Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Постройки полинезийцев. Тапа. Плетение
Этнография - Народы Океании

Типичной формой полинезийского жилища был прямоугольный или овальный дом с двускатной крышей из жердей и травы.

Простейшим и, вероятно, древнейшим способом поддержания конька крыши, распространенным по всей Полинезии, являлась установка его на двух столбах, врытых в землю в противоположных концах дома. Другой способ — простое привязывание конька крыши к стропилам. Третий способ — укрепление конька крыши при помощи особой стойки.

Почти во всех полинезийских строениях, за исключением навесов для хранения лодок, фронтон закрывался тростником и соломой. Соломенное покрытие спереди и сзади дома начиналось из-под крыши п, образуя нечто вроде навеса, опускалось наклонно вниз и наружу для защиты дома от проникновения дождя с не защищенных двускатной крышей концов.

Более сложна конструкция жилища с полукруглыми в плане полусферическими навесами, заканчивающими строение с двух сторон. Конструкции жилища в Полинезии вообще разнообразны. Самоанцы до настоящего времени живут в ульеподобных домах с крышей из сухих стеблей сахарного тростника; во время бури крышу необходимо укреплять пальмовыми стволами. Стен в этих домах нет — только легкие плетеные шторы, которые опускают в дождливую погоду. Пол земляной, покрыт коралловым щебнем.

Более крупные дома строятся в Полинезии на каменном фундаменте в виде несколько возвышающейся над землей платформы (например, на о-вах Самоа и Маркизских) или на высоких, до 2 м высотой, земляных платформах, предохраняющих хижины от затопления во время дождя. Ширина полинезийского дома равна примерно 8—12 м, длина от 12 до 22 м. Во многих случаях можно встретить и более длинные, более 30 м, дома: полинезийские дома вообще имеют тенденцию расти не в высоту или ширину, а в длину. Общинные дома, имеющиеся в Полинезии в каждой деревне, достигают особенно больших размеров (длиной от 30и более метров).

Строительство домов составляло в прошлом дело ремесленников-спе- циалистов, организованных в особые «гильдии». Каждая «гильдия» имела своего старшину, своих мастеров и подмастерьев, свои знаки и, наконец, свои секреты производства.

При строительстве дома мастера до известной степени проявляли свою индивидуальность, личную выдумку, не нарушавшую, однако, основного канона. За нарушение установленных правил постройки мастер изгонялся из «гильдии», которая, таким образом, ревниво следила за традиционной техникой строительства. Постройка дома сопровождалась особыми церемониями.

Во время работы все строители находились на иждивении хозяина дома, который снабжал их пищей и материалом и платил им различными предметами — раковинами и цыновками.

Внутреннее убранство полинезийских жилищ было весьма несложно. Большие хижины разгораживались цыновками на несколько отделений по числу живших в них малых семей; в небольших домах спальное место отделялось цыновками. Мебели почти не было, если не считать нескольких ящиков и шкафов для посуды. Вся жизнь проходила на полу. Этого обычая держатся и теперь. Сидят на полу, скрестив ноги. Самым любимым и почетным считается место около средней подпорки. В яме поблизости от нее устраивается очаг, около него спят на пыновках хозяин и хозяйка дома. Здесь же развешиваются и раскладываются орудия труда, домашняя утварь.

На западе Полинезии, где скат крыши не спускался до земли и, как и во всей Полинезии, никаких стен не было, вся жизнь жильцов дома протекала на глазах у окружающих; это отражало продолжающееся господство общинных традиций.

Тапа

В Полинезии были развиты разнообразные ремесла. Кроме строительства домов и лодок, к числу наиболее распространенных следует огнести выделку тапы и плетение цыновок.

Тапа изготовлялась из коры фикуса или бумажно-шелковичного дерева (Broussinetia papyrifera). Эти деревья плохо растут на коралловых островах, и поэтому здесь отсутствует производство тапы. За этим исключением, тапа широко распространена почти по всей Полинезии.

тапа

Способы приготовления тапы довольно однообразны на всех островах. Ножом делают надрез на дереве и затем с него целиком снимают большой кусок коры. Лыко (камбий) отделяют от наружного слоя коры, очищают скребками, вымачивают в воде, а затем раскладывают на специальной деревянной доске и начинают бить по лыку короткой деревянной колотушкой. Колотушка, которую держат в одной руке, имеет круглую ручку. Бьющий конец также может быть круглым, но большей частью он четырехугольный, имеет гладкую поверхность или четыре рифленые грани. Выкола- . чивание продолжается несколько часов, после чего продолговатый кусок луба делается почти квадратным. Тогда края куска обрезают острыми раковинами. Полученные куски затем соединяют в большие полотнища.

В Полинезии были известны два основных приема такого соединения кусков тапы: валяние и склеивание. Третий прием — сшивание — известен был только на о-ве Пасхи. Способ валяния, т. е. продолжение процесса отбивания, был наиболее широко распространен на восточных островах. Склеивание полосок луба для образования полотнищ тапы толщиной в два или более слоев встречалось только на западе Полинезии.

Рисунок на тапу наносят тремя способами: набойкой, натиранием и выдавливанием. При набойке, т. е. печатании, рисунок вырезают на штампе; на рельефный орнамент накладывают слой краски, который отпечатывается на тапе. Простейшие штампы, например на о-вах Таити, делали в прошлом из листьев; для этой цели часто употребляли лист папоротника. На о-вах Кука штамп состоит из деревянной рамы, внутри которой пересекаются под прямым углом, образуя решетку, параллельные линии из прожилок листьев кокосовой пальмы. Нанесение рисунка на тапу печатанием распространено на о-вах Таити и Кука.

Натертый рисунок получали наложением тапы на пластинку, на которой вырезан рельефный рисунок. В прошлом штампы для натирания изготовлялись из листьев пандануса, на которых рисунок вышивался шнурками и прожилками из кокосовых листьев. Наложенная на рельеф тапа протиралась подушечкой, смоченной в краске. Участки тапы, лежащие на выпуклых частях рельефа, впитывают, естественно, больше краски и становятся темнее остальных. Тапу затем приподнимают, передвигают, и рисунок наносится на другую еще не окрашенную часть и т. д. Под конец рисунок подправляют и усиливают от руки. Нанесение рисунка на тану путем натирания встречается только в западной части Полинезии.

При выдавливании рисунок наносят на плоскость колотушки или валька, которыми и выдавливают контур рисунка на материале. Выдавленные рисунки при обычном освещении не видны. Их видно, если смотреть на свет, как водяные знаки на бумаге. Чаще всего для этой цели покрывали колотушки четкими параллельными линиями в виде продольных углублений, а подставка также покрывалась параллельными линиями или другим простым геометрическим рисунком. Нанесение рисунка на тапу выдавливанием встречалось только на востоке Полинезии, на о-вах Таити, Маркизских, Кука, Тубуаи, Рапа и Мангарева.

Характер полинезийских рисунков на тане по большей части прямолинейный. Нередко узор воспроизводит линии на листе какого-либо растения. Старинные рисунки окрашивались обычно только в три цвета — черный, белый и красновато-коричневый.

Тапа заменяла полинезийцам ткани: из нее изготовлялись предметы одежды, коврики, покрывала, украшения и пр.

Плетение

Предметы, изготовляемые при помощи плетения растительных волокон, также были широко распространены по всей Полинезии и очень разнообразны.

Набедренная одежда варьировала от примитивных поясов из травы и листьев до прекрасных плетеных передников, носимых как знак высокого положения; подстилка для сидения — от простого листа кокосовой пальмы до особых цыновок, предназначенных только для вождей; постельные цыновки — от грубых предметов первой необходимости до шедевров ручной работы, высоко ценившихся и служивших мерилом стоимости.

образцы плетения

Некоторые цыновки, в особенности сплетенные из пандануса, высоко ценились на Самоа и служили там чем-то вроде денег. Цыновки были наиболее ходким товаром. Ими платили, их давали в приданое, их приносили в подарок вождям. Раздача дорогих цыновок на свадьбах и похоронах была особенно характерна на западе Полинезии, где их качество отражало общественное положение владельцев.

Основные формы техники плетения в Полинезии следующие: простое плетение, заплетение трех или более полосок растительного волокна в одну, свивание и плетение спиралью.

Одежда

Полинезийцы в прошлом носили юбки или передники из цыновок, тапы или травы или повязку на бедрах. Женщины надевали днем юбочку из растительного волокна, которая только вечером заменялась передником из тапы. Такое бережное отношение к тапе, характерное для всей вообще Полинезии и в настоящее время, объясняется тем, что тапу нельзя стирать и поэтому ее надо оберегать от загрязнения. Мужчинам одеждой служил передник из тапы или цыновки, завязываемый сзади, или набедренная повязка из того же материала. Женский передник, подвязываемый ниже груди, и мужской передник, обвязывавшийся вокруг пояса, обычно доходили до колен, но в некоторых случаях бывали и длиннее, до самых ступней.

На о-вах Таити обилие носимых человеком одежд служило как бы мерилом и демонстрацией его богатства. Поэтому количество материала, шедшего на изготовление одежды знатного таитянина, было весьма солидным. Одежда таитянского воина состояла из трех накидываемых один на другой плащей типа пончо, из них нижний, самый длинный, был белого, средний — красного и верхний, самый короткий,— коричневого цвета. Знатные женщины часто обертывали вокруг бедер четыре слоя тапы или цыновок, попеременно белого и красного цвета и подвязывались поясом, сплетенным из растительных волокон. На плечах таитянки носили специальную накидку, имеющую посередине отверстие для продевания головы.

Мужчины и женщины часто обертывали вокруг головы в виде тюрбана очень длинные полосы тонко выделанного материала, достигавшие у «благородных» десятков метров в длину. Однако настоящие головные уборы, в собственном смысле этого слова, для Полинезии вообще не характерны. На большинстве островов жители ходили и ходят с непокрытой головой.

Обувь в Полинезии была неизвестна. И сейчас местные жители ходят преимущественно босиком.

Украшения и татуировка

Полинезийцы любили украшения из птичьих перьев. Их привязывали к головным повязкам, к женским, передникам и т. п. На шее часто носили скрученные из волокон гибкие ожерелья, в которые вплетали цветные яркие перья. На Маркизских островах носили в виде украшения диадемы из перьев; вообще самые ценные головные украшения изготовляли из перьев.

В качестве украшения широко употребляются также и сейчас различные живые цветы. Их носят в виде венков на голове и ожерелий вокруг- шеи, в волосах, за ушами и в ушах, даже в носу.

Для украшений в виде ожерелий, а также различного рода браслетов’ широко применялись разнообразные раковины. Кроме того в качестве украшений употреблялись когти и зубы животных, плоды, отрезки тонкого ствола бамбука. Тонганцы любили украшаться гребнями из стеблей растений, верхняя часть которых крепко перетягивалась скрученными из растительных же волокон нитями.

Одна из наиболее типичных черт полинезийской культуры — татуировка. Татуировка у полинезийцев имела значение не только украшения она была связана с социальными отношениями и религиозными представлениями. Татуировке подвергались юноши и девушки в период возмужания, после чего они получали право вступать в брак.

плетениеееОднако болеэ полная татуировка, в отдельных случаях покрывавшая буквально все тело, составляла особую привилегию, указывая на общественный ранг и заслуги.

Татуировщики составляли специальную касту. Операция татуировки продолжалась несколько месяцев, в течение которых непрерывно устраивались празднества и угощения. Татуировщик получал подарки свиньями и цыновками. Орудиями татуировки служили каменные, деревянные или костяные острые гребешочки и небольшие веслообразные деревянные молоточки. Лучшим материалом для гребешочков считалась человеческая кость. Мастер, предварительно рисовал на теле соответствующую линию, затем наставлял на нее гребешочек и по нему ударял молоточком так, чтобы проколоть верхний слой кожи. В полученные ранки впускалось красящее вещество, большей частью синего цвета.

Операция татуировки была иногда очень болезненна, особенно татуировка губ, век и носа. Татуировка часто сопровождалась воспалением кожи; поэтому сразу покрыть татуировкой большую поверхность кожи было опасно. Полную татуировку делали не сразу, а в течение многих лет. Каждая линия татуировки была часто связана с тем или другим героем из генеалогии татуируемого и имела сакральное значение. На большинстве островов татуировка у мужчин была богаче, чем у женщин. Наиболее высокого развития достигла техника татуировки на Маркизских островах. В качестве примера, показывающего, как характер татуировки отражает социальное положение ее владельца, можно привести существовавший на о-вах Маркизских, Туамоту и Таити обычай делать у простых людей татуировку только на бедрах, а у «благородных» покрывать ею все тело.

Полинезийцы оставляли волосы только на голове, растительность же на лице и на теле тщательно выщипывали. Для этого служили специальные щипчики из раковин.

У полинезийцев был обычай натирать все тело кокосовым маслом или разжеванным ядром кокосового ореха.

Оружие

Оружием у полинезийцев служили палицы из тяжелого дерева, копья, каменные топоры, боевые секиры, деревянные мечи и пращи.

Наиболее простые виды оружия — гладкие и зазубренные копья, боевые дубинки и пращи для метания камней — были распространены но всей Полинезии. Распространение других типов оружия было ограничено определенными областями.

Важнейшим и, пожалуй, страшнейшим оружием полинезийца была боевая палица двух разновидностей: метательная и ударная. Материалом для изготовления палиц служили главным образом тяжелые сорта дерева.

оружие

Полинезийская метательная палица характеризуется обычно утолщением на конце и короткой рукояткой. Такие палицы обычно вырезались из основания молодого дерева, причем сплетение корней образовывало навершие, а из ствола вырезалась рукоятка длиной в 30—50 см. Палицы этого тина употреблялись иногда и в рукопашной схватке.

оружие полинезийцевБолее совершенным был другой тип метательной палицы: короткой с резным или гладким навершием. В одном из наиболее распространенных типов тупые шипы торчат во все стороны навершия, как спицы колеса. Нижняя часть рукоятки покрывалась мелкой зигзагообразной резьбой, чтобы не скользила рука. Палица этого типа характерна для запада Полинезии, а также для соседних о-вов Фиджи (дальше, в Меланезии, она неизвестна). Она давно уже вышла из употребления, и способ ее метания и употребления в рукопашной схватке не может быть теперь восстановлен.

Ударную палицу во время сражения воин держал обеими руками: она была слишком длинна и тяжела для метания. Ударная палица имеет плоское заостренное лезвие на одном конце. К этому типу принадлежат самые распространенные по всей Полинезии двуручные веслообразные палицы. Они имели не столько дробящее, сколько рубящее действие, удар по противнику наносился ребром.

Был еще один тип палицы с остриями на обоих концах, особенно ха- рактерный для востока Полинезии и для Новой Зеландии. Эта палица имела как колющее, так и ударное действие, и держали ее обеими руками примерно около середины палицы; руки с палицей выставлялись вперед, чтобы парировать удары противника. Как испытали на собственном опыте англичане, эта палица, в руках мастера своего дела, в столкновениях с европейцами оказалась лучшим оружием, чем европейская сабля.

Кроме чисто боевых палиц, в Полинезии встречались такие, которые имели скорее ритуальное значение, например палицы вождя, танцевальные палицы и т. п. Они обычно покрыты художественной резьбой, в которой преобладает мотив схематического изображения человека и мотив глаза, и часто инкрустированы перламутром,

Наряду с палицей, широко распространенным полинезийским оружием, было копье. Копья также изготовлялись из тяжелого дерева. Конец копья или обугливали для прочности на огне, или к нему прикрепляли наконечник из камня, кости, раковины и т. п. Длина полинезийских копий доходила до 3,5 и даже более метров. Деревянные мечи,часто густо усаженные зубами акулы, распространены были на о-вах Таити. Особенно страшным считался меч из ветвей казуарины с одной или несколькими развилками, усаженными зубами акулы.

В Полинезии, на о-вах Самоа, например, встречались и настоящие деревянные мечи, форма которых заставляет предполагать, как уже говорилось, что это оружие является пережитком металлического меча.

Оружием дальнего действия, наряду с описанными выше копьем и метательной палицей, были дротики и пращи.

Пращи плели из кокосовых волокон. В руках умелого воина праща представляла собою весьма опасное оружие; так, ею можно было метнуть на большое расстояние камень величиной примерно с куриное яйцо. Техника метания пращой была высоко развита на Таити.

Защитное оружие полинезийцев не было во-время собрано и описано, и теперь о нем сохранилось лишь самое смутное представление. Известно, что полинезийцы в сражении в первую очередь старались прикрыть голову; шлемы известны у таитян, жителей о-вов Тубуаи и др. У таитян был, кроме этого, особый, украшенный перьями и раковинами нагрудник. На о-ве Тонгатабу спутники Кука, Форстеры, нашли даже большие латы, вероятно из китового уса. На Маркизских островах защитное оружие, также до некоторой степени напоминавшее латы, изготовлялось из связанных между собой и для прочности склеенных смолой кусочков дерева, напоминающего пробку. Нукахивцы на груди и спине носили в качестве лат большие раковины. Что касается щита, то он в Полинезии совершенно не употреблялся.

Представление о том, что полинезийцам не было известно употребление лука и стрел, ошибочно. Лук и стрелы у полинезийцев были, но употреблялись не как боевое оружие. Лук на о-вах Самоа употреблялся для лучения рыбы, на о-вах Тонга — при охоте на крыс. На Тонга он сохранил еще внушительные размеры, в длину достигая человеческого роста. Его изготовляли из дерева твердых пород, тщательно полировали и снабжали прочной, скрученной из растительных волокон тетивой. На о-вах Кука он служил для охоты на птиц, на Таити и других был известен в качестве детской игрушки.

В целом хозяйство и материальная культура полинезийцев отличались сравнительно высоким, но односторонним развитием, что зависело от условий географической среды. Несмотря на наличие каменных орудий, культуру полинезийцев в целом едва ли можно приравнять к культуре европейского неолита: она не уступала во многих отношениях культурам эпохи бронзы.