Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Начало этнической истории народов Средней Азии и Казахстана
Этнография - Народы Средней Азии и Казахстана

На территории Средней Азии и Казахстана советские археологи обна­ружили и изучили к настоящему времени значительное число памят­ников, позволяющих осветить отдельные этапы истории древней­шего населения этой территории в эпоху первобытнообщинного строя.

Наиболее ранние из этих памятников относятся к нижнему палеолиту. Это стоянки позднеашельского или ашельско-мустьерского времени на юге Казахстана (хребет Малый Каратау, Таласский район Джамбульской области и др.)* Более широко распространены памятники мустьерского времени. Среди них следует назвать в первую очередь раскопанную А. П. Окладниковым пещерную стоянку в гроте Тешик-Таш в горах Байсунтау в южном Узбекистане, где, помимо типично мустьерского комплекса каменных орудий и характерной для этого времени фауны, было найдено детское погребение, причем похороненный в нем ребенок принадлежал к неандертальскому типу. К мустьерскому времени относится также стоянка в гроте Аман-Кутан близ Самарканда.

Находки мустьерского времени и особенно находка тешик-ташского человека позволяют предполагать, что южная часть Средней Азии, наряду о  Южной Азией и Средиземноморьем, явилась областью расселения че­ловека неандертальского типа и формирования антропологического типа, непосредственно предшествующего современному.

В южных районах Средней Азии мы находим и следующие по времени стоянки верхнепалеолитического возраста, такие, как стоянка в Мачайской пещере в Сурхан-Дарьинской области, стоянка того же времени на территории г. Самарканда, верхнепалеолитическая стоянка под Ташкен­том. К концу верхнего палеолита относятся стоянки на р. Бухтарме (Вос­точный Казахстан).

Мезолит и ранний неолит Средней Азии представлены нижними слоями пещеры Джебел (Туркмения), где налицо уже характерный комплекс ка­менных орудий с изделиями на ножевидных пластинах; здесь все еще пред­ставлены орудия геометрических форм мезолитического облика, но уже появляются первые находки керамики. Многочисленные находки костей джейрана и рыбьих костей говорят о том, что люди, жившие в VI—V тысячелетиях до н. э. в пещере Джебел, занимались охотой и рыболов­ством.

Уже, видимо, с V тысячелетия до н.э. Средняя Азия делится на две ис­торико-культурные области: южную — область древнейших земледель­ческих культур и северную, степную — область неолитических охот­ников и рыболовов, а позднее скотоводов и земледельцев бронзового века. Интересно, что на территории юго-западной Туркмении в V—IV тыся­челетиях до н. э. охотники и рыболовы сосуществовали с древнейши­ми земледельцами. Так, кремневый инвентарь 5—4 слоев пещеры Дже­бел характеризует культуру охотников и рыболовов с типичной мик- ролитоидной индустрией, характерной для эпохи неолцта.

Кельтеминарская стоянка Джанбас-кала 4. Шалаш (реконструкция)

В то же вре­мя в предгорьях Копет-Дага возникает древнейшая культура оседлых земледельцев и скотоводов. Лучше других исследовано поселение этого времени Джейтун, где было вскрыто около 30 многокомнатных домов, сло­женных из глиняных «булок» — предшественников сырцового кирпича. Жители пользовались каменными орудиями на ножевидных пластинах и изготовляли лепную керамику, поверхность которой покрывалась гео­метрическим расписным узором. Земледелие было здесь основано на ли­манном типе орошения, с использованием для посевов заболоченных дельт горных ручьев.

Неолит и энеолит северных областей Средней Азии и Казахстана имел иной облик. Он лучше всего изучен на памятниках кельтеминарской культуры нижнего и среднего течения Аму-Дарьи, верхнего и среднего Узбоя, на стоянках Западного Казахстана. Ранний, классический этап кельтеминарской культуры, датируемый концом IV — серединой 111 тысячелетия до н. э., хорошо известен по раскопкам стоянки Джанбас 4 в Хорезме. Археологами раскопано жилище древних охотников и рыбо­ловов, найдены многочисленные орудия из кремня и кварцита и лепная керамика с резным геометрическим орнаментом, покрывающим все тулово сосуда. Одной из особенностей кельтеминарской керамики явля­ется окраска ее поверхности в красный или желтый цвет, прием, связыва­ющий эту культуру с южными областями Средней Азии. Надо сказать, что материал со стоянки Джанбас 4 походит на находки из четвертого слоя пещеры Джебел.

Керамика неолита, энеолита и бронзового века южной Туркмении

Второй, поздний этап кельтеминарской культуры известен по стоянкам Кара-Калпакии (Кават 7 и др.) и Западного Казахстана (Саксаульская и др.). В каменном инвентаре появляются наконечники стреле двусторонней обработкой поверхности отжимной ретушью, нередко уже встречается пло­скодонная керамика. В хозяйстве начинает играть известную роль ското­водство. Неолитическая верхнеузбойская культура является локальным вариантом кельтеминарской, причем, если стоянки южного Приаралья теснились к водам заболоченной тогда южной дельты Акча-Дарьи (древ­нейшая из северных дельт Аму-Дарьи), то жители верхнеузбойских сто­янок пользовались водами Узбоя, который в IV—111 тысячелетии до н. э. нес воды Аму-Дарьи в Каспий. Неолитические и энеолитические стоянки Восточного Казахстана (Усть-Нарым и др.) также характеризуются мик­ролито идной каменной индустрией, но отличной от кельтеминарской.

Контакты между Югом, с его древними земледельческими традициями и более высокой культурой, и Севером, областью расселения охотников и рыболовов — своеобразной варварской периферией Юга, начали про­являться очень рано. Так, обнаруженная на Нижнем Узбое нижнеузбойскан неолитическая культура уводит нас в круг ранненеолитических куль­тур Ирана. Суярганская культура Хорезма, ранний этап которой датиру­ется началом 11 тысячелетия до н. э., может быть связана с каким-то но­вым этническим элементом, исторически связанным с Югом, с областями Иранского нагорья и прилежащих стран. С другой стороны, мы уже от­мечали проникновение кельтеминарских племен на юг, в частности, по Узбою. Очень интересными памятниками, в материале которых прояв­ляются отдельные черты, свойственные обеим культурно-историческим областям, являются могильник Заман-Баба 1, поселения на оз. Лявля- кан и у колодца Беш-Булак (Бухарская область), датируемые концом 111 — началом 11 тысячелетия до н. э.

Древние земледельческие культуры южных областей Средней Азии в энеолите и бронзовом веке входили в ареал переднеазиатских культур «крашеной керамики», являясь как бы их северо-восточным форпостом. Для этих культур, бытовавших у нас на территории юго-западной Туркме­нии и в Фергане, характерно земледелие, основанное на искусственном орошении, раннее применение металла для изготовления орудий при сох­ранении орудий из камня, постройка домов из сырцового кирпича, изгото­вление посуды с росписью; уже в начале 11 тысячелетия до н. э. такая посуда изготовлялась на гончарном круге. Насколько большую роль в жизни населения играло поливное земледелие, можно судить хотя бы по тому, что обширный Геоксюрский оазис на рубеже IV и 111 тысячелетий до н. э. прекратил свое существование в связи с перемещением русла Тед- жена к западу. Успехи в поливном земледелии в значительной степени обусловливали характер расселения племен. Так, если древнейшие посе­ления, такие как Анау (Северный холм), Кара-тепе и даже Намазга-тепе, концентрируются в зоне горных речек и ручьев, сбегающих с Копет-Дага,
то во 11 тысячелетии до н. э. наблюдается посте­пенное расширение зоны, осваиваемой земледельца­ми, в конце этого периода происходит освоение дель­ты Мургаба, невозможное без умения создавать уже довольно сложную ирри­гационную сеть. Более вы­сокий уровень производи­тельных сил, чем на Севе­ре, привел на Юге к ран­нему выделению ремесел из системы хозяйства и, вероятно, к более раннему, чем на Севере, появлению элементов государствен­ности.

В то же время, во 11— начале 1 тысячелетия до н. э., северные степные районы Средней Азии и Казахстана, как и юго- западная Сибирь, южное Приуралье и степи юга Европейской части СССР, были заселены племена­ми — носителями культур степной бронзы. Так, в Поволжье и южном При­уралье была распространена срубная культура, тесно соприкасав­шаяся в Оренбургских степях с андроновской культурой; последняя широко была распространена в южной и юго-западной Сибири и Казахста­не и являлась, видимо, не единой, а целой серией культур степного типа. Основой хозяйства носителей этих культур было оседлое пастушеское ско­товодство, сочетавшееся с мотыжным земледелием; населению была из­вестна металлургия меди и бронзы. Люди жили в землянках и полузем­лянках и изготовляли лепную плоскодонную посуду с резным геометриче­ским орнаментом. На территории Казахстана культура степной бронзы известна в основном по материалам погребальных памятников, в то вре­мя как в Средней Азии изучены главным образом поселения. Появившаяся в середине 11 тысячелетия до н. э. в низовьях Аму-Дарьи тазабагъябская культура сформировалась, очевидно, где-то в степях южного Приуралья, в зоне контакта между срубной и андроновской (в ее западно-казахстан­ском варианте) культурами и проникла в Хорезм через северо-восточное Приаралье. Тазабагъябская культура некоторое время сосуществовала с суярганской, проникшей в Хорезм из более южных областей (см. выше), но к XI в. до н. э. была ассимилирована последней. Тазабагъябская куль­тура известна в Хорезме по материалам многочисленных поселений, сре­ди которых два, Ангка 5 и Кават 3, раскопаны. К эпохе господства тазаба- гъябской культуры относится возникновение в Хорезме древнейшей ир­ригации. Особый интерес вызывает также раскопанный могильник таза- багъябской культуры Кокча 3, археологические и антропологические материалы которого подтверждают участие в формировании тазабагъяб- ской культуры андроновцев и племен срубной культуры. Краниологиче­ские материалы могильника свидетельствуют о наличии в Хорезме в это время еще одного, индо-дравидоидного антрополо­гического типа, появление которого здесь может быть связано с приходом с юга суярганских племен; воз­можно, что посредниками здесь явились еще древ­ние кельтеминарцы, антро­пологический тип которых нам, к сожалению, пока неизвестен. Появление в Хорезме в середине 11 ты­сячелетия дон. э. племен- носителей тазабагъябской культуры, видимо, связа­но с первой значительной в олной инд оевр опейских, индоиранских или иран­ских племен, проникших в Хорезм с северо-запада. За последнее время в юж­ных областях Средней Азии был сделан ряд на­ходок, которые могут быть отнесены к тазабагъябской культуре. Они, видимо, отражают крупные пере­движения степных племен, происходившие в середине 11 тысячелетия до н. э. (наиболее ранние матери­теалы восходят к XV в. н. э.) на территории Сред­ней Азии. Еще более мощ­ным стало это движение в южном, юго-западном и юго-восточном направлениях в конце 11 — начале 1 тысячелетия до н. э. В нем участ­вовали и суярганские племена — носители суярганской культуры на позднем («каундинском») этапе ее развития (XI—IX вв. до н. э.). Архе­ологические материалы позволяют зафиксировать продвижение этих скотоводческих племен по руслам таких рек, как Узбой, Атрек, Теджен, Мургаб, Аму-Дарья и Сыр-Дарья.

Большие изменения произошли и в южной подгорной полосе Средней Азии. Население этих областей начало осваивать для земледелия новые районы, используя при этом более совершенные методы искусственного орошения. С этими процессами, вероятно, связано появление в южной. Фергане культуры крашеной керамики чустского типа (названа по Чуст- скому поселению), которая датируется концом 11 — началом 1 тысячеле­тия до н. э. Культура эта сосуществует в Фергане с культурой степной бронзы, представленной стоянками в Кайраккумах (на Сыр-Дарье) и Ву- адильским могильником.

На территории Центрального и Южного Казахстана были распростра­нены культуры андроновского типа, причем удалось проследить продвиже­ние племен — носителей этой культуры в южном направлении вплоть до Тянь-Шаня, где в урочище Арпа обнаружены андроновские погребения.

Для воссоздания истории степныхплемен эпохи поздней бронзыболыпой интерес представляет амирабадская культура Хорезма (IX—VIII вв. до н. э.), представленная, в частности, большим поселением Якке-Парсан 2У состоящим примерно из 20 домов-полуземлянок. Население занималось земледелием, основанным на искусственном орошении (каналы выводились непосредственно из дельтовых протоков), скотоводством, изготовлением орудий из бронзы. Генетически амирабадская культура тесно связана с позднесуярганской, и тем интереснее некоторые аналогии амирабад- ской посуде в культуре поздней бронзы на Мургабе. Быть может, в фор­мировании раннеантичной культуры Хорезма и Мурга,бского оазиса (VII—V вв. до н. э.) участвовали какие-то родственные племена, контак­ты между которыми наиболее широко проявлялись именно в конце 11 — начале 1 тысячелетия до н. э.