Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Животноводство и земледелие хантов и мансов
Этнография - Народы Сибири

Животноводство и земледелие хантов и мансов

Животноводство у хантов и манси было развито слабо. Способы ведения скотоводческого хозяйства были таковы, что большого значения оно не могло иметь. Березовские, васыоганские, иртышские ханты, кондинские, сосвинские и обские манси имели лошадей, овец, домашнюю птицу. Коров держали очень мало. Лошадьми пользовались зимой, после ледостава, а летом отпускали их пастись без надзора.

Зачатки земледелия у иртышских хантов существовали еще до прихода русских. Сеяли тогда главным образом ячмень. Обрабатывали поля моты­гами, колосья вырывали, а не срезали, вместо молотьбы обжигали. У ман­си перед революцией земледелие было занятием подсобным, малозначи­тельным даже у оседлых, обрусевших манси Верхотурья, низовий Лозвы и Пелыма, которые уже в XIX в. почти не отличались по быту от русских крестьян. Сеяли они овес и ячмень. Орудия земледелия были очень при­митивны, часто сеяли без пахоты, взрыхляя землю лишь бороной-«суко- ваткой». Основным источником существования и здесь были охота и ры­боловство.

Огородничество, очень незначительное, существовало лишь у иртыш­ских и части кондинских и приобских хантов. Угодья, пригодные для земле­делия, и выгоны ханты часто сдавали в аренду, подобно рыболовным пескам. Основной пищей хантов и манси в прошлом были мясо и рыба. Домашнего оленя забивали только зажиточные оленеводы. Главную роль в питании играло мясо дикого оленя, лося и других промысловых зверей. Почки, печень, костный мозг, глаза, уши, губы, а иногда и другие части туши ели сырыми. Остальное мясо варили; свежую кровь пили сразу после забоя, остаток ее собирали и на ней замешивали мучные лепешки, прибавляли в мясной навар. В пищу употреблялись и молодые мягкие оленьи рога.

Осенью, при большой добыче диких оленей, мясо их заготовляли впрок: его нарезали длинными тонкими ломтями и раскладывали для вяления на особых высоко поднятых над землей настилах. Иногда мясо слегка под­капчивали. Сало оленя коптили; оно считалось лакомством. Зимой мясо оленей ели замороженным, нарезая ножом тонкие стружки.

Рыбу ели сырой, вареной и вяленой. Летом рыбу вялили на вешалах, устраиваемых тут же около летнего стойбища, подкапчивали над разведен­ным под вешалами дымным костром. Из внутренностей вытапливали в больших котлах рыбий жир, который являлся немаловажным продуктом для хантов и манси: он шел в пищу в чистом виде или смешанный с тол­чеными ягодами черемухи; на нем жарили мучные лепешки и приготов­ляли из него «варку», для чего проваривали в нем истолченную сухую рыбу. Такую «варку» всегда брали в дорогу и на охоту. Зимой рыбу ели мороженой. Головки рыбы, иногда и всю мелкую рыбу сушили и толкли в муку, из которой варили болтушку. Вынутые при изготовле­нии юколы из крупных рыб кости не выбрасывали, а сушили, толкли и тоже употребляли в пищу и на корм собакам. Рыбьи пузыри сушили и делали из них клей. Боровую и водоплавающую дичь ели в вареном виде или вялили и коптили. Употребляли в пищу также яйца диких птиц.

Из дикорастущих ханты и манси потребляли ягоды (чернику, черную смородину, бруснику, черемуху), которые ели сырыми, смешивая с жи­ром; собирали растения из семейства зонтичных, «медвежью дудку», дикий лук и различные клубни. Грибов не ели, считая их нечистым по­рождением. Весной собирали и пили березовый сок.

Печеный хлеб стал широко потребляться хантами и манси лишь в недавнее время, несмотря на то, что он был, видимо, им известен давно. Еще в XVII в. ханты и манси изредка в обмен на пушнину и рыбу брали у русских печеный хлеб. Мука, особенно ржаная, значительно раньше печеного хлеба вошла в употребление у этих народов. Бедняки из нее де­лали болтушку, забалтывая муку в кипящей воде, бросая в нее плоды шиповника и «марьин корень». Более зажиточные пекли из муки на золе и камнях пресные лепешки. Соли раньше не употребляли ни при при­готовлении пищи, ни при заготовке впрок продуктов.

Общеупотребительно было жевание древесной смолы, преимущественно лиственничной, которая считалась средством для предупреждения цынги.

Раньше единственными средствами передвижения водным путям служили лодки разных типов.

Долбленку (облас) изготовляли из осины; для этого срубали ствол дерева, отесывали поверхность его топором и заостряли корму и нос. Дальнейшее выдалбливание производилось теслом — попе­речным топором с полукруглым лезвием. Затем, подняв долбленку над землей, разводили под ней костер, а внутрь наливали воду. Древесина распаривалась и позволяла развести борта, которые закреплялись встав­ленными поперечными палками. Иногда для увеличения грузоподъем­ности вдоль бортов пришивались тонкие доски. Долбленки делались разной величины; они могли поднимать от одного до восьми и более че­ловек.

На Сосве и Оби были распространены более совершенные лодки с дни­щем из кедра и с бортами из еловых досок, пришитых к днищу сосновыми корнями. Лодки эти были легки, устойчивы и обладали хорошим ходом.

Для дальних сезонных переездов пользовались большими лодками типа енисейских илимок, грузоподъемностью до 7—8 т, имеющими каюту из досок и мачту для прямого паруса. Такая лодка служила и летним жильем на промысле. Иногда при переездах семьи связывали вместе две небольшие лодки, устанавливали на них каркас из жердей и покрывали его берестой. До середины XVIII в. существовали берестянки — лодки, сделанные из бересты.

Упряжное оленеводство у хантов и манси, как упоминалось выше, заимствовано от ненцев. Конструкция оленьих нарт, способ упряжки оле­ней, оленеводческая терминология — ненецкие. Северные ханты на оленьих нартах ездили круглый год. Ханты и манси, державшие лошадей, употребляли русские сани и особые конные нарты. Безлошадные и без- оленные передвигались на лыжах, а груз перевозили на собаках. На соба­ках же отправлялись на промысел, подвозили к жилью воду, дрова. Собак запрягали одну или несколько веером или цугом. Иногда охотник на лыжах сам впрягался и помогал собакам тянуть ручную нарту. Собачья нарта отличается по типу от оленьей. Она ниже, уже, легче; копылья ее укреплены ремнями. Для переноски груза на пешей летней и осенней охоте применялись крошни, а вишерские и чердынские манси употреб­ляли .специальную накидку — лузан, или луз (у коми лаз), представ­лявшую собой прямоугольный кусок кожи на войлочном подкладе с круг­лым вырезом для головы посредине; переднее и заднее полотнища скреп­лялись по бокам у пояса. Верх и подклад лузана сбоку сшивался неплотно, образуя место для хранения запасов (хлеба, спичек, табака и т. п.); снаружи к лузану пришивали петли из кожи для некоторых орудий (то­пора и др.) Ханты такой накидки не знали