Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Острова Меланезии. Географическая среда, коренное население
Этнография - Народы Океании

Меланезией называется группа островов юго-западной части Тихого океана, наиболее близко прилегающая к Австралии и охватывающая ее дугой с северо-востока. Эти острова — материкового происхождения; и большая часть их представляет собою как бы вершины горных цепей, опустившихся в океан.

Географическая среда

Цепь островов Меланезии начинается на северо- западе огромным островом Новая Гвинея, или Ириан (785 тыс. км2, а вместе с прилегающими мелкими островками — около 830 тыс. км2). Это второй по величине (после Гренландии) остров на всем земном шаре. Восточнее его расположены о-ва Адмиралтейства (около 2,7 тыс. км2) и архипелаг Бисмарка, или Новая Британия (около 50 тыс. км2); далее к юго-востоку — Соломоновы острова (40,4 тыс. км2); еще дальше в том же направлении — маленькая группа Санта-Крус (1 тыс. км2); южнее ее — Новые Гебриды вместе с о-вами Банкс и Торрес (около 15 тыс. км2); и, наконец, на южном краю Меланезии — Новая Каледония с примыкающими к ней островами JIo- ялти и Куни, или Сосновыми (19,8 тыс. км2). Самый восточный из архипелагов Меланезии —^Фиджи (18,2 тыс. км2); эти острова рассматриваются ' иногда как переход к Полинезии*

Общая поверхность островов Меланезии — до 980 тыс. км2: это составляет более трех четвертей площади всех островов Океании вместе взятых,— на долю Полинезии и Микронезии остается менее одной четверти.

Острова Меланезии расположены гораздо~теснее, чем мелкие острова восточной части Океании. Расстояния между ними измеряются лишь десятками километров, а то и меньше; расстояния в сотни километров очень редки. Во многих случаях ближние острова видны с берега простым глазом.

Природа меланезийских островов богата. Расположенная целиком в тропическом поясе (точнее — между экватором и тропиком Козерога), Меланезия обладает жарким и влажным климатом. Большинство островов гористы, они густо покрыты девственным тропическим лесом. Огромные пальмы, древовидные папоротники, бамбук, банан и прочие тропические растения переплетены ползучими лианами, из которых иные (ротанг) достигают 200—300 м длины. Все вместе составляет порою совершенно непроходимую чащу. Лишь подветренные склоны гор, менее влажные, часто свободны от леса и представляют собой открытие саванны с редко разбросанными деревьями. Топкие побережья покрыты мангровами с их бесчисленными воздушными корнями. Животный мир относительно беден, хотя все же богаче, чем на мелких островах восточной Океании. Высших млекопитающих очень мало, встречаются разные сумчатые. Пернатое царство очень богато. Велики и рыбные богатства морей.

Минеральные ресурсы островов значительны, особенно на Новой Гвинее (золото, каменный уголь, медь, серебро, железо и др.)> Новой Каледонии (никель, хром) и Фиджи (золото). Но на той ступени экономического развития, на какой стояло коренное население Меланезии до прихода европейцев, эти ресурсы не могли быть использованы. В период империализма наличие ископаемых богатств в Меланезии ведет к обострению борьбы между крупными колониальными державами за обладание этой областью.

Коренное население

Все острова Меланезии издавна обитаемы. Коренное население принадлежит к негроидной курчавоволосой и темнокожей расе. Ее отдельные разновидности («папуасский», «пигмейский», «новокаледонский» и другие типы) могли развиться, как говорилось в предыдущей главе, уже после расселения по островам. Население отдельных островов и архипелагов веками жило обособленной жизнью, мало общаясь между собой и еще меньше с окружающим миром. Однако общение было. Об этом свидетельствуют и очень сходные формы культуры на большинстве островов Океании, и распространение языков: меланезийские языки, как будет показано дальше, сложились на основе древних местных диалектов, подвергшихся влиянию языков, которые были принесены более поздними переселенцами из Индонезии.

Природные условия Меланезии благоприятствовали развитию производительных сил, достигших к приходу европейских колонизаторов значительного уровня. Здесь сложилось своеобразное тропическое земледелие, с преобладанием культуры корнеплодов и плодовых деревьев, с применением искусственного орошения. Развито было судостроение и мореплавание, хотя только на о-вах Фиджи оно достигло такого же поразительно высокого уровня, как в соседней Полинезии. Разнообразие естественных условий (побережье, внутренние области) вело к дифференциации форм хозяйства и развитию обмена. В связи со всем этим первобытнообщинный строй в Меланезии стоял на грани распада, и местами — в юго-восточной области — уже до прихода европейцев намечались зародышевые формы классового расслоения и государства.

Этническое развитие островитян Меланезии тормозилось условиями родо-племенного быта. Крупных этнических общностей не могло сложиться. В северо-западной части Меланезии, особенно на Новой Гвинее, люди жили отдельными общинами, родовыми и территориальными, почти независимыми друг от друга. Такой быт мелких замкнутых общин хорошо показал Н. Н. Миклухо-Маклай на примере жителей северо-восточного берега Новой Гвинеи. Но даже в тех частях Меланезии, где общественное развитие зашло всего дальше,— на Новой Каледонии и на Фиджи — этнические общности более широкие, чем племя, почти не складывались. Лишь в новейшее время — в первой половине XIX в.— межплеменные войны в некоторых областях островов Фиджи привели к образованию более крупных племенных союзов («королевство Мбау») и там намечались контуры будущих народностей.

Образование крупных этнических общностей — народностей — в Меланезии происходит в сущности только теперь, на наших глазах. Этот процесс в значительной мере вызван — или ускорен —борьбой населения Меланезии против колониального гнета.

В Меланезии, как и в других частях Океании и во обще во всех отсталых внеевропейских странах, порабощенных капиталистическими колониальными державами, господствует система колониального угнетения.

Колонизация в Меланезии имеет свою специфику. Большая часть островов Меланезии, с их жарким и сырым климатом, мало пригодна для поселения европейцев; здесь европейское население и сейчас крайне малочисленно. Более широкая колонизация имела место только на Новой Каледонии и на Фиджи. Благоприятные климатические условия способствовали оседанию на этих островах значительных групп европейского населения. Со второй половины XIX в. сюда стали завозить рабочих из стран Азии. С течением времени на о-вах Фиджи большую часть населения составили выходцы из Индии; на Новой Каледонии рабочие, ввезенные из стран Азии, образовали тоже значительную прослойку. На обоих архипелагах коренное население теперь составляет около половины населения.

На всех остальных архипелагах и островах Меланезии пришлое население, будь то европейское или азиатское, продолжает оставаться численно очень небольшим: оно нигде не составляет даже одной десятой населения, а на большинстве островов насчитывается вообще единицами. Выходцы из европейских стран там—это только плантаторы, правительственные чиновники, купцы, миссионеры. Громадное большинство населения продолжают составлять коренные жители — меланезийцы и папуасы. Из общей численности коренного населения Меланезии — 2552 тыс., меланезийцев — 973 тыс., папуасов — 1579 тыс. (на 1953 г.)