райо- ны европейские товары вообще не проникали. Исключение составляли только свиньи и — в особенности — картофель. Он распространился так быстро, что уже в начале XIX в. вполне мог сойти за местное растение. В это же время кое-где маори стали обносить поля изгородями для защиты от свиней,— так много их развелось.

Начиная с 1820-х годов обмен стал более оживленным. Специальные корабли прибывали на Новую Зеландию для торговли с маори. Среди прибрежных племен поселились европейцы — посредники в торговле. Такой посредник обычно ходил по побережью от деревни к деревне и скупал у маори овощи и плоды. Перед его приходом маори раскладывали в ряд сотни корзин с кумарой. Он шел вдоль этого ряда и бросал в каждую корзину кусок табака или фартинг (четверть пенса) — такова была цена корзины кумары.

Маори требовали от европейцев земледельческих орудий. Когда миссионер Марсден предложил маорийскому вождю Руатаре вязаные чулки, тот заявил, что ему нужны мотыги, а не чулки. Высокий спрос был на железные топоры, рыболовные крючки, различные железные инструменты, одеяла (они обходились дороже плащей, но были гораздо теплее), одежду, ружья, порох, — в обмен на строевой лес, рыбу, местный лен, ку- мару, изделия маорийских ремесленников, даже на татуированные головы, а несколько позднее — на свиней и картофель.

Уже в это время европейцы стали скупать землю. Так, Марсден «купил» 200 акров прекрасной земли за 12 топоров. Денежной торговли еще не было. Маори принимали европейские монеты, но употребляли их в качестве украшений. По этой причине, к выгоде европейских торговцев, шиллинг они предпочитали соверену. Так обстояло дело в 1840 г. Маори продолжали владеть своими землями, их экономический и общественный строй оставался прежним. Но уже появилось нечто новое — производство на рынок.

В 1840-е годы европейский торговец уступает место европейскому колонисту. Колонист начинает захватывать землю. На тех землях, которые еще не захвачены, идет быстрое развитие хозяйства маори. Они возделывают пшеницу, работая железными лопатами, строят амбары для зерна. В начале 40-х годов в одном районе были построены две водяные мельницы. За постройку одной из них маори отдали европейцам триста свиней за другую — двести. При этом они сами валили лес, заготовляли бревна и строили плотину. В январе 1847 г. в этом районе состоялось племенное собрание маори и решено было построить еще одну мельницу. Через два года мельницы появились и в других районах. Каждое племя старалось построить мельницу больше и лучше, чем у других.

Менялся и культурный облик маори. Дети их учились в школах. Маори покупали и носили европейскую одежду. В 40-х годах они стали покупать мыло и стирать одежду.

В 1857 г. в районе залива Пленти и озер Таупо и Роторуа маори (около 8 тыс. человек) имели 3 тыс. акров под пшеницей, 3 тыс. под картофелем, 2 тыс. под кукурузой и 1 тыс. акров под кумарой. У них было около тысячи овец, 200 голов крупного рогатого скота, 5 тыс. свиней, 4 водяные мельницы, 96 плугов, 43 корабля, грузоподъемностью по 20 тонн каждый, и 900 лодок.

Маори снабжали пакеха, т. е. английских колонистов, продовольствием. В том же 1857 г. одно только племя нгати-пору доставило английским торговцам 46 тыс. бушелей пшеницы. В районе городов Нельсон, Окленд и в других местах снабжение городов и поселков колонистов пшеницей, картофелем, кукурузой, кумарой, свининой и дровами полностью находилось в руках маори. В те годы оклендская газета писала, что маори стали главной опорой Новой Зеландии.

К 1860 г. европейские орудия труда и инструменты в ряде районов вытеснили местные. Нефритовые топоры, сняв их с топорищ, маори стали носить на груди, как украшение.

В системе общественного разделения труда возникает ряд новых профессий— торговцев, столяров, кузнецов, пильщиков и т. д. Коллективный труд начинает уступать место индивидуальному. Однака земля, мельницы, корабли остаются еще собственностью племени, и вождь руководит всей хозяйственной жизнью.

О том, насколько высоко оценили маори качества железа (чем и воспользовались к своей выгоде скупщики с европейских кораблей), говорит письмо, посланное вождем племени нгати-паоа, Те Караму Кахукоти, в 1854 г. губернатору Джорджу Грею, и повествующее о событиях начала XIX в.: «Вы послушайте!— читаем в этом письме.— Капитаны кораблей, прибывавших на Новую Зеландию в старые времена, посещали моих отцов. Последние дарили европейцам прекрасные плащи, некоторые с бахромой, а также топоры. В то время мы впервые увидели европейские топоры. Наши собственные топоры мы делали из зеленого камня. С их помощью мы валили деревья, делали лодки. Когда мои предки и отцы получили те топоры,— писал далее Те Караму Кахукоти, — слух об этом дошел до Островного залива, до Ваикато, до Тауранга, до Роторуа, до Таупо. И все вожди тех мест пришли получить топоры»1.

Маори жадно тянулись ко всем достижениям европейской культуры.

Обострение межплеменной розни

Английские торговцы стали продавать маори огнестрельное оружие Жители мыса Северного в 1814 г. платили за одно ружье 150 корзин кумары и 8 свиней. Английские мушкеты все в большем количестве попадали в маорийскую среду.

В этом отношении особенно интересна деятельность знаменитого вождя племени нгапухов—Хонги Хика. После одного столкновения с пакеха, убедившись воочию в превосходстве огнестрельного оружия, он отправился в Англию (1820). Там он был принят королем Георгом, получил от него и от других высокопоставленных лиц немало подарков. В Англии Хонги Хика вел себя с большим достоинством — «как прирожденный джентльмен», по отзывам англичан, и больше всего интересовался постановкой военного дела. По возвращении ь Сидней Хонги продал все полученные подарки, кроме оружия, и на вырученные деньги накупил мушкетов с боеприпасами. Вооружив своих воинов, предприимчивый вождь вскоре сделался грозой соседних и более отдаленных племен. С 1821 г. он начал военные походы, всюду одерживал верх над своими хуже вооруженными противниками, которых он беспощадно истреблял. В походе Хонги был тяжело ранен, от этой раны умер (1828). После его смерти вождем племени нгапухов стал Помаре, продолжавший завоевательные походы своего предшественника.

Метод ведения войны изменился. Рукопашная схватка отошла на второй план. Один из вождей говорил: «Ружье — плохое оружие, худшее и^ всех оружий; человек может быть храбрым, но перед ним долго не устоит* Великие вожди убиты с расстояния, и никто не знает — кем. Сила воина бесполезна против него».

Военные успехи нгапухов побудили вождей других племен заняться приобретением европейского оружия. Межплеменные войны делались все более частыми и кровопролитными. Европейские торговцы расширяли выгодную торговлю ружьями.

Около 1830 г. нгапухи и 'их вождь" Помаре были наголову разбиты коалицией племен ваикато и нгати-мару, после чего такой же участи подверглись племена таранаки.

Чем был Хонги Хика для Северного острова, тем Раупараха стал для Южного. Он прошел, сея смерть и разрушение, по западному и восточному берегам Южного острова, убил и захватил в рабство около 4 тыс. человек. Походы следовали за походами, и обычно каждый из них кончался массовым истреблением побежденного племени. Кровавые усобицы, и более широкое распространение людоедства — таков был ощутимый результат соприкосновения маори с европейской «культурой».

Английские колонизаторы ввели совершенно новый обычай — охоту за татуированными головами. Добыча голов оказалась выгодным делом — европейские музеи платили за них большие деньги.

Английские торговцы ввезли на Новую Зеландию алкогольные напитки, о которых маори не имели никакого представления (они не знали даже кавы). Однако здесь эти напитки не получили широкого распространения. Маори сознательно ограничивали их употребление.

Договор в Ваитанги

В 1840 г. на Новую Зеландию прибыл вновь назначенный британский губернатор Гобсон. Он провозгласил власть Англии над островом, подсудность всех англичан, проживающих на нем, британским законам и запретил самочинную скупку земель.

Многие колонисты были недовольны попыткой правительства ограничить скупку земли. Были недовольны и маори, так как правительство фактически присвоило себе все их земли без всякой компенсации. Гобсон со- брал вождей разных племен Северного острова и предложил им заключить договор о признании власти английской королевы. Подкупом и обманом Гобсон добился своего. Этот договор, подписанный на берегу р. Ваитанги 5 февраля 1840 г., предоставлял право покупки земель только британской короне. Агенты правительства стали скупать земли у маори на еще более недобросовестных условиях, чем это делали сами колонисты. Последние же покупали землю от правительства по дорогой цене.

1840 год, год подписания договора в Ваитанги, согласно которому Новая Зеландия стала английским владением, отметил рубеж в истории маори. Отныне маори превращены в «избыточное» население на своей собственной родине, в объект физического истребления, грабежа, эксплуатации со стороны английских акционерных компаний и англо-новозеландских землевладельцев и промышленников.

Начался грабеж маорийских земель. Расставаясь со своими землями, маори произносили речи, пели песни, выражая в них свою глубокую скорбь. Но вскоре их охватило возмущение.

Маорииские воины

Маорийская пословица гласит: «Лучшая смерть для человека — смерть за землю». И маори поднялись на защиту своих земель.

1843—1872 годы — это годы так называемых «маорийских войн».

История «маорийских войн» распадается на несколько этапов, каждый со своими характерными особенностями. Основными этапами можно считать следующие: 1) 1843—1846 гг.— период разрозненных военных действий отдельных племен: 2) 1846—1853 гг.— период относительного затишья: 3) 1854—1859 гг.— объединительное движение среди маори и подготовка более организованного сопротивления; 4) 1860—1865 гг.— война под руководством «маорийского короля»; 5) 1865—1867 гг.—«движение паи-марире»; 6) 1868—1872 гг.— последний этап борьбы.

Первый этап маорийских войн — это стихийные вспышки сопротивле ния, которые охватывали порой большие районы, но не перерастали в общенародное движение. Первое крупное столкновение имело место в долине Ваирау (Южный остров). Поводом послужил спор о правах на эту долину. Маори разгромили посланный против них вооруженный отряд колонистов (июнь 1843 г.). Более крупные размеры приняло столкновение в районе Корорарека, где племя нгапухов под руководством вождя ХонеХеке почти год (1845) вело борьбу против англичан, нанося им неоднократные поражения. Англичанам пришлось мобилизовать крупные силы — в последнем походе участвовало свыше 1600 солдат и офицеров, они располагали артиллерией; кроме того, их поддерживали некоторые маорийские вожди. В ходе этой войны впервые обнаружились поразительные боевые качества маорийских ополчений и искусная фортификационная техника: их укрепленные па успешно противостояли артиллерийскому обстрелу и штурмам английской пехоты. С трудом закончив тяжелую войну, англичане не решились на конфискацию земли у побежденных нгапухов, чтобы не ожесточить их еще больше.

В 1846 г. столкновение произошло на южном конце Северного острова, в долине р. Хутт, где английские войска предательски напали во время переговоров на маорийскую деревню, в ответ на что маори стали громить усадьбы колонистов. С помощью своих «маорийских союзников» англичанам и здесь удалось под конец подавить сопротивление восставших.