Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Семья и брак меланезийцев. Семейные обычаи и положение женщины
Этнография - Народы Океании

Мельчайшей социальной единицей у меланезийцев является парная семья. Однако последняя, хотя и существует, но не составляет прочного единства, так как не представляет собою производственной и экономической ячейки общества.

Типичный пример — семья на о-вах Тробриан. Семейные связи отходят здесь на задний план перед связями материнского родства. Дети связаны не столько с отцом, сколько с дядей по матери, который является их воспитателем и ответственным за них лицом. Наследование имущества идет по женской линии — от дяди к племяннику. Работая на своем поле, человек отдает получаемый урожай не в свою семью, а своей замужней сестре, а сам кормится продуктами, которые его жена либо добывает своим трудом либо получает от своего брата.

На о-ве Добу на языке аборигенов не существует даже слова, которое соответствовало бы европейскому понятию «семья»; наиболее близко* подходящий к нему термин сусу охватывает только родню по матери и не включает отца. Поэтому миссионерам при переводе библии на местный язык пришлось ввести новое слово pamili (от англ. family).

В других частях Меланезии семья составляет более прочную* ячейку. Однако прочность семейных связей почти везде, за исключением южных островов, ослабляется вследствие обычая наследования по материнской линии и целого ряда общеродовых традиций в: производстве и распределении. На о-вах Адмиралтейства, например, хотя и преобладает патрилинейное родство, семья составляет не очень прочную единицу, так как не оформилась частная собственность как основа семьи.

Что касается Новых Гебрид, то и там экономические условия не благоприятствовали развитию самостоятельной семьи и гораздо более важную роль играли родовые связи. Семья была лишена экономической базы. По словам Шпейзера, «естественная семья не имеет собственности, и это соответствует небольшому социальному значению, которое имела семья».

Многоженство допускалось обычаями меланезийцев. Однако по две или по нескольку жен имели только богатые или вожди. Чем влиятельнее был человек, чем выше его положение в обществе, тем обычно больше было у него жен. У крупных вождей число их доходило до десяти и более, по сведениям Кодрингтона, некоторые вожди имели до 30—60 жен. Однако у рядовых общинников чаще всего бывало по одной жене.

В способах заключения брака в Меланезии отчасти отражаются недоразвитость семьи и преобладание первобытно-общинных традиций. В брачных обычаях меланезийцев, при всем их разнообразии, можно отметить три наиболее общие особенности: во-первых, заключение брака связано в большинстве случаев с уплатой особого выкупа за жену; во- вторых, заключение брака касается всего рода; в-третьих, свадебная обрядность сравнительно проста.

Выкуп, вносимый за жену, вероятно, связан с тем, что при патрило- кальном браке родовой коллектив теряет в лице девушки, выходящей замуж, своего члена и определенную рабочую силу; поэтому родня ее претендует на материальную компенсацию. Выкуп вносят свиньями (на Новых Гебридах) или раковинными деньгами (на большей части островов). На п-ове Газель в начале XX в. выкуп за жену колебался, в зависимости от знатности ее семьи, от 20—40 до 100—150 снизок раковинных денег. На о-вах Адмиралтейства среднюю цену составляли 100 снизок.

В заключении этой, казалось бы, чисто хозяйственной сделки обычно участвуют не только заинтересованные стороны, но и целые группы сородичей или, нередко, главари общины. Сородичи жениха помогают ему искать невесту и оказывают материальную помощь во взносе выкупа. Так обстоит дело на о-вах Адмиралтейства, на Новой Британии, на Новых Гебридах и др. Во многих местностях такая помощь считается обязанностью главаря группы; таков обычай, например, на юге Новой Ирландии, на п-ове Газель.

Однако во многих местностях главная роль в устройстве браков принадлежит самим заинтересованным сторонам. Чаще инициатива исходит от родителей жениха или от его дяди; местами делает предложение сам жених. Но есть племена, у которых инициатива в браке принадлежит невесте. Таков обычай у племени сулка на Новой Британии и у жителей северной части Новой Ирландии. В других местах, например на о-вах Банкс и некоторых из Новых Гебрид (Амбрим, Аоба, Маэво, Вао), хотя предложение делается женихом или его родней, но согласие или несогласие девушки принимается во внимание, и она может отказать жениху. Впрочем, довольно широко распространен обычай просватывать мальчика и девочку с раннего возраста, с детства. У новокаледонцев был обычай устраивать браки по соглашению родителей жениха и невесты, не спрашивая согласия их самих.

Брак умыканием в Меланезии вообще не встречается. Только наиболее отсталое племя байнингов, по некоторым сообщениям, сохранило этот обычай, $ по другим сведениям — у них самих их соседи похищают девушек в жены. На Новых Гебридах местами отмечены свадебные обряды, в которых можно видеть следы прежде существовавшего брака через похищение.

В некоторых местностях Меланезии сохранился обычай родственных браков. Например, допускается, хотя и редко, брак с дочерью брата матери: такой обычай есть на о-вах Гуадалканал, Сан-Кристобаль, Торрес; на других островах этот же обычай, можно думать, существовал в прошлом.

Свадебные обряды меланезийцев сравнительно просты, что, вероятно, связано с незначительной социальной ролью семьи. Они сводятся в основном к трем моментам: сватовство, передача выкупа и привод невесты к жениху. Вот, для примера, свадебные обычаи на о-ве Вао.

Сватовство сводится к тому, что отец или мать жениха идет к отцу девочки и спрашивает, не согласен ли он отдать дочь. В случае согласия то же лицо приходит еще раз через два-три дня, приводит свинью и приносит 10—12 цыновок, служащих деньгами. Это плата только за помолвку. С этого момента родители будущих супругов уже считаются свойственниками и в определенных случаях обмениваются подарками. Переговоры о размерах выкупа начинаются гораздо позднее, когда невеста подрастет. Выкуп состоит в известном количестве свиней, причем отец невесты предъявляет обычно высокие требования, выражая недовольство пр?дложенным, и жених должен подчиниться и добавить еще свиней под угрозой получить отказ и лишиться всего данного прежде. Достигнув, наконец, соглашения, родители будущей пары уговариваются о дне, когда невеста будет приведена к жениху. В назначенный день мужчины — родичи невесты идут к жениху и несут с собой корзины с ямсом, по одной корзине за каждую свинью, подлежащую передаче. Вернувшись, они украшают и умащивают маслом невесту, которая вкушает обрядового прощального печенья, изготовленного ее матерью. Затем ее ведут к жениху, и она сама несет корзину с ямсом. По прибытии в дом жениха происходит, без особых церемоний, но в определенном порядке, передача свиней. Если в числе свиней есть особо ценная с загнутыми кольцом клыками, передача ее отмечается звуком трубы. Невесту оставляют с женихом. По некоторым сообщениям, невеста поступает временно под покровительство женской родни жениха. Женщины устраивают свадебный пир, а жених с сородичами-мужчинами — свой отдельный. По окончании пира гости расходятся, а невесту ведут в женский дом, где она остается на целый месяц. В течение этого времени она возвращается на пять дней к родителям, куда ее отводит жених со своими друзьями, принося в подарок отцу еще свинью. Только в конце месячного срока невеста переходит наконец к жениху, который за это время должен построить для нее новую хижину. На этом заканчивается свадебный ритуал.

Системы родства

Терминология родства у меланезийцев отражает господство в прошлом группового брака. Меланезийские системы родства подробно изучены Риверсом2. Они принадлежат к ганованскому типу, основанному на родовой экзогамии. Вот их характерные черты.

В поколении дедов обычно существует только один термин для дедов и бабок; он же нередко является и взаимным термином, обозначающим внуков; например, на о-ве Рова (о-ва Банкс) деды, бабки и внуки называются одинаково попо, на о-ве Хив (о-ва Торрес)— пупу, на Малаите ко. Но есть острова, где деда, бабку и внуков зовут по-разному. В поколении отцов отец и братья отца называются одинаково, но брат матери всегда имеет особое наименование. Например, на о-ве Мота отец и дядя по отцу обозначаются термином тамаи, а дядя по матери марауи. В этом различии терминов отражается деление на экзогамные фратрии. Исключением служат западные Соломоновы острова, где брат матери называется как отец. Муж сестры отца часто обозначается так же, как брат матери, что объясняется той же экзогамией. Мать и ее сестры всегда называются одним термином, и он же относится во многих местах к сестрам отца: это означает уже упадок экзогамии. В своем поколении мужчина называет своих старших и младших братьев большей частью по-разному; точно так же женщина называет во многих местах своих старших и младших сестер различно; при этом нередко термин «старший брат» (если говорит мужчина) и «старшая сестра» (если говорит женщина) совпадают; также совпадают и термины «младший брат» и «младшая сестра». Интересно то, что все эти термины употребляются только между лицами одного и того же пола; брат же сестру и сестра брата зовет совершенно другим термином, и термин этот взаимен. Например, на о-ве Санта-Исабель мужчина зовет своего старшего брата, а женщина свою старшую сестру тога; он зовет своего младшего брата, а она свою младшую сестру тахщ брат же зовет сестру, а сестра брата вавине. Все эти особенности так не похожи на европейскую терминологию, что кажутся очень странными, но они сложились вполне естественно в условиях первобытно-общинного строя, где возрастные и половые различия играли большую роль, чем индивидуальное родство. Параллельные кузены (т. е. дети брата отца или сестры матери) обозначаются везде, как родные братья и сестры, но перекрестные кузены всегда (за очень редким исключением) иначе; при этом дети сестры отца в одних местностях отличаются, а в других не отличаются от детей брата матери.

Племянники тоже зовутся разно: мужчина называет детей своего брата, а женщина детей своей сестры — как своих родных детей; напротив, он зовет детей своей сестры, а она детей брата — иначе, и эти два термина между собой тоже не совпадают. Например, в одном из диалектов о-ва Малаита мужчина зовет своих детей и детей своего брата мвела, а детей своей сестры ко\ женщина же зовет своих детей и детей своей сестры мвела, а детей своего брата аия. Однако этот принцип во многих местах нарушается.

Для обозначения мужа и жены во всех диалектах имеются отдельные термины, что говорит о том, что парный брак у меланезийцев достаточно укрепился. Братья жены и мужа, их сестры, мужья сестер и жены братьев обозначаются другими терминами, то совпадающими, то различными. Например, на о-ве Санта-Исабель все эти свойственники обозначаются одним общим термином ива (на Гуадалканале также, а на о-вах Улава и Малаита ихё), тогда как муж и жена называют друг друга тауу. Для родителей мужа и жены имеются обычно отдельные термины, одинаковые для тестя и свекра (как по-английски father-in-law), для тещи и свекрови (mother-in-law); во многих диалектах эти термины обозначают также зятя и невестку.

При общем сходстве типа, отдельные системы родства на разных островах Меланезии обнаруживают свои особенности. Так, на о-вах Банкс и на о-ве Пятидесятницы одно и то же слово обозначает отца и сына сестры отца, одно слово — мать и дочь сестры отца, одно слово — родных детей и детей брата матери. Получается как будто два кузена j хотя бы они были одного возраста, называют один другого отцом, а тот его — сыном. Еще более странные особенности отмечены в системе родства на том же о-ве Пятидесятницы: мать матери там называют также, как родную сестру (таугана), а она зовет своего внука младшим братом (тихина), отец же матери и мать отца зовутся также, как свекровь, зять, деверь и золовка (сибина); тещу мужчина зовет так же, как своих детей (нитуна). Исследовавший специально это явление Риверс пытался объяснить его особыми формами группового брака, но объяснение это носит совершенно искусственный характер и не заслуживает внимания.

Но тот же Риверс был, несомненно, вполне прав, когда связывал особенности меланезийских номенклатур родства с характерными обычаями в отношениях между родственниками. Эти обычаи чрезвычайно любопытны и являются частью отражением прежнего группового брака, частью следами и пережитками матриархата.

Особенно важное место в числе родственников принадлежит дяде по матери. Там, где матриархат сохранился полнее (например, на о-вах Тробриан), брат матери вообще играет для ребенка ту роль, как у других народов отец. Мальчик живет и воспитывается до совершеннолетия именно у дяди, а не у отца; дядя его естественный воспитатель, руководитель и защитник. На п-ове Газель, где, впрочем, черты матриархата слабее, тоже есть обычай отдавать мальчика на воспитание дяде; последний впоследствии помогает племяннику внести выкуп за невесту; с другой стороны, дядя невесты получает этот выкуп. На о-вах Торрес, Банкс и Новых Гебридах особенно тесна связь между материнским дядей и племянником; прежде наследование также шло от дяди к племяннику; зато и дядя имеет ряд прав по отношению к племяннику. В очень своеобразной форме сохранились подобные обычаи на о-вах Фиджи. Здесь племянник {вазу) имеет необычайные права на имущество дяди с материнской стороны. Есть сообщения о множестве случаев, распространяющихся в равной мере на простых людей и на вождей, когда племянник приходит и забирает у дяди все, что хочет. Тот приобретает какое-нибудь имущество — племянник его забирает, и дядя ничего не может возразить.

Подобные обычаи особо тесной связи человека с его материнским дядей называют в науке «авункулатом». Их вполне правильно считают признаком либо пережитком материнского права.

Гораздо меньшее значение имеет для меланезийца его тетка по отцу, однако местами и ей принадлежат некоторые права. На о-вах Банкс и Новых Гебридах сестра отца следит за репутацией своего племянника, дает свое согласие на женитьбу и пр. На о-вах Санта-Крус она имеет право выбирать невесту для племянника.

Семейные обычаи и положение женщины

Очень интересны ограничения, налагаемые обычаем на людей в отношениях к родне жены или мужа. Почти повсеместно господствует обычай взаимного избегания между тещей и зятем. В меньшей степени это касается и тестя, которого местамр нельзя называть по имени и высказывать ему какое-либо неуважение. Женщина таким же образом ограничена в своих отношениях со свекром. Это все, впрочем, обычаи, широко известные у народов всех частей света. Специфически меланезийскими являются обычаи, регулирующие отношения между свойственниками одного поколения и пола. Например, на о-вах Банкс брат жены и муж сестры (вулус и валуи) не могут разговаривать между собой и тем более не могут шутить, голова валуи — священный для человека предмет, и даже упоминание о ней служит своеобразным запретом; чтобы остановить дерущихся детей, достаточно произнести: «Если вы не остановитесь, то это будет голова вашего валуи»,— и т. п.

Взаимное избегание наблюдается местами и между двоюродными братьями и сестрами, а очень часто даже между родными братом и сестрой. Последние не могут между собой разговаривать (о-ва Гуадалканал, Сан-Кристобаль, Саво, Аоба, Новая Каледония), а где такого запрета нет, там брат и сестра, во всяком случае, не могут шутить друг с другом или касаться в разговорах эротических тем.

Положение меланезийской женщины в семье и в обществе не везде одинаково. Наиболее высокое положение женщина занимает в северо- западной Меланезии — на о-вах Тробриан и соседних.

Здесь нет и следов разобщения полов, девушка свободно посещает дома, предназначенные для юношей, и там нередко завязываются добрачные связи. В семье женщина занимает почетное место. Привилегии лиц из знатных родов одинаково распространяются и на женщин. В маги- ческо-религиозных обрядах женщине принадлежит не меньшая роль, чем мужчине. Количеством женщин в деревне гордятся. В связи с этим свободным положением в семье и в обществе, женщины держатся здесь не так замкнуто, не так робки и пугливы, как на некоторых других островах. По впечатлениям путешественников, они очень любезны, приветливы и непринужденны в обращении. Тем не менее и на о-вах Тробриан на женщин ложатся некоторые ограничения. Они не принимают участия в племенных и деревенских сходках, в обсуждении общественных дел, в обрядовом обмене пула (см. ниже). Женщина не бывает вождем или родовым старшиной.

На о-ве Добу, по сообщениям миссионера Бромилова, положение женщины очень высоко. На первый взгляд этого можно и не заметить. Женщины обременены тяжелой работой. Главная часть земледельческого труда лежит на них; они помогают строить дома и поддерживать чистоту в деревне, подметая улицы. Они носят на себе большие, иногда непосильные тяжести, тогда как мужчины обычно шествуют налегке. На женщин ложится ряд стеснительных табу: так, например, во время постройки лодки женщины не могут ее даже видеть, иначе считается, что лодка не будет легка на ходу. При всем том, однако, женщины нисколько не угнетены. Выполнять тяжелую работу, носить большие тяжести — их гордость. Женщины имеют веский голос и в семейных, и в общественных делах. Земля считается принадлежащей женщинам, и без их согласия ею нельзя распорядиться. Даже в военных делах голос женщины принимается во внимание, и известны случаи, когда женщины предотвращали столкновения.

На других островах Меланезии положение женщины более подчиненное, и чем дальше на юг, тем сильнее это заметно. Главой семьи является обычно муж. На п-ове Газель он, по выражению Паркинсона, «абсолютный господин» своей жены или жен 3. Женщины едят обычно отдельно от мужчин и после них. При всем том, однако, женщины играют кое в чем весьма видную роль в обществе. Например, на том же п-ове Газель, да и в других местах, в их руках находится вся рыночная торговля. Женщина имеет обычно свой земельный участок, на который, как и на ее движимое имущество, муж не имеет никаких прав.

На Новых Гебридах и на Новой Каледонии положение женщины наиболее бесправное. Известны случаи жестокого обращения мужа с женой. За неверность и особенно попытку к бегству женщина подвергается форменному истязанию. Здесь женщины зачастую держатся замкнуто и имеют запуганный вид. Теперь, при режиме колониального гнета, когда молодые и сильные люди вынуждены работать на плантациях, доля тяжелых работ, которая ложится на плечи женщин, еще увеличилась.

Матрилокальный брак (поселение супругов в доме или в роде жены) встречается в Меланезии лишь как исключение: он известен на о-ве Добу, на юге Новой Ирландии:, изредка встречается на о-вах Шуазель, Сан-Кристобаль, Тробриан. В огромном большинстве случаев господствует патрилокальное поселение супругов.