Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Селища и пища селькупов
Этнография - Народы Сибири

Селища и  пища селькупов

До революции селькупы питались в основном рыбой. Рыбу солили и приготовляли из нее порсу (мука из сушеной рыбы) и юколу. Главная заготовка рыбы впрок происходила летом, во время «большого лова». Для приготовления порсы рыбу разделяли на части, поджаривали, сушили и толкли в сту­пах («начевках»). Отходы, получавшиеся при приготовлении юколы и порсы (кости, головы, печени), также использовались: в котлах вы­тапливали из них жир. Из желчных пузырей и печени рыб вытап­ливали желчь, которая шла на обработку замши; из осетровых пузырей варили клей для склеивания луков и подбивки лыж. Рань­ше рыбу не солили, а квасили в ямах с ягодами ; укладывали рядами рыбу, затем — пласт ягод (клюквы, брусники, морошки) и засыпали землей.

Впрок заготовлялась боро­вая дичь, а также утки, гу­си, куропатки.

На поймах рек селькуп­ские женщины собирали ди­кий лук и копали специаль­ной заостренной палкой са­рану. Хлеб, чай, соль упо­требляли в прошлом преиму­щественно селькупы, жившие по рр. Обь и Кеть. Вместо чая обычно пили настой мож­жевельника. Из него же при­готовляли хмельной напиток, прибавляя иногда молодые мухоморы.

Посуду селькупы, так же как хаиты, изготовляли сами из дерева и бересты. Глиня­ная посуда, известная насель­никам древних карамо, у сель­купов отсутствовала. В оби­ход давно вошла привозная посуда — чугунные и медные котлы, чайники, сковороды; встречались также у селькупов тарелки, блюдца, чашки и т. п. В качестве мочалок, полотенец и т. п. употребля­лись стружки березы (гиюр).

Селькупские селения располагались обычно на  высоких берегах рек, при устьях притоков, проток, стариц и были невелики: от 2 до 10 землянок, домов, юрт. Жилые по­стройки ставились без плана, разбросанно. В нижнем течении Тыма име­лись постройки русского типа; в низовьях р. Кети и на Тазу также можно было встретить разные типы жилищ: русские избы, землянки, полузем­лянки, шалаши из древесных плах. Селькупские селения в Нарыме напоминали хантыйские селения наличием «хозяйственных амбариков» на сваях, предназначенных для хранения одежды, домашней утвари и продуктов.

Сохранявшееся еще недавно среди северных селькупов старое зимнее жилище представляло собой обложенный дерном и проконопаченный травой бревенчатый сруб, поставленный над четырехугольной ямой глубиной около полуметра. Иногда стены землянки (нуль мат) делали из жердей и даже из дранки. Против двери, навешанной на кожаных пет­лях, в землянке устраивалось окно (размером 25 х40 см), в которое вместо стекла вставлялась льдина. По мере оттаивания льдину сменяли. Справа от входа, иногда против него, посреди землянки сооружался очаг — чувал (шднгалъ). Заднюю стенку его составляли поставленные несколько наискось полукругом жерди из хвойного дерева, обмазанные глиной. Жерди выводились на пол метра над плоским накатом крыши землянки.

К этой основе чувала спереди приделывалось «чело» из части пришедшей в негодность ветки-обласа; возвышавшаяся над крышей часть обласа вместе с жердями чувала составляли отверстие-трубу для выхода дыма. Жилой площадью в землянке являлось все пространство от очага до стенки, в которой было устроено окно. Место между очагом и входом слу­жило для хранения дров, пищевых припасов и т. п. Кроме таких жилищ у тазовско-туруханских селькупов существовало и другое зимнее жилище разборного типа. Это был заимствованный ими от ненцев чум с остовом из шестов, покрытым шоками (шкурами взрослых оленей). На большой чум (для большой семьи) шло 24—28 шкур. Шерсть со шкур, предназначенных на нюки, состригали. Шкуры для нюков собирали в течение нескольких лет.

Летним жилищем северных селькупов являлся берестяной чум. На этот чум шло 9 кусков тиски — сшитых в полотнища полос вываренной бересты. Во время летних кочевок на рыбалке селькупы жили также в крытых лодках.

Оседлые нарымские селькупы совсем не знали зимнего чума из шкур, а летний берестяной чум встречался у них редко. Постоянным жильем у них зимой служили землянки, полуземлянки и юрты (деревянные). Землянки и полуземлянки встречались довольно благоустроенные. Име­лись полуземлянки с деревянным полом, остекленными окнами, с русской печыо. Землянки бывали бревенчатые, жердяные, подобные имевшимся у тазовских и туруханских селькупов; сверху землянка обкладыва­лась дерном и засыпалась землей. На Кети селькупы жили в срубах, сложенных из тонких бревен, со слабо заделанными углами; срубы устанавливались без фундамента и были с земляным полом, без потолка. Избы крылись хворостом, дерном, корой. Внутри избы, как и в землянке, обязательно устраивался направо от входа чувал.

Летним жилищем нарымских селькупов были берестяные балаганы наподобие хантыйских. Встречались и конические шалаши из еловой коры. Так же как и у тазовско-туруханских селькупов, у нарымских летним жильем служила и крытая лодка. В летних жилищах всех типов очага не устраивали. Варили пищу, кипятили чай и прочее на костре под открытым небом. При продолжительном пребывании на одном месте женщины устраивали в «угоре» (в высоком берегу) в песке нечто вроде русских печей или делали около юрт печь из глины на помосте, над печыо устраивали навес. В таких печах пекли хлеб. Зимой во время «белковки» охотники устраивали заслоны от ветра из еловых ветвей или вырывали в снегу ямы, в которых раскладывали костры.

Характерной зимней верхней одеждой севердежда  ныхселькупов была парка (паргы) — открытая спереди шуба из оленьих шкур, сшитых мехом наружу. В сильные морозы поверх парки надевали сакуй (соккы), по своему покрою ничем не отличавшийся от ненецкого совика (глухой одежды из оленьих шкур, мехом наружу, с пришитым к ней капюшоном). Сакуй, заимствованный селькупами от ненцев, бытовал только как мужская одежда; парку носили и мужчины й женщины.

Одежда мужчины состояла из рубахи и штанов, сшитых из покупной ткани; женщины носили платье. Штаны делали из ровдуги.

Зимняя обувь северных селькупов — пимы (пемы), головки которых шили из камусов, а голяшки — из сукна, а иногда также из камусов. Вместо чулка служила расчесанная трава (осока), которой обвертывали ступню. Траву эту собирали пучками, сушили, разминали руками и рас­чесывали гребнем. Летом носили ровдужную обувь и русские сапоги. Шапку (укы) в виде капора делали из «пешки» (шкурки новорожденного теленка), песцовых и беличьих лапок, из шкурок с шеи гагары. Повсе­местно распространенным головным убором у мужчин и у женщин был платок, который носили в виде косынки или тюрбана. Летом мужчины носили платок, повязав под подбородком, или, свернув его жгутом, обвя­зывали вокруг головы. Рукавицы (нопы) северные селькупы птили из камусов мехом наружу. Одежда была очень бедна орнаментом. На ней не имелось ни меховых вышивок, ни бисерных украшений.

Лингвистический материал свидетельствует, что и верхняя одежда (парка), и штаны из ровдуги, и обувь (пимы), изготовляемая из камусов, и шапка в виде капора, и рукавицы из камусов — все это достояние ма­териальной культуры, унаследованной современными селькупами от их саянских предков.

У нарымских селькупов еще в дореволюционное время получила широкое распространение одежда русского покроя. Селькупы на Оби и Кети шили ее сами из покупных тканей. Национальный покрой сохра­няла только та верхняя одежда, которую шили из шкур. Зимой носи­ли тулуп или (в верхнем течении Тыма) парку, но покрытую сверху вместо меха сукном. Головным убором у них служили или русские ушанки, или тунгусские капоры. Повсеместно вошли в обиход русские рубахи и брюки у мужчин, сарафаны, платья у женщин. Женщины подпоясы­вали сарафаны поясом, плетенным из цветных ниток. На поясе носили нож и наперсток. У мужчин единственным украшением в одежде был пояс. Пояс делали из кожи и украшали его металлическими бляхами. К нему подвешивали на цепочке нож в ножнах, украшенных орнаментом.

Праздничные рубахи и сарафан надевали воверх старой одежды. Ста­рую одежду и белье носили обычно не снимая до полной их негодности. Нижнее белье носили редко. В Нарыме раньше рукавицы и летнюю обувь делали из кожи осетра и стерляди. Нарымские селькупки были большие мастерицы сшивать в различных сочетаниях беличьи и собольи лапки. Из искусно подобранных лапок шили шубы. Шуба из беличьих лапок была очень красива и прочна. Женщины работали над сшиванием этих шкурок по нескольку лет.

Мужчины и мальчики волосы стригли в кружок. Мужчины иногда но­сили одну-две серьги. Девушки вплетали в волосы цветные лоскутки, удлиняя этим косы; к косам они привешивалибляхи, бусы, бубенчики. Об этих девичьих украшениях у селькупов сохранилось следующее пре­дание. В далеком прошлом у селькупов были особые юрты для мужской молодежи, в которых жили, отдельно от своих семей, юноши до зрелого возраста (до 17 лет), по обычаю не имевшие права видеть девушек своего рода. Однако услышав бренчание бубенчиков, блях, они знали, что это девушки пошли по воду, и звуки эти служили вызовом на свидание. Юноши тихонько пробирались к реке и встречались там тайком с девуш­ками. Замужние женщины также носили две косы, но никаких украше­ний к ним не привешивали.

Новорожденных детей завертывали в тряпки — пеленки, в мех или шкурки оленьих телят и туго пеленали. В колыбель клали гнилушки березы, которые очень гигроскопичны, и часто их меняли.