Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Лечебная помощь у туркменов. Религия
Этнография - Народы Средней Азии и Казахстана

Недостаточное питание и крайне неудовлетворительные жилищно-бытовые условия, в которых находи­лось подавляющее большинство населения Туркмении до Октябрьской революции, способствовали массовому распространению различного рода заболеваний, а также высокой смертности, особенно в детском возрасте.

Как показывают статистические данные за 1912—1914 гг., у туркмен были наиболее распространены болезни органов пищеварения, малярия, глазные болезни, сифилис и другие венерические заболевания, цинга, дизентерия, корь, скарлатина, дифтерит.

К врачу обращались далеко не все больные, а только в самых тяже­лых случаях. Одной из наиболее типичных местных болезней была тра­хома, часто заканчивавшаяся слепотой, многие болели также малярией, дававшей большой процент смертности, так называемой пендинской язвой (пендинкой) и сифилисом, обычно в бытовой форме. В некоторых райо­нах, например на юго-восточном побережье Каспийского моря, постоян­но наблюдались случаи заболевания проказой.

Общее количество лечебных учреждений области, если исключить воен­ные лазареты и железнодорожные больницы не превышало десятка (1914г.). Все они находились или в Ашхабаде или в уездных городах и для массы населения, разбросанного на огромном пространстве области, были не­доступны. Медицинский персонал области состоял в 1914 г. из 26 врачей (кроме 15 зубных врачей), 51 фельдшера, 11 акушерок и 34 оспопривива­телей. Население не было знакомо даже с элементарными правилами са­нитарии и гигиены. Бани туркменскому населению были не известны.

Население обращалось обычно за помощью к местным лекарям — тебип, в роли которых нередко выступали муллы, лечившие молитвами, или шаманы — порхай, применявшие различного рода заклинания. У теби- бов искусство врачевания передавалось из поколения в поколение. Осо­бенной славой среди тебибов у туркмен пользовались местные хирурги (косгоправы). При лечении ран наилучшим средством считалось сало из бараньего курдюка, им покрывали обычно свежую рану; затем при­меняли мази, в состав которых входило то же курдючное сало, воск, медный купорос и др. При лечении паралича и ревматизма применялись свежеснятые бараньи шкуры, которыми обертывали большую часть тела, а при внутренних болезнях — кровопускание. Некоторые тебибы для лечения широко пользовались различными местными травами.

Для врачевания обычно применялись различные приемы и церемонии, основанные на суевериях, наносившие большой вред больным. Большин­ство болезней объяснялось сглазом, порчей или действиями злых духов. Отсюда и исходили в выборе средств исцеления, часто прибегая к магиче­ским приемам. При малярии завязывали на руку нитку из верблюжьей шерсти с семью узлами, при кори поили водой, в которую выдавлдвали верблюжьих кдещей. Подобным же образом «лечили» и во многих других случаях.

За годы Советской власти в Туркмении создана широкая сеть лечебных учреждений, в том числе 313 больничных учреждений (I960 г.), много сельских врачебных участков и фельдшерских пунктов. В республике работает 3035 врачей, 10 479 человек среднего медицинского персонала; в большинстве районов республики организованы приемы врачей раз­личных специальностей. Особенно усиливается медицинское обслужива­ние в периоды напряженных полевых работ. На полевых станах, в отда­ленных бригадах и отарах организуются выездные фельдшерско-акушер­ские пункты и санитарные посты.

Благодаря большому вниманию, уделявшемуся борьбе с малярией, и проведению связанных с ней профилактических мероприятий — опыле­ние ядами водоемов со стоячей водой, осушение и нефтевание заболо­ченных мест—это заболевание почти полностью ликвидировано; уничто­жены многие социальные болезни, так же как и оспа, парша, значительно снижены желудочно-кишечные заболевания.

Хорошо организован отдых трудящихся, они получают путевки в дома отдыха, санатории, на курорты Крыма, Кавказа, Прибалтики. В са­мой Туркмении имеется семь домов отдыха (1120 коек), 14 колхозных санаториев (1985 коек). Инвалиды и лучшие производственники обеспе­чиваются бесплатными или льготными путевками. Курорты Туркмении — Байрам-Али, Молла-Кара, Арчман привлекают много больных со всего Советского Союза.

Создана большая сеть детских садов и яслей; в городах и колхозах на­считывается свыше 400 (16 500 коек) постоянно действующих детских яс­лей, из них больше половины в колхозах. На период полевых работ в колхозах создаются еще тысячи сезонных яслей; при врачебных и аку­шерских пунктах исключительно для беременных женщин и рожениц организовано около 1400 коек, в одних только колхозах работает боль­ше 100 родильных домов. Детей обслуживают десятки домов отдыха и пионерских лагерей. Так, в горных местностях Чули и Фирюзе, под Ашхабадом, славящихся своим прекрасным климатом и множеством фрук­тов, создано 11 благоустроенных домов отдыха для детей рабочих Небит- Дага и других промышленных центров, а также для дётей колхозников республики. Ежегодно в них отдыхает более 2500 детей.

Среди медицинских кадров, подготавливаемых в специальных учеб­ных заведениях республики, значительный процент составляют туркмены.

У туркмен весьма распространены разнообразные Физкультура игры, в большинстве своем имеющие характер со- и спорт            стязаний. Скачки на лошадях — am чапышдырмак, ярыги, байрак и соревнования в стрельбе—пытана атышмак, атыгиык являлись прежде непременной частью празднеств, устраивавшихся по случаю свадеб и других семейных торжеств или в связи с выдающимися событиями, в которых участвовало много народа.

Наряду с состязаниями на конях и в стрельбе, у туркмен широко раз­виты различные виды спортивных игр, а также игры, способствующие развитию ловкости, памяти, осязания и слуха.

Широкое распространение и прежде имели у туркмен шахматы. Теперь ими увлекаются не только старики, но и юноши и девушки. На республи­канских шахматных чемпионатах долгое время первенство держал туркмен Р. Валиев, хорошо известны также шахматисты К. Ханов, Назаров.

Особенно популярна у туркмен игра чеке или йузук (дословно—коле­чко). Она проводится обычно во время больших праздников. Играющие делятся на две примерно равные группы, в каждую из которых входят обычно одноаульцы. Играющие одной группы усаживаются на корточкиг спиной к стене, забору. Вожатый этой группы —йузук бсрищи —под­ходит к каждому участнику, присаживается около него, засовывает ему за пазуху спрятанную в рукаве халата руку, и, приговаривая: «На тебе», «Бери», «Не выдавай», делает вид, что оставляет у него условленый предмет (обычно ключ, кольцо, перочинный нож). Мастерство вожа­того заключается в том, чтобы по его поведению противная сторона не^ догадалась, у кого из сидящих действительно оставлен за пазухой предмет (юзук). Закончив обход, вожак молча садится на корточки с края своей группы. Отгадывающий из другой группы, не дожи­даясь конца обхода, подходит к сидящим, мимо которых прошел юзук бериджи, усаживается против каждого из них на корточки и наблюдает за выражением лица, глаз, не дрожит ли испытуемый, пульсирует ли у него на шее «живчик» (алкым дамар)—этому признаку придается особое значение. Если после кратковременного наблюдения отгадывающий не обнаружил признаков наличия вещи у данного лица, он берет испы­туемого рукой за плечо или, ударяя по плечу, говорит: «Пуча» (пустота). После этого испытуемый должен встать и выйти из игры. Когда сидящих остается трое-четверо, игра становится особенно напряженной. Лучшие знатоки отгадывающей стороны начинают чаще советоваться друг с другом, делая вид, что они обнаружили спрятанный предмет, что в свою очередь приводит к весьма большому напряжению сидящего с юзуком, он должен проявить самообладание и сохранять спокойствие.

Выигравшая сторона получает приз, который распределяет поровну между участниками. В XIX в. в качестве приза обычно выделяли барана или козу, животное закалывали, и выигравшая сторона устраивала сов­местное пиршество. Если был установлен денежный приз, выигравшие, по традиции, на эти деньги покупали мясо и рис и готовили плов, который также сообща съедали.

Искусные игроки в чеке, как отгадывающие, так и прячущие (йзукчы), былд всегда популярны и уважаемы. Их ценили за железную волю, хо­рошую наблюдательность, выдержку и зачастую приглашали для участия не только в играх, но и в различных серьезных мероприятиях.

Большой интерес представляет борьба гореш. Борющиеся опоясыва­ются кушаками, но очень свободно, с таким расчетом, чтобы под кушак могла пройти рука. Противники обхватывают друг друга так, чтобы обе­ими руками можно было держаться за спиной противника за кушак. Пос­ле этого начинается борьба. В состязании победителем становится обыч­но не тот, кто сильнсе и тяжеловеснее, а тот, кто искуснее владеет методом бадак салмак (бадак атмак) — быстро и неожиданно подставить ногу противнику, чтобы он потерял равновесие и упал. Побежденным счита­ется тот, кто первым .коснется земли рукой, плечом или коленом. В нас­тоящее время гореш — одна из самых популярных спортивных игр. С 1928 г. установлены твердые, правила борьбы, которых до этого не су­ществовало. Ни одна спартакиада, ни одно празднество, как обществен­ное, так и семейное, не проходит без этой игры. Победители в этой игре на республиканских спартакиадах — пэлван — Ильяс Текемамедов (трак­торист), Ата Овезов (колхозник), тренер, мастер спорта СССР X. Палтаев, Кулиев (агроном) и многие другие пользуются известностью и боль­шим уважением.

В прошлом одним из любимейших видов спорта были конные состяза­ния, получившие в наши дни дальнейшее развитие. Так же как и борьба, конные соревнования были непременной частью народных празднеств и богатых тоев.

В годы Советской власти туркменские конники заслужили мировую славу своим беспримерным в истории конным пробегом Ашхабад—Москва (в 1935 г.). За 83 дня они преодолели 4300 км по пескам Туркмении, сте­пям и просторам России. Стали традиционными ежегодные конные со­стязания по областям, а также республиканские, в которых выступают колхозные джигиты на своих лучших скакунах.

В Туркмении при Советской власти началось массовое развитие физ­культуры и спорта. Появились спортплощадки современного типа при школах, в колхозах, при комсомольских клубах. Туркмены познакомились с видами спорта, развитыми у русских и других народов нашей страны. Среди молодежи и в школах регулярно проводятся физкультурные за­нятия и различные спортивные игры. Старшее поколение не всегда сразу признавало за молодежью право участия в новых, нетуркменских видах спорта, все же с течением времени эта косность была преодолена.

Лучшим показателем того, что различные виды спорта завоевали в Туркмении признание и широко бытуют не только в городах, но и сель­ских местностях, являются массовые республиканские областные и район­ные спартакиады, проводимые ежегодно; в них активное участие прини­мают не только туркменские юноши, но и девушки.

Религия

Господствующей и официальной религией туркмен был ислам суннитского толка. Муллы, ахуны, шпаны и другие представители мусульманского духовенства существовали за счет «доброхотных даяний» верующих, а также за счет неофициальных нало­гов —занят или хушур, собиравшихся с населения на религиозные нуж­ды. Мечети располагались в постоянных глинобитных помещениях или в обыкновенных юртах. Количество мечетей в Туркмении и численность духо­венства, в сравнении с центральными районами Средней Азии, были не­велики, что в значительной степени объяснялось отдаленностью туркмен­ских оазисов от центров религиозной пропаганды — Бухары, Коканда и Хивы. Туркменский мулла являлся нередко единственным грамотным человеком в ауле и выступал поэтому в роли советника населения при разрешении различного рода тяжб по шариату. Многие из духовных лиц выполняли также функции лекарей, они лечили заговорами и продавали своим пациентам амулеты от болезней и других несчастий.

В Туркмении подвизалисв также шпаны — представители суфийских (мистических) толков — кубрави, накшбенди, насаждавшие среди насе­ления мюридизм. Ишаны оказывали огромное влияние на население. Их звание передавалось по наследству. Мюридизм объединял самые от­сталые слои населения Туркмении, которым внушалась слепая дисцип­лина и безоговорочное подчинение наставнику-мюршиду. Эти наставники разжигали ненависть к «неверным» и вели проповедь «священной войны».

Ишаны пользовались среди населения большой популярностью. Турк­мены — члены суфийских орденов устраивали под руководством ишана общие моления — зикир, во время которых практиковалось и «изгнание» злых духов из больных.

Наряду с официальной религией значительную роль играли также пережитки старых домусульманских верований и обрядов. Остатки по­клонения огню сохранялись в форме прыгания через костер и пускания бумажных змеев с зажженной паклей вечером в день гара-чаргиамбе (черная среда); женщины после прыгания через костер били посуду; считалось, что прыгающие через огонь очищались и избавлялись от всяких несча­стий и болезней. В некоторых местах этот обряд приурочивался к пос­ледней среде мусульманского лунного года, в других — к последней среде старого иранского солнечного года, перед новым годом — новруз(21 марта).

Культ предков, вера в духов-покровителей прослеживались у всех туркменских групп. Память предка была священной, а надругательство над ней считалось величайшим оскорблением не только его непосредственных потомков, но и всего рода. В честь предков приносилось в жертву жи­вотное, устраивались поминки по умершим—пата и худай ёлы. Принесение жалобы предку на одного из живущих потомков считалось величайшим наказанием для провинившегося. Обычно в честь умершего деда назы­вали первого родившегося после его смерти ребенка, девочек называли в честь бабки.

Суеверия были широко распространены среди всех туркмен. Верили в приметы, в «звезду», в «дурной глаз», в «счастливые» и «несчастливые» дни и т. д. Чтобы обезопасить себя от действия враждебных сил, применяли различные средства, о чем уже говорилось выше.

Успехи советской науки и техники, развитие народного образования и" ликвидация неграмотности, широкое распространение газет и книг, радио и усиление культурно-просветительной работы в сочетании с об­щим ростом материального благосостояния трудящихся произвели корен­ные изменения в сознании широких масс. Теперь значительная часть на­селения отошла от религии, перестала верить в бога, признавать догмы ислама и убедилась в том, что духовенство живет обманом верующих. Этому способствовала и массовая атеистическая пропаганда, особенно уси­ленно проводившаяся в 20—30-х годах и сыгравшая огромную роль в подрыве позиций мусульманской религии.

Однако и до сих пор в быту продолжают сохраняться суеверия, не­которые старые обряды и обычаи, идущие от ислама и доисламских ве­рований.

Среди старшего поколения, преимущественно женщин, сохраняется почитание некоторых мазаров — Парау-Биби (около Кизыл-Арвата), Эз- бер-Баба (Куня-Ургенчский район), мавзолеев Меана-Баба (Каахкин- ский район) и др. Некоторая часть населения все еще совершает пятикрат­ный намаз, соблюдает уразу и т. п. Это положение обязывает советскую общественность, наиболее сознательных трудящихся вместе с партийным активом усиливать пропаганду атеистического мировоззрения, решительно противодействуя попыткам духовенства укреплять влияние ислама.

Характерно, что теперь наблюдается стремление приспособить рели­гию к современным условиям, убедить людей, что коммунизм может существовать с религией. Так, в Чарджоуской области муллы объявили верующим, что женщинам, поскольку они теперь равноправны с мужчина­ми, разрешается посещать богослужения в мечетях.

В 1954 г. ЦК КПСС в постановлении от 10 ноября указал на крупные недостатки в научно-атеистической пропаганде. В последующие годы на страницах центральной и республиканских газет появились статьи и заметки, посвященные этому вопросу. Большую атеистическую работу проводит Общество по распространению политических и научных знаний. Значительную роль в преодолении религиозных пережитков играют школы, печать и культурно-просветительные учреждения республики.

Постановление ЦК КПСС от 9 января 1960 г. наметило задачи партий­ной пропаганды в современных условиях. Атеистическая пропаганда, как и партийная пропаганда в целом, должна быть связана непосредственно с жизнью, с практикой строительства коммунизма, она должна стать по- настоящему широкой, массовой и доступной для каждого трудящегося.