Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Хозяйство и быт нивхов
Этнография - Народы Сибири

Хозяйство и быт нивхов

Основными занятиями нивхов издавна были рыболовство и морской промысел. В рыболовстве первое место занимал промысел проходных лососе­вых рыб — кеты и горбуши. Лососевых рыб добывали заездками, сетями и неводами. Заездок представлял собой изгородь из толстых кольев и пру­тьев в форме буквы «Г», расположенную перпендикулярно к берегу и «глаголыо» по течению. В этой части устанавливали подъемную сеть, у которой дежурили иа лодке. Рыба, идущая сплошной массой вдоль берега, натыкалась иа стенку заездка, поворачивала вдоль стены и попадала в сеть. Заметив движение сигнальных веревок, рыбаки поды­мали сеть и выгружали пойманную рыбу в лодку. Этот способ обычно давал хозяйству за несколько дней путины 4—5 тыс. лососей, вполне удовлетворявших его потребительские нужды. Заездок сооружался обычно коллективно несколькими семьями.

Неводы, небольшие по размерам, раньше плели из крапивных ниток. Тянули невод два-три рыбака, один из которых шел по берегу, а другие плыли в лодке. Позже нивхи от русских научились сшивать большие неводы. Белуг и осетров нивхи добывали гарпунами и крючковыми сна­стями — крючками на коротких веревочках, прикрепленных к длииной натянутой в воде бичеве.

Большое значение для нивхов имел лов частиковой рыбы, производив­шийся в течение всего года. Ее добывали с помощью удочек, ставными сетями (зимой и летом), плавными сетями (летом) и неводами (в весенне- осенний сезон).

Среди сахалинских и лиманских нивхов был развит морской промысел. Охотились на сивучей и тюленей. Сивучей ловили большими ставными сетями. Промышлять тюленей выходили ранней весной, с первыми при­знаками вскрытия льда. Били их гарпунами и дубинами (палицами), когда они вылезали греться на льдины. Охота на тюленей продолжалась, и летом. На открытой воде охотились на них с помощью пловучего гар­пуна (лых). Он представлял собой дощечку с острием гарпуна, прикреп­ленную к палке, длиной 10—30 м. Лых спускали на воду, охотник скры­вался неподалеку на лодке или на берегу. Завидев добычу, охотник осто­рожно направлял на нее лых и быстро вонзал его в животное.

Охота, по сравнению с другими народами Амура, играла у нивхов мень­шую роль. Сезон охоты начинался осенью, после окончания хода рыбы. В это время медведи выходят к речкам полакомиться рыбой, и нивхи под­жидали их с луком или ружьем. Иногда ставили самострелы. Зимой охо­тились на медведей с копьем. Вслед за охотой на медведя наступал сезон промысла соболя. Соболь и некоторые другие пушные звери (выдра,, рысь, колонок) играли значительную роль в хозяйстве нивхов. Пушнина шла на китайский, позже на русский рынок. Амурские нивхи отправля­лись каждую осень на своих больших, дощатых, тяжелых на ходу лодках на соболиный промысел на Сахалин и возвращались оттуда только ран­ней весной. Вызывалось это обилием соболя на Сахалине. По берегам речек и на сваленных деревьях, служивших для соболей переходами через, речки, нивхи ставили многочисленные западни.

Главным орудием охотничьего промысла служило ружье, в начале- XX в. заменившее нивхский сложный лук с роговыми накладками. Нои позднее лук сохранялся в медвежьем празднике и в детских играх.. На белок и лисиц охотились с собаками. На крупных и мелких животных ставили самострелы.

Сельское хозяйство стало проникать к нивхам еще в середине XIX в. когда они начали впервые сажать картофель. Единичные нивхи рабо­тали раньше на извозе и других работах но найму.

Еще до прихода русских в некоторых поселках имелись специалисты кузнецы, перековывавшие японские, китайские, а позже и русские ме­таллические изделия для своих нужд; они изготовляли ножи прямые- и изогнутые, приспособленные для обстругивания дерева, наконечники стрел, гарпунов, копий и др. Кузнецы пользовались двойным мехом, наковальней и молотом. Сохранившиеся остатки массивных цепей гово­рят о высоком мастерстве кузнечного ремесла в прошлом.

Среди нивхов была распространена инкрустация серебром и медью> наконечников коиий. Старики занимались производством веревок из лыка и крапивы, а также изготовлением парт и собачьей упряжи.

К мужским работам относились рыболовство, охота, выделка орудий производства, в том числе снастей и средств передвижения, заготовка и перевозка дров, кузнечество. Женщины занимались обработкой рыбьих, тюленьих и собачьих шкур, а также бересты, пошивкой и орнаментацией одежды, приготовлением берестяной посуды, сбором растительных продук­тов, домашним хозяйством и уходом за собаками.

Ко времени советизации Дальнего Востока уклад материковых нив­хов характеризовался довольно сильным развитием товарных отношений. Старые формы коллективного производства и распределения почти пол­ностью исчезли под влиянием нараставших процессов имущественной дифференциации. Много рыбаков и охотников, лишенных орудий про­мысла, вынуждено было уходить на лесозаготовки, работать по найму, заниматься извозом. Незначительный доход от рыболовства заставлял нивхов обращаться к сельскому хозяйству. Пушная охота имела у амурских нивхов ничтожное значение. Продукция охоты на морских, животных — нерпу, белуху, сивуча — шла главным образом на потреби­тельские нужды. Лов рыбы производился артелями. Артели эти были обычно мелкие, из 3—7 человек. Практиковался наем рабочих в виде полупайщиков. Часть нивхов работала во время лова по найму на обработке рыбы.

У сахалинских нивхов рыболовство также имело очень важное зна­чение, но наряду с ним широко практиковался промысел на морского зверя и охота на медведя, соболя и некоторых других животных.

Основным питанием нивхов всегда была рыба, чаще всего в вяленом виде, юкола заменяла им хлеб. Мясная пища употреблялась редко. Пища приправлялась рыбьим жиром или жиром нерпы. Лакомым блюдом всегда считался мось, приготовляемый из отвара рыбьих кож, тюленьего жира, ягод, риса, иногда с прибавлением накрошенной юколы. Другим лакомым блюдом являлась талкк — салат из сырой рыбы, приправленной черемшой. С рисом, пшеном и чаем нивхи познакомились еще во времена торговли с Китаем. После появления на Амуре русских нивхи стали употреблять, хотя и в незначительном количестве, хлеб, сахар и соль.

Исконным, а до недавнего прошлого единственным домашним живот­ным у нивхов была собака. Она выполняла роль упряжного животного и давала мех для одежды, мясо ее употребляли в пищу, она была распространенным объектом обмена, играла видную роль в религиозных представлениях и обрядах. Количество собак в хозяйстве было показа­телем зажиточности и материального благополучия. Обычно в каждом хозяйстве содержали по 30—40 собак, требовавших немалого ухода. Кормом им чаще всего служили рыба и тюлений жир; запасы корма при­ходилось заготовлять на всю зиму, в течение которой собаки максимально использовались как ездовые животные.

Старинная нарта нивхов, которую еще застал Шренк в половине, прошлого века, была настолько узкой, что на ней ездок сидел верхом, опираясь ногами на небольшие лыжи, а иногда приподнимался и бежал в таком положении на лыжах. Полозья этой нарты были загнуты и спе­реди и сзади. Собак запрягали змейкой, т. е. привязывали их к ремню- потягу не попарно, а по одной, то с той, то с другой стороны по очереди. Сбруей служил простой ошейник, так что собака тянула шеей.

Еще не так давно на медвежьем празднике устраивали гонки на со­баках, употребляя для этого старые нарты и старую упряжку. Собачья упряжь и нарта, появившиеся у нивхов в начале XX в., значительно от­личаются от прежних. Более позднее упряжное собаководство у нивхов (так называемого восточносибирского типа) характерно более вмести­тельной нартой с вертикальной дугой и попарной упряжкой не в ошей­ники, а в лямки, в которых собаки тянут грудью.

Развитие извозного промысла вызвало переход на новый тип нарты. Увеличение устойчивости и размера нарты позволило перевозить до 200 кг груза. Впрягали обычно 9—11 собак. Самая обученная и ценная собака — передовик. К ней были обращены обычно окрики управления возницы — каюра. Останавливали собак окриком и тормозной палкой. Собак впрягали не только в нарту, но иногда и в лодку на более длинном потяге.

Лошадь в качестве транспортного животного появилась у нивхов сравнительно недавно.

Зимой средством передвижения по суше, кроме собачьего транспорта, служили лыжи — голицы без меха или лыжи с подклеенным тюленьим мехом. Первыми пользовались для небольших переходов, вторыми — для дальних походов в сезон пушной охоты. Отличительную особенность нивхских лыж составляли деревянные нащепы, прибивавшиеся поверх шкуры.

По речкам (главным образом на Сахалине) плавали на легких долбленках, которые делали из тополя. Долбленки эти были на­столько легки, что их переносили на руках через встречавшиеся препятствия (мели, перешейки). Передвигались на них при помощи весла и шеста, которым пользовались обычно при подъеме против течения. Для дальних переездов у нивхов имелась большая лодка, аналогичная ульчской, нанайской и орочской. Ее строили из трех широких кедровых досок, нижняя (дно) на носу была загнута кверху и выдавалась над водой лопатой. Гребли на ней 2—4 парами весел, занося отдельно весла правого и левого бортов.

Селения нивхов обычно располагались около устьев нерестовых ре­чек и лишь редко насчитывали более 20 жилищ. Еще недавно дома со­родичей ставились рядом. Лет 40—50 назад среди сахалинских нивхов была еще широко распространена землянка. Для нее вырывали яму глубиной в 1.25 м, над которой ставили из тонких бревен остов и снаружи засыпали его землей. Дымовое отверстие служило окном, очаг устраи­вали посредине, вокруг шли нары. В конце XIX в. вход в землянку был уже не через крышу, а через длинный низкий коридор.

У амурских нивхов, примерно со времени Минской династии, землянки стали вытесняться маньчжурскими фанзами каркасного типа, распростра­нившимися по всей территории нанайцев и перешедшими к нивхам. Тип постройки и распределение мест внутри зимника у нивхов были такие же, как у ульчей. Лето нивхи обычно проводили в летниках. Лет­ник — это постройка на сваях в 1.5 м высотой. Он состоял из двух поло­вин: задней — жилой, освещаемой через отверстие в крыше, и передней, служившей амбаром. Вокруг летника обычно были расположены вешала для вяления рыбы и свайные лабазы для хранения разных продуктов. Общий вид свайного летнего жилища нивхов ничем не отличался в общем от ульчского летника-амбара.

Старый летний мужской костюм нивхов во многом совпадал с нанай­ским. Он состоял из штанов (варги), халата, доходящего до колен и за­стегивающегося слева направо, обуви, сшитой из тюленьей кожи, и ко­нической берестяной шляпы (х’ифх’акк). Штаны и халат шили из синей или серой бумажной материи. Женский летний халат из рыбьей кожи или из материи был более длинным и украшался по подолу медными пластинками. Зимой поверх халата носили одежду из темного меха, сшитую мехом наружу. Во время поездок на нартах для предохранения меха от вытира­ния мужчины поверх меховой одежды носили юбочку из нерпичьей шкуры (для одежды покойника шкура нерпы не употреблялась). На голову на­девали наушники и меховую шапку. Отличия мужской одежды от женской сводились к большему количеству вышивок и аппликаций и большему разнообразию материала для женской одежды (шелк, сукно, рысий мех на шапке).

Материал для одежды нивхи приобретали прежде у китайских и рус­ских торговцев. Для обуви, халатов и шуб пользовались специально вы­деланными кожами сазана, кеты и щуки, нерпичьей и лосиной ко­жей, собачьим мехом и т. п.

В дореволюционное время как мужчины, так и женщины волос не стригли, а заплетали — мужчины в одну, женщины в две косы