Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Открытие Океании. Первые плавания. Французские и английские экспедиции 60—80-х годов XVIII в
Этнография - Народы Океании

История этнографического изучения Океании буржуазной наукой — это лишь одна из сторон истории колониальной политики государств Европы и Америки в южной части Тихого океана. Этапы научного исследования Океании отражают периоды истории колониальных захватов.

Общие предпосылки

Кто были исследователи Океании? Это были или европейские моряки, шедшие на открытие новых земель с целью присоединить их к владениям своих государств; или колониальные торговцы, пираты, правительственные чиновники и агенты; или миссионеры, пролагавшие пути для захвата новых земель; или, наконец, профессиональные ученые. Последние могли ставить перед собой чисто научные цели, но объективно деятельность большинства из них служила той же задаче: закрепить господство колонизаторов на островах Тихого океана, — и сами они во многих случаях прекрасно отдавали себе в этом отчет.

Это обстоятельство не лишает, конечно, научного интереса тот фактический материал, который мы находим в многочисленных этнографических описаниях народов Океании. Напротив, этот материал представляет большую научную ценность. Но при пользовании им советский исследователь и советский читатель не должны упускать из виду необходимость строго критического к нему отношения, так как эти этнографические описания далеко не всегда объективны.

Первые плавания

Впервые европейцы появились на Тихом океане в начале XVI в. Фернан Магеллан, португальский моряк на испанской службе, в 1519 г. отправился на поиски западного морского пути в Индию. Добравшись от Испании до побережья Южной Америки и пройдя пролив, названный впоследствии его именем, он первым из европейцев вышел на просторы Тихого океана.

В январе 1521 г. он открыл необитаемый атолл в северной части группы Туамоту (Паумоту), в феврале — другой атолл в южной части Маркизских островов. Держа курс на северо-запад, Магеллан прошел между основной группой островов Полинезии и Гавайскими островами и 6 марта того же года прибыл к о-ву Гуам (одному из Марианских островов). Затем он повел свои корабли к Филиппинам.

Спутник Магеллана, Антонио Пигафетта, оставил в своих записях краткое, но небезынтересное описание жителей о-ва Гуам. Пигафетту можно считать первым этнографом Океании. Однако его описание отрывочно и крайне поверхностно.

В 1526 г. европейцы проникли в Тихий океан с запада. Португалец Георг де Менезес плыл с Малакки к Молуккским островам, но ветер пригнал его корабль к берегу неизвестной земли. Менезес назвал эту землю именем «Папуа» (от малайского «Tanah Рериа» — «земля курчавоволосых»). Это была Новая Гвинея.

Завоевав Мексику, испанцы установили морское сообщение испанской Америки с Филиппинами — главной базой Испании в Юго-Восточной Азии. В 1542 г. испанец Вильялобос, на пути из Мексики к Филиппинам, открыл о-ва Палау (Пелау). Еще раньше (1528 и 1529), в результате неудачных попыток испанца Альваро де Сааведра вернуться с Филиппин обратно в Мексику, были открыты некоторые из островов в группе Каролинских и Маршалловых.

Во второй половине XVI в. плавания от берегов испанской Америки к островам Юго-Возточной Азии превратились в регулярные рейсы. Учитывая направление ветров и морских течений, испанские суда плыли к Филиппинам в полосе тропиков, а обратный путь совершали в умеренной зоне северного полушария, поднимаясь за тридцатую и даже тридцать пятую параллель.

Ряд открытий был сделан при плаваниях испанцев к Филиппинам из Деру.

В 1568 г. Альваро Менданья де Нейра открыл Соломоновы острова. <Он дал им это название, полагая, что нашел источник, откуда царь Соломон получал золото. Позднее, в 1595 г., он вновь отправился на поиски этих островов, но на этот раз безрезультатно. Зато он открыл группу островов, названных им Маркизскими, ряд островов из группы Токелау (Юнион) и один остров из группы Санта-Крус. В этой экспедиции принимал участие капитан Кирос; после смерти Менданьи на острове Санта-Крус во главе экспедиции стал Кирос.

Через десять лет Кирос вновь отправился в путешествие вместе с Луисом Торресом. Они открыли о-ва Туамоту, Таити, Манихики и один из группы Новых Гебрид (Эспириту:Санто, или. остров Св. Духа). Отсюда Кирос вернулся обратно в Перу, а Торрес продолжал плавание к Филиппинам. Он открыл о-ва Луизиады, а также пролив между Новой Гвинеей -м Австралией, названный его именем.

На этом оканчивается период испанских открытий в Океании. Испания к этому времени утратила свое морское могущество. В водах Тихого океана появляются теперь корабли голландцев. Лемер и Скоутен (1616) открывают несколько мелких островов к северу от архипелага Тонга, видят Новую Британию, но принимают ее за часть Новой Гвинеи. Абель 'Тасман в 1642—1643 гг. открывает Тасманию, Новую Зеландию, Тонга, Фиджи; видит Новую Ирландию, но также принимает ее за часть Новой Гвинеи.

Корабли европейцев продолжают бороздить воды Тихого океана. ]В 1699 г. английский моряк и пират Дэмпир отправляется ша военном судне в Океанию выяснить протяженность Австралии к востоку. Но наиболее важные открытия он делает в районе архипелага Бисмарка, в частности, впервые устанавливает, что Новая Британия — самостоятельный остров, а не часть Новой Гвинеи. Пролив, отделяющий Довую Британию от Новой Гвинеи, назван его именем.

Ранние этнографические сведения (до конца XVIII в.)

XVI—XVII века не дали сколько-нибудь подробных описаний островов. Рассказы моряков были весьма неточны в географических показаниях, сведений о      местных жителях в них не было. Можно отметить, как некоторое исключение из всей этой серой картины, книгу патера Гобьена (1700), которая содержит сведения о коренных жителях Марианских островов — чаморро, ныне совершенно истребленных. Поэтому книга Гобьена, наряду с более поздним сочинением француза Фрейсиие (начало XIX в.), остается ценным источником по этнографии Марианских островов.

В 1642—1766 гг., если не считать упомянутого путешествия Дэмпира и путешествия голландца Роггевена, открывшего в 1722 г. о-в Пасхи и о-ва Самоа, в Океании не было сделано никаких сколько-нибудь крупных географических открытий. Испания и Голландия не могли уже рассчитывать на захват новых земель. Англия и Франция пытались укрепиться в Америке, Индии, боролись между собой за эти области и не посылали экспедиций в Океанию.

Французские и английские экспедиции 60—80-х годов XVIII в.

Лишь после Семилетней войны между Англией и Францией (1756—1763), окончившейся поражением Франции, эти крупные колониальные державы начали смотреть на Океанию как на возможный объект колониальных захватов. Франция, утратившая большую часть своих колоний, стремилась возместить потери. Отсюда ее попытки проникнуть в Океанию (плавания Л.-А. Бугенвиля, 60-е годы и Ж.-Ф. Лаперуза, 80-е годы). Англия, прекрасно знавшая об этих попытках, старалась им воспрепятствовать (плавания Кука 1769—1779 гг. и позднейшие путешествия). Но так как между обеими странами был только что заключен мир, то возобновившееся соперничество не могло принять открытых форм. Стремление закрепиться на Тихом океане должно было маскироваться более благовидными мотивами: научными исследованиями. И вот экспедиции Бугенвиля и Кука выступают как плавания с целью «чисто научных» открытий и исследований.

В 1768 г. Бугенвиль нашел, наконец, давно разыскиваемые Соломоновы острова. На пути к ним он посетил Таити, Самоа, Новые Гебриды. Бугенвиль составил первое, довольно подробное и красочное, описание Таити. Он изобразил Таити как некий счастливый остров, где люди живут в благодатных природных условиях, почти не заботясь о пище. Это описание было взято за основу и развито далее в антифеодальной концепции о «счастливом дикаре», популярной во французской просветительной философии XVIII в. и достигшей наибольшего расцвета в мировоззрении Руссо и его последователей.

Таким образом, ко времени первого путешествия Кука многие группы островов Океании были уже открыты. Тем не менее, три большие плавания Джемса Кука составили важную страницу в истории исследования Океании.

Во время первого путешествия (1768—1771) Кук обошел вокруг Новую Зеландию и открыл пролив между Южным и Северным островами, названный его именем. Тем самым он установил, что Новая Зеландия — это два самостоятельных острова. От Новой Зеландии Кук поплыл к Австралии и провел затем свой корабль от Ботани-Бея (залив около нынешнего Сиднея) на север, проплыл по Торресову проливу, по заливу Карпентария и направился к Яве. Второе (1772—1775) и третье (1776—1779) путешествия Кука были в географическом отношении также плодотворны. Из открытий, сделанных во время второго путешествия, наиболее важное — открытие Новой Каледонии, во время третьего — Гавайских островов. На Гавайях в 1779 г. он и погиб.

Кук вел довольно подробные записи в дневниках, которые и послужили материалом для описания его путешествий. В общей сложности Кук провел многие месяцы на Новой Зеландии, Таити и Гавайских островах, что позволило ему и ряду его спутников овладеть полинезийскими языками и входить в близкие отношения с коренными жителями.

Во всех путешествиях Кука сопровождали ученые-натуралисты: в первом — Дж. Банкс, во втором — Иоганн и Георг Форстеры, в третьем— Андерсон (умерший во время путешествия), а также художники.

Особенно большое значение имеют дневники и записки Георга Форстера. Его описаниям присущи, однако, некоторая выспренность слога и тенденция к идеализации жизни океанийского мира. В этом отношении Форстер продолжает линию Бугенвиля. Записки Андерсона, составившие, наряду с записями самого Кука, главное содержание описания третьего путешествия, более трезвы, рационалистичны и, вероятно, более точны.

Альбомы экспедиции Кука дают довольно обстоятельную и яркую, хотя и стилизованную, картину жизни, быта, материальной культуры коренных жителей Океании того времени.

Наконец, во время путешествий Кука довольно добросовестно собирались этнографические коллекции, которые и сейчас составляют украшение целого ряда музеев.

Плавание Лаперуза началось в 1785 г. Он отправился на двух кораблях «Астролябия» и «Бусоль», посетил о-в Пасхи (Рапануи) и оставил прекрасные зарисовки каменных статуй на этом острове. Затем он плавал вдоль северо-западного берега Северной Америки и Калифорнии, пересек Тихий океан к Марианским островам, поднялся на север, пытаясь пройти к устью Амура, достиг Камчатки и отправрл оттуда во Францию своего спутника Лессепса, передав ему свои дневники. Затем он направился на юг, посетил Самоа, зашел в Ботани-Бей (Австралия). Это было в 1788 г. Туда только что прибыла первая партия английских ссыльных, и Лаперуз присутствовал при основании колонии Порт-Джэк- сон. Отсюда он снова поплыл на восток и исчез бесследно. Между тем Лессепс пересек всю Сибирь, Европу и добрался до Парижа. Благодаря этому до нас дошло двухтомное описание путешествия Лаперуза.

В 1791 г. французское революционное правительство отправило на поиски Лаперуза капитана Д’Антркасто. Д’Антркасто плавал главным образом в районе Меланезии и, как потом было установлено, прошел, ничего не подозревая, в нескольких километрах от того острова, где жили тогда уцелевшие члены команды Лаперуза. На обратном пути Д’Антркасто умер, и описания этого путешествия сделаны его спутниками, самое подробное— Ж. Лабиллардьером.

Затем был совершен еще ряд экспедиций для поисков Лаперуза. Но лишь в 1828 г. Дюмон- Дюрвиль, собирая по ост- ровам сведения о Лаперу- зе, добрался, наконец, до небольшого островка Ти- копия, расположенного около Новых Гебрид» Здесь он узнал от островитян, что корабли Лаперуза разбились на прибрежных рифах близ о-ва Ва- никоро. Большинство спутников Лаперуза было убито, а сам Лаперуз с остатками экипажа отплыл на самодельном судне (в каком направлении — не удалось установить) и, вероятно, погиб. Однако на Ваникоро осталось несколько матросов, которые умерли всего за два-три года до появления Дюмон-Дюрвиля.