Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Народное творчество меланезийцев и начатки знаний
Этнография - Народы Океании

Меланезийцы принадлежат к числу народов с довольно развитым эстетическим чувством. Наиболее заметным образом проявляется творческая деятельность меланезийцев в изобразительном искусстве, которое носит по преимуществу прикладной, декоративный характер.

Изобразительное искусство

Меланезийцы любят украшать, покрывая резьбой и орнаментом, самые различные предметы быта. Особенно богато и разнообразно орнаментируются местами (Соломоновы острова) лодки и весла, повсеместно украшаются орнаментом палицы, наконечники стрел, художественной резьбой покрыты обычно предметы утвари: сосуды, ложки, черпаки, головные скамеечки, рукоятки топоров, барабаны и пр. На изделия из бамбука и на калебасы орнамент наносится резьбой и выжиганием. Нередко встречаются резные столбы домов. Различные украшения носят на теле и покрывают его нередко декоративными рубцами и татуировкой.

Но есть пластика, непосредственно связанная не с предметами быта, а с культом. Это прежде всего статуи и изображения, большей частью вырезанные из дерева человеческие фигуры или головы. Сюда же относятся маски и наголовники, обычно в виде стилизованных человеческих голов. На Новых Гебридах распространены высокие стоячие барабаны (гонги), вырезанные из дерева, с верхом в виде человеческой фигуры. Резьба по камню и каменная скульптура встречаются редко — они известны на юге Новой Ирландии, на п-ове Газель, в восточной части Соломонова архипелага, на о-ве Малекула. Еще реже встречаются наскальные изображения.

Орнамент наносят и красками, но применение их более ограничено. Рисованным орнаментом украшают маски, цыновки, женские передники, иногда и деревянные предметы. Местами (например, на о-вах Банкс и на о-ве Рага) применяются резные деревянные шаблоны для печатания рисунка, местами (на о-ве Аоба) — трафареты.

Резьбу на деревянных чашах, орнамент на сосудах для извести и на других предметах, которыми ежедневно пользуются в семье, делают сами каждый мужчина и женщина в деревне. Но предметы, употребляемые на празднествах и церемониалах, как, например, маски, танцевальные дощечки, служащие аксессуарами при плясках, изображения предков и тотемов, изготовляют профессиональные художники. В обычное время положение художника ничем не отличается от положения рядового человека.

Он также работает на огородах и принимает участие во всех общинных работах. Художника окружают особым вниманием только в то время, когда он работает над выполнением порученного ему заказа.

Приемы художественного производства и обряды, исполняемые при работе, считаются секретными и передаются по наследству из поколения в поколение в одной семье. Работа художника заключается в слепом воспроизводстве старых форм, вводить от себя новые мотивы воспрещается.

Стиль орнамента и пластики довольно разнообразен. В основе большинства мотивов лежат предметные изображения, из которых на первом месте почти всегда стоит человеческая фигура, на втором — фигуры птиц и рыб. Однако эти изображения почти не бывают реалистическими, а всегда более или менее стилизованы, и стилизация иногда доходит до крайней степени.

Чрезвычайно интересны человеческие фигуры, вырезанные из дерева. Трактовка их различна. На Новых Гебридах характерна стилизация путем подчеркивания вертикальных линий, что диктуется самим материалом. Превалирует лицо миндалевидной формы, обычно с сильно выступающим прямым и выпуклым носом,большими круглыми глазами, иногда в высоком головном уборе. Нередко подчеркиваются половые признаки. Характерна своеобразная монументальность стиля. Иначе трактуют человеческую фигуру или голову (в масках) на Новой Ирландии. Здесь более тонкая, почти ажурная резьба, человеческие головы резко стилизованы; в чертах лица особенно подчеркиваются горизонтальные линии: глаза, ноздри, рот, подбородок. Сквозная резьба в масках часто дополняется вычурным ажурным обрамлением, в котором контуры головы теряются. Таков же прием и в трактовке целой фигуры, которая иногда почти скрывается под сложным кружевным деревянным узором. Иной характер имеют более грубо выполненные стоячие человеческие фигуры, приземистые и с сильно укороченными, часто полусогнутыми ногами.

Постепенную стилизацию мотива человеческой фигуры и лица лучше всего можно проследить на Новых Гебридах. Ноги обычно укорачиваются, часто и совсем исчезают, за ними туловище, и остается одно лицо. Уши почти никогда не изображаются (только на о-вах Банкс). Рот нередко тоже "отсутствует, особенно в рисованном орнаменте, нос же превращается в вертикальную линию, делящую пополам лицо. Устойчивее всего сохраняются глаза, однако они часто стилизованы в сегменты круга. Само лицо геометризуется в треугольник или ромб — последний чаще изображает лицо покойника или духа умершего; отсюда, между прочим, ромб — обычная эмблема союзов Тамате и форма их масок.

Треугольник и ромб — наиболее частые мотивы орнамента на Новых Гебридах. Из этих фигур составляются сложные композиции, с излюбленным мотивом параллельных зигзагообразных линий или зубчатой каймы. В этих, на первый взгляд, чисто геометрических формах трудно узнать их исходный мотив — человеческое лицо. Конечно, нельзя отрицать, что могли быть и другие исходные элементы орнамента.

Музыка

Музыкальные инструменты представлены только ударной и духовой группами. Из первых почти повсеместно распространены деревянные барабаны, или гонги, в виде полого ствола с продольной щелью. При ударе гонг издает гулкий, далеко разносящийся звук. Таким гонгом пользуются и для передачи сигналов, и для отбивания такта. Обычно они лежат на площадях для плясок. Гонги отсутствуют только на о-вах Санта-Крус и Флорида.

Собственно барабаны распространены только в северной Меланезии, Они обычно имеют форму песочных часов, с перехватом посередине. Один или оба конца полого корпуса барабана затянуты кожей ящерицы, по которой и ударяют рукой. Сходная форма барабана известна в Западной и Центральной Африке.

Из ударных инструментов встречаются еще разные погремушки.

Духовые инструменты представлены разными видами рога из раковин, губными и носовыми флейтами с несколькими отверстиями. Но из духовых музыкальных инструментов наиболее примечательна флейта Пана (свирель), известная на севере и на юге Меланезии. Она состоит из нескольких тростниковых трубок разной длины, связанных вместе в форме трапеции. Длина трубок, издающих каждая особый тон, подобрана так, что вместе они дают определенный звукоряд. На Новой Ирландии число трубок на флейтах Пана колеблется от пяти до восьми, и они охватывают диапазон от большой сексты до большой децимы, обычно начиная от «до» первой октавы вверх. На Новых Гебридах число трубок доходит до тринадцати, но чаще встречаются семь или десять. Трубки флейты открыты здесь обычно не с обоих концов, как в северной Меланезии, а только с одного.

Очень интересные наблюдения сделаны некоторыми специалистами- музыковедами — особенно Хорнбостелем — над строем флейты Пана в Меланезии: эти наблюдения позволяют уловить специфику меланезийской музыки. Строй этот бывает различен, но в большинстве случаев он основан на пятиступенной (или «китайской») гамме (пентатонике), которая лежит в основе китайской и японской, а отчасти и малайской музыки (малайская музыка знает и европейскую семиступенную гамму). Этот факт очень значителен в связ! с проблемой исторических связей Океанш с Юго-Восточной Азией. Не менее любо пытно то, что некоторые экземпляры ме ланезийской флейты Пана, подвергавшие ся изучению, показали в точности ту ж< абсолютную высоту тона, как японскш инструменты: это опять свидетельствуе о каких-то культурных связях междч обеими областями в прошлом.

Струнные инструменты в Меланезш отсутствуют.

Вокальная музыка меланезийцев изу чена пока мало. Вот некоторые основные черты песен на Новой Ирландии. Мелодш построены в большинстве случаев на пя тиступенной гамме, без полутонов. Харак терны постоянные скачки на терцию, квар ту, квинту и октаву, создающие впечатле ние разложенного трезвучия. При этой интонация певца очень чистая, и мелоди* воспринимается европейским ухом прият но. Меланезийскому пению присущичастьк нисходящие глиссандо, исполняемые ровш и чисто, без выделения отдельных нот. Н( самое значительное— это своеобразное че редование грудного голоса и фальцет* (притом мягкого и приятного); это произ водит впечатление, будто поют по очеред! мужчина и женщина. Ритмика песен слож на и с трудом поддается делению на такты

Пляски

С музыкой тесно связаны и пляски, ибо без аккомпанемента музыкальных инструментов и без пения меланезийцы никогда не танцуют. Пляски — их излюблен

ное развлечение и обычно устраиваются на праздниках. Хотя праздники часто связаны с теми или иными религиозно-магическими обрядами и верованиями, но самые пляски не заключают в себе ничего религиозного.

Любопытно, что в плясках меланезийцев почти нет эротического элемента, тем более, что совместно мужчины и женщины почти никогда не танцуют. Паркинсон, однако, описывает эротический танец островитян Новой Ирландии, исполнители которого, мужчины, изображали в шутливогротескной форме ухаживание поклонников за дамой.

Пляски бывают дневные и ночные; особенно подходящее время— лунная ночь.

Мужчины танцуют обычно на специальной танцевальной площадке. Женщины на нее не допускаются, но стоят и смотрят с некоторого расстояния, а иногда тоже начинают танцевать, но поодаль. Женские танцы, по словам некоторых наблюдателей, менее интересны, более монотонны. Мужские же пляски очень разнообразны. Они обычно содержат в себе изобразительный элемент: так, есть пляски военные, с копьями или другим оружием в руках, пляски, подражающие гребле (исполняемые сидя) и пр. На Новой Ирландии сохранились древние «тотемические» пляски: исполнители — непременно члены данного тотема — ими-- тируют движения своего тотемического животного или птицы.

Обычно пляска состоит в ритмическом движении шагом или вприпрыжку вперед и назад, причем танцоры с силой и в такт ударяют ногами в землю, устраивают «бег на месте», двигают руками и туловищем. Танцуют все коллективно, и исполнители выступают в одной или двух колоннах. Главное искусство состоит в строго ритмичных и одновременных движениях. Это требует специальной выучки, и подготовка к танцу иногда длится месяцами. В больших плясках участвует свыше ста человек, и под одновременными ударами сотен ног дрожит и гудит земля. Танцоры обычно специально наряжаются, раскрашивают свое тело. Часто надевают маски. Помимо этого, есть особые принадлежности плясок: танцевальные палки, доски, весла, топоры, погремушки и пр.

Начатки званий

Меланезийцы хорошо осведомлены в окружающей их природе, особенно там, где это связано с земледельческим хозяйством. Их знание видов и сортов растений поразительно.

Они умеют различать десятки сортов плодовых деревьев и культурных растений.

По сообщению Крэмера, женщины Новой Ирландии знают 220 разных сортов таро, 10 сортов ямса, 14 сортов хлебного дерева и 52 сорта банана1. Подобные же сообщения есть и с других островов.

Интересны зачатки народной медицины у меланезийцев. Приемы лечения больных состоят, как это обычно бывает, в комбинации рациональных и магических средств, которые нелегко разграничить. Из рациональных средств применяются массажи,кровопускания,прием внутрь и внешнее употребление настоек из разных трав. Следует отметить хорошее знание анатомии человеческого тела, расположения внутренних органов. Но самое удивительное — это хирургическое искусство меланезийцев, в особенности на островах архипелага Бисмарка.

Жители архипелага умеют с необычайным мастерством производить трепанацию черепа. Паркинсон, наблюдавший неоднократно эту сложную операцию, подробно описывает ее. Трепанация производится специалистом в случае ранения лобной кости; повреждение височной кости считается смертельным, и операции тогда не делают. Если же предварительный осмотр приводит к благоприятному заключению,то специалист при помощи примитивного скальпеля (из обсидиана, отточенной раковины или зуба акулы) удаляет сначала кожный покров, а затем раздробленную кость; если осколок ее попал в мозг, его тщательно извлекают; края отверстия в черепе заравниваются, рану закрывают куском маля (материя из коры) или листом банана, промывают водой и заботливо обвязывают плетеной ротанговой сеткой. Паркинсон с удивлением отмечает, что в большинстве случаев эта трудная и опасная операция проходит успешно, и пациент выздоравливает; он лично знал многих островитян, которые долго жили после подобной операции. Но, быть может, еще удивительнее то, что местные хирурги, с таким искусством проделывающие трепанацию черепа, имеют довольно смутное представление о значении этой операции и предпринимают ее нередко в совсем неподходящих случаях. Паркинсон не раз был свидетелем того, что трепанация производилась над детьми, у которых череп отнюдь не был поврежден, а делалось это как профилактическое средство против головной боли и эпилепсии!

С большим искусством лечат местные хирурги переломы костей. Помимо наложения обычных шин (из бамбуковых пластинок) ,они применяют иногда рискованный способ скрепления разбитой кости острым кусочком бамбука который всаживают в открытую рану до самой кости, и поврежденный сустав туго забинтовывают; недели через две бамбук извлекают и ране дают заживать, как обычно. И эта своеобразная операция кончается, как ни странно, в большинстве случаев успешно.

Круг географических знаний меланезийцев обычно ограничивается своим островом. Лишь жители побережья знают, и то смутно, об островах своего архипелага. Во времена Кука жители о-ва Фате совершенно не знали о существовании южных островов тех же Новых Гебрид, отстоящих всего на несколько десятков километров. Что же касается жителей внутренних областей островов, то их кругозор еще более узок: они знают обычно только окрестности своей деревни, а на бывалых людей, которые имеют представление обо всем острове, смотрят с уважением. В последние полвека умственный горизонт островитян, конечно, расширился. В целом географические познания жителей Меланезии гораздо менее развиты, чем у островитян Полинезии.

Очень слабы и астрономические знания меланезийцев — в этом они далеко уступают своим восточным соседям. На Новых Гебридах островитяне умеют различать планеты и неподвижные звезды, объединяют последние в созвездия. Дальше этого их знания не идут.

Исторические предания не получили в Меланезии развития. Меланезийцы вообще не сохранили никаких воспоминаний о переселениях, войнах, столкновениях и пр. Исключений очень мало. Так, по словам Кодрингтона, жители одной местности на о-ве Малаита (округ Саа) помнят, что их предки переселились сюда одиннадцать поколений назад из соседнего округа. Кое-что подобное помнят и жители островка Вао, предок которых десять поколений назад приплыл с о-ва Аоба, а позже пришли другие поселенцы с о-ва Малекула. По сведениям исследователей о-вов Адмиралтейства, люди там совершенно не интересуются своим прошлым и помнят только те события, которые происходили на глазах живущего поколения. В этом отношении особенно велико отличие меланезийцев от жителей Полинезии.