Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Основные занятия и материальная культура каракалпаков. Земледелие и ирригация
Этнография - Народы Средней Азии и Казахстана

Кара-Калпакская АССР занимает пространство между 41 и 45° с. ш. и 56 и 66° в. д. Вся территория республики лежит в зоне пустынь и делится на две совершенно различные части — низовье и дельту Аму-Дарьи и прилегающие к долине реки с востока и с северо-запада пустынные про­странства Кызылкумов и Устюрта. На долю пустынных пространств, за­нятых бугристо-грядовыми и барханными песками, приходится около 70% всей территории республики. Около 14% занято водной поверхностью Аральского моря. Площадь земель, составляющих культурную полосу, расположенную по берегам и в дельте Аму-Дарьи, равняется 16% всей территории республики. Обширная дельта Аму-Дарьи, сложенная на­носами реки, пересекается многими протоками; восточная часть ее ос­воена под земледелие, а центральная и западная части заняты преимуще­ственно озерами, болотами, зарослями камыша и тугаями; впрочем, сейчас осваиваются под земледелие (главным образом под рисовые поля) и значительные пространства западной части дельты. Произведенными в течение последнего двадцатилетия исследователь­скими и разведочными работами в пустынно-горных районах Кара-Кал­пакии обнаружены многочисленные месторождения нефти, цветных и редких металлов, ценного минерального сырья и высококачественных строительных материалов.

Климат страны — резко континентальный. Лето сухое и жаркое, зима холодная. Средняя годовая температура центральной приамударьинской полосы +11, + 13°; наибольшее понижение падает на январь, когда средне­месячная температура доходит до —6—7°; самая высокая температура приходится на июль — в среднем около +30°. Количество безморозных дней в году колеблется от 194 до 214. Среднегодовое количество осадков составляет около 110 мм.

Климат пустынных районов республики, особенно северо-восточных и северо-западных ее окраин, значительно отличается от климата долины большей сухостью в зимнее время и вообще более резкой континентальностью.

Почвы Кара-Калпакии в долине и дельте характеризуются преобла­данием луговых и сероземов; в Кызылкумах — песчаные и супесчаные пустынные почвы, солончаки и такыры. Обширные пространства плато Устюрта покрыты серо-бурыми пустынными почвами; здесь также встре­чаются солончаки.

Единственной водной артерией Кара-Калпакии является р. Аму- Дарья. Непостоянство уровня воды (амплитуда колебания уровня до­ходит до 2,8 м), быстрота течения, доходящая до 1 м в секунду, неустой­чивость составляющих ложе реки пород создают серьезные препятствия не только для орошения земель, но и для судоходства. Неблагоприят­ный режим реки держит под постоянной угрозой затопления или лише­ния воды население некоторых районов побережья и дельты. Но несмо­тря на это Аму-Дарья является основным и решающим фактором в разви­тии орошения и земледельческой культуры в Кара-Калпакии, так же как и во всем Хорезмском оазисе. Судоходное значение реки тоже велико, хотя ее нормальная эксплуатация из-за неустойчивости русла и множества мелей очень затруднена. Аму-Дарья в своих низовьях замерзает зимой на 2—2,5 месяца.

Большую роль в жизни каракалпакского населения играет и Араль­ское море, вместе с расположенными в южной его части островами и за­ливами. Аральское море имеет не только большое промысловое значение, но и является водным путем, связывающим низовья Аму-Дарьи, в том числе и Кара-Калпакию, с северным участком Ташкентской железной дороги (ст. Аральское море). Отрицательное действие Аральского моря заключается в том, что в связи с периодическим поднятием его уровня морская вода вторгается в дельту Аму-Дарьи, поднимает уровень воды в реке и нередко затопляет приморские районы, заставляя рыболовецкие колхозы и промысловые поселки переселяться на новые места.

В дельте Аму-Дарьи много озер, часть которых в период разлива реки принимает обширные размеры.

Значительную часть дельты занимают камышовые заросли. Камыш используется местным населением в качестве топлива, зимнего корма для скота, а также служит хорошим строительным материалом. Камы­шовые заросли используются и как пастбища. Камыш, кроме того, цен­ное химическое сырье, которое будет перерабатывать бумажно-целлюлоз­ный комбинат, строящийся в Кара-Калпакии (см. ниже). Среди кустар­никовых растений следует отметить жъщгыл (гребенщик — Татапх), упо­требляемый населением на топливо. Травяной покров жингиловых за­рослей содержит разнообразные виды злаков, представляющих ценные корма. Почти повсеместно встречается жантац (верблюжья колючка), идущий как на топливо, так и на корм скоту, осо­бенно верблюдам.

Широко используется сейчас для выпаса скота растительный покров Кызылкумов. Рациональное использование богатейшего подножного корма связано здесь с развитием сети колодцев и артезиан­ских скважин для водопоя скота.

* * *

Кара-Калпакская АССР — страна аграрно-индустриальная. Основ­ными отраслями хозяйственной деятельности ее населения являются хлопководство, животноводство и рыболовство. Наряду с этим значи­тельная часть населения занята в промышленности. Среди городского' населения, кроме рабочих, много служащих государственных учрежде­ний и организаций; с каждым годом растут кадры советской интеллиген­ции из каракалпаков и других местных национальностей.

Сельское население составляет 73%, городское — 27% от общего чи­сла жителей республики.

Размещение различных отраслей хозяйства связано с природными ус­ловиями республики.

На узкой полосе побережья Аму-Дарьи и в южной части ее огромной дельты сконцентрированы оазисы с основными массивами поливных земель. Кара-Калпакии, используемых для выращивания хлопка и других сель­скохозяйственных культур. Главные пастбищные угодья республики рас­полагаются в северо-западных Кызылкумах и в восточной части пустын­ного плато Устюрт. Здесь преобладает овцеводство, разведение же круп­ного рогатого скота более распространено близ тугаев и богатых сено­косов дельты.

Приморье, включающее огромную разветвленную дельту Аму- Дарьи, побережье Аральского моря и расположенные в его южной части острова, представляет собой один из крупнейших в СССР центров, рыболовства и рыбной промышленности.

Промышленные предприятия Кара-Калпакской АССР размещены преимущественно в городах и в некоторых районных центрах.

Существующее размещение главных отраслей хозяйственной деятель­ности населения Кара-Калпакии, хотя и связано с географическими ус­ловиями, не может считаться вполне установившимся, так как здесь в настоящее время идет интенсивное преобразование природы человеком: осваиваются новые пастбищные угодья в Кызылкумах и на плато Устюрт; проводятся новые каналы в глубь песков, расширяющие культурную по­лосу земель оазиса; большие мелиоративные работы ведутся в дельте.

В ближайшей перспективе намечается создание новых центров промыш­ленности, строительство новых городов и поселков.

Сельское хозяйство республики сконцентрировано в колхозах и сов­хозах. Около [1]/3 сельскохозяйственной продукции производится совхо­зами; им принадлежит преобладающая часть всех посевных площадей, большое поголовье крупного рогатого скота, овец и коз.

Земледелие и ирригация

В литературе до сих пор еще встречается ошибочное мнение о том, что каракалпаки были исконным кочевым скотоводческим народом, который лишь в XIX — начале XX в. стал переходить к оседлости и земледелию. Ме­жду тем для этого народа всегда было характерно комплексное ското­водческо-земледельческое и рыболовецкое хозяйство, сочетавшееся с полуоседлым образом жизни; это — одна из наиболее характерных этногра­фических особенностей каракалпакского народа, оказавшая существен­ное влияние на своеобразные черты его общественного строя и культуры. Такой же тип хозяйства был присущ не только древним племенам южного Приаралья, но и средневековым народам, которые участвовали в фор­мировании каракалпакской народности: печенегам, огузам и части кып­чаков. Все они наряду со скотоводством знали земледелие и в зависимости от особенностей своих исторических судеб, от географических условий районов своего обитания в разные периоды истории, от частых стихийных бедствий—быстро переходили в случае необходимости от оседлости к ко­чевому образу жизни и обратно — от кочевничества к оседлости. Вместе с тем менялось и преобладание в их хозяйственной деятельности той или другой отрасли производства.

О   том, что земледелие издавна было известно каракалпакам, свидетель­ствуют и письменные исторические источники, и фольклорно-этнографи­ческие, и археологические материалы. В русских архивах содержатся дан­ные о каракалпакском земледелии у берегов Сыр-Дарьи, относящиеся еще к XVII в.[2] Источники XVIII в. дают уже более подробные сведения, которые помогают определить тип их земледелия и ирригации: «Из тех народов хлебопашество имеют каракалпаки: хлеб сеют около рек и озер, в низких местах, пшеницу, ячмень и просу... Кочуют на том острову (на Аральском море близ устья Сыр-Дарьи.— Ред.) и пашут каракалпаки, и хлеб родится, только более просо; воду на пашни напусчают каналами». Из этих сведений явствует, что каракалпаки издавна пользовались для посевов увлажненными каирными (песчаными с илом) землями островов и дельты, знали лиманное орошение, «напуская из рек и озер воду» на пашни, расположенные «в низких местах», а также освоили ирригацию более высокого технического уровня — каналы с разветвленной ороси­тельной сетью.

Большое мастерство каракалпакского народа в области ирригацион­ной техники наглядно доказывает и археологический материал; изыска­ния Хорезмской экспедиции Академии наук СССР в районах покинутых каракалпакских поселений XVIII в., в бассейне пересохшей Жанадарьи выявили, что каракалпаки умели не только проводить каналы, но и строить сложные головные сооружения, дамбы и высокие плотины, устраи­вать системы взаимосвязанных водоемов и чигирей; до сих пор сохрани­лись следы разнообразных типов планировки поливных полей, бахчей, виноградников.

О   многовековых ирригационно-земледельческих навыках каракалпа­ков еще более убедительно свидетельствует быстрое освоение ими бес­плодных пустынных земель дельты Аму-Дарьи, «пожалованных» им

Хивинским ханством после насильственного переселения с Жанадарьиг (в начале XIX в.).

Пребывая под властью хивинских ханов, в конце XVIII и в XIX в.,, каракалпаки, хотя и находились в положении завоеванного, угнетен­ного народа, играли очень большую прогрессивную роль в экономической, жизни оазиса, деятельно участвуя в оросительных работах; помимо ос­воения района Даукаринских озер и бассейна Кегейли, они прорыли несколько крупных каналов и освоили ряд местностей на левом берегу Аму-Дарьи, а также земли верхней дельты до пределов Чильпыка и Кып- чака.

После присоединения правобережной части низовьев Аму-Дарьи к России территория Аму-Дарьинского отдела охранялась русскими вой­сками от набегов туркменских феодалов, что позволило местному населе­нию уже спокойно возделывать свои поля, не опасаясь необходимости внезапных вынужденных перекочевок с семьями и скотом под натиском соседних племен. Результат сказался на общем росте земледелия.

По данным Всероссийской переписи 1897 г., из общего числа 93 200 каракалпаков, зарегистрированных в Аму-Дарьинском отделе, земледелием занималось 80 700 человек, или около 87%. В качестве ско­товодов было зарегистрировано только 9400 человек, или около 10%. Основные земельные фонды находились в собственности сельских об­ществ, имевших по закону право пользоваться ими как на основе об­щинного, так и подворно-наследственного владения.

Однако производившееся в 1912 г. статистическое обследование Аму- Дарьинского отдела показало, что подавляющее большинство членов сельских обществ владело своими пашнями на основе частновладельче­ского подворно-наследственного права и лишь незначительная часть (6,9%) — на началах общинных. Формы общинного землевладения со­хранились главным образом в тех районах, где населению общими си­лами приходилось бороться с разрушительной силой реки. Переделы общинных земель производились лишь в те годы, когда воды для полива оказывалось недостаточно, что выяснялось уже в начале весны, до по­сева. Значительную роль при переделах земли играли пережитки родо­вых и племенных отношений; обычно земля разверстывалась сначала по родам и их подразделениям, а последние внутри себя производили рас­пределение по отдельным хозяйствам. В годы, когда недостатка в воде не было, переделов не производилось.

Очень острым был вопрос водопользования, вызывавший нередко большие споры и даже кровавую вражду между отдельными родопле­менными группами и обществами. Один из основных общих принципов обычного права при распределении воды заключался в том, что право на воду принадлежало лишь тому, кто принимал активное участие в про­ведении того или иного магистрального канала. Это не мешало, однако, эксплуататорской верхушке использовать по своему усмотрению вновь орошенные земли; лишь небольшая часть их доставалась крестьянам среднего достатка и беднякам.

В водопользовании у каракалпаков (так же как, например, у турк­мен) сохранялось особенно много общинно-родовых традиций. Вплоть до начала XX в. каракалпакские аулы располагались вдоль своих «ро­довых» каналов (жать), отведенных от магистрального канала (арка) или протока (езек), часто называвшихся по имени копавшего их рода. Водой пользовались поочередно. Каждый из аулов, жители которого обычно представляли собой небольшую родственную группу — кеше, имел свои отводы из канала — салма; количество воды, пускаемое в салму данного аула, было пропорционально числу рабочих землекопов, выставленных весной этим аулом на очистку канала — Цазуу. За выполнением этого правила должен был следить мираб. Мерой воды был определенный срок — мезгил (например, от восхода солнца до обеда), в течение которого вода пропускалась в арык. Этого количества обычно хватало для ороше­ния двух танапов поля. В периоды маловодья иногда давали один мезгиль на два хозяйства. Кроме того, во время маловодья на многих каналах (в частности, в системе Кегейли) устраивался так называемый эспек — поочередное пользование водой путем сооружения в канале, близ отвода от него салмы, временной плотины для поднятия уровня воды и лучшего наполнения салмы. Первыми устраивали аспек аулы, расположенные близ истока канала, затем поочередно аулы, расположенные ниже по ка­налу. Но даже эта строгая, установленная веками общинная очередность водопользования постоянно нарушалась в пользу баев, должностных лиц, духовенства, интересы которых распределявшие воду мирабы учи­тывали в первую очередь.

Царское правительство не предпринимало в низовьях Аму-Дарьи ни­каких мер для радикального улучшения системы ирригации. По-прежнему земледельческое хозяйство в районах, занятых каракалпаками, нахо­дилось в полной зависимости от режима Аму-Дарьи. Вследствие постоян­ного перемещения главных рукавов и русел реки тот или иной район, расположенный близ водной артерии и вполне обеспеченный влагой, оказывался через некоторое время непригодным для земледелия, по­скольку питающая его водная магистраль пересыхала или меняла направ­ление. Одновременно с высыханием почвы в одних районах, в других возникало резкое увеличение количества воды — вплоть до затопления обширных местностей, что так же губительно действовало на земледелие как и засуха.

Изменения режима орошения пагубно отражались на земледелии каракалпаков. Многие хозяйства разорялись, так как потерпевшим от стихийных бедствий государственной помощи не оказывалось; выдержи­вали только наиболее богатые из землевладельцев, а бедные крестьяне, как и в прежние времена, обычно вынуждены были, оказавшись без земли для посевов, переходить к скотоводству и рыболовству.

В районах каракалпакского земледелия, как и повсеместно в Хорезм­ском оазисе, русла магистральных каналов были глубокими и поле обычно располагалось выше уровня воды в канале; орошение приходилось произ­водить посредством водоподъемных сооружений — примитивного серппе и чигиря.

Ручное водоподъемное сооружение — цол-серппе устраивалось для пе­редачи воды из нижележащего арыка в арык, расположенный на более высоком уровне, откуда вода могла самотеком пойти на поле. Конструк­ция кол-серппе была очень проста: к высокой треноге или горизонталь­ной перекладине, лежащей на двух вертикальных столбах, привязывались две веревки; близ поверхности воды в нижнем арыке к концам веревок прикрепляли деревянную лопату-черпак с бортами и длинной ручкой. Работающий на кол-серппе раскачивал лопату, как качели, с небольшим наклоном: при движении вперед она зачерпывала воду из нижнего арыка и выплескивала ее в верхний. Для удобства черпания воды кол-серппе устанавливали не на самом арыке, а над выкопанной рядом водосборной ямой. С помощью кол-серппе можно было орошать лишь очень маленькие участки поля или бахчи. Помимо кол-серппе, каракалпаки употребляли аяц-серппе, приводившийся в движение ногой.

Значительно производительнее был распространившийся еще в сред­невековье в Хорезме чигирь. Каракалпакский чигирь не отличался от чигиря хорезмских узбеков, который в свою очередьимел большое сходство с древней водочерпательной машиной, известной под названием «сакия» в Египте и Месопотамии, «чарх» в Иране и Индии.

Для народной гидротехники дореволюционной Кара-Калпакии было характерно также строительство береговых дамб, предохраняющих поля от затопления при разливе, тщательное укрепление голов каналов при помощи свай, плетня и больших фашин—царабуура, устройство регули­рующих приток воды из реки в канал полуплотин—цысма-сага и других разнообразных перегораживающих сооружений, временных запруд и т. д. Своеобразным было приспособление для регулирования подачи воды в мелкие арыки — так называемые тоЦуртЦа (тоц.гыртЦа). Это деревянная труба определенного диаметра, пропускающая положенную норму воды. Токуртку устанавливали на месте ответвления мелких ары- ков-салма, ведущих воду на поля. Большого уменья требовала плани­ровка полей для полива, различная для разных культур, разбивка их на окруженные валиками хорошо нивелированные участки — атыз. Все земляные работы, связанные с ирригацией, выполнялись при помощи мо­тыги-кетменя и нескольких видов лопат, одни из которых были приспо­соблены для очистки каналов (с дужкой над верхней частью лезвия, по­зволяющей захватывать большой пласт влажной земли с илом), другие для рытья земли (с ушками для упора ноги) и т. д.

Наиболее распространенными культурами в каракалпакских районах до революции были пшеница, ячмень, рис, джугара и просо; имели не­малое значение также маш, кунжут, кендырь, кормовая люцерна и ого­родно-бахчевые растения. Разведение бахчевых (дыня, тыква, арбуз) — традиционная особенность каракалпакского земледелия. Бахчи были в каждом хозяйстве, даже самом бедном, причем не только на поливных, но и на влажных каирных землях дельты. Хлопок, игравший довольно значительную роль в Шураханском участке Аму-Дарь­инского отдела, не пользовался особым распространением в Чимбайском, менее экономически развитом участке. Здесь преобладали зерновые куль­туры. Пшеницу сеяли как озимую, так и яровую. Наряду с пшеницей большое значение в качестве продовольственной культуры имела джу­гара, отличавшаяся высокой урожайностью (до 180 пудов с дес.) и легкой приспособляемостью к местным засолоненным почвам. Просо, как и джу­гара, представляло одну из основных продовольственных культур. Его разновидность — ЦонаЦ — имела обычно кормовое значение и лишь в не­урожайные годы употреблялась в пищу. Славилась своим высоким ка­чеством местная люцерна, ее семена вывозили даже за пределы России.

Необходимость борьбы с распространенным здесь засолонением почвы, устройство чигирного орошения, очистка каналов, забота об исправности оросительной сети и др. делали земледелие исключительно трудоемким. Но несмотря на это, а также на крайне низкий уровень техники, обра­ботка почвы у каракалпаков отличалась необычайной тщательностью.

Подготовку поля к посеву начинали с удобрения почвы,' для чего при­менялся навоз, комья земли из развалившихся дувалов или старых гли­нобитных построек, а также зола. Перед пахотой поле несколько раз по­ливали. Перепахивали землю не менее двух раз — вдоль и поперек. Па­хотным орудием служил омач общесреднеазиатского типа, называвшийся у каракалпаков гунде-агаш; корпус его делался из естественно искрив­ленного тутового или джидового дерева; на нижний рабочий конец гунде надевался чугунный или железный сошник — пазна. К длинному дышлу привязывалось сыромятным ремнем ярмо; в гунде впрягали пару быков. После пахоты участок обрабатывали при помощи мала— толстой тяжелой доски длиной в 2—2,5 м, к которой прикрепляли дышло с ярмом и впря­гали быков. Чтоб утяжелить малу, на нее становился сам работающий крестьянин. Мала дробила крупные комья земли и приглаживала уча­сток, что было необходимо для равномерного полива. Иногда приме­нялась борона с железными зубьями — дэндене. При ее изготовлении в доску малы вставляли несколько рядов железных зубьев. После посе­ва продолжался тщательный уход за полем, при этом наиболее ответст­венным делом было регулирование поливов. В полеводстве каракалпаков сложились традиционные способы возделывания каждой культуры. Как и у древних земледельческих народов, у них существовал особый аграр­ный календарь — жуз, в котором были учтены сроки начала сева, уборки и других сельскохозяйственных работ. Подобно другим земледельческим народам, каракалпаки верили в наличие особого покровителя — пира земледелия, которого называли Дийхан-баба.

Урожай убирали серпом — ораЦ, в отличие от маленького, лишь слегка изогнутого серпа кескирт, служившего у каракалпаков для срезания ди­корастущих трав; орак, предназначенный для жатвы хлебов, имел больший изгиб и зазубренное лезвие. Собранный хлеб складывали на поле неболь­шими кучками для просушки, а затем увозили на ток для молотьбы. На току колосья расстилали и начинали молотьбу; ее производили с помощью животных — быков, лошадей и др.; каракалпаки при этом не употребляли, как другие народы Средней Азии, для лучшего обмолота катки и др. По мере обмолачивания колосьев солому отгребали деревян­ными вилами, а мелкую солому и мякину отделяли от зерна веянием. Наконец, для окончательной очистки зерно пропускали через решето. Бедные крестьяне обычно молотили свой небольшой урожай вручную; это было занятием женщин; они брали в каждую руку по длинной палке и тщательно обмолачивали сноп, собирая хлеб до зернышка. Ручной способ молотьбы назывался сабау.

В годы Советской власти одной из первоочередных задач социалисти­ческого переустройства экономики Кара-Калпакии стало восстановление и реконструкция трех ирригационных систем, на которых базировалось все ее сельское хозяйство,— Чимбайской, Ходжейли-Кунградской и Турт- куль-Бирунийской.

С 30-х годов началось капитальное строительство ирригационных со­оружений, проводившееся при помощи бюджетных ассигнований Союз­ного правительства. В 1935 г. завершилась стройка самого крупного в республике канала — Кыз-кеткен, с мощным железобетонным головным сооружением. Создание этого канала было важнейшим событием в жизни Советской Кара-Калпакии: он обеспечил регулярное снабжение водой постоянно страдавшие от маловодья северные правобережные районы — Кегейлинский, Чимбайский и Тахта-Купырский. Сразу сильно выросли посевные площади этих районов.

В 1939—1940 гг. была проведена полная реконструкция Ходжейли- Кунградской ирригационной системы левобережья республики. Методом народных скоростных строек колхозники построили в эти годы канал им. Ленина длиной в 180 км. Этот канал соединил системы каналов Су- Эли и Ленин-Яб и дал возможность освоить давно заброшенные плодо­роднейшие земли, где прежде пролегал старый канал Шуманай; в бас­сейне восстановленного Шуманая образовался цветущий земледельче­ский оазис, в который переселилось около 20 колхозов из районов дельты, где их угодья часто затоплялись.

В годы войны началось крупное строительство в Турткульском рай­оне, где было предпринято освоение части земель древнего орошения. По руслу древнего проложили новый канал Кырк-кыз; исчезли мертвые пески, засыпавшие оазис и многолюдные селения, двенадцать веков назад кипевшие жизнью и разрушенные войсками арабских завоевателей в VIII в. Теперь здесь на вновь оживших землях снова раскинуты поля, сады и бахчи, строятся колхозные селения и только живописные разва­лины древних замков напоминают о далеком прошлом. На отвоеванных у пустыни землях образован хлопководческий колхоз. Далеко в глубь Кызылкумов продвинулись и культурные земли соседнего с Турткульским Бирунийского района.

За счет освоения обширных участков земель в пустыне должен быть достигнут значительный рост производства хлопка в Кара-Калпакии. Ир­ригационные и землеустроительные работы здесь сочетаются с созданием лесозащитных полос. Подъем тяжелой целины пустынных земель — бар­ханов и такыров проводится с широким применением бульдозеров, скреперов и других планировочных машин.

Механизация очистки каналов освобождает население от труднейших, изнурительных работ. В республике созданы машинно-экскаватор­ные станции, все шире применяются на строительстве и очистке кана­лов экскаваторы, землесосы, канавокопатели и другие землеройные снаряды.

Построена крупнейшая в СССР электронасосная станция, подающая из Аму-Дарьи в магистральный канал им. В. И. Ленина в 5—6 раз больше воды, чем раньше поступало в него самотеком.

Впервые в истории принимаются действенные меры по обузданию разрушительной силы Аму-Дарьи. Под руководством опытных инженеров-ирригаторов по обоим берегам реки на сотни километров возведены прочные защитные дамбы. На участках, где река часто меняет русло, дамбы построены в две линии. В скором времени будут приняты ради­кальные меры по борьбе с паводками: проектные организации совместно с учеными разрабатывают проект строительства в низовьях Аму-Дарьи двух гидроузлов —Тахиаташского и Тюямуюнского. При помощи мощ­ных плотин излишек паводковых вод будет сбрасываться в Кызылкумы и Каракумы и обводнять естественные пастбища и сенокосы; в то же время весной, когда требуется большое количество воды для промывных поливов, и в последующие периоды вегетации хлопчатника водонапор­ные плотины обеспечат плановое снабжение колхозов и совхозов ороси­тельной водой и дадут возможность значительно расширить посевные площади за счет освоения новых земель.

Наряду с перестройкой ирригационной системы в Кара-Калпакии осуществлена полная реконструкция техники всего полеводства и, в част­ности, хлопководства. Это касается прежде всего механизации земледель­ческих работ.

В республику поступает много экономичных дизель­ных тракторов разных ма­рок. Разнообразные сельско­хозяйственные машины — тракторные плуги, сеялки, культиваторы, опрыскивате­ли, опылители, хлопкоубо­рочные машины позволяют механизировать все земле­дельческие процессы. В сов­хозах и колхозах Кара-Кал­пакии теперь растет движе­ние за обработку хлопчатни­ка без кетменя, путем комп­лексной механизации.

Не меньшее значение, чем механизация, для развития сельского хозяйства имеет высокая агротехника хлопко­водства и других культур. Большую роль в разви­тии всех отраслей сель­ского хозяйства Кара-Кал­пакии играют научные учреж­дения: Научно-исследова­тельский институт сельского хозяйства в Чимбае, Кара­калпакский филиал АН Узбекистана и др. Выводят­ся новые сорта хлопчатника, приспособленные к климати­ческим условиям и почвам различных местностей рес­публики. Квалифицированные агрономы, ирригаторы, инженеры по­могают колхозам и совхозам правильно проводить работы по промывке засолоненных участков, по внесению минеральных и органических удобрений, организуют рациональное использование водных ресурсов, содействуют введению новых высокоурожайных сортов и главное — са­мых новых, прогрессивных методов хлопководства — квадратно-гнездового способа возделывания хлопчатника, машинной обработки полей в двух направлениях и др. В результате этих мер хлопкоробы Кара-Кал­пакии добились хорошей урожайности хлочатника несмотря на не впол­не благоприятные для этой культуры географические условия в се­верных районах, где ниже, чем на юге, среднегодовая температура и ко­роче безморозный период. Передовые колхозы республики собирают на больших площадях по 35—36 ц хлопка с гектара. Лучшие мастера-хлопкоробы — среди них Герой Социалистического Труда, прославленный ста­рейший звеньевой Шамурат Мусаев из совхоза «Кенес» — из года в год добиваются на своих участках рекордных урожаев до 60—70 ц с гектара. Особенно важно значение механизации и высокого уровня агротехники на землях нового освоения; своеобразные природно-географические ус­ловия и связанные с ними трудности умело преодолеваются опытными, квалифицированными хлопкоробами каракалпакских колхозов и совхо­зов; возрожденные мертвые земли благодаря тщательному уходу за ними быстро становятся плодородными и начинают давать хорошие урожаи.

Хлопок и люцерна — основные сельскохозяйственные культуры Кара- Калпакии; под ними занято около 60% ее посевной площади; на следующем месте стоят зерновые, в числе которых главными культурами являются рис, кукуруза, джугара, просо и др. Рис сеют главным образом в районах. дельты, в низких местностях, изобилующих водой. Здесь создается круп­ный район рисоводства. Посевы проса теперь имеют значительно мень­ший удельный вес, чем в былые времена. Джугара и кукуруза успешно развиваются, как ценные кормовые культуры. Издавна развитое в Кара- Калпакии бахчеводство не теряет своего значения. За последние годы все большее развитие получают садоводство и виноградарство; органи­зован первый в республике садово-виноградный совхоз.

В Кара-Калпакии, особенно в северной ее части, очень благоприят­ные условия для развития садоводства. По своим природным особенно­стям Кара-Калпакия может стать в будущем одной из баз высокого то­варного абрикосоводства в Узбекистане и важным районом культуры первосортных груш; здесь можно также получать устойчивые урожаи яблок, винограда и других плодово-ягодных культур. Сейчас большин­ство совхозов и колхозов имеет уже сады и виноградники. Саженцы по­ставляет Турткульский опорный пункт садоводства. Эта отрасль хозяй­ства приносит большие доходы.

Таким образом, в Кара-Калпакии в корне изменились по сравнению с дореволюционным временем не только техника и способы ведения земле­делия, но и состав ведущих сельскохозяйственных культур: вместо мало­продуктивных, нерентабельных зерновых культур теперь преобладают высокодоходные технические культуры, в том числе хлопок — основа сельского хозяйства республики и главный источник повышения мате­риального благосостояния колхозников и рабочих совхозов.