Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Животноводство каракалпаков
Этнография - Народы Средней Азии и Казахстана

Традиционной чертой скотоводства у каракалпа отмеченной уже в наиболее ранних свидетель­ствах путешественников и исследователей, было преобладание круп­ного рогатого скота и лошадей по сравнению с овцами и верблюдами. Такое соотношение пород скота характерно для полуоседлого хозяй­ства; при кочевом хозяйстве (например, у казахов) самую важную часть стада составляют овцы, вер­блюды и лошади, способные к переходам и на дальние пастбища. В противополож­ность этому в полуоседлом хозяйстве, сочетающем ското­водство с земледелием, глав­ную роль играет рабочий скот: быки и в меньшей сте­пени лошади. Русские путе­шественники, характеризуя особенности хозяйства кара­калпаков, отмечают тесную связь их скотоводства с земледелием— использование тягловой силы быков и ло­шадей на пахоте, в иррига­ции — при подъеме воды чи­гирями, при молотьбе хлеба и, наконец, в качестве упряж­ных животных в арбе. Об этом же писал в 1874 г. Риза-Кули Мирза: «Скот у них (каракалпаков. — Ред.) сле­дующий: лошади, рогатый скот, употребляемый как ра­бочая сила, и небольшое ко­личество баранов». Коровье молоко и изготов­ляемые из него молочные продукты составляли важную часть пищи каракалпаков. Но небольшое число овец и коз все же имелось в каждом, даже бедном хозяйстве: они доставляли тоже предметы первой необходимости: шерсть, молоко, мясо. Богатые же — баи, торговавшие скотом и нанимавшие многочисленных батраков, имели большие стада мелкого рогатого скота, пасшегося круглый год далеко от аулов на обширных пространствах дельты и в Кызылкумах. Бараны часто служили обменной ценностью на базарах и на них выменивались ману­фактура, металлические изделия и пр. В то же время платежной единицей, в которой исчислялся калым за невесту, был у каракалпаков крупный рогатый скот — быки и коровы, что подтверждает первосте­пенное значение для них этого вида скота.

Скотоводство у каракалпаков до революции было крайне экстенсив­ным. Организация выпаса скота зависела от степени зажиточности кре­стьян. Богатые весной оставляли в аулах для работы на своих полях бедных родственников или наемных работников, а сами откочевывали на летовку — жазлау с рогатым скотом и лошадьми, иногда на довольно далекие расстояния — в пустынные пастбищные урочища, расположенные близ колодцев, или на отар, к озерам и протокам, где достаточно камы­шовых зарослей. Менее зажиточные и бедняки пасли скот невдалеке от своих зимних аулов кыслау. Однако и эти расположенные поблизости от зимних аулов пастбища рассматривались как летовки и жители со своими юртами и домашним скарбом по всем правилам перекочевывали на лето за пределы аула на такие «жазлау», хотя расстояние до них в не­которых случаях, как это наблюдал А. В. Каульбарс, не превышало и 250 саженей. В отличие от казахов, кочующих обычно на верблюдах и на лошадях, каракалпаки кочевали на арбах, запряженных быками, скла­дывая на них в определенном порядке разобранные юрты и все имущество, а часто, перегоняя скот вдоль берегов озер и протоков, перевозили свои семьи и имущество на лодках. Хотя все пастбища считались общинными, богатые скотовладельцы захватывали лучшие из них; поэтому многие урочища, где выпасали свой скот баи и знатные представители родовых аулов, назывались по именам этих богачей. В то время как стада богачей обслуживались наемными пастухами и закабаленными под видом «род­ственной помощи» сородичами баев, рядовые жители аула придержива­лись общинных обычаев и либо выделяли пастухов поочередно от каж­дой семьи, либо сообща нанимали пастуха, который питался и ночевал во всех нанявших его семьях по очереди. Пастухи, пасшие крупный ро­гатый скот, назывались падагиы, табунщики — жылцыгиы, мелкий рогатый скот пасли Цойшы или гиопан.

Каракалпаки верили, что у каждого вида скота, а соответственно и у его пастухов, есть святые покровители — пиры: Шопан-ата — у чаба­нов, Зенги-ата — у пастухов рогатого скота, Ойыл-баба — у пастухов верблюдов, Жылкышы-ата — у табунщиков.

Зимой скот обычно содержался в загонах, построенных из ветвей и камыша (Цора), или закрытых помещениях (бастырма, малхана, сейис- хана), расположенных по соседству с жилищем хозяина. Для лошадей и коров устраивались также землянки — жертеле.

Заготовка кормов на зиму практиковалась для всех видов скота, кроме овец, которые были круглый год на подножном корму, добывая его зимой из-под снега (тебеневка). Кормами для рогатого скота в зимнее время являлись камышовое сено, солома риса, пшеницы, проса и других зла­ков; для верблюдов на зиму заготовляли джантак и некоторые другие «степные растения. Лошадей кормили пшеничной соломой, люцерной, ячменем и джугарой. Заготовленных кормов, как правило, на всю зиму не хватало. Из-за их недостатка и отсутствия элементарной ветеринарной помощи массовые падежи скота были обычным явлением. Для «лечения» скота прибегали к разнообразным знахарским средствам.

Общее поголовье скота в конце XIX — начале XX в. было сравни­тельно невелико: в таком типичном каракалпакском районе, как Чим- байский, количество голов скота на одно хозяйство колебалось, по дан­ным статистического обследования Переселенческого управления в 1912 г., от 1,8 до 12,7 единицы при средней величине стада в 4,9 еди­ницы. В северных районах средняя цифра была несколько выше. Наряду с этим, однако, у некоторых каракалпакских баев были тысячные табуны лошадей, огромные стада крупного рогатого скота, и, как уже говори­лось, большие отары овец. Эти факты, очевидно, не были учтены статисти­ческим обследованием 1912—1913 гг., но хорошо известны по историко­этнографическим материалам — записям рассказов живых свидетелей-стариков.

За годы Советской власти животноводство Кара-Калпакии сильно раз­вилось и в настоящее время стало одной из главных отраслей народного хозяйства республики. Изменилось и традиционное соотношение видов скота в животноводстве: ведущей и наиболее перспективной отраслью животноводства стало в настоящее время овцеводство (в частности, ка­ракулеводство), в то время как разведение крупного рогатого скота, при сохранении его большого значения, стоит на втором месте. Базой расту­щего овцеводства становятся новые обширные пастбища в Кызылкумах и на Устюрте, ранее недоступные из-за отсутствия водопоев, суровых природных условий и невозможности для бедных хозяйств отрыва от своих земледельческих угодий для дальних кочевий.

Животноводство Кара-Калпакии сконцентрировано в ряде совхозов и колхозов, которые ведут большую работу не только по линии увеличе­ния общего поголовья скота, но и по улучшению его породного состава, зооветеринарному обслуживанию; радикально перестраивают они систему кормления, что повышает продуктивность животноводства. В этом им оказывают повседневную высококвалифицированную помощь научные учреждения республики, а также многочисленные зоотехники и вете­ринарные работники совхозов и животноводческих ферм колхозов. Лучше всех внедряют в животноводство достижения зоотехнической науки и механизацию животноводческие совхозы — «Устюрт», «Каракалпак», рас­положенный в степи, в центральной части дельты Аму-Дарьи, пригород­ный совхоз «Нукус» и др. Коровы в них переведены на стойловое содер­жание и благодаря правильному уходу дают очень высокие удои высокока­чественного молока. Здесь введены отъемный метод выращивания телят, кормление коров по рационам; все трудоемкие работы механизированы: применяются автопоилки, передвижные доильные установки для элек­тродойки, механизирована и подача кормов, для которой используются транспортеры. Некоторые совхозы стали своеобразной практической шко­лой передового опыта для животноводов Кара-Калпакии: сюда приезжают для ознакомления с новыми методами и механизмами заведующие кол­хозными фермами, пастухи, доярки, телятницы из разных районов. На стойлово-пастбищное содержание переведен еще не весь молочный скот колхозов и даже совхозов; часть его пасется на близлежащих и на отда­ленных отгонных пастбищах. Рост поголовья крупного рогатого скота базируется в основном на местных, издавна разводимых каракалпаками породах, обладающих рядом ценных качеств, в первую очередь прекрас­ной приспособленностью к местным климатическим условиям. Для улуч­шения местных пород еще в 1930-х годах в республику стали завозить скот красностепной породы, который здесь хорошо акклиматизируется и при скрещивании с мест­ным скотом повышает живой вес и молочную продуктив­ность.

В овцеводстве раньше у каракалпаков преобладала курдючная овца; сейчас она не потеряла своего значения как ценная мясная порода, но, как выше уже говори­лось, особенно большие пер­спективы развития имеет ка­ракулеводство. Кара-Калпа­кия известна высокосортным цветным каракулем — сур — красивейших расцветок и завитков. По цветовым от­тенкам он имеет много сортов с местными названиями: <антик-сур, напоминающий золотистый бархат, гумис-сур — серебристый, ерик- гул-сур — с оттенком цветов абрикоса, полат-сур— сталь­ного цвета и др. Лучшие цветные смушки вырабатыва­ются в колхозах Турткульского и Бирунийского райо­нов. Кара-Калпакия распо­лагает всеми условиями для роста производства высоко- Установка оборудования буровой скважины ценных сортов каракуля, имеющего большой спрос не только в нашей стране, но и на международных пушных аукционах. Каракульская овца — неприхотливое животное, круглый год она на­ходится на подножном корму, довольствуется скудным травостоем и для ее разведения могут быть использованы огромные площади пустынных и полупустынных пастбищ в Кызылкумах и на Жанадарье, при условии устройства там водопоев. Большим резервом пастбищных угодий для каракульских и курдючных овец является также Устюрт.

Уже в течение ряда лет работами по обводнению пастбищ республики занята Кара-Калпакская буровая экспедиция пастбищно-мелиоративно­строительного треста Министерства водного хозяйства Узбекской ССР. Сданы в эксплуатацию десятки самоизливающихся артезианских скважин в северных Кызылкумах; они снабжают прекрасной пресной водой стада, а кроме того дебет большинства из них настолько велик, что позволяет производить на больших участках посевы кормовых культур, разводить сады, огороды, бахчи. Так возникают в мертвых песках Кызылкум все новые и новые оазисы, дающие возможность выпасать тысячные стада высокопородных овец, лошадей и верблюдов. Около новых водных источ­ников строятся поселки для животноводов колхозных ферм и совхозов, возводятся хорошо оборудованные жилые здания, культурно-бытовые учреждения, помещения для скота и хранения запасов концентрирован­ных кормов для подкормки скота в ненастные зимние дни. Большие работы проводятся по освоению пастбищ обширного плоскогорья Устюрт, где гидрогеологи в составе экспедиций АН Узбекской ССР ряд лет вели изыскания. На Устюрте будет сосредоточено курдючное овцеводство.

Большое значение в животноводстве Кара-Калпакии сохраняет и коне­водство. Как и до революции, здесь, на стыке трех разных областей рас­пространения конных пород, более всего встречаются три породы: уз­бекистанские карабаиры, туркменские (иомудские и ахал-текинские) и казахская породы лошадей. Каждая из этих пород обладает особыми до­стоинствами. Туркменские кони хороши для верховой езды; чрезвычайно работоспособные карабаиры пригодны для сельскохозяйственных работ; казахские лошади незаменимы в степях и пустыне благодаря своей вы­носливости и привычке к суровым природным условиям.

Во многих колхозах и совхозах успешно стало развиваться свиновод­ство, прежде вовсе отсутствовавшее в силу религиозных предубеждений мусульман. Создаются также птицефермы. В Нукусе работает инкуба­торно-птицеводческая станция, которая снабжает колхозы и совхозы породистыми цыплятами леггорн.

Шелководством до революции каракалпаки почти не занимались, хотя оно было сильно распространено у их соседей, хорезмских узбеков. За годы Советской власти каракалпакский народ хорошо освоил эту высоко­доходную отрасль сельского хозяйства. Урожай коконов, не превышавший в этих районах до революции 8 кг с одной коробки грены, достигает теперь 60 кг и более, а общий сбор коконов в республике превышает 500 т. Пе­редовые мастера шелководства собирают до 160 кг коконов с коробки грены.

Работы по шелководству в колхозах производятся как в отдельных семьях колхозников, так и непосредственно в производственных бригадах и звеньях, сочетаясь с работами по выращиванию хлопка и других ве­дущих культур.

Организация колхозной выкормки червей повышает урожайность грены, дает возможность хорошо оборудовать червоводни и строго соблю­дать агротехнические правила выкормки гусениц. Шелководы применяют скоростной метод выкормки шелкопряда, вводят новые, высокопродук­тивные белококонные гибриды гусениц. Обеспечивается тщательный уход за насаждениями тутовника и расширяются его плантации.