Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Жилища и одежда ненцев
Этнография - Народы Сибири

Жилища и одежда ненцев

Основным типом старого ненецкого жилища является конический чум (мя). Его сооружали из 30—50 (в зависимости от размера чума) шестов, покрытых зимой двумя слоями покрышек, сшитых из оленьих шкур с подстриженной на них шерстью. Внутренние покрышки клали шерстью внутрь чума, верхние — шерстью наружу. Летом чум иногда покрывали покрышками, сшитыми из полос вываренной бересты.

Очаг находился в центре чума на железном листе. По диаметру чума, на высоте около 1.5 м, горизонтально подвешивали 2 жерди. Концы их вдевали в петли у шестов по обе стороны от входа, а противоположные концы — в петлю на особом вертикальном шесте (симзы). На горизон­тальные жерди укладывали короткие поперечины, к которым на крюках подвешивали за дужки котлы и чайники. По обеим сторонам очага укла­дывали по 1—4 доски, служившие полом. Место по обе стороны очага, справа и слева от входа в чум, составляло собственно жилую и спальную части чума. На земле раскладывали цыновки из ивовых прутьев, на них другие цыновки, сплетенные из сухой травы. Поверх цыновок рассти­лали оленьи шкуры. Постелью служили целые зимние шкуры оленей. Противоположная от входа часть чума считалась «чистым» местом. Там хранились домашние святыни, посуда и некоторые продукты. Размеры чума бывали различны. Богатые хозяйства ставили большие, постоянно подновляемые чумы. Летом такие хозяйства почти никогда не пользова­лись меховыми покрышками, что приходилось зачастую делать беднякам, не имевшим возможности так легко, как богатые, выменивать у таежного населения нужную для летних покрышек бересту.

Бедняки жили обычно в небольших, тесных чумах с меховыми по­крышками, почти лишенными волоса от длительного употребления. Дощатого пола в бедных чумах подчас не было. Сломанные шесты годами не заменялись новыми. Прогоревшие от искр верхние части меховых покрышек подолгу не чинились из-за недостатка шкур. Встречались бедняки, имевшие только полчума, т. е. одну пару покрышек и несколько шестов. Такие два-три хозяйства обычно объединялись и собирали из имевшихся у них частей один общий чум. Встречались, наконец, и такие хозяева, которые шли в работники именно из-за отсутствия жилища.

Чум полностью перевозился при перекочевках. Только в тайге, на­пример у лесных ненцев, где в любом месте можно было найти материал для шестов, остовы чумов оставляли на местах стоянок, что избавляло от перевозки лишнего груза. Установка и разборка чума производились женщинами, мужчины помогали лишь при плохой погоде (в буран, дождь и т. д.).

Там же, в лесотундре и тайге, а местами и в тундре (п-ов Канин), на путях обычных кочевок сооружались из бревен или плах амбары на высоких подпорках (тин). В них оставляли временно зимний охотничий инвентарь, меховую одежду, пушнину, продукты и т. п.

На зимних и летних стоянках строили дощатые настилы на высоких столбах-подпорках (паре), куда складывали запасы мяса, рыбы, упряжь и т. д.

Большинство хозяйств кочевало самостоятельно, и чумы их стояли в одиночку, реже по два или три. Только на рыболовных песках устанав­ливались летом иногда по 7—10 и даже 20 чумов. В летнее время, при оби­лии комаров, более крупное стадо легче выпасать, поэтому оленеводы объединяли 2—3, реже 4 хозяйства и ставили свои чумы рядом. В период отела и на осенних перекочевках к лесам чумы ставились в одиночку. Богатые оленеводы, имевшие стада в 2—5 и даже 10 тыс. оленей, распо­лагались большими стойбищами, состоявшими из чума хозяина и чумов его жен и работников. Подчас один такой хозяин имел несколько стой­бищ (по стойбищу при каждом стаде).

Топливом служили в тайге и лесотундре валежник и сухостой, а в тундре — плавник или кустарник (ивняк, березняк, ольховник). В местах, где редок даже кустарник (например, на северном Ямале), топливом был часто черный мох (вид лишайника).

Освещался чум жировыми светильниками, свечами из оленьего жира, замороженного в формах из оленьего пищевода, лампами без стекол и по­купными свечами (у зажиточных), а чаще всего только огнем от очага.

Пищу принимали сидя на полу, скрестив ноги, за столиком на низких ножках. Лишь на Новой Земле и в северных районах нынешней респуб­лики Коми оседлые ненцы уже со второй половины XIX в. жили в руб­леных избах.

На рыбалках и на охоте временным жилищем служили иногда пере­вернутые лодки, заслоны от ветра (хангг) и землянки (я'хард, я’мя), покрытые хвойными ветками и дерном.

Основным продуктом питания ненцев было мясо  домашнего оленя, оно составляло до 85% всей пищи, а у малооленных — рыба, которую ели преимущественно сырой (свежей и мороженой), меньше вареной. Из рыбы приготовлялась также юкола. Вследствие постоянного недостатка соли, впрок солили рыбу редко и слабо, поэтому рыба сохранялась плохо. Частым блюдом был жир, выварен­ный из внутренностей рыбы и смешанный с икрой, кусочками рыбы или ягодами; употребляли также нерпичий жир (топленый) и оленье сало. Мясо обычно варили (но не жарили). Нередко его ели сырым (парное или мороженое). Консервировали мясо копчением. Кроме мяса оленя и птицы, изредка в пищу шло песцовое и нерпичье мясо. Потребляли ягоды (мо­рошку, голубику, чернику) и другие растения, например дудник (из се­мейства зонтичных).

Хлеб, который с приходом русских стал повсеместно известен ненцам, потреблялся в незначительном количестве, да и то главным образом лишь зажиточной верхушкой. Ели обычно три раза в день. Утром и днем пили чай с хлебом и жиром, вечером, после чая, ели мясной или рыбий навар и вареное мясо или рыбу. Дети с двухлетнего возраста питались так же, как взрослые. Переходной пищей после материнского молока служило жеваное вареное мясо и вареный мозг.

Ненецкая одежда — малица и совик у мужчин, одежда ягушка — у женщин ; национальная меховая обувь —пимы.

Малица (мальця) — длинная глухая одежда из оленьих шкур, сши­тая мехом внутрь, с пришивным капюшоном и рукавицами. В Канинской и Тиманской тундрах распространена малица с высоким круглым ворот­ником. Капюшона малица не имеет, его заменяет высокая шапка из олень­его меха, со вшивным круглым дном и с короткими наушниками. Поверх малицы обычно надевают чехол из плотной материи, иногда из сукна, предохраняющий мездру от сырости и грязи. Еще недавно многие муж­чины рубах не носили и надевали малицу прямо на голое тело. Штаны, доходившие до середины голени, шили встарину из ровдуги. Во второй половине XIX в. вошли в обиход покупные штаны из сукна или бумажной материи, почти вытеснившие из обихода ровдужныо.

В сильные холода и при снегопаде поверх малицы надевали совик, известный у русских также под названием «гусь», «кумыш», «сокуй». Одежда эта несколько отличалась по покрою от малицы и шилась мехом наружу. Она тоже была с пришивным капюшоном, но не имела рукавиц; у енисейских и, иногда, у европейских ненцев совик кроился вместе с капюшоном.

Обувью служили пимы (пива) — высокие меховые сапоги из камуса, с подошвами из «щеток» (шкура между большим и малым копытом оленя), реже из кожи, снятой с оленьего лба. Внутрь пимов вкладывали стельки из сухой травы. Пимы надевали с меховым чулком, известным у русских под названиями «чижи», «тяжи», «липты». Женская обувь отличалась лишь деталями выкройки. Летом и осенью мужчины носили пимы из нер­пичьей шкуры или обычные, но уже поношенные, а также ровдужные сапоги с меховой подошвой (танггад). Одеждой в это время служили старые, поношенные малицы и суконные совики. Специальной летней одежды не было.

Женскую одежду — паницу или ягушку (паны) — шили из оленьего меха в виде двойной, мехом наружу и внутрь, распашной шубы, с низ­ким воротником из оленьего или песцового меха и пришивными как у малицы, рукавицами. Головным убором в сильные холода служил меховой капор. К капору прикреплялись звенящие металлические (медные) про­резные бляхи и бусы. Летом носили старую паницу или одежду аналогич- ного покроя из сукна.

Одежда детей до 3—4-летнего возраста состояла из мехового комбине­зона (мехом внутрь), «парки» — одежды такого же покроя, как малица, но двойной (мехом внутрь и наружу) и меховых сапожек, мало отличав­шихся от чулков взрослых. С 5—6 лет дети носили обычно одежду, почти ничем не отличавшуюся от одежды взрослых. Грудных детей укладывали в деревянные зыбки, укрывали меховым одеялом. Всю меховую одежду (а нередко и суконную) шили нитками из спинных и ножных сухожилий оленя. У богачей малицы были из шкур оленей, хорошо подобранных по масти, нередко с капюшоном из меха выдры. На женских паницах имелась опушка из лисьего и выдрового меха, воротники делались из песцовых хвостов.

Праздничная одежда отличалась от будничной обилием украшений и меховых аппликаций (у женщин) и цветом (белые или темные совики у мужчин, пимы из пестрых камусов и т. д.). Украшалась одежда, осо­бенно женская, вставками широких горизонтальных и вертикальных полос из цветного меха, меховыми аппликациями из белого и черного меха, реже полосками цветного сукна, пришиваемыми одним концом к одежде (например, к совику). Широко были распространены покупные металлические украшения (узорчатые бронзовые бляхи, колокольчики, бубенцы), бусы, реже бисер.

Мужчины чаще всего подстригали волосы в кружок, реже отращивали и заплетали их в две косички. Женщины расчесывали волосы на пря­мой пробор и заплетали их в две косы, иногда удлиненные ложными косами из полосок цветного сукна и шерстяных шнурков с прикреплен­ными к ним медными звенящими украшениями. У женщин было распро­странено расшитое бисером налобное украшение су дыр с подвешенными к нему металлическими цепочками.