Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



История порабощения гавайцев колонизаторами
Этнография - Народы Океании

История гавайцев с конца XVIII в. содержит ряд чрезвычайно драматических эпизодов. За это время возникла династия королей Камеамеа, правивших до 1872 г. Затем эта династия прервалась.

В 1893 г. американцы уничтожили монархию и установили «республику», для того чтобы через пять лет (1898) превратить Гавайские острова в свою колонию.

Во время посещения островов Куком здесь было множество мелких вождей, из которых выделялись более сильные — короли, господствовавшие над целыми островами. Около 1780 г. одному из вождей, Камеамеа, удалось одолеть своих соперников и подчинить себе сначала Гавайи, а потом и другие острова архипелага. Как уже говорилось, Камеамеа I был человеком незаурядных способностей, сильным, ловким и храбрым воином. Кроме того, это был умный и дальновидный политик. Когда на островах начали появляться европейские и американские моряки, гавайский правитель постарался воспринять все «блага» цивилизации, которые только мог от них получить,— от огнестрельного оружия до дипломатического искусства. Последнее скоро ему пригодилось, и не только внутри страны — для удержания в покорности мелких местных вождей, — но и для лавирования между крупными державами, которые начали интересоваться Гавайскими островами.

Еще в 1794 г. англичанин лейтенант Пэджет поднял на островах британский флаг,— впрочем, без всяких последствий, ибо правительству Великобритании было в то время не до новых колониальных захватов. В 1804 г. у гавайских берегов появились русские корабли «Надежда» и «Нева», и русские моряки завязали сношения с гавайцами, с дальнейшими плаваниями русских кораблей все более близкие и дружественные. После экспедиции Крузенштерна и Лисянского в Петербурге возник план создания русской колонии на Гавайских островах. Имелось в виду развитие торговли с гавайцами, что облегчило бы снабжение русских владений в Америке. В 1815—1817 гг. даже начались переговоры о переходе гавайцев в русское подданство. Переговоры велись как с Камеамеа, так и с его главным соперником, вождем о-ва Кауаи (Атуаи), Томарц (или Каулуалии). Однако император Александр I отнесся отрицательна к этому плану и ограничился пожалованием медали вождю Томари.

Американские торговые и европейские военные суда стали посещать Гавайские острова вскоре же после их открытия Куком, и чем дальше, тем чаще. Некоторые из них оставались подолгу у гавайских берегов. Вначале здесь останавливались корабли торговцев мехами, шедшие к северо-западным берегам Америки. Но скоро на островах было обнару жено сандаловое дерево. Примерно с 1790 г. его начали вывозить, по преимуществу в Китай, сначала попутно, а потом (с 1810 г.) специально. Торговля сандаловым деревом приняла крупные размеры. Камеамеа I монополизировал ее, запретив другим вождям продавать сандал. Он извлекал из этой торговли немалый доход и за сандал приобретал у американцев корабли. Преемники его делали то же, но, помимо расплаты натурой, уплачивали за покупаемые суда расписками, по которым обязывались сдавать все большие количества сандала, и так постепенно запутывались в долги.

Тяжелые стволы срубали в глубинных районах и доставляли на корабли на руках носильщиков — другого сухопутного транспорта гавайцы не знали. В переноске вынуждены были участвовать тысячи мужчин, женщин и детей: это была новая повинность населения в пользу вождей и королей, отрывавшая рабочую силу от земледельческого труда. От непосильной работы многие заболевали и умирали. Впрочем, оргия сандаловой торговли длилась недолго: огромные лесные ресурсы были беспощадно истреблены уже в 1820-х годах.

Далее наступила очередь китобойного промысла. Около 1820 г. главной базой китобоев в Тихом океане стала гавань Гонолулу. Десятки, а после 1840 г. сотни судов всех наций дважды в год, весной и осенью, входили в гавань. Расцвет китобойного промысла длился примерно до 1860 г., когда, с открытием способа получения керосина из нефти, спрос на китовый жир сразу упал.

Сношения островитян с европейцами и американцами, становившиеся все более частыми, расшатывали устои старой гавайской культуры. В этот период централизация власти в руках короля усиливалась. Камеамеа I, основатель общегавайской династии, умер в 1819 г., достигнув преклонного возраста (83 лет). Его сын получил в наследство достаточно сплоченное государство. Этот наследник, правивший под именем Камеамеа и, еще более укрепил королевскую власть. Как раз в это время началось сильное движение гавайцев против старой религии и в особенности против системы табу. С целью освободить народ от тяжелого гнета религиозных обычаев, бесчисленных табу, разорительных жертвоприношений, король решился на важный шаг — отменил старую религию. Он сделал это, начав с нарушения самого строгого табу: он открыто вошел к своим женам и стал вместе с ними есть. Идя дальше по тому же пути, Камеамеа II немедленно разослал всюду указы об упразднении старой религии. Отменялись все обряды и жертвоприношения, объявлялась недействительной система табу, предписывалось разрушить все храмы и святилища, уничтожить изображения богов. Часть населения, под руководством жрецов, восстала против «безбожного» короля. Началась гражданская война. Однако она скоро кончилась: королевские войска, вооруженные по европейскому образцу, легко разгромили силы мятежников. Старая религия пала.

Этим воспользовались христианские миссионеры. Они появились на островах в 1820 г. и нашли для себя хорошо подготовленную почву. Проповедь христианства, поддержанная королем, имела успех. К тому же миссионеры попытались связать новую религию со старой. Три главных- гавайских божества: Ку, Кане и Лоно, по мнению миссионеров, соответствовали христианской троице, а представитель злого начала, Каналоа — злому духу.

Камеамеа II правил недолго (1819—1824). Его сменил его брат Камеамеа III, в малолетстве которого правила в качестве регентши его мать: с 1833 г. он стал править самостоятельно. В 1840 г. король ввел писаную конституцию по европейскому образцу, учредив законодательную палату в составе вождей и нескольких представителей от населения. Были проведены земельные законы, знаменовавшие поворот от общинных, раннеклассовых и начавших слагаться в конце XVIII— начале XIX в. полуфеодальных к капиталистическим формам земельной собственности.

Около 1840-х годов Гавайские острова становятся все более объектом захватнических устремлений капиталистических государств. В 1843 г. Великобритания объявила даже об аннексии архипелага, опасаясь, что ее предупредит в этом Франция, и на островах был поднят британский флаг. Но в том же году правительства Англии и Франции договорились о сохранении независимости Гавайских островов, Англия отказалась от аннексии. Около этого времени выступает и новый, наиболее мощный претендент — Соединенные Штаты Америки: присоединение Калифорнии и быстрое заселение ее в связи с открытием золота (около 1850 г.) сделали США тихоокеанской державой, и Гавайские острова попали в сферу ее внимания, тем более что американские торговцы и раньше былине чужими людьми на островах. К США тяготела и часть правящего слоя на Гавайях. Уже в 1854 г. был составлен договор об аннексии островов Соединенными Штатами, но из-за ряда разногласий с гавайским королем он не был утвержден. Как раз в конце этого года умер король Камеамеа hi, а его преемник Камеамеа IV симпатизировал США гораздо меньше.

Правление Камеамеа IV (1854—1863) и сменившего его Камеамеа V (1863—1872) было ознаменовано некоторой тенденцией освободиться от иностранной зависимости. Для этого сложились временно благоприятные обстоятельства: война между Северными и Южными штатами в начале 1860-х годов отвлекла США от Океании. В 1864 г. Камеамеа V ввел новую конституцию, сильно урезавшую «парламентарный» элемент политического строя и усилившую деспотическую власть короля: устанавливался довольно высокий имущественный ценз для избирателей. Король увлекался идеалом патриархальной монархии. Народ был совершенно- отстранен от участия в политической жизни.

Но как раз в 1860-х годах позиции иностранного, главным образом американского, капитала на Гавайских островах очень укрепились. На первое место в экономике Гавайев выдвигается в эти годы сахар. Гражданская война в США и вызванный ею рост цен весьма этому благоприятствовали: сахарные плантации принадлежали преимущественно американским капиталистам. За пятилетие (1860—1865) вывоз сахара с островов вырос в 10 раз (с 1,5 млн. до 15 млн. фунтов). После окончания войны цены упали. Сахарные плантаторы на Гавайях стали стремиться к таможенному союзу с США на началах взаимного беспошлинного ввоза товаров («договор о взаимности»). Но в самих США этот план натолкнулся на сопротивление. Лишь позже, в 1875 г., «договор о взаимности» был утвержден обеими сторонами. США боялись, как бы в противном случае гавайский сахар не направился вместо Сан-Франциско в Австралию и Новую Зеландию (что и началось было), а это могло бы усилить британское влияние на Гавайях. Подписывая договор, США выговорили себе право аренды гавани Пирл-Харбор на о-ве Оаху,— зародыш будущей военно-морской базы США на Гавайях.

Положение народных масс в XIX в., несмотря на экономическое развитие, не улучшалось, а ухудшалось. Колониальная торговля приводила к закабалению земледельца. Принудительный труд и растущие натуральные повинности истощали народ. Земля сосредоточивалась б руках богачей, иностранцев. Обогащались некоторые вожди и в особенности иностранные торговцы и плантаторы, а также действовавшие заодно с ними миссионеры,— народ между тем беднел. Старая культура гибла, от новой гавайцы видели мало пользы. Сверх того, страшные бедствия несли с собою эпидемии и венерические болезни, завезенные колонизаторами и сильно понижавшие рождаемость. От совокупности всех этих причин численность коренного населения катастрофически падала.

Капиталистическое развитие Гавайских островов приняло характерную для колониальных стран форму возделывания сельскохозяйственных монокультур, в данном случае — сахарного тростника и ананасов. Постепенно почти все удобные земли были заняты под сахарные и ананасовые плантации, принадлежавшие крупным капиталистическим компаниям. Это послужило источником новых бедствий для коренного населения.

Перед владельцами плантаций открылись неограниченные возможности получения доходов. Возросла и продолжала расти потребность в рабочей силе, особенно в связи с сокращением численности населения. Правительство страны, под нажимом колонизаторов, издало законы о принудительном труде: в 1846 г.—закон о привлечении к труду «бродяг», в 1850 г.— запрещение эмиграции в Калифорнию. Но местной рабочей силы все более не хватало. Тогда плантаторы стали ввозить ее со стороны.

Сначала ввозили китайских кули, покупая их, как рабов, у правительства Китая: до 1886 г. на острова было привезено 33 тыс. китайцев- рабочих. Затем стали ввозить португальцев с о-вов Азорских и Мадейра. Потом появились опять китайцы и с 1890-х годов японцы, которых в конце концов оказалось больше, чем всех остальных иммигрантов, вместе взятых. С начала XX в. усиленно ввозили рабочих с Филиппинского архипелага. Эксплуатация этих законтрактованных полурабов была очень жестокой, условия их быта и труда крайне тяжелыми.

К концу XIX в. фактическим хозяином Гавайских островов стал европейско-американский капитал. Всеми делами заправляли крупные компании, владельцы которых составляли целые династии. Родоначальниками этих династий были, кстати, в большинстве миссионеры, пришедшие на Гавайские острова с проповедью «слова божья», а потом заменившие библию конторской книгой. Таковы были фамилии Кэсль, Кук, Джуд, Доль и др. Этим «сахарным» и «ананасным королям» принадлежала на деле большая власть, чем номинальным королям, преемникам Камеамеа I.

В 1872 г. пресеклась династия Камеамеа. Королем был избран один из вождей, Луналило, но он скоро умер, и гавайская знать избрала королем некоего Калакауа, тоже из мелких вождей. Правление Калакауа (1874—1891) отмечено попытками хотя отчасти освободиться от всесилия капиталистических магнатов и вернуться к временам патриархальной власти первых королей. Конституция 1864 г. давала ему в этом смысле легальные возможности. Был выдвинут лозунг «Гавайи для гавайцев». Это движение вызвало резкое сопротивление «американской партии», которая сделалась к этому времени главной силой на Гавайях. Эта партия использовала и частью искусственно раздувала недовольство, порожденное среди населения самодержавными замашками короля, его большими денежными тратами и беспорядочным ведением финансов. В начале 1887 г. была создана тайная Гавайская лига, выражающая интересы «американской партии». Наиболее решительные элементы ее стояли за немедленное низвержение монархии и присоединение островов к Соединенным Штатам. Этого требовали интересы сахарных магнатов, ибо Америка была главным рынком для гавайского сахара. В июле того же 1887 г. короля заставили изменить режим, ввести конституцию, предоставлявшую иностранцам особые права и привилегии.

Когда в США в 1890 г. был введен новый «тариф Мак-Кинли», допустивший беспошлинный ввоз сахара с Кубы, Филиппин и из других мест, возникла серьезная угроза прибылям сахарных плантаторов на Гавайях, которая заставила их еще настойчивее стремиться к аннексии островов Америкой. Для этого скоро сложились благоприятные возможности. В начале 1891 г. умер король Калакауа, и на престол вступила его сестра, принцесса Лилиуокалани, поэтесса и композитор (автор национального гавайского гимна «Алоха оэ»), известная среди гавайцев своей общественной и благотворительной деятельностью. Разделявшая политические взгляды своего брата, она еще более настойчиво пыталась их проводить. Но это не могло понравиться «американской партии», которая со своей стороны тоже начала действовать более энергично. В январе 1893 г. образовался «Комитет безопасности», хотя никакая опасность никому не угрожала, кроме как сверхприбылям плантаторов-монополистов. Во главе комитета стал Сэнфорд Доль, главный судья, дядя «ананасового короля». Воспользовавшись слухами о подготовке королевой новой антиамериканской конституции, Комитет безопасности вызвал американский военный крейсер «для защиты жизни и собственности американцев и для поддержания общественного порядка». Помимо всего прочего, «американская партия» боялась влияния Великобритании, с которой были связаны некоторые лица из правящей гавайской верхушки. Когда к пристани Гонолулу причалил крейсер «Бостон» (16 января 1893 г.) и в городе появились американские солдаты и моряки, Комитет безопасности со своими сторонниками занял королевский дворец, низверг монархию и провозгласил образование «временного правительства». Во главе последнего стал тот же Доль.

Немедленно была послана в Вашингтон делегация с просьбой о присоединении Гавайских островов к Соединенным Штатам. Президент Гаррисон (республиканец) поддержал просьбу, но срок его президентства тогда кончался, а новый президент, Кливленд (демократ), был, по соображениям партийной демагогии, против аннексии. Он воспротивился присоединению и даже послал на Гавайи предписание восстановить свергнутую королеву. Сошлись на компромиссе: королева не была восстановлена (хотя в 1895 г. гавайские патриоты пытались это сделать при помощи вооруженной силы), но и аннексия не состоялась, и на Гавайях пока что была создана «республика». Президентом ее был избран опять-таки Доль, а фактически вся власть оказалась в руках американских капиталистов. Впрочем, и аннексия не заставила себя долго ждать: когда в США вновь пришла к власти республиканская партия, новый президент Мак-Кинли быстро провел через конгресс резолюцию о присоединении Гавайских островов к США. Весьма кстати подоспела испано-американская война, в ходе которой обнаружилось, как полезно для США иметь военно-морскую базу на Тихом океане. Аннексия была оформлена в августе 1898 г., а в 1900 г. Гавайские острова получили права «Территории». Полновластие американского империализма на Гавайях было достигнуто.

В результате всех изложенных событий от старого уклада патриархальной гавайской жизни не осталось почти ничего. Само коренное население составляет теперь не более тридцатой части своей прежней численности и далеко уступает в численности пришлому населению. Земля почти вся перешла в руки американских капиталистов; крупные компании владеют в общей сложности пятью шестыми частями всей удобной земли. Система двух сельскохозяйственных культур (сахар и ананасы) привела' к тому, что почти все сельскохозяйственные продукты должны ввозиться на острова извне: это порождает большую дороговизну жизни. Между тем заработная плата остается на низком уровне. Попытки рабочих добиться при помощи стачек ее повышения кончались обычно неудачей, в значительной мере вследствие разобщенности рабочих разных национальностей. Этой межнациональной рознью искусно пользуются «хозяева».