Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Орудия труда и хозяйство населения Новой Зеландии. Организация и разделение труда. Поселения и жилища. Одежда
Этнография - Народы Океании

Одним из главных орудий труда служил каменный топор. Клинок обычно делали из базальта или нефрита; он имел четырехгранную форму, привязывали его к деревянной рукоятке шнурком из кокосовых волокон или новозеландского льна.

Маори имели каменные сверла для сверления камня, кости и раковин, а также такие инструменты, как каменные долото, резец и пр. При помощи этих несложных инструментов они обрабатывали дерево, строили хижины, лодки, наносили на дерево тончайшую резьбу.

Маори усовершенствовали орудие обработки земли, ко, прикрепив к деревянному колу, характерному для центральной Полинезии, особую подножку для упора ноги; подножку украшали резьбой.

В маорийском хозяйстве главную роль играло земледелие. Но в некоторых местах, например на западном берегу Северного острова, а также в районе озера Таупо, Уревера и на большей части Южного острова, главным источником пищи были продукты леса; собирательство служило здесь большим подспорьем. Племена, живущие в прибрежных районах, а также по долинам рек Ваикато, Вангануи, на берегах озер Роторуа, Таупо и других, занимались рыболовством.

Земледелие занимало преобладающее место на Оклендском полуострове, в районе залива Пленти, на восточном берегу Северного острова и во многих других районах. Здешние маори говорили: «Земля—это мать, которая никогда не умирает».

Кокосовые орехи, плоды хлебного дерева и бананы, столь распространенные в тропической Полинезии, не могут вызревать на Новой Зеландии из-за слишком холодного климата. О них сохранились лишь упоминания в преданиях. Батат, таро, ямс и тыква прижились, но дают здесь, в отличие от остальной Полинезии, только один урожай в год.

Основной культурой, возделывавшейся на Новой Зеландии, был батат (кумара), занимавший очень важное место как в экономике, так и в ритуалах. Кумара считалась священным растением. Общественный амбар для хранения кумары, покрытый прекрасной резьбой, был самым красивым зданием поселка. Посадка и сбор кумары сопровождались сложными обрядами и церемониями, приготовлять ее разрешалось только в .земляных печах.

На втором месте стоял корень одного из местных видов папоротника. Он также считался священным растением, но в меньшей степени, чем кумара. Менее значительное место в хозяйстве маори занимали таро и ямс, которые произрастали только на севере Северного острова и требовали тщательного ухода. Некоторое распространение имела тыква.

Свиньи и куры на Новой Зеландии не водились. Домашним живот- даым была местная собака, но в настоящее время она вымерла и известна .лишь по преданиям и по отдельным сохранившимся шкурам. Она ^напоминала внешним видом лисицу, не умела лаять. Мясо и шкура собаки очень ценились.

Известным подспорьем в хозяйстве служила охота, в особенности на птиц. К северо-востоку от оз. Таупо население питалось по преимуществу рыбой, раками, моллюсками; племена, обитавшие по р. Вангануи,— угрями и другой рыбой. Способы рыбной ловли были чрезвычайно разнообразны.

Организация и разделение труда

Труд почти во всех отраслях хозяйства был коллективным. Выходили на работу всей деревней. Для выполнения определенных задач, например для постройки лодки, содавались рабочие группы (оху). Когда деревня не могла выполнить своими силами какую-либо работу, например построить большой, украшенный резьбой дом, приглашались родственники из других деревень. В каждом из рабочих коллективов выделялся руководитель. Нередко его освобождали от непосредственного участия в работе.

Существовало строгое разделение труда между полами. Большая доля общественного труда приходилась на мужчин. Так, на них полностью лежало вскапывание земли. В большинстве районов Новой Зеландии мужчины занимались посадкой растений и сбором урожая,— земледелие было здесь не женским, а мужским делом.

Мужчины охотились на птиц, ставили силки на них, ловили крыс, снимали плоды с деревьев, занимались рыбной ловлей, как в море, так и в пресных водоемах, выделывали сети, корзины. На долю мужчин приходилась также постройка домов, строительство лодок, резьба по дереву, обработка камня, татуировка, выделка собачьих шкур и изготовление накидок из перьев.

Круг женских забот был уже. Главным занятием было приготовление пищи. Обязанность женщин в земледелии заключалась в размягчении руками комьев земли после того, как мужчины с палками поднимали пашню. В некоторых районах женщины сажали растения и собирали урожай. Затем женской обязанностью было собирание диких корней, примитивное ткачество, собирание топлива, носка воды и работы по дому.

В знатных и богатых семьях большую часть женских работ выполняли рабы. В целом роль женского труда в земледелии была невелика. Женщина была вытеснена в узкую сферу домашнего хозяйства.

Общественное разделение труда сделало довольно значительные успехи. Существовала специализация в выделке каменных орудий, строительстве лодок, постройке домов, резьбе по дереву. Были особые профессии плотников и татуировщиков. Ремесленники назывались тохунга, что буквально значит «мастер», или «умелый человек». Они пользовались большим почетом.

Строители лодок и домов проводили значительную часть своей жизни в странствиях из одной деревни в другую. Профессия их была потомственной, и профессиональные секреты обычно переходили из поколения в поколение.

Ремесленники получали плату пищей, одеждой и украшениями.

Поселения и жилища

Маори жили в деревнях. Деревни, защищенные от нападения рвом или оградой, назывались па, незащищенные — каинга. Но даже и те, кто жил вкаинга, строили поблизости па, чтобы в случае нападения укрыться здесь.

Каинга были более характерны для XIV—XV вв., в позднее время они все более уступали свое место па. Каинга строились на ровной местности, па — на склонах гор, на скалах и т. п. Деревня — и укрепленная, и не укрепленная — состояла из нескольких жилых домов и одного-двух больших зданий, богато украшенных резьбой. Возле домов стояли богато украшенные резьбой амбары для кумары, сушеной рыбы и т. д., склад инструментов и оружия, помещение для сетей, весел. На окраине деревни на открытом месте на шестах натягивались веревки — здесь сушили рыбу. Кое-где имелись помещения для приготовления пищи, но чаще готовили под открытым небом.

Дома группировались около центральной площади (марае), с одной ее стороны. На противоположной стороне стояли дом вождя и дом собраний.

Вследствие более холодного климата и обилия леса на Новой Зеландии маорийский дом отличался от всех остальных типов полинезийского жилища прежде всего своим материалом: его строили из крепких деревянных бревен. Он имел прямоугольный план. Единственными световыми отверстиями служили обычно маленькая дверь и узкое окно в передней стене, всегда обращенной к востоку. Перед домом строился навес. Двускатную крышу дома, как и вообще во всей Полинезии, покрывали травой. Дом, особенно передний фасад, обычно украшался резьбой. На главном столбе дома всегда вырезалась человеческая фигура — изображение легендарного предка. На Южном острове зимние жилища для утепления часто до половины зарывали в землю, утепляли их соломой. В холодную погоду в таких полуземлянках раскладывали костер; после того как костер перегорал и оставались одни тлеющие угли, все входные отверстия закрывались, и внутренняя температура дома при морозе поддерживалась на высоте до +30°.

Одежда

Одежда тоже отличала маори от прочих полинезийцев. Тапы на Новой Зеландии не знали; вместо нее употребляли ткань, сплетенную из дикого новозеландского льна. Стебли дикого новозеландского льна маори трепали раковинами; получалось белое волокно, шедшее на изготовление разных видов одежды. Одежда состояла из передника или повязки вокруг пояса, как у большинства полинезийцев; носили также плащи или накидки, изготовлявшиеся из оболочки стеблей дикого льна, собачьих или птичьих шкурок. Плащи маори выделывали очень искусно, их насчитывалось свыше десяти разных типов. Одним из наиболее интересных был кахукиви — плащ из льняной основы, в которую вплетались перья киви. Это придавало плащу весьма своеобразный вид, отдаленно напоминающий кавказскую бурку. Плащи высоко ценились.

Женщины носили на голове узкую повязку в виде обруча. Ее также плели из окрашенного в различные цвета льняного волокна, орнаментировали красивыми узорами. Длинные густые волосы спускались на спину.

Родо-племени ой строй и семья

Основной общественной единицей на Новой Зеландии было племя, носившее название иви. Каждое племя занимало определенную, строго обособленную область. Сношения между племенами были мало развиты: для маори характерна известная замкнутость племен. Постоянные межплеменные связи стали складываться только в эпоху столкновения с европейцами, когда маори дошли до образования племенных союзов.

Каждый племенной вождь был одновременно вождем какой-нибудь домашней патриархальной общины. Он олицетворял собою единство племени. Маорийская поговорка «пень, к которому привязана лодка», образно выражает отношение между вождем и племенем. В некоторых местностях вождь достигал очень высокого положения, главным образом благодаря личным качествам и личной доблести. В других местах его значение было невелико. Очень часто отдельные деревни отказывались повиноваться вождю племени. В своих действиях племенной вождь был ограничен советом, который состоял из вождей, представлявших хапу (отдельные общины).

Более крупной, чем иви, общественной единицей был союз племен вака (что означает «лодка»). Он включал в себя племена, ведшие свое происхождение от команды какой-либо одной лодки из числа прибывших в XIV в. на Новую Зеландию. Связи между членами союза были довольно слабыми. Члены вака нередко воевали между собой. Однако самый факт родства между этими племенами всем был известен.

Когда представители какого-либо племени посещали другое племя, выступали по очереди старики, знатоки генеалогий. Сначала говорил представитель первого племени. Старик начинал с того времени, когда прибыла лодка, называл одного предка за другим и доходил, наконец, до того момента, когда два брата отделяются, идут в поход в разные стороны и т. д. Первый из этих братьев — предок одного племени, второй — другого. Старик говорил: «Итак, младший пошел прочь, я оставляю его вам»,— и далее рассказывал о происхождении своего племени от старшего брата. Затем выступал представитель другого племени. Он начинал с того места, где ему «дали его предка», и прослеживал от него происхождение своего племени. Так устанавливалось родство двух племен.

Менее крупной, чем иви, единицей была так называемая хапу. Очень часто в литературе термин «хапу» разъясняют, как клан или род. Подобное толкование этого термина неточно. Во-первых, хапу, в отличие от рода, не была экзогамной: уже с троюродными братьями и сестрами (по обеим линиям) вступать в брак разрешалось: повидимому, это было связано с стремлением сохранить собственность внутри хапу. Другая особенность хапу, в отличие от рода, состояла в двустороннем родстве. Если, как это иногда было, брак заключался между представителями двух разных хапу, то ребенок от этого брака принадлежал и к хапу отца, и к хапу матери, т. е. родство считалось по двум линиям. Считалось, что мужская линия родства более могущественна и сильна, чем женская.

Таким образом, хапу нельзя считать родом. Это была скорее патриархальная община.

Обычно члены хапу жили вместе, занимая одну деревню. Лишь в редких случаях происходило соединение нескольких хапу в одной деревне. Территориальная, или соседская, община в Новой Зеландии только начинала формироваться. Основной тип поселения представлял собою поселение из одной хапу, патриархальной общины.

Каждая хапу не только занимала свое особое поселение, но имела свой общинный дом, украшенный резьбой. Он представлял собой место общих собраний.

Хапу устраивала хакари, т. е. общественные праздники, для которых сооружались колоссальные вышки из древесных стволов высотой до 30 м. Эти вышки были своего рода триумфальным сооружением, под которое складывались приготовленные для праздника съестные припасы. На празднество приглашались многие другие хапу, подчас даже люди из соседних племен. Пищи требовалось много. На одном таком празднике в 1844 г. было съедено 11 тыс. корзин кумары, 100 свиней и пр.1

Подразделением хапу была ванау — переходная форма от большой к малой семье. В нее входило несколько отдельных семей, связанных между собой родством. Ванау занимала обычно один или два соседних дома.

Члены ванау сообща владели землей; потребление также было общим (общие трапезы) — жизнь полностью была основана на общинных началах. Если в доме жило несколько пар, то каждая семья имела свой уголок в этом доме.

Система родства маори — гавайского типа. Дяди и тетки назывались отцами и матерями, племянники признавались детьми.

Родственные связи и их значение в маорийской деревне проявлялись в расположении домов в поселке: дома располагались всегда по родственному принципу, дома близких родственников всегда стояли в непосредственном соседстве.