Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Движение против колониализма в Меланезии
Этнография - Народы Океании

Свободолюбивые меланезийцы никогда не мирились и не желают мириться с колониальным рабством. Они стремятся сбросить с себя иго колониализма.

Однако единого, охватывающего всю Меланезию антиимпериалистического движения пока еще нет. Этому препятствуют прежде всего и географические и исторические условия. Население разбросано по небольшим островам. И даже на крупных островах население еще недавно было раздроблено, разобщено, жило небольшими племенными, даже родовыми группами; сближению их мешал и сравнительно низкий уровень общественного развития, мешала и языковая дробность.

Такое состояние застали на большинстве островов Меланезии колонизаторы, и оно было им выгодно. На каждом острове порабощенное ими население вынуждено бороться своими средствами за независимость и человеческие права. Конечно, изолированность отдельных островов и отсутствие связи ослабляет борьбу.

Нельзя не учесть также и удаленность Меланезии от основных очагов антиимпериалистического движения в колониях и зависимых странах. Лишь в последние годы все нарастающее массовое движение народов Индонезии заметно оказывает положительное влияние на ближайшие области Меланезии (Новая Гвинея, архипелаг Бисмарка), население которой усваивает революционный опыт своих более развитых соседей. В последние же годы замечается и в самой Меланезии тенденция к объединению сил, борющихся против империалистического гнета. Освободительное движение перекидывается с одного острова на другой, охватывая порой целые архипелаги.

Несмотря на репрессии со стороны колониальных властей, все чаще и чаще поднимаются восстания среди меланезийцев: руководителями восстаний обычно являются бывшие контрактованные рабочие, которые приобрели опыт борьбы с колонизаторами. Крупнейшими движениями в период, предшествовавший второй мировой войне, были забастовки в г. Ра- баул (1930-е годы), в которых участвовало около 2500 рабочих-абориге- нов и которые поразили колониальные власти своей неожиданностью и организованностьюх.

Особенно широко развернулось движение против колониализма йа островах Меланезии в годы второй мировой войны и после нее. Здесь сказались не только непосредственные события войны и послевоенных лет, прямо затронувшие интересы аборигенов и ухудшившие их экономическое положение. Здесь проявилось и влияние идей, идущих из лагеря миролюбивых и демократических стран, с Советским Союзом во главе. Волнения возникали в разных частях Меланезии независимо одно от другого: расширяясь, они в некоторых случаях сливались между собой. Каждое из этих движений имеет свою специфику, свои местные особенности, но во всех них есть и нечто общее. Это—ненависть к колониальному угнетению и вражда к миссионерам, массовость движений, но наряду с этим — отсутствие ясно выраженных конкретных целей; вместо реальной программы улучшения экономического положения и предоставления политических прав, выдвигаются либо отдельные частные требования, либо лозунги борьбы за восстановление старого уклада.

«Движение Джон-Фрум»

На южных Новых Гебридах центром антиколониального движения был о-в Танна, аборигенное население которого составляет, по последним данным,около 6,6 тыс. Движение, начавшееся накануне второй мировой войны, первоначально было направлено непосредственно против миссионеров, в частности против пресвитерианской миссии. Это не случайно. Миссия уже дапно вызвала к себе законную ненавистьнаселения своей деспотической, тупо-фанатичной политикой. Миссия ввела палочную дисциплину среди аборигенов, управляя ими через назначенных ею же вождей, по большей части бывших проповедниками миссии. Вожди эти отнюдь не были носителями старой родо-племенной власти и не пользовались никаким авторитетом среди населения. В то же время миссионеры сознательно препятствовали этим вождям в их стремлении получить сколько-нибудь серьезное европейское образование, которое могло бы сделать их в какой-то мере проводниками более высокой культуры среди аборигенов. Массу же населения они тем более лишали возможности приобрести какие бы то ни было реальные знания, хотя именно устройство школ всегда было главным мотивом, которым миссионеры пытались оправдать перед цивилизованным миром свою деятельность среди колониальных народов. Островитяне Танны прямо обвиняли миссионеров в том,что те не желали ничему учить их. Меланезийцы жаловались, что на их просьбы научить их чему- либо, кроме молитв и пения гимнов, миссионеры и колониальные власти отвечали грубым отказом. Правительственный агент, уже после начала широкого антимиссионерского движения, пытался убедить островитян, что им полезно и нужно именно пресвитерианское вероучение.

В 1940 г. движение приобрело широкий размах, а в 1941 г. вылилось в открытое возмущение. Все церкви, не только пресвитерианские, но и других миссий, опустели. Прихожане переехали их посещать. Это было очень знаменательно, потому что миссионеры всегда настраивали свою паству против «иноверцев», и между сторонниками разных вероисповеданий были постоянные трения. Дети перестали посещать школы, где их ничему, кроме молитв, не учили. Опустели и миссионерские поселки, где царил тюремный режим, заведенный «святыми отцами». Все население ушло вглубь острова к своим «языческим» собратьям. Там возобновились традиционные сборища и празднества с ритуальным питьем кавы, плясками и обрядами, которые строго запрещались миссионерами.

Идейное руководство движением приписывалось некоему полумифическому персонажу по имени Джон Фрум. Остается неясным, существовал ли человек с таким именем. Джон Фрум считался божеством, но от имени его выступали — или назывались его именем — отдельные проповедники: в 1941 г.— Манехеви, в 1943 г.— Нелоиаг. Все движение получило название «движения Джон-Фрум».

Оно развивалось последовательными волнами. После того как аборигены покинули церкви, школы и миссионерские поселки, началась агитация за изгнание всех колонизаторов.Островитяне,у которых имелись европейские деньги, старались отделаться от них: покупали без разбора разные товары в лавках, даже просто бросали деньги в море. Напуганная администрация прибегла к репрессиям, арестовала некоторое число «зачинщиков». Но движение не прекратилось. Оно еще более усилилось сначала 1942 г., когда на Тихом океане уже шла война. Руководители движения возлагали какие-то надежды на США, наивно веря обещаниям американской пропаганды. Нелоиаг, новый вожак движения, именовал себя «Джон Фрум, король Америки и Танны». Американские войска действительно как раз высадились на Новых Гебридах, но они лишь помогли администрации подавить новую вспышку движения. В октябре 1943 г. началось настоящее вооруженное восстание в северной части острова Танны. Американские части помогли опять его разгромить. Нелоиаг был арестован, но власти побоялись его судить, а объявили «сумасшедшим» и заперли в убежище для душевнобольных на Новой Каледонии. Движение временно ушло в подполье. Оно вновь вспыхнуло в 1947 г. За эти годы оно распространилось и на ряд соседних островов, соединившись там с местными менее крупными движениями. Оно продолжалось долго, вероятно продолжается и ныне.

Для идеологии сдвижения Джон-Фрум» характерно то, что в нем, наряду со стремлением вернуть старые обычаи, есть и более положительные, прогрессивные идеи. Сторонники движения верят, что, когда будут изгнаны колониальные власти, торговцы и миссионеры, аборигены получат все блага европейской культуры, в которых колонизаторы им отказывают. Эта идея чрезвычайно интересна и свидетельствует о большой сознательности жителей Меланезии: они понимают превосходство европейской культуры, но в то же время хорошо видят, что колонизаторы и их пособники, миссионеры, препятствуют им приобрести эту культуру. Отсюда мысль, что, только прогнав «белых» угнетателей, аборигены смогут приобщиться к передовой современной культуре.

Движение Палиау

На противоположном краю Меланезии, на о-вах Адмиралтейства, движение против колониализма началось сразу же после окончания второй мировой войны. Оно было направлено против всей вообще колониальной администрации, торговцев и миссионеров. Движение возглавил житель о-ва Манус, по имени Палиау. Он призывал бойкотировать колониальную администрацию, миссии, торговые компании. В 1946—1947 гг. движение приняло массовый размах. Были сожжены все документы местного управления. Церкви опустели, как на Южных Новых Гебридах. Родители перестали посылать детей в школы. Островитяне отказались принимать европейские деньги, перешли к натуральному обмену. В марте 1947 г. Палиау был арестован и сослан в Морсби, но вскоре выпущен. В 1949 г. около одной шестой части населения о-ва Манус признавало руководство Палиау. Встревоженные колониальные власти вновь арестовали его. Палиау был обвинен в «распространении ложных слухов»; заодно его обвинили в том, что при японской оккупации он занимал должность главного вождя. В апреле 1950 г. Палиау был приговорен к шести месяцам каторжных работ, затем снова заключен в тюрьму (1951). Среди населения весть об этомвызвала новую волну возмущения, с которой колонизаторы не могут справиться поныне. По сведениям комиссии обследования ООН, около 3 тыс. аборигенов составляют актив движения. Из 6 тыс. бывших приверженцев католической церкви около 1,5 тыс. порвало с ней связь. Глухое недовольство постепенно нарастает и грозит новой вспышкой1.

Движение «масинга»

Массовые волнения происходят и в южной части- Соломоновых островов. Недовольство населения проявлялось еще в годы перед войной. Военные действия непосредственно затронули эту часть Меланезии. К японской оккупации население сначала отнеслось пассивно, вероятно, не видя разницы в том, кто будет над ним командовать. Но японские военные власти, нимало не заботясь о том, чтобы привлечь аборигенов на свою сторону, озлобили их поборами и насилиями. Поэтому островитяне дружественно встретили высадку союзнических войск и помогали им против, японцев. На островитян произвело большое впечатление то, что вслед, за высадкой войск было выгружено большое количество военных материалов и разных товаров. Но скоро наступило горькое разочарование. Аборигены увидели, что в их положении ничто не изменилось. Рабочих все так же обманывали и обсчитывали на плантациях, рыночные цены оставались все такими же невыгодными для местного населения, привезенные товары не на что было покупать, миссионеры продолжали обучать свою паству только молитвам и гимнам. Волнения поднялись сначала среди плантационных рабочих и местных жителей о-ва Гуадалканал, в непосредственном соседстве с расположением американских войск, и скоро охватили ряд соседних островов.

Во главе движения стал способный руководитель (имени его не сообщается), энергичный и храбрый, отличившийся в прошлом в боях против японцев и получивший за это военную награду. Движение получило условное название «братства». Другое название этого движения — масинга. Значение слова «масинга» точно не известно; существует предположение, что это искаженное английское слово «marxian»— марксистский. Трудно сказать, действительно ли дошло до меланезийцев, хотя и в испорченной форме, имя великого основателя научного социализма, или напуганное воображение колонизаторов склонно видеть во всем коммунистическую «заразу». Вернее, что слово «масинга» происходит от масина, что на языке ариари (о-в Малаита) означает «братство», а первоначально — «молодые побеги таро»2. Во всяком случае движение «масинга» отличается массовостью, организованностью, но в то же время, повидимому, не имеет ясно поставленных целей. Многие «туземные советы» целиком на стороне движения, в дру1их сторонники движения составляют сильную оппозицию. Одно время (1947) происходили массовые демонстрации, особенно у резиденции колониальных властей на о-ве Малаита. Распространились фантастические слухи, что скоро будет привезено на пароходах много европейских и американских товаров для бесплатной раздачи населению. Легковерные островитяне начали даже строить для ожидаемых товаров большие склады. Но вместо товаров в конце 1947 г. прибыли британские военные корабли, и среди населения были произведены многочисленные аресты: было схвачено более ста вожаков. Движение, казалось, затихло, но оно продолжалось в подполье; в последние годы оно приняло другие формы. Народ требует повышения заработной платы на плантациях, бойкотирует колониальные суды, создает свои собственные.

Движение приняло форму гражданского неповиновения, с которым колонизаторы бессильны справиться уж потому, что оно охватило постепенно почти все стотысячное население Соломоновых островов1.

Таким образом, народы Меланезии, долгое время терпевшие безропотно колониальный гнет, восстают против него и переходят к прямым действиям.

Местами движение принимает и развитые политические формы. На о-вах Лоялти еще в 1945 г. среди меланезийцев была создана Коммунистическая партия.

Прогрессивное общественное мнение всех стран — на стороне меланезийцев в их борьбе за свои права. В первую очередь поцдерживае'1 их демократическая общественность Австралии во главе с Коммунистической партией. «Австралийский рабочий класс должен протянуть им руку дружбы,— пишет в своей статье «Пробуждение Меланезии» австралийский коммунист Рекс Чыплин.— Мы должны требовать осуществления принципов опеки, на основании которых Австралия удерживает большую часть Меланезии. Мы должны требовать немедленного улучшения условий труда и жизни. Меланезия не должна стать базой для агрессии США в Тихом океане. Меланезия должна принадлежать меланезийцам,— таков должен быть наш ведущий лозунг»2.

Изменения в этнической структуре населения

Освободительное движение в Меланезии способствует этнической консолидации. Для населения Меланезии в прошлом была характерна крайняя этническая дробность. Население даже некоторых мелких островов, не говоря уже о крупных, делилось на небольшие племенные группы, со своими диалектами, иной раз с совсем различными языками, и они зачастую враждовали между собой. Этническая дробность и связанная с ней межплеменная вражда представляли собою большое зло в жизни населения. Очень ослаблялась тем самым и возможность сопротивления иноземным захватчикам. Тем более важно, что теперь, в ходе освободительной борьбы, застарелая межплеменная рознь преодолевается, население постепенно сплачивается в более крупные группы. У нас имеются об этом, к сожалению, лишь очень скудные сведения. Но уже самый факт многолетней солидарной борьбы, например, участников движения «масинга» на Соломоновых островах, охватившего целый ряд островов, свидетельствует о том, что прежней этнической раздробленности приходит конец.

Внимательные наблюдатели уже замечают контуры образования новых этнических общностей. «Таким образом появляются элементы народностей»,— пишет австралийский коммунист Р. Чиплин3. Сами колонизаторы вынуждены считаться с этими новыми фактами. В официальных документах и в литературе английские и американские авторы постепенно перестают пользоваться неопределенными обозначениями «туземцы» и т. п., а начинают употреблять более точные термины: «новобританцы», «соломонцы» и пр., как бы нехотя признавая тем самым, что имеют дело с определенными народами, а не с бесформенной массой «туземцев».