Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Гавайские острова: хозяйство и материальная культура, классовое расслоение, брак и семья
Этнография - Народы Океании

Гавайские (или, как они раньше назывались, Сандвичевы) острова расположены на самом краю тропической зоны Полинезии и составляют северную окраину Океании. Архипелаг состоит из цепи островов вулканического происхождения. Более крупные и важные из этих островов — Гавайи, Мауи, Молокаи, Оаху (где расположен главный город островов — Гонолулу) и Кауаи. Общая площадь всех островов — около 17 тыс. км2. Из них на долю о-ва Гавайи приходится 10 398 км2, т. е. почти две трети общей площади, Мауи — 1885 км2, Оаху — 1554км2, Кауаи — 1409 км2, Молокан — 676 км2.

На островах много вулканов. Большинство из них потухло, но некоторые действуют до сих пор, например Мауна-Лоа и Килауэа на о-ве Гавайи.

Мауна-Лоа — самый крупный из всех действующих на земном шаре вулканов.

Острова гористы, берега их большей частью обрывисты. Поэтому местное население жило раньше преимущественно во внутренних районах, в плодородных долинах.

Гавайские острова были открыты Куком в 1778 г. Правда, Кук был не первым европейцем, увидевшим эти острова. Более чем за двести лет до него, в 1555 г., испанец Хуан Гаэтано нанес на карту виденную им как раз в этой части океана группу островов. Но его открытие, как и многие другие, сохранялось втайне и осталось неизвестным в науке.

В 1778 г. численность коренного населения Гавайских о-вов составляла, но примерным подсчетам, до 300 тыс. Но затем она стала сильно падать в результате колонизаторской деятельности европейцев и особенно американцев. К началу XX в. от прежнего коренного населения осталась ничтожная часть.

Современное население Гавайских островов состоит главным образом из пришлых элементов.

Аборигены оказались в настоящее время в ничтожном меньшинстве (3,4% населения). Они сохраняют еще свой язык, но почти полностью утратили свою самобытную культуру.

Представление об этой культуре, как и о культуре жителей о-ва Пасхи (Рапануи), можно получить только из письменных источников и рассказов старых людей.

По переписи 1947 г. национальный состав населения Гавайских островов представляет такую картину:

таблица

Хозяйство и материальная культура

Хозяйство гавайцев базировалось на развитом оросительном земледелии. Существовала система террас и шлюзов, при помощи которых вода проводилась на далекие расстояния. По специальному закону об орошении вода пускалась на каждое поле два раза в неделю, а во время засухи — раз в неделю.

Основным орудием земледелия, при помощи которого землю поднимали и взрыхляли, была простая палка (о); для изготовления орудии употребляли каменный топор черенкового типа.

Важнейшим культурным растением на Гавайских островах было таро. Возделывали также ямс, бататы.

Система землевладения была следующей: вся земля на каждом острове (мокупуни) находилась в распоряжении верховного вождя (алии нуи), или, как его называют иначе, короля. Особую категорию представляли королевские земли, составлявшие личную собственность короля и всей его многочисленной семьи и находившиеся под его непосредственным управлением. В остальном остров делился на округа (.шоку). Каждый моку представлял собою полосу земли, тянувшуюся от побережья моря и до вершины горы, занимая как бы сектор острова, обычно имеющего приблизительную форму круга. Земли моку находились в распоряжении вождей, алии аи моку (что в переводе означает «вождь, который ест моку»). В свою очередь моку делились на ахупуа — еще более мелкие полоски земли: обычно каждый ахупуа занимал одну долину и опять- таки от побережья до вершины горы. Во главе ахупуа стояли мелкие вожди алии аи ахупуа (буквально «вождь, который ест ахупуа»). Площадь одного ахупуа иногда составляла несколько десятков тысяч гектаров.

Наконец, ахупуа делились на мелкие участки (или), находившиеся в распоряжении больших семей (охана). Земля, обрабатываемая данной большой семьей в течение поколений, называлась также айна, что значит кормилица (аи — пища, приготовленная из таро). Название большой семьи (охана) происходит от слова оха («отросток» или «давать отростки»): семья приравнивалась образно к отросткам таро.

Земельные участки гавайской большой семьи состояли из нескольких частей, расположенных в разных местах. Нередки были случаи, когда одну часть земли большая семья имела в горах, а другую — у берега. Тогда небольшие домохозяйства, входившие в состав охана и разбросанные в разных частях ее территории, обязаны были дарить друг другу: одни — таро, бананы, тапу, другие — рыбу и т. п.

карта

Основной единицей гавайского общества была большая семья — охана. Она, как пишет один исследователь, составляла общину, в рамках которой протекала экономическая жизнь. Члены одной оханы объединялись во всех случаях, когда требовался совместный труд (при постройке дома, при ловле рыбы и т. п.). Они сообща справляли свадьбы, принимали знатных посетителей, посылали верховному вождю или вождям округов рыбу, сахарный тростник, цыновки, тыквы, сосуды. Когда вожди собирали дань, то они обращались не к отдельным людям и не к отдельным домам, а к оханам. Во главе оханы стоял представитель старшей ветви всей этой большой семьи. Он назначал членов семьи на работу, наблюдал за ее исполнением, распределял улов рыбы между домами, принимавшими участие в рыбной ловле, наблюдал за сбором подати, председательствовал на семейных советах.

В прибрежных районах большое место в хозяйстве занимало рыболовство. Широкое развитие получили на Гавайских островах различные ремесла. Существовали профессии лодочников, плотников, специалистов по плетению, ловцов птиц и т. п., что говорит о довольно далеко зашедшем общественном разделении труда.

Гавайцы жили не деревнями, а хуторами и главным образом во внутренних районах островов и на склонах прибрежных гор. Жилищем им служил прямоугольный дом с двускатной крышей из жердей и травы. Конек крыши поддерживался стропилами. Дома вождей и знати сильно отличались от домов простых людей. Они были окружены верандами и состояли из шести отделений: в одном помещались изображения предков, второе служило местом для спанья, третье — столовой для мужчин, четвертое — столовой для женщин (женщинам запрещалось есть вместе с мужчинами), пятое и шестое были рабочими помещениями.

В домах знати можно было найти даже деревянные кресла и зеркала из полированной лавы. Домашняя утварь состояла главным образом из деревянных тарелок и больших калебас, в которых хранили одежду, съест ные припасы и пр.

Одежда изготовлялась преимущественно из тапы. У мужчин ош состояла из набедренной повязки (мало), у женщин — из полотнища покрывающего тело от груди до колен (пау). Головные уборы и обув] носили редко.

Одежду и головные уборы — плащи, накидки — выделывали также из птичьих шкурок, главным образом грудок красных и желтых попуга ев. В связи с этим было очень развито птицеловство; специалисты-пти целовы добывали попугаев и других ярко оперенных птиц на шкурки

Красно-желтая одежда составляла принадлежность «благородных (по-гавайски — алии). Король носил длинный плащ мамо, вожди — короткие плащи. Представители знати носили шлемы из птичью шкурок и различные украшения из ярких перьев, ожерелья, браслеть (в том числе ножные) из раковин, костей и зубов животных. Простой на род украшал себя цветами.

Общественный строй. Классовое расслоение

Гавайское общество распадалось на четыре общественных слоя, или касты.

Самый высший слой составляли алии. К ним принадлежали король и его семья, а также знатные вожди, ведшие свое происхождение от длинного ряда предков и имевшие крупные земельные наделы. Второй, самый многочисленный слой состоял из землевладельцев, располагавших менее крупными земельными наделами; это были свободные люди (лакааинаа). Третий слой представляли зависимые лица и ремесленники, которые работали на землях и в поместьях первых двух каст. Ремесленники были организованы как бы в цехи, имевшие определенную структуру, секреты производства и подчинявшиеся установленной дисциплине, и т. д. Наконец, четвертый слой составляли рабы (каува); судя по довольно противоречивым сообщениям источников, этот слой пополнялся военнопленными. Принадлежность к каждому общественному слою была строго наследственной, т. е. сын «благородного» всегда оставался «благородным», а сын раба — рабом. Браки между людьми разных каст не допускались. Отсюда видно, что классовое рас- слоение среди гавайцев было уже достаточно глубоким.

В конце XVIII в. на Гавайских островах установилась наследственная власть короля: вождь о-ва Гавайи после ряда войн объединил под своей властью все острова. Титул короля можно применить к правителям Гавайских островов, не опасаясь впасть в излишнюю модернизацию. Гавайский король считался номинально господином всей земли. Ему принадлежали все продукты земледелия и вся пища, доставляемая морем. После смерти какого-либо вождя он имел право взять его землю себе или отдать другому лицу. Королевский титул передавался от отца к дочери или к сыну равным образом, что указывает на наличие уже четко сложившейся, наследовавшейся в пределах одной семьи привилегии верховной власти.

Все родственники короля занимали высокие посты и были вождями — управителями отдельных островов или районов главного острова. Король никогда не поступал вразрез с желаниями вождей и во всех серьезных случаях советовался с ними.

Король имел много жен, совершенно освобожденных даже от домашней работы. По словам Коцебу, «главнейшее занятие королевских супруг состоит в том, что они кушают, курят табак, вычесывают себе волосы и отгоняют мух опахалами»1.

Нигде обычай табу не применялся столь широко, как именно здесь, на Гавайских островах. Король, его жены, вожди часто злоупотребляли этим обычаем для своих личных целей, присваивали понравившиеся им вещи из имущества подданных. Часты были нарушения табу, но за ними следовали казни, ибо нарушение табу каралось смертью.

Личность короля считалась священной. Смерть короля сопровождалась многочисленными человеческими жертвоприношениями и церемониями, длившимися довольно продолжительное время. Обряд похорон короля был чрезвычайно сложен. В первые два дня по смерти короля умерщвляли двух человек. Потом тело покойника, одетого в великолепные одежды, ставили в специально выстроенный домик, а пока строили домик, убивали еще двух человек. По нетлении королевского тела убивали еще двух человек и переносили кости короля в специально сооруженное для этого капище {марай), там приносили в жертву еще четырех человек.

Хотя власть короля была наследственной и особа его окружалась сакральным ореолом, король, кроме того, должен был обладать личными достоинствами — мужеством, храбростью; он должен был хорошо владеть оружием. В особенности славился своими доблестями знаменитый Камеа- меа I (Камехамеха). Он проявлял их особенно во время выполнения довольно странного обряда, который совершался раз в году. Король шел по берегу безоружный, и воины имели право метать в него копья. По рассказам Кука и других наблюдателей, воины относились к этому самым серьезным образом, и метали копья с намерением попасть в короля. Но Камеамеа обладал изумительной ловкостью. Он чрезвычайно искусно увертывался от копий и даже ловил их руками. Он сам хвастал, что на Гавайских островах нет воина, который мог бы пронзить его копьем, ибо он всегда поймает оружие руками.

Наследник короля считался не менее священной особой. Его можно было видеть только по ночам, и если кому случалось узреть его нечаянно днем, то этого несчастного казнили. Коцебу говорит, что «этот закон настолько священный, что ничто не могло бы удержать от исполнения оного». Кстати сказать, и для самого наследника короля обычай был весьма стеснителен. По словам того же Коцебу, он вынужден был почти постоянно лежать в закрытом помещении1.

Ниже короля стояли правители отдельных районов — вожди, большей частью находившиеся в известной степени родства с королевской семьей. Земли, которыми они управляли, принадлежали им либо по праву завоевания, либо — чаще — по наследственному праву. Камеамеа I, завоевав в конце XVIII в. большую часть островов, распределил землю между своими фаворитами и воинами. Они получили эти земли в наследственное пользование, взамен чего обязаны были помогать королю в военных действиях. Кроме того, король получал от них дань натурой: цыновки, разнообразные земледельческие продукты, лодки, орудия и утварь.

Этим вождям, стоявшим во главе районов, были подчинены вожди, правившие мелкими районами. Еще ниже стояли мелкие вожди, главы больших семей, занимавшие свой пост либо по назначению, либо опять-таки по праву наследования.

Все эти вожди должны были платить дань не только королю, но и каждому вышестоящему вождю. В уплату шло все: лодки, тапа, сети, свиньи, собаки, плоды, овощи — все, что создавалось и потреблялась на Гавайских островах. Львиную долю получал, конечно, король.

Вожди — управители районов — были ответственны за правильный и регулярный сбор дани. Вожди мелких районов отвечали перед ними; таким образом составлялась сложная иерархическая система ответственности.

Кроме уплаты дани, простое население должно было отрабатывать определенные работы. Обычно полагалось, что из семи дней недели два дня должны были работать на полях, на постройке дома, лодки и т. д. своих крупных землевладельцев и вождей. По другим сведениям, на вождей работали каждый пятый день.

Большим влиянием пользовались служители культа, жрецы и колдуны. Они составляли как бы особый общественный слой.

Таким образом, к концу XVIII в. на Гавайских островах сложилась целая система взимания дани и повинностей, в результате которой большие богатства скоплялись в руках вождей и особенно верховного вождя — короля.

Земля, как уже сказано, официально считалась принадлежащей королю, но фактически находилась в руках класса вождей и крупных землевладельцев. Мелкие же землевладельцы и многочисленные безземельные пользовались землей до тех пор, пока могли уплачивать то, что полагалось с нее. Если же хозяин земли находил, что земледелец возделывал землю небрежно, он мог в любой момент изгнать нерадивого и передать землю другому.

Своеобразная форма зависимости складывалась в связи с завоеваниями: завоеванные земли доставались победителям вместе с людьми.

Суд, законодательство и управление полностью были подчинены интересам вождей. Суд производился и приговоры о наказаниях выносились на основе обычного права. Распространенной формой наказания за воровство, за разбой было изгнание из области. Смертной казнью карались только нарушения табу и супружеская неверность по отношению к людям высшего ранга, т. е. в том случае, если нарушитель вступал в связь с человеком низшего ранга; в этом отчетливо выражен классовый принцип.

Вокруг короля и главных вождей группировалось множество зависимых, клиентов, из которых формировалось подобие военных или полицейских отрядов, постоянно вооруженных, занимавшихся военной тренировкой и готовых выполнить любое распоряжение вождя и короля. Таким образом здесь появились зачатки аппарата насилия.

Это можно видеть и из другого. На Гавайских островах существовал, правда очень незначительный, штат отдельных должностных лицг исполнявших распоряжения короля. В случае войны проводилась своего рода всеобщая мобилизация. Все мужчины острова должны были явиться вооруженными к своим вождям, и вожди отводили их к королю. Уклонившихся разыскивали специальные гонцы, которые, найдя беглеца и продев ему в ухо веревку, приводили его к королю.

Так, ко времени прихода европейцев здесь сложилось государство с довольно сильной властью короля, явившееся результатом развития классовых. противоречий внутри гавайского общества.

Брак и семья

Особый интерес представляет вопрос о получившем благодаря Моргану всемирную известность гавайском институте пуналуа. Гавайское слово punalua означает «близкий товарищ». Морган обозначал этим термином форму брачных отношений, которая якобы пришла на смену кровнородственной семье: это был брак группы братьев с группой женщин, не состоящих с ними в родстве.

Уже Энгельс на основании имевшихся в то время материалов о групповом браке считал, что, придавая институту пуналуа чуть ли не стадиальное значение, Морган зашел слишком далеко. В настоящее время установлено, что брачные отношения типа пуналуа представляют собою не типичную форму группового брака, а его позднейшее видоизменение, сохранявшееся как пережиток в знатных родах. Обычной формой брака на Гавайских островах был парный брак такого же типа, как и в других районах Полинезии; начинался переход к моногамному браку.

Система родства была так называемого малайского типа, с ее характерными признаками, т. е. с относительным развитием терминов для обозначения свойственников и т. п. Морган, анализируя впервые «малайскую» систему родства, взял за образец родственную терминологию именно гавайцев. Эту систему поэтому правильнее называть «гавайской».

На Гавайских островах, так же как и повсюду в Полинезии, брачные отношения между братьями и сестрами, как правило, запрещались. Запрещение распространялось и на классификационных братьев и сестер, но как далеко и в какой степени строго — теперь установить уже невозможно. Этому не противоречат известные случаи брака между родными братьями и сестрами, имевшие место на Гавайских островах: такие исключительные случаи наблюдались только среди лиц ранга вождей и диктовались генеалогическими и религиозными соображениями.