Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Селькупы. Общие сведения
Этнография - Народы Сибири

Селькупы. Общие сведения

Селькупы принадлежат к народам самодийской языковой группы. Современные самодийские народы сложились, как показали работы советских исследователей, в результате длительных и сложных связей аборигенного населения севера с самодийскими по языку племенами, распространившимися на эти территории из области Саянского нагорья в первые века нашей эры. В процессе этих пере­движений самодийских групп в таежной полосе бассейна Оби сложился селькупский народ, по хозяйству, быту и культур  более приближающийся к своим соседям хантам и кетам, чем к родственным по языку северным само­дийским народам — ненцам, энцам и нганасанам.

Уже после прихода в Сибирь русских, в XVII в.,часть селькупов пере­селилась из бассейна Оби на р. Таз, а затем и на р. Турухан. На Тазе селькупы усвоили оленеводство. Так сложилась группа северных сель­купов, отделенная от обской хантыйским населением на р. Вах и кет- ским по р. Елогуй. Раньше селькупов> так же как и хантов и кетов, рус­ские называли остяками; в этнографической литературе они были из­вестны под названием остяко-самоедов.

Так как южная группа селькупов в XVII в. входила главным образом в Нарымский уезд, а затем в Нарымский округ, то их называли нарым- скими селькупами. Селькупов-оленеводов, живущих на севере, в бассейнах рр. Таза и Турухана, называли тазовско-туруханскими, или север­ными. Раньше тазовские селькупы назывались также тымско-каракон- скими остяками, а туруханские — баихинскими остяками.

Численность селькупов по переписи 1926—1927 гг. определялась так: северных селькупов было 1500 человек, нарымских около 4500, всего около 6 тыс. человек.

Значительная часть нарымских селькупов, особенно проживавших но Оби, уже с XVI в. вошла в тесные дружеские связи с русскими кре­стьянами и рыбаками, заселившими Обь. Уже с XVII в. нарымские селькупы осваивали русский язык и к началу XX в. обские селькупы были все двуязычны, многие из них вовсе утратили свой родной язык и употребляли в быту русский.

Селькупы в прошлом не имели единого самоназвания. Наименование «селькупы» происходит от самоназвания северных селькупов. Северная, тазовско-туруханская группа селькупов именует себя сдлъкуп (на р. Таз) или гидлъкуп (на р. Туру хан) — «таежный человек».

Егарымские селькупы состоят из двух групп: тымской (по р. Тым), именующей себя чумылъ-куп — «земляной человек» (от чу — «земля»), и кетской (по р. Кеть) сус-се кум, или шдш-кум — «таежный человек» (от сут и гидт — «тайга»). Русские старожилы Туруханского района называли северных селькупов, выходцев из Сургутского уезда, сургутами. Ненцы, живущие в низовьях Таза, называли селькупов тасупг хаби — «та зове кие остяки».

В настоящее время селькупы расселены в основном в Томской области и в Ямало-Неиецком национальном округе. Нарымские (южные) селькупы проживают в Томской области, главным образом в Каргасокском, Верхне- кетском и Колпашевском районах. В Каргасокском районе селькупы рас­селены по бассейну р. Тым, в Тымском сельсовете (до 1950 г. бывшем Тым- ским национальным районом). В том же районе селькупы живут в низовьях р. Васыоган и по его притокам — Чижапке и Нюрольке, а также по верх­ним притокам р. Парабели —Чузику и Кенге. В Верхне-Кетском районе селькупы, именующие себя здесь суссэ кум, в основном заселяют Максимо- яровский сельсовет, расположенный по верхнему течению р. Кеть.

В Каргасокском и Колпашевском районах селькупы занимают ряд селений по самой Оби, до юрт Сондоровских на юге (60 км выше г. Колпа- шева).

В пределах Ямало-Ненецкого национального округа селькупы компакт­ной группой живут в Красноселькупском, Тазовском и Пуровском райо­нах. по р.Таз и его притокам и по среднему и верхнему течению р. Пур. В верховьях левых притоков Таза селькупы живут совместно с хантами, населяющими Ларьякский район Ханты-Мансийского национального округа. В Пуровском районе селькупы проживают совместно с лесными ненцами, в Тазовском — с тундровыми ненцами. Баишенские (баихин- ские), или туруханские, селькупы населяют бассейны рр. Турухана, Елогуя, где живут по соседству с кетами. Таким образом, нарымские сель­купы, подобно хантам и манси, живут в таежной зоне, а тазовские и туруханские в лесотундре.

В соответствии с указанными выше тремя группировками селькупов (шбль — соль куп — на севере, чумыль-куп — на Тыме и суссе-кум—на Кети), в селькупском языке различаются три диалекта: тазовский (с при­мыкающим к нему говором баихинских селькупов), тымский и кетский. Тазовский диалект объединяет в себе целый ряд признаков гымского диалекта, с одной стороны, и кетского — с другой. Морфология селькуп­ского языка отличается от ненецкой большим количеством падежей. Различны в селькупском языке падежные суффиксы одушевленных и не­одушевленных имен существительных, чего в других самодийских языках нет.

Словообразование глагольных основ в селькупском языке богаче, чем в других самодийских языках. По своему звуковому составу селькуп­ский язык близок к кондинскому говору мансийского языка и диа­лекту лесных ненцев.

Следы проживания аборигенных племен — предков современных сель­купов — можно видеть во многих местах нынешней селькупской территории, например по рр. Тым, Кеть, Парабель. По берегам указанных рек имеется много следов старинных землянок (карамо). Землянки эти сохранили только подземную часть; никаких наземных сооружений нет. Это ямы правильной четырехугольной формы, большей частью квадратные, глу­бина их в настоящее время доходит до 1 м. Они занесены почвенным слоем с давно уже развившейся растительностью, в некоторых из них растут многолетние кедры, сосны. Встречаются землянки, от которых отходит небольшой узкий коридор. . Земляйки “наяодятгсй на расстоянии км и более от современного берега реки. На Кети встречаются целые группы таких землянок. Вокруг отдель­ных групп землянок ясно заметен земляной вал, которым они некогда были обнесены. По словам нарымских селькупов, еще не так давно встречались землянки, лучше сохранившиеся; там находили глиняную остродонную посуду, медные наконечники стрел, пряжки от поясов, украшения женских кос, катушки для жильных ниток из мамонтовой кости и рога оленя.

Нарымские селькупы считают эти землянки жилищем своих предков и рассказывают о них следующее. Землянки в виде пещер выкапывали в крутых обрывистых берегах рек. Коридор служил входом в пещеру. Вырывали его на уровне воды в реке, и он шел, постепенно повышаясь, вглубь горы к самой пещере. Пол пещеры также поднимался от входа к задней стене, где находилась собственно жилая площадь — постели, домашняя утварь. Очаг был расположен у передней стороны жилища, сбоку от входа, таким образом дым от него выходил наружу по этому коридору. Проникали в пещеру с реки на лодках (обласках), которые затем втаскивались внутрь жилья. У тазовских селькупов до сих пор пени носят название кат гиунъчи, что значит «нутро горы», а направления к очагу и от очага в старых жилищах обозначается древними терминами каррэ — «под гору» и коннэ — «на гору». Несомненно, что вся эта термино­логия сохранилась от далеких времен их обитания в пещерах-землянках. На Турухане, его притоках, на Тазе следов таких землянок не встре­чается. Археологического исследования землянок в Нарымском крае, к со­жалению, пока не производилось.

Упоминание в «Сказании о человецех незнаемых в восточной стране» о  том, что «в вверх тоя же рекы великая Оби есть люди ходят по подзе­мелью», вероятно, относится к древним предкам селькупов, жившим в подземных карамо.

Первые достоверные исторические сведения о селькупах восходят к концу XVI в. Нарымские селькупы назывались тогда в русских актах Пегой ордой.

Это название отразило, вероятно, тот факт, что селькупы носили пестрые одежды, сшитые из шкурок мелких зверей и птиц. Во главе их в конце XVI в. стоял «князь» Воня, оказавший упорное сопротив­ление русским воеводам. Имея до 400 вооруженных людей, Воня долго отказывался от уплаты ясака, вступил в союз с татарским ханом Кучумом и угрожал наступлением на Сургут. Только с основанием Нарыма (1596 г.) Пегая орда была подчинена московскому князю.

В XVII в. селькупы составляли коренное население Нарымского и Кетского уездов. Кроме того, часть их жила на территории Томского и Сургутского уездов. Территория расселения селькупов состояла в XVII в. из 27 «волостей» (кетских — 5, нарымских — 12, томских — 7 и сур­гутских — 3).

Во главе «волостей» стояли «князьцы» из местного населения, быв­шие родовые вожди и их потомки. В начале XVIII в. селькупы под­верглись массовому крещению; единичные случаи крещения имели место еще в XVII в.

Уплату ясака селькупы производили до 1880-х годов пушниной. В XIX в. при плохой добыче пушного зверя, они часто вынуждены были покупать пушнину для выплаты ясака у русских купцов. Обложение селькупов не ограничивалось одним ясаком: в XIX в., помимо ясака, они платили губернские, земские и казенные сборы, несли волостные повинности и расходы мирские, церковные и гоньбовые. Торговцы вымени­вали у селькупов пушнину, рыбу, птицу, орехи, ягоды и закабаляли их неоплатными долгами, переходившими от поколения к поколению.

Общее ухудшение экономического положения селькупов усиливается в последние десятилетия XIX в. в связи с переходом их лучших рыбо­ловных угодий к торговцам и кулакам в уплату за долги путем аренды или прямого захвата. Однако постоянное общение с русским трудовым насе­лением развило дружеские отношения между селькупами и русскими. Селькупы и русские совместно промышляли рыбу в богатейшем Обском бассейне, зверя в глухих лесах Приобья.

Русские, пришедшие на Обь уже в XVII в., пользовались на охотни­чьем промысле огнестрельным оружием. Но селькупы приобретать его не могли, потому что по правительственному указу русские служилые люди не имели права продавать оружие и боеприпасы «инородцам». Лишь ' в начале XIX в. ружья примитивного типа появились у зажиточных селькупов, а со второй половины XIX в. они получают уже широкое рас­пространение. Появление ружья значительно изменило пушной промы­сел у обских, а затем и у всех остальных групп селькупов. Русские при­несли с собой и более совершенные орудия лова рыбы, более совершенные лодки. Участвуя вместе с русскими в промыслах, селькупы стали перехо­дить на оседлый образ жизни, менять свои жилища на избу русского типа. Появляются зачатки животноводства и огородничества; изменяется пище­вой режим. В общее потребление входит печеный хлеб. В селькупских селениях появляются русские печи, которые сначала строили под откры­тым небом, а затем и в избе. Входит в употребление русская одежда. Все это вместе взятое значительно повысило культурный уровень нарым­ских селькупов, живущих по Оби, отличив их от тех групп, которые,живя в глухих таежных областях, не соприкасались постоянно с русскими.