Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Хозяйственно-культурные типы народов Средней Азии и Казахстана
Этнография - Народы Средней Азии и Казахстана

Издавна Средняя Азия и Казахстан выделялись пестротой этнического состава и большим разнообразием хозяйственно-культурных особенностей отдельных районов, различие между которыми было обусловлено описан­ными выше резкими контрастами природных условий — сочетанием об­ширных песчаных и глинистых пустынь, пригодных для скотоводства, и мощных горных систем, где в предгорьях и главным образом на под­горных равнинах, а также в долинах и дельтах рек возникали древнейшие очаги земледельческой культуры, где наряду с земледелием было развито скотоводство и рыболовство. Отдельные местности отличались одна от другой особенностями исторически сложившихся взаимосвязей между хозяйственной деятельностью населения и географической средой, что в свою очередь определяло образ жизни, характер материальной культу­ры—видов поселений и жилища, средств передвижения, пищи и т. п.

Этнографическая наука выработала принцип классификации населе­ния по так называемым хозяйственно-культурным типам; хозяйст­венно-культурные типы — это исторически сложившиеся комплексы взаимосвязанных особенностей хозяйства и культуры, характерные для народов, находящихся примерно на одинаковом уровне социально- экономического развития и живущих в сходных естественно-географи­ческих условиях.

Этнографы выделяют на территории Средней Азии и Казахстана конца XIX—начала XX в. три главных хозяйственно-культурных типа: 1) осед­лых жителей оазисов, ведущих интенсивное земледельческое хозяйство с применением искусственного орошения; 2) полуоседлое население, соче­тающее скотоводство с земледелием; 3) кочевников-скотоводов. В шести из пятнадцати выделенных географами на территории Средней Азии и Казахстана природно-хозяйственных зон в дореволюционный период, судя по историко-этнографическим материалам, преобладал хозяйствен­но-культурный тип оседлых земледельцев, ведущих свое хозяйство на искусственно орошаемых землях и межгорных долинах и на равнинных предгорьях; в трех зонах — хозяйственно-культурный тип кочевников-скотоводов, значительная часть которых занималась также нерегулярным зем­леделием на своих зимовках и у временных источников и родников пустын­ной зоны; в четырех — хозяйственно-культурный тип полуоседлых зем­ледельцев и скотоводов, для которых было характерно занятие нерегуляр­ным поливным и каирным земледелием на окраинах земледельческих оази­сов и в низовьях рек, иногда сочетавшееся с рыболовством. Несколько иной вариант этого же хозяйственно-культурного типа мы видим в гор­ных районах, где горнопастбищное и отгонное скотоводство иногда соче­талось с богарным, неполивным (богара — посевы под весенние дожди) и мелкооазисным поливным земледелием.

Для каждого из крупных народов Средней Азии и Казахстана один из этих трех хозяйственно-культурных типов был основным, традиционным и преобладающим, но вместе с тем нередко отдельные этнографические или локальные группы в среде одного и того же народа относились к раз­личным хозяйственно-культурным типам.

Большинство населения Средней Азии и Казахстана в конце XIX и начале XX в. занималось оседлым земледелием на искусственно орошае­мых землях и кочевым скотоводством. Оседлые земледельческие и степные скотоводческие народы никогда не существовали изолированно друг от друга. Они всегда находились в тесных экономических взаимоотношени­ях, обмениваясь продукцией своего хозяйства; сильны были всегда также политические и культурные связи между ними. Эти многовековые связи между оседлым населением и степными племенами определили чрезвычай­но много своеобразных черт истории, образа жизни и особенностей мате­риальной и духовной культуры народов Средней Азии и Казахстана. Как показывают новейшие археологические и этнографические исследования, полуоседлые племена играли также значительную роль в истории Средней А&ии, будучи создателями своеобразных форм хозяйства и культуры.

Приведем краткую характеристику трех выделенных на территории Средней Азии и Казахстана хозяйственно-культурных типов.

1. Оседлые земледельцы. Они существовали в Средней Азии и Казахстане с древних времен, На плодородных берегах речных систем Востока, к которым следует отнести и ряд среднеазиатских рек (Аму-Дарью, Сыр-Дарью, Мургаб и др.), там, где природные условия обеспечивали возможность орошения, на основе плужного ирригаци­онного земледелия сложились древнейшие государственные объедине­ния, классовые общества и был заложен фундамент современной циви­лизации.

Еще в рабовладельческую эпоху получило распространение интенсив­ное поливное земледелие с применением крупных ирригационных соору-. жений (плотин, каналов и т. д.), на строительстве которых широко ис­пользовался труд рабов. Этот тип земледелия получил наибольшее рас­пространение на территории современных Узбекистана, Таджикистана и юга Туркмении. Он обусловил расцвет экономики могущественных древ­них рабовладельческих государств Средней Азии с их высокой и своеоб­разной цивилизацией.

Обитатели земледельческих оазисов — узбеки, таджики, туркмены и др. — на протяжении веков накопили богатейший опыт в ирригационном земледелии, в строительстве мощных оросительных сооружений, в способах орошения полей.

Земледельцы выработали ряд способов восстановления плодородия почв и агротехнических приемов по улучшению их физических и химиче­ских свойств: мелиорацию пескованием, разрушением такырной корочки, удобрение илистыми наносами оросительных вод, отбросами, землей с разрушенных глиняных построек и береговых отвалов заброшенных ка­налов, отличающихся высоким содержанием калийных солей; они при­меняли полив и промывку почв с целью избавиться от вредных солей в верхнем слое и т. п.

Районы поливного земледелия в долинах рек, межгорных котловинах и в предгорьях Средней Азии выделяются как ареалы с исключительно густым сельскохозяйственным населением. В начале XX в. в отдельных частях Бухарского и Самаркандского оазисов по Зеравшану и в Ферганской долине средняя плотность населения превышала 150—200 человек на 1 кв. км; в Хорезмском оазисе — 80—100 человек на 1 кв. км. Плотность на­селения уменьшалась к периферии оазисов. В большинстве случаев гу­стонаселенные земледельческие орошаемые территории резко отграничи­вались от соседних малозаселенных пустынных или заболоченных (в дель­тах рек) территорий, используемых под скотоводство. Поселения земле­дельцев в орошаемой зоне были приурочены к оросительным системам и располагались по соседству с обрабатываемыми участками.

В низовьях больших рек — на Аму-Дарье, Сыр-Дарье, Зеравшане— преобладал рассредоточенный («хуторской») тип поселения: отдельные усадьбы земледельцев были разбросаны сравнительно далеко одна от дру­гой (например, в Хорезме — на 400—500 м); они образовывали широкую (от 2 до 5 км) полосу вдоль главных магистральных каналов. Располо­жение усадеб зависело от направления каналов и разветвления их на более мелкие.

Характер оросительной сети в значительной степени определял рассе­ление земледельцев и в межгорных котловинах (Фергана, бассейны рек Зеравшана, Таласа, Асы и др.)? где на обширных аллювиальных конусах выноса образовалась сеть крупных кишлаков, вытянувшихся по веерооб­разно расходящимся каналам, а также в предгорьях Копет-Дага и Тянь- Шаня на границе между пустыней и горами, где массивы поливных земель окружены пустынными и горно-степными пастбищами.

Горные селения располагались чаще всего на дне широких долин и в их боковых ответвлениях. Для посевов использовался каждый клочок аллювиальных наносов горных рек.

За зоной поливных земель начиналась зона богарных земель, располо­женных по склонам и вверх по долинам горных рек. Обитатели горных районов Памиро-Алая и Тянь-Шаня — таджики, узбеки, киргизы — раз­работали разнообразные приемы полеводства в горах, на горных покатых склонах, на терассах и на конусах выноса горных рек и т. п.; ими были созданы формы интенсивного террасного земледелия.

На подгорных равнинах Копет-Дага и Нуратинских гор применя­лось «кяризное» орошение (кяриз — сооружение для использования подземных вод); устройство его требовало колоссальных затрат человеческого труда и глубоких знаний рельефа местности, строения и уклонов подстилающих грунтов. Как поливное, так и богарное земле­делие среди узбеков, таджиков, киргизов, туркмен Копет-Дага сочетались с горно-пастбищным скотоводством. Поливное земледелие в сочетании со стойловым и пустыдным отгонным скотоводством было развито среди уз­беков, каракалпаков и туркмен Хорезмского оазиса, среди узбеков и таджиков Бухарского оазиса, в Ташкентском (среди узбеков), Мургабском и Тедженском оазисах (среди туркмен), в Ферганской долине и др.

2. Полуоседлое население. Оно сочетало в своем хозяй­стве скотоводство, земледелие, а иногда и рыболовство.

У многих народов Средней Азии и Казахстана вплоть до начала XX в. сохранялись традиции нерегулярного полуоседдого экстенсивного каирного и лиманного земледелия, восходящие еще к эпохе энеолита и бронзы. Как известно, лиманный способ орошения, заключавшийся в том, что от­дельные участки речных разливов и озер изолировались, осушались и засевались, — прототип всей современной ирригации. На лиманных участках и каирных землях, окаймлявших речные протоки и озера, ши­роко практиковались посевы бахчевых культур, проса, джугары и риса. Полеводство на лиманах и кайрах очень сильно зависело от стихийных природных условий и отличалось большой неустойчивостью и нерегуляр­ностью.

Полуоседлые земледельцы и скотоводы в конце XIX и начале XX в. были расселены преимущественно на окраинах больших земледельческих оазисов, в низовьях многих рек, а также на естественно орошаемых участ­ках предгорий и северо-казахстанских степей (см. карту, стр. 36 — 37).Этот тип был распространен у обитателей дельтовых районов Аму-Дарьи и Сыр- Дарьи— каракалпаков, туркмен и северно-хорезмских узбеков; в Бухар­ском оазисе — у туркмен, узбеков и казахов; в Ферганском — у части кирги­зов и каракалпаков. В горных районах Средней Азии к этому типу относи­лись также часть таджиков (в Байсунских и Кугистанских горах южного Узбекистана), киргизов (в Иссык-кульской котловине) и узбеков, для кото­рых было характерно богарное земледелие в сочетании с горно-пастбищным скотоводством. Полуоседлое земледельческое хозяйство вели и туркмены, с давних пор сочетавшие скотоводство с земледелием. В северных рай­онах Казахстана полуоседлое земледельческое хозяйство (богарное зем­леделие) вели казахи (в бассейнах Иргиза, Тургая, Эмбы и др.).

Полуоседлое население Средней Азии и Казахстана можно подразделить на две большие группы: первую составляли недавно осевшие в культур­ной полосе оазисов и пограничных областях переселившиеся из степей кочевники-скотоводы (казахи, некоторые группы узбеков), вторую — этно­графические группы народов, которые на протяжении всей истории своего формирования вели полуоседлый образ жизни (значительная часть кара­калпаков, узбеков-аралов, а также часть туркмен и присырдарьинских казахов). Это потомки племен и народов, у которых комплексный тип хо­зяйства преобладал в древности, раннем и позднем средневековье. Оби­татели обширных дельтовых областей, приозерных и приречных районов, они унаследовали архаические традиции комплексного земледельческое скотоводческо-рыболовного хозяйства, по всей видимости, еще от обитав­ших в этих областях племен эпохи бронзы.

3. Кочевник и-скотоводы. Они занимали обширные прост­ранства степей, гор и пустынь Средней Азии и Казахстана.

Кочевое скотоводство различалось в зависимости от районов. Казахи, обитавшие в обширных степях, в недавнем прошлом (до начала XX в.) кочевали преимущественно на большие расстояния в меридиональном на­правлении, передвигаясь летом далеко на север, а зимой — далеко на юг. Территории и маршруты их перекочевок были строго определены, тради- ционны и передавались из поколения в поколение.

Для казахского кочевого скотоводства характерна ведущая роль овце­водства и коневодства.

У туркмен маршруты кочевок в пустыне были обуовнлслеы располо­жением колодцев и сезонным использованием пастбищ. Часть населения постоянно жила в оазисах, а другая выходила со стадами в пески, пере­двигаясь по определенным урочищам, расположенным недалеко от колод­цев или построенных в пустыне на такырах водосборных сооружений как, также служивших водопоями для стада. В составе стада преобладали овцы, козы и верблюды. Последние имели особенно важное значение как транспортное животное на обширных песчаных и безводных простран­ствах великих среднеазиатских пустынь.

У киргизов, занимавших горные плато и долины Тянь-Шаня, коче­вание имело преимущественно вертикальный характер, будучи связан­ным с изменением растительного покрова на пастбищах. Летние пастбища были расположены высоко в горах, на альпийских лугах, а зимов­ки — в глубоких, защищенных от холодных ветров и метелей долинах.

Значительное место среди различных пород скота в высокогорных рай­онах Памиро-Алая и Тянь-Шаня занимали горные яки.

Кочевое и отчасти отгонное животноводство было главным,но не един­ственным занятием кочевников; многие из них занимались на своих зим­них стоянках и земледелием, имевшим подсобное значение. Кочевники в горах с давних времен использовали для полеводства родниковые воды и временные сезонные потоки и выработали навыки так называемого булач- ного (на родниках—булак) и лиманного земледелия. В степях и пусты­нях они научились собирать воду на такырах после дождя и отводить ее в низины; низины эти засевали различными культурами. В Туркмении местами использовали падины (ойтак) для устройства в них бахчей и по­сева зерновых культур.

*      * *

Хозяйственно-культурные типы Средней Азии и Казахстана, отражая исторически сложившиеся взаимосвязи между хозяйственной деятельно­стью населения и географической средой и являясь таким образом исто­рической категорией, претерпели изменения в процессе развития эконо­мики и культуры среднеазиатских народов. Эти изменения стали особен­но значительны в Средней Азии и Казахстане в наши дни, когда в социали­стическом сельском хозяйстве совершенно по-новому используются исто­рически сложившиеся трудовые навыки населения. Наиболее древний тип полу оседлого комплексного хозяйства исчез вместе с экстенсивными фор­мами натурального хозяйства и пережитками патриархально-родового быта. Исчезло как особый хозяйственно-культурный тип кочевое ското­водство.

Изменился общий характер животноводства. В большинстве колхозов и совхозов распространена отгоннопастбищная форма животноводства. Об- воднение значительных территорий степей Казахстана, песчаных пустынь Каракум и Кызылкум в результате ирригационного строительства и ши­рокого распространения артезианских колодцев улучшило кормовую базу, расширило площадь пастбищ, облегчило труд пастухов-скотоводов. Изме­нился и состав стада. Все большее значение приобретают ценные и вы- сокопродуктивные мясошерстные и каракульские породы мелкого рогато­го скота, мясо-молочные породы крупного рогатого скота; в связи с раз­витием новых транспортных средств сократилось верблюдоводство и ко­неводство.

Наибольший расцвет получило базирующееся на современной агро­технике поливное земледелие, производящее высокотоварные ценные сель­скохозяйственные культуры, в первую очередь хлопок.