Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Общественные отношения, религия и творчество удэгейцев
Этнография - Народы Сибири

Общественные отношения, религия и творчество удэгейцев

Удэгейцы делились на экзогамные роды. В старину каждый такой род имел свой огонь. У стариков отношения и религия  хранилось родовое огниво. Выносить огонь из жилища имел право только мужчина-сородич. Сородичи имели свои родовые места охоты и рыболовства. Перекочевки на территорию другого рода происходили всегда только с согласия членов этого рода. Охотник, убивший козулю, лося или другое животное, делил его между всеми жив­шими поблизости. Пережитки первобытно-общинного строя проявлялись в широко практиковавшемся гостеприимстве. Была широко распростра­нена родовая помощь. Старики, больные и другие нетрудоспособные пользовались помощью рода. На членах рода лежала обязанность кров­ной мести. На этой почве происходили еще в XIX в. межродовые войны, которые велись с соблюдением традиционных норм: применялось только жолодное оружие; на территории враждебного рода запрещалось пить аводу, ловить рыбу и охотиться; женщины и дети были неприкосновенны.

Спорные дела между родами решались межродовым судом. Разбор дела производил самый уважаемый и почтенный старик из нейтрального рода. Кроме того, каждый род выбирал по одному защитнику — пред­ставителю для участия в переговорах об условиях примирения. У таких защитников были особые знаки достоинства — деревянные жезлы с копьем на одном конце и изображением головы антропоморфного духа манги — на другом. Межродовой суд назначал штрафы, которые уплачивались виновным или его родом.

Проникновение китайского торгово-ростовщического капитала при- шело к полному экономическому закабалению удэгейцев и ускорило рас- шац общинно-родовой организации. В конце XIX в. появились отдельные торговцы из удэгейцев. Деятельность их мало чем отличалась от деятель­ности китайских торговцев.

В конце XIX в. среди удэгейцев были учреждены выборные старосты, на обязанности которых лежали и сношения с русской администра­цией. Роль их была невелика.

Среди удэгейцев было много бедняков, остававшихся всю жизнь бобы­лями, так как они не имели возможности заплатить за жену высокий калым (тори), который легче было выплатить китайцам и уссурийским нанайцам. Китайцы платили за женщину-удэгейку по 400—500 серебря­ных рублей; часто они получали их в уплату за долги. Недостаток женщин приводил к бракам с малолетними. Практиковался также обмен .женщинами, который облегчал уплату калыма или сводил его к минимуму

Брачный обряд был очень прост. После выплаты калыма устраивалось угощение. Тазы заимствовали у китайцев брачный обряд «общей чаши», после которого брак считался заключенным. По окончании угощения, которое иногда продолжалось несколько дней, брат невесты выносил сестру на плечах из жилища и передавал ее жениху.

Религиозные воззрения и культовые обряды удэгейцев были очень близки к орочским и нанайским. Культ медведя был выражен значительно слабее; удэгейцы, в частности, не воспитывали медведей в клетках и не устраивали праздника вскормленного медведя.

В религии удэгейцев различались следующие элементы: культ «хо­зяев» природы, культ отдельных животных, шаманский культ. Из духов- «хозяев» наиболее почитаемым был буа> считавшийся духом-«хозяином» тайги и вселенной. В шаманском культе буа не фигурирует. Почитались и другие духи-«хозяева» (одзян): лесной, горный, болотный, водяной духи, дух грома, очага, огня и др. Духу-«хозяину» рыбы (сукдзя одзяни) прино­сили в жертву у воды сжигаемые на камне сало и рыбьи хвосты. Солнце фигурирует в удэгейских мифах как женщина, любви которой ищет месяц.

Культ животных примыкает к культу «хозяев» природы. Культ тигра (куты мафа) аналогичен орочскому и близок этому же культу других народов Амура. С тигром связаны мифы, возможно, тотемистического ха­рактера.

Праздник медведя устраивался в виде ритуального пира по случаю всякого убитого на охоте медведя. Центральное место занимало ритуаль­ное поедание головы медведя. Череп не разбивали и хоронили после пира, насаживая на шест или на сук дерева в тайге, но, в отличие о» орочей, не чернили сажей. Для женщин существовал ряд ограничений в отношении употребления медвежьего мяса. У удэгейцев, как и у неко­торых других народностей низовьев Амура, существовал миф о происхо­ждении их народности от брака девушки с медведем. Кроме культа этих зверей, существовал еще культ касатки, которой при случае приносили жертвы на море.

Шаманство у удэгейцев было очень сильно распространено. Шама­нили как мужчины, так и женщины и девушки. Костюм удэгейского шамана соединял в себе черты эвенкийского и амурского шаманского одеяний. К шаманским обрядам относились: обряд «лечения» больных, обряд, совершаемый для обеспечения удачи промысла или другого предприятия, обряд проводов души покойника и др.; камлание, посвя­щенное заходящему солнцу, обычно совершалось женщиной.

Весьма своеобразен был так называемый обряд «дуни» (известный и у орочей) — обряд ритуальной поездки шамана, во время которой шаман объезжал на лодке стойбища данной реки; к нему присоединялись в своих лодках мужчины и женщины из посещенных им стойбищ. Этот обряд был связан с жертвоприношением свиньи и потреблением ее крови. В обрядах и шаманской пляске обычно принимали участие все присут­ствующие.

У тазов значительное распространение получили китайские кумирни и некоторые буддийские обряды. Деятельность православной миссии совсем не коснулась удэгейцев.

У удэгейцев существовало несколько способов захоронений: они или просто оставляли труп в лесу, или хоронили его на деревьях, или ста­вили гроб с трупом на землю и строили над ним погребальный домик, или, наконец, хоронили в земле. Наиболее распространенным способом было захоронение в землю. Покойника клали в колоду или гроб, распи­санный красными и черными поперечными полосами. Иногда колоде придавалась форма животного. Довольно широко бытовало характерное для эвенков захоронение детей на деревьях или на двух сваях в небольшой колоде с крышкой.

Как и нанайцы, удэгейцы делали подушки разной величины, кото­рые связывались в их представлении с умершим. Если хоронили жен­щин, к подушке пришивали серьги. Этот обычай удэгейцев, вероятно, связан с древнекитайским: в Китае, приблизительно до X в., после смерти человека делали куклу, изображавшую покойника, и строили для нее жилище — мавзолей с полной житейской обстановкой. Весьма возможно, что погребальные домики удэгейцев, ульчей, орочей и древних китайцев представляют собой одно и то же явление, утраченное в Китае, но сохра­нившееся на Амуре.

В мифологии удэгейцев различаются мифы космогонического и тоте­мистического характера. В космогонических мифах земля ^изображается живым существом — растянувшимся драконом. Дракон этот лежит на дру­гом живом драконе, плавающем в воде. Небо — дно верхнего моря, над которым другие миры. Под землей также несколько миров.

Тотемистические мифы связаны с тигром и медведем и рассказывают в разных вариантах о происхождении племени удэгейцев. Есть мифы, посвященные и другим животным.

Творчество

Народное творчество удэгэйцев многообразно. Широко распространены сказки волшебно-фантастического характера. Сказки хорошо знают почти все удэгейцы, но есть талантливые сказочники, знающие их десятки. Основ­ными темами сказок являются поиски жениха или невесты, поиски похи­щенных мужа или жены, борьба героев или просто приключения героя, которые заканчиваются чаще всего браком и рождением детей.

Бытовую песню удэгейцев можно рассматривать как вид музыкаль­ного творчества. Это — напевы, очень простые по мелодии, с повторением одного и того же слова, сопровождаемого горловыми звуками и прищел­киваниями языком.

Изобразительное искусство удэгейцев весьма богато и разнообразно. Будучи во многом сходно с искусством орочей, ульчей и нанайцев, оно в то же время имеет и ряд существенных отличий. Скульптура, в прошлом религиозная по своему назначению, представляла собой фигуры живот­ных и человека, сделанные из дерева, кожи и металла. В общем скульп- тура удэгейцев носила более реалистический характер, чем орочская, нанайская или ульчская.

Среди деревянных фигур попадались крупные изображения антропо­морфных духов, превышающие рост человека. Эта черта — монумента- лизм — роднит их с некоторыми памятниками деревянной скульптуры эвенков.

Рисунок у удэгейцев встречался на одежде и атрибутах шамана. Он выполнялся красками в декоративной манере и состоял из фигур живот­ных и человека, иногда стилизованных, иногда трактованных реалисти­чески. Фигуры располагались симметрично и представляли собой изо­бражения различных духов. Расцветка, за редкими исключениями, носила фантастический характер.

Удэгейская вышивка, исполняемая цветными нитками, отличается безукоризненной композицией узоров и яркой расцветкой. Основу орна­мента составляют мелкие спирали и завитки, густо заполняющие собой фон. Зооморфные элементы крайне редки. Орнаментом покрывается мужская и женская одежда, но последняя особенно обильно. Резные и исцолненные красками орнаменты можно встретить также на разнообраз­ной посуде и коробках, сделанных из бересты.