Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Культура и искусство киргизов
Этнография - Народы Средней Азии и Казахстана

Киргизский народ, находившийся до Великой Октябрьской социали­стической революции под тяжелым гнетом царского буржуазно-помещичьего режима и подвергавшийся манапско-байской эксплуатации, не только был обречен на неимоверные страдания и нищету, но и был лишен возмож­ности развивать свою культуру.

Поголовная неграмотность, широкое распространение суеверий и зна­харства, оторванность от культурных центров тормозили приобщение трудовых киргизских масс к современной культуре. Но ни царизму, ни феодально-байской верхушке не удалось убить народную культуру. Она продолжала бережно сохраняться в гуще народа.

Лучшие образцы многообразного культурного наследия киргизского народа — устно-поэтические и музыкальные богатства, произведения прикладного искусства — создавались трудовым народом и вышедшими из его среды талантливыми мастерами. Они предназначались для народа и обслуживали его познавательные и эстетические запросы.

Однако с углублением классовых противоречий в развитии киргизской культуры все более отчетливо выступали две тенденции: с одной стороны — подлинно народная, демократическая, с другой — феодально-байская, стремившаяся идейно подчинить себе все творения народа. Отсюда воз­никали феодальные версии эпоса, появились придворные музыканты, вы­рабатывались малохудожественные, но пышные образцы декоративного искусства.

Создаваемая народом культура в условиях классового общества дале­ко не всегда была доступна самим трудящимся, ее нередко присваивали и использовали господствующие классы.

Демократические элементы киргизской культуры во второй половине XIX и в начале XX в. особенно усилились в результате сближения ее с передовой русской культурой.

Октябрьская социалистическая революция произвела коренной пере­ворот не только в экономике, в производственных отношениях, но и во всех видах надстроек старого патриархально-феодального общества. Воз­никли предпосылки для создания новой культуры, национальной по фор­ме, социалистической по содержанию. Она складывалась в упорной борь­бе с буржуазными националистами, тянувшими назад, пытавшимися от­равлять ядом антинародной идеологии молодые всходы новой киргизской культуры, содержание которой было принципиально противоположным старой патриархально-феодальной культуре.

Благодаря широкой и многосторонней воспитательной работе Ком­мунистической партии киргизский народ навсегда порвал с отсталой идео­логией старого общества и воспринял новую, марксистско-ленинскую идеологию, приобщился к высшим достижениям передовой русской и советской науки и культуры.

Идеология интернационализма, дружбы и братского сотрудничества между народами, вошедшая в плоть и кровь советского общества, неизме­римо расширяет возможности для обогащения киргизской культуры дос­тижениями всей многонациональной культуры народов СССР.

Октябрьская революция вместе с тем возродила к полнокровной жиз­ни все наиболее ценное из богатого наследия киргизской народной куль­туры, дала ему новое развитие и вдохнула в него новое содержание.

Расцвет культуры киргизской социалистической нации представляет ообой яркий контраст упадку культуры, наблюдаемому в тех соседних странах Востока, народы которых еще страдают под игом колониализма.

Народное просвещение

На протяжении многовековой истории киргизский народ накопил богатый запас эмпирических знаний, которые, в частности, нашли отражение в народном календаре. В нем представлен оригинальный 12-месячный цикл и крайне древний счет по Плеядам (тогоол). Наряду с этим был распространен и счет по так называемому 12-летнему животному циклу, знакомый другим народам Средней Азии и известный далеко за ее пределами.

В быту киргизы до сих пор пользуются народными мерами длины и рас­стояния и способами определения времени. Их космогонические пред­ставления были связаны с пастушеским образом жизни. Опыт наблюде­ния за цветением растений и их ростом, за поведением животных и птиц позволил киргизам выработать приметы, по которым они пытались опре­делять время наступления весны или зимы, предвидеть ее малоснежность или многоснежность, предугадывать качество будущего травяного покро­ва. Среди народных метеорологов (эсепчи) большой известностью в При-иссыккулье пользовался в конце XIX в. Манаке Айманбаев. Обобщая на­родный опыт и знания, некоторые эсепчи своими прогнозами и советами помогали скотоводам и земледельцам в их трудовой деятельности.

Совершенно исключительны познания киргизов в области живой при­роды. С глубокой старины им известны сотни различных горных расте­ний, причем хорошо выяснены их ядовитые или полезные свойства как для домашних животных, так и для человека. Особой, можно сказать, виртуозности в распознавании видов и подвидов хищных птиц, исполь­зовавшихся для охоты, достигали обслуживавшие киргизскую знать опытные охотники.

Довольно точны были анатомические познания киргизов, особенно в отношении домашних животных, хорошо разработана терминология для мастей домашних животных, их возраста.

Однако, несмотря на всю их ценность, эмпирические знания не могли помочь трудящимся выйти из состояния культурной отсталости, в ко­тором киргизский народ пребывал веками и которое лишь усугубилось в условиях колониальной политики царизма.

Всячески задерживая развитие культуры на окраинах, царизм стре­мился оставить киргизский народ в темноте и невежестве. До Октябрь­ской революции киргизы были почти сплошь неграмотными. Грамотных насчитывалось менее 2%. Это были преимущественно манапы, баи, чины местной администрации, служители культа. Грамотные женщины исчис­лялись десятками. На территории современной Киргизии в 1914—1915 гг. было 103 начальных, три семилетних и одна средняя школа. Во всех шко­лах обучался 7041 ребенок и среди них всего 360 киргизских детей.

До присоединения к России обучением киргизских детей занимались приглашавшиеся манапами в собственные аилы узбекские муллы, все знания которых сводились к умению читать некоторые главы корана, который они плохо понимали. С присоединением края к России в аилах начали появляться татарские учителя, обладавшие несколько большими знаниями, чем их предшественники. Возникавшие аильные начальные шко­лы конфессионального типа — мектебы (мектеп) — устраивались обычно при мечетях, где имелся имам, который и обучал детей. Родной язык в них не изучался. Ряд таких мектебов содержали манапы и баи; в них обуча­лись дети их приближенных и родственников. Усвоившие грамоту полу­чали должности писарей у волостных управителей или же какое-либо место в аппарате местной администрации. Бедняк, если он и был грамот­ным, обычно на такие должности попасть не мог.

Русско-туземные училища, существовавшие в некоторых пунктах (Пишпек, Ош, Кетмень-Тюбе, Пржевальск), готовили преимущественно кадры переводчиков и мелких чиновников для местного административного ап­парата. Хотя количество этих училищ было крайне незначительно, а сис­тема преподавания в них не приводила к ощутимым результатам, все же они сыграли некоторую положительную роль, оказывая известное влияние на общее развитие киргизской молодежи, открывая путь для проник­новения элементов русской культуры в среду киргизского населения. Овладение русской грамотой создавало предпосылки для знакомства с рус­ской литературой. Среди учителей (их было всего 216) также имелось не­которое количество прогрессивных представителей русского народа.

Таким образом, вопреки желанию царского правительства, через шко­лы, через общение с демократически настроенными учителями киргиз­ский народ, хотя и медленно, начинал приобщаться к передовой русской культуре.

Последовавшая за установлением Советской власти культурная рево­люция в Киргизии распространилась до самых отдаленных кыштаков и аилов и подняла к сознательной жизни огромные массы людей, интере­сы и кругозор которых дотоле замыкались в границах своего мелкого хозяйства, своего зимнего стойбища, родовой общины.

Особенно большого темпа роста достигло народное просвещение в годы довоенных пятилеток.

Ныне уже обеспечена поголовная грамотность подрастающего поко­ления. В республике было осуществлено всеобщее обязательное семилетнее обучение, в крупных городах — десятилетнее обучение детей.

В 1960/61 учебном году в Киргизии насчитывалось 1763 школы, из них 376 — средние. В них обучалось 380 тыс. детей, что более чем в 50 раз превышает количество детей, обучавшихся до революции. В течение 1960 г. в целом по республике бьыго достроено и приспособлено под шко­лы помещений на 30 тыс. ученических мест. В 1961 г. строительство при­обрело еще большие размеры: 33 школы на 13,7 тыс. ученических мест построены за счет госбюджета и, кроме того, 100 новых школьных зданий и около 300 пристроек сооружено на средства колхозов.

Органы народного образования проводят большую работу по укреп­лению связи школы с жизнью, с производством. В соответствии с зако­ном, принятым Верховным Советом Киргизской ССР, с 1959/60 учебного года в республике начался перевод школ с семилетнего на восьмилетнее обязательное обучение, создаются одиннадцатилетние трудовые политех­нические школы с производственным обучением. Новые учебные планы и программы введены в первых — пятых классах всех общеобразова­тельных школ. В 1960/61 учебном году в республике работало 450 восьми­летних и 300 средних школ с производственным обучением на базе про­мышленных предприятий, колхозов, совхозов и РТС. Организованы сот­ни ученических производственных бригад.

При многих сельских школах созданы интернаты, облегчающие воз­можность обучения детей, родители которых по разным причинам живут далеко от школы, в том числе детей колхозников, которые проводят зиму с колхозным скотом на отгонных пастбищах. Более половины интернатов полностью содержится государством, остальные организованы с частичным участием родителей. В интернатах живет около 5 тыс. учащихся. Кроме того, в 1960/61 учебном году в республике насчитывалось 38 школ- интернатов, в которых обучалось 12 тыс. детей.

Велика тяга к получению среднего образования среди молодежи, ра­ботающей на производстве. В 215 школах рабочей и сельской молодежи без отрыва от производства обучается 17,4 тыс. человек. Из года в год растет количество киргизской молодежи, получающей среднее образо­вание. Если в 1952 г. средние школы окончили около 2500 киргизских юношей и девушек, то в 1956 г. их было уже около 4500, в том числе 1292 девушки. Теперь большая часть выпускников средних школ, иногда целые классы, остается работать в колхозах и совхозах или идет рабо­тать на промышленные предприятия.

Учащиеся киргизских школ проявляют большой интерес к изучению русского языка, преподавание которого введено во всех нерусских шко­лах. В некоторых киргизских школах существуют кружки по изучению русского языка дополнительно к классным занятиям.

В школах Киргизии работает около 22 тыс. учителей, среди них свы­ше 8 тыс. киргизов. 1197 киргизских учителей имеют высшее педагогиче­ское образование.

Школа принесла с собой не только грамотность и знания, но и многие навыки культурного быта в самые отдаленные кыштаки и аилы.

За последние годы развернуто большое строительство новых школь­ных зданий, в том числе в таких отдаленных высокогорных районах, как Тогуз-Тороуский, Советский, Ат-Башинский. Все большее развитие получает строительство школ силами колхозников и на средства колхо­зов. Только за 1956—1960 гг. колхозами было построено 194 школы на 30 800 ученических мест. Это создает возможности для перевода занятий в школах на одну смену.

Наряду с сетью общеобразовательных школ в Киргизии имеется 28 различных техникумов, педагогических училищ и других специальных средних учебных заведений. В них учится 17,2 тыс. человек. Кадры выс­шей квалификации готовятся в Киргизском государственном университете, политехническом, сельскохозяйственном, медицинском и педагоги­ческих институтах. Во Фрунзе создан женский педагогический институт. В восьми высших учебных заведениях в 1960/61 г. обучалось более 17 тыс. студентов. В одном лишь университете учится свыше 5 тыс. студентов и аспирантов более 30 национальностей. В большинстве вузов открыты вечерние и заочные отделения, имеются филиалы Заочного финансового и библиотечного институтов. Кроме того, в различных учебных заведениях Москвы, Ленинграда, Ташкента и других городов СССР учатся сотни кир­гизских юношей и девушек. В последние годы некоторые колхозы и сов­хозы начали за свой счет направлять девушек и юношей на учебу. В 1960 г» в сельскохозяйственном институте обучалось 50 студентов, направленных туда колхозами и совхозами и получавших от них стипендии.

Только в 1958 и 1959 гг. вузами и средними специальными учебными заведениями Киргизии выпущено 4450 специалистов с высшим образова­нием и 8040 — со средним образованием.

Важно отметить, что число студентов на 10 тыс. жителей в Киргизии (80) примерно в 2 раза больше, чем во Франции, в 2,5 раза больше, чем в ФРГ, и в шесть раз больше, чем в Пакистане.

В Киргизской ССР около 34% студентов высших учебных заведений и 27% — средних учебных заведений составляют киргизы. В 1960 г. здесь насчитывалось более 71 тыс. специалистов только с высшим и средним спе­циальным образованием, в том числе 18,1 тыс. киргизов. Среди них инже­неры, агрономы и зоотехники, учителя, врачи, писатели, ученые, артисты, художники. До революции лишь единичные киргизы имели высшее и сред­нее образование.

Велики успехи, достигнутые в области создания киргизской письмен­ности и литературного языка. Это находит проявление в росте печатной продукции.

В первые годы после Октябрьской революции преподавание в школах северной Киргизии велось на татарском и казахском языках, а в южной Киргизии — на узбекском и татарском. Только с 1923 г. начали появлять­ся первые учебники на киргизском языке и именно к этому году следует отнести возникновение подлинно национальной киргизской письменно­сти. После национального размежевания Средней Азии появилась первая многотиражная печатная газета на киргизском языке — «Эркин Тоо» («Свободные горы»). С 1923 по 1928 г. официально признанным киргиз­ским алфавитом был реформированный арабский алфавит, а с 1928 г. был осуществлен переход на латинизированный алфавит. В дальнейшем лати­низированный алфавит был заменен новым, в основу которого положена русская графика.

В период зарождения современный киргизский литературный язык базировался на северной группе диалектов. Ныне, сохраняя в основном северную фонетику, в части лексики киргизский литературный язык ши­роко использует богатство всех киргизских диалектов.

С первых же дней существования киргизский литературный язык столкнулся с массой понятий, которые до того или вовсе не были извест­ны киргизам, или были известны в очень малой степени. Потребовались новые слова. Естественный путь для удовлетворения этой потребности состоит в расширении значения старых слов и в заимствовании новых. Буржуазные националисты в Киргизии, широко использовав первую воз­можность, игнорировали вторую, стремясь отгородиться от языка вели­кого русского народа. Попытки помешать прогрессивному развитию лите­ратурного языка не имели успеха. В настоящее время киргизский язык обладает хорошо разработанной терминологией во всех отраслях знания, которая выросла в нем главным образом за счет советских, русских и ин­тернациональных терминов. Под влиянием коренных социально-экономи­ческих изменений в жизни киргизского народа не только расширяется лексика, но отчасти изменяются морфология и синтаксис киргизского языка.

В настоящее время, удовлетворяя первую потребность в школьных учебниках, специалисты по киргизскому языку, работающие в научных учреждениях и учебных заведениях Киргизской ССР, широко разверну- ли работу по дальнейшему изучению киргизского литературного языка и диалектов и по изданию капитальных пособий. Уже изданы научная грамматика, киргизско-русский и русско-киргизский словари. Прави­тельством Киргизской ССР утверждена подготовленная учеными совмест­но с работниками просвещения новая орфография. На киргизском языке ведется преподавание в начальной, средней и частично высшей школе.

До Октябрьской революции на территории Киргизии существовала одна типография (частная), в которой печаталась газета «Пишпекский листок». В настоящее время в Киргизской республике издается 140 га­зет, журналов и других периодических изданий, в том числе шесть рес­публиканских, четыре областных, городские, районные газеты и много­тиражки, 13 журналов общим тиражом более 600 тыс. экз. Две трети газет издается на киргизском языке, остальные — на русском, узбекском, тад­жикском и дунганском языках. Киргизское государственное издательство печатает большое количество политической, художественной, социально- экономической, сельскохозяйственной литературы и учебников на кир­гизском языке.

В 1926 г. в Киргизии было выпущено всего 16 названий книг. Их об­щий тираж составил 65 тыс. экземпляров. За 30 лет в республике издано свыше 10 тыс. названий книг, тираж которых достиг 67 млн. экз. Теперь в Киргизии ежегодно выпускается свыше 800 названий книг общим тира­жом около 5 млн. экз. Большая их часть выходит на киргизском языке.

Огромную роль в идейной и культурной жизни киргизского народа играет издание трудов классиков марксизма-ленинизма. На киргизском языке опубликованы отдельными изданиями около ста произведений К. Маркса, Ф. Энгельса, В. И. Ленина, издан первый том избранных про­изведений великих основоположников марксизма, завершается перевод «Капитала». Переведено на киргизский язык и издано массовым* тиражом Собрание сочинений В. И. Ленина. На киргизском языке напечатаны три тома сборника «КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК», массовыми тиражами выпущены учебные пособия «Ис­тория КПСС», «Основы политических знаний», «Основы марксизма- ленинизма», «Основы марксистской философии», материалы XXII съезда КПСС.

Благодаря большой и разветвленной сети культурно-просветительных учреждений широкие массы киргизского населения имеют возможность приобщиться к передовой советской культуре, овладеть политическими и научными знаниями. В республике работает около 800 клубов, домов и дворцов культуры, свыше тысячи массовых библиотек, книжный фонд ко­торых превышает 5 млн. экз., большая сеть кинотеатров и кинопередвижек*

Новая духовная жизнь киргизского народа особенно отчетливо про­является в широком распространении печатного слова. Книга стала по­вседневной потребностью киргизского рабочего и колхозника. Многие из них имеют личные библиотеки, десятки тысяч являются постоянными читателями общественных библиотек. Помимо чтения издаваемых в рес­публике газет и журналов, трудящиеся выписывают 320 тыс* экз. цен­тральных газет и журналов.

Массовые библиотеки начали применять новые формы работы: чита­телям открывается доступ к книжным фондам, в небольших селениях, на колхозных фермах, на крупных стойбищах животноводов организова­ны пункты выдачи книг, в наиболее отдаленные селения и труднодоступ­ные урочища выезжают энтузиасты-книгоноши; Работают и библиотеки- передвижки.

Значительное развитие получила кинофикация. В Киргизии действуют 570 стационарных и 182 передвижных киноустановки. Посещение ки­носеансов стало излюбленной формой проведения досуга городских и сельских жителей. 20 автокиноиередвижек обслуживают и животноводов, находящихся со скотом на отдаленных отгонных пастбищах. Там дей­ствует более 120 культурно-просветительных учреждений. К отгонщикам приезжают на гастроли артисты театров, передвижные выставки, их обслуживает свыше 50 культбригад.

Среди киргизов, и в прошлом не отличавшихся религиозным фанатиз­мом, получили широкое распространение атеистические взгляды. Созна­ние молодого поколения в подавляющем большинстве случаев свободно от религиозных предрассудков. Однако среди некоторых слоев киргиз­ского населения еще сохраняется религиозное мировоззрение, а во мно­гих семьях старики соблюдают религиозные обряды. Еще выполняются такие требования мусульманской религии, как обрезание мальчиков — суннепг, обряд бракосочетания — нике, религиозные праздники. Некото­рые обряды связаны с пережитками доисламских верований. Хотя боль­шая часть обрядов выполняется по привычке, под влиянием стариков или из желания не обидеть их, нельзя недооценивать отрицательного влияния религиозных пережитков (которое более ощутимо среди южных киргизов). Пережитки религиозной идеологии мешают повышению идейного и куль­турного уровня трудящихся. В этих условиях особое значение приобре­тают различные формы научно-атеистической пропаганды, которую ведут партийные организации и культурно-просветительные учреждения и бла­годаря которой постепенно усиливается отход населения от религии.

Все большее развитие получает за последние годы лекционная про­паганда. В ряде районов республики работают отделения Общества по распространению политических и научных знаний. В наиболее крупных пунктах созданы лектории. Многие передовые колхозы являются кол­лективными членами общества. Только за 1960 г. членами общества про­читано 54 тыс. лекций.

Массовой формой культурного досуга повсеместно стало радио. Ра­диопередачи ведутся не только на киргизском, но и на языках других национальностей. В республике насчитывается более 200 тыс. радиотран- сляционных точек. Кроме того, население пользуется 82 тыс. радиоприем­ников. Они имеются и во многих чабанских бригадах. В последние годы получает развитие телевидение. Помимо передачи собственных программ, Фрунзенская студия телевидения ретранслирует передачи из Алма-Аты. Передачи студии смотрят жители Чуйской долины, части Иссык-Кульской котловины, долинных районов Ошской области. В Киргизии каждый ве­чер включаются экраны 15 тыс. телевизоров.

Научные и политические знания несут в массы музеи. В республике работают Музей природы и Исторический музей Академии наук, Дом- музей М. В. Фрунзе, Музей изобразительных искусств в г. Фрунзе, крае­ведческие музеи в городах Оше, Джалал-Абаде и Пржевальске (здесь имеется также мемориальный музей Н. М. Пржевальского).

В Киргизии начала развиваться такая форма повышения культурного уровня населения, как университеты культуры. В 1961 г. 27 университе­тов культуры посещали тысячи слушателей.

Большое место в эстетическом воспитании населения занимает худо­жественная самодеятельность.

В Киргизии уже создано 12 народных самодеятельных театров.