Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Шорцы после великой октябрьской социалистической революции
Этнография - Народы Сибири

Шорцы после великой октябрьской социалистической революции

Великая Октябрьская социалистическая революция освободила угне­тенных шорцев от эксплуатации. Коммунистическая партия и Советское правительство проделали огромную работу по оказанию всесторонней практической помощи отсталым в прошлом народам, в том числе и шор­цам. Глубокая экономическая и культурная отсталость, порожденная всем ходом исторического развития и колониальной политикой царизма, явилась основной причиной, мешавшей шорцам реализовать в практи­ческой жизни права, предоставленные им Великой Октябрьской револю­цией. Ликвидация этой отсталости составляла первую основную задачу, практическое решение которой пришлось взять на себя партийной орга­низации Западносибирского края, куда входили в административном отно­шении шорцы. Ясная, конкретная программа национальной политики, разработанная для ряда групп народов Советского государства, различных по своему общественно-экономическому уровню, принятая на X и XII съездах ВКП(б), была применена и к шорцам. Последовательное прове­дение этих принципов дало поразительно быстрые положительные резуль­таты, особенно с момента образования Горно-Шорского национального района в 1925 г. С этого времени была создана шорская районная партий­ная организация, которая, опираясь иа решения съездов Коммунисти­ческой партии по национальному вопросу, сплотила вокруг себя трудя­щихся шорцев на борьбу с шорскими и русскими кулацкими эксплуата­торскими элементами, организовала борьбу с великодержавным шови­низмом и местным национализмом. В процессе этой борьбы постепенно рождалась и развивалась творческая энергия рядовых шорцев, росли местные шорские советские и партийные кадры, ‘и уровень культуры шорской народности стал быстро подниматься.

Горно-Шорский национальный район охватывал огромную терри­торию (почти 30 тыс. км2), не уступающую по размерам Бельгии. Однако свыше 90% этой территории занимала горная тайга, а географическая плотность населения здесь еще в 1931 г. составляла 2,2 человека на 1 км2. На этой обширной территории шорцы являлись национальным меньшин­ством, вкрапленным в массу русского населения. В 1931 г. шорцы состав­ляли еще 38,8% всего населения района, а в 1938 г. уже 13%, причем и это число в дальнейшем быстро снижалось. Это объясняется исключительно быстрым ростом здесь населения как русской, так и других националь­ностей под влиянием бурно развивающейся, грандиозной по размерам промышленности Кузбасса, имеющей общегосударственное значение Административный центр Горно-Шорского национального района был вначале в с. Мысках (по-шорски Томазак), основанном еще в 1826 г. при впадении Мрассы в р. Томь. Это селение до революции представляло собой резиденцию шорских баев-торговцев. С проведением железной дороги вглубь Шории в начале 1930-х годов районный центр шорцев был перене­сен в с. Кузедеево на р. Кондоме, через которое проходила железная дорога, и находился там до упразднения национального района.

С установлением советской власти все удобные для земледелия и ско­товодства земли, которые до революции были захвачены кулацко-бай- ской эксплуататорской верхушкой, поступили в распоряжение трудя­щихся шорцев. Однако шорцы в первое время не могли освоить эти земли в силу своей исключительной экономической и культурной отсталости. Так, например, в южной Шории обработка пашни и уборка урожая про­изводились старым, примитивным способом, а домашний скот у боль­шинства трудящихся шорцев был редкостью. Большинство шор­цев добывало средства к существованию от таежных промыслов. Помощь шорцам со стороны государства, выражавшаяся в денежных ссудах, в снабжении их сельскохозяйственными орудиями, семенами, домашним скотом, в посылке к ним специалистов сельского хозяйства и, особенно, в объединении шорцев в коллективные хозяйства, быстро выдвинула на первое место в их жизни сельское хозяйство и укрепило их экономику. Горно-Шорский район получал ежегодно от Советского государства на развитие и укрепление экономики и культуры миллионы рублей только по государственному бюджету. Наряду с развитием народного хозяйства, в котором из года в год росло значение промышленности, еще быстрее развивалась культура шорцев, ибо повышение культурного уровня явля­лось необходимым условием, способствующим нарастанию темпов разви­тия социалистической экономики, требующей высокой культуры работ­ников производства. Большая часть государственных ассигнований у шорцев направлялась на развитие у них социалистической культуры и ъ первую очередь грамотности. За короткий срок была создана шорская письменность, введено обучение на родном языке и издана учебная литера­тура. Количество шорских школ выросло с 8 школ в 1925 г. до 32 в 1935 г. (в числе последних были неполная средняя и средняя школы); еже­годное количество учащихся соответственно возросло с 243 до 2645 детей шорцев. Но еще важнее было то, что теперь у шорцев появились собственные учительские кадры. В шорских школах в 1935 г. преподавало уже 64 учи­теля шорца. В Кузедееве было открыто педучилище, в котором училось много шорцев. Наряду с развитием школьного дела велось обучение гра­моте взрослых шорцев через специально устроенную сеть пунктов по ликвидации неграмотности и школ для малограмотных. Пункты начали работать с 1925 г., когда в единственном в то время пункте обучалось 34 шорца. В 1935 г. таких пунктов было уже 17, в них обучалось 2120 взрослых шорцев. Школа для малограмотных открылась в 1928 г., в ней училось тогда 30 шорцев. В 1935 г. таких школ работало 16, а коли­чество учащихся шорцев было 712 человек. За первое десятилетие суще­ствования Горно-Шорского района прошли обучение в пунктах по ликви­дации неграмотности 5782 шорца, и окончили школы для малограмотных 1616 шорцев. Среди окончивших был большой процент женщин.

Повышение культурного уровня и просвещение шорцев происходили также и по линии различных культурно-просветительных учреждений, впервые появившихся среди шорцев в 1925 г. К 1935 г. у шорцев работало 10 изб-читален, 5 клубов, библиотека, несколько передвижных кино, 2    радиоузла. В эти же годы среди шорцев также впервые была органи­зована медицинская помощь. В районе работало только в сельских мест­ностях 7 больниц, 6 амбулаторий и 14 фельдшерских пунктов.

Создание Горно-Шорского национального района, несмотря на то- что шорцы в его населении составляли незначительный процент, сыграло 'большую положительную роль в поднятии культуры трудящихся шорцев. Огромная территория Горно-Шорского района, непригодная по природ­ным условиям для широкого развития сельского хозяйства, оказалась настоящим кладом для развития тяжелой индустрии, весьма важной для экономики всего народного хозяйства Советского государства. Развитие мощного индустриального центра вызвало большой приток сюда населе­ния, преимущественно русского, вследствие чего численность шорцев стала составлять здесь ничтожный процент.

В 1939 г. Горно-Шорский национальный район был упразднен, а огром­ная территория его была разделена в административном отношении на ряд районов вновь созданной Кемеровской области, объединившей Кузбасс. В настоящее время шорцы жинут в трех районах Кемеровской области: Таш- тагольском, Мысковском и Кузедеевском, охватывающих бывшую террито­рию Горно-Шорского района. На всем этом обширном пространстве шорцев насчитывается свыше 10 тыс. человек. Большинство обитает в южной части Шории, в Таштагольском районе, где числится (по неполным данным) 6626 человек (1949 г.). Следующим по численности шорского населения идет Мысковский район, в котором проживает 2297 шорцев. Еще меньше шорцев живет в Кузедеевском районе. Во всех трех указанных районах шорцы живут разбросанно, вперемежку с русским населением, и только в некоторых довольно отдаленных (расположенных в глухой горной тайге) сельсоветах Таштагольского района (Челейсу-Анзаский, Усть- Кобырзинский, Усть-Анзаский и др.) они являются преобладающим на­селением.

Основная часть шорцев занимается сельским хозяйством и объеди­нилась в колхозы; значительное число их работает в различных отраслях промышленности, высоко развитой в Кемеровской области, в качестве рабочих и служащих, и только небольшая часть занимается охотой на зверя. По двум основным районам местообитания современных шор до эти данные представлялись в следующем виде (на 1 VII 1949).

Колхозники..................................................... 49.1%

Рабочие горной промышленности . . . 28.0

Охотники — члены промысловых артелей 2.5

Служащие и прочие......................................... 20.4

Приведенные цифры показывают те глубокие сдвиги, которые про­изошли в социально-экономической и культурной жизни шорцев. Они говорят прежде всего о том, что половина шорцев занимается теперь, сельскохозяйственным трудом, т. е. земледелием и скотоводством. Почти для трети шорского населения источником существования является работа в промышленности. В истории шорцев за ко­роткое время возникла и распространилась эта новая отрасль труда. Появилась совершенно новая социальная категория шорцев — кате­гория рабочих. Наконец, среди шорцев образовалась и другая новая социальная категория, охватывающая пятую часть населения, катего­рия служащих, куда относится главным образом шорская интеллигенция^ также впервые появившаяся в их истории. Появление новых социальных групп населения шорцев отражает коренные изменения в их социально- экономической жизни, свидетельствующие о фактической ликвидации их многовековой экономической и культурной отсталости. С про­мысловым трудом, служившим основой для существования боль­шинства шорцев до революции, связано теперь только 2.5% шорскога населения. При этом нужно иметь в виду, что современный промысловый труд шорцев сам по себе претерпел большие изменения и является пока­зателем прогресса, охватывающего все стороны шорской жизни.

Если при анализе приведенных выше цифр иметь в виду отдельные* районы, то это позволит указать еще на одну особенность современного- состояния шорцев. В экономике южных шорцев первое место занимает сельскохозяйственный труд, второе — труд в промышленности. Коли­чество населения, занимающегося промыслами, оказалось теперь весьма незначительным, уступая даже количеству населения, живущего интел­лигентным трудом, т. е. категории служащих. У северной части шорцев, уровень культурного развития которой еще и до революции был выше, чем у южной части, наиболее многочисленную категорию составляют служащие, более чем в два раза превышающие по численности категорию колхозников.

Безраздельное господство социалистической экономики, системати­ческая помощь со стороны государства неузнаваемо изменили труд и быт шорцев. Все население, живущее сельским хозяйством, объединилось в колхозы, представляющие собой не только экономические единицы, но и культурно-хозяйственные центры. В Таштагольском районе шорцы объединились в несколько десятков колхозов, из которых большинство­шорских, а в некоторых колхозах шорцы живут и работают вместе с рус­скими колхозниками. В Мысковском районе шорских колхозов меньше. В настоящее время шорские колхозные поселки представляют собой довольно крупные и благоустроенные селения, получившие новые на­именования по названию колхозов. Старые мелкие селения в большинстве вместе с их наименованиями исчезли.

Возникновение и развитие шорского сельского хозяйства стало воз­можным только благодаря советскому общественному строю, который предоставил в распоряжение шорцев прежде всего землю. Вместо нищен­ского земельного надела, который ввело для шорцев царское правительство в результате «землеустройства», шорские колхозы получили в вечное пользование по государственным актам значительные территории пахот­ной земли, лугов, пастбищ, земли под огороды и т. д., которые исчис­ляются в сотнях и даже тысячах гектаров для отдельных колхозов. В среднем по Мысковскому району на одно колхозное хозяйство закре­плено всего земли по 233 га, вместо 15 десятин на каждое хозяйство после царского «землеустройства».

Вторым важным условием, обеспечивающим развитие сельского хо­зяйства у шорцев, особенно земледелия, является наличие новой техни­ческой базы. В северной части Шории колхозы применяют тракторную вспашку, которую у них производит Мысковская машинно-тракторная станция. В местах, недоступных для трактора, колхозники пашут лег­кими конными плугами. Боронят железными боронами (зигзаг), а сеют в некоторых колхозах сеялками (Таштагольский район). Машинный труд господствует и при уборке урожая, хотя ручной труд здесь еще применяется. Зависит это главным образом от невозможности применить наиболее распространенные в СССР уборочные машины в специфи­ческих горно-таежных условиях, где живет большинство шорцев. Если вспомнить, что до революции здесь преобладало мотыжное, ручное земледелие, то прогресс земледельческой техники у южных шорцев становится особенно очевидным. В Мысковском районе, где плуж­ное земледелие было усвоено шорцами еще до революции от русских крестьян, но находилось иа низком техническом уровне, теперь, благо­даря применению новых современных машин (через машинно-трак­торные станции) и использованию в хозяйстве отдельных колхозов элек­троэнергии, техника земледелия весьма выросла и окрепла. Если к этому прибавить применение в шорских колхозах агротехники, разработанной передовой советской наукой, то становится очевидным, что в отношении земледелия шорцы не только ликвидировали первобытную отсталость, но догнали исстари земледельческие народы.

Вторую основную отрасль сельского хозяйства шорпев представляет животноводство. В хозяйстве шорцев южного Таштагольского района удельный вес животноводства выше, чем земледелия. Доход от живот­новодства в этих колхозах в несколько раз превышает доход от земле­делия. В южной Шории, где многие поколения до революции не знали вкуса молока и не видели никогда коров, животноводство имеет молочное направление. Содержание скота во всех колхозах стойловое, за исклю­чением летнего периода, когда скот выгоняют на пастбища. Глубокие снега, выпадающие в Шории, исключают возможность тебеневки. По­этому шорцы заготовляют на зимнее время большое количество сена, закладывают силос, используют в качестве корма и солому. Потребность- в корме покрывается главным образом за счет заготовки сена с естествен­ных лугов. Заготовка его производится ежеюдно в каждом колхозе по определенному плану и собственными силами. Весь обобществлен­ный скот содержат в крытых, оборудованных дворах, с окнами, деревян­ным полом, кормушками. При заготовке сена применяются сенокос­ноуборочные машины там, где это позволяют условия рельефа и ха­рактер луговых угодий. Шорцы прекрасно освоили технику заготовки сена сенокосноуборочными орудиями. Однако ручной труд здесь про­должает иметь важное значение, ибо к этому часто вынуждают природные условия горной тайги. Сенокосные угодья часто во многих местах расположены в лесу, на крутых склонах гор, либо в долинах, изобилующих крупными камнями, остатками вырубленного леса и т. п., где нельзя пустить тракторную или даже конную сенокосилку и приходится косить и сгребать сено вручную. Шорское сельское хозяйство, созданное в усло­виях колхозного производства и в невиданно короткий срок, показало свою жизнеспособность и прочность, выдержав многие испытания и труд­ности, вызванные Великой Отечественной войной.

Кроме этих двух основных отраслей сельского хозяйства, шорцы, объединившиеся в колхозы, занимаются охотой на пушного зверя и пчеловодством, но оба эти занятия имеют подсобный характер. Развитие пасечного пчеловодства у шорцев явно недооценивается, и для него не используются широкие и благоприятные возможности, которыми давно славится Шория. Шорцы, издавна занимавшиеся разы­скиванием и добыванием меда диких пчел, хорошо знают жизнь пчел и являются прекрасными пчеловодами.

Что касается охоты на пушного зверя, то она служит основным заня­тием, как было показано выше, только для небольшой части шорского населения. Большинство охотников шорцев объединено в промысловые артели. Следовательно, как и раньше, в настоящее время охотничий промысел основан на принципе кооперации, но кооперации социали­стической, а не первобытной, которая пережиточно существовала у шор­цев вплоть до Октябрьской революции в форме временных производствен­ных объединений (только на время промысла) с первобытно-общинным уравнительным распределением добычи. Шорцы охотятся теперь главным образом в лесах государственного фонда, в специальных промысловых угодьях, организованно, планируя промысел на основе учета естествен­ных запасов зверя, его сезонных миграций, качества меха и т. д. Они делают это в контакте со специальной научной организацией, занимающейся вопросами охотничьего хозяйства в Западной Сибири. Продукция промысла продается заготовительным организациям, а до­ход поступает в артель, которая распределяет его в соответствии со своим специальным уставом. Техника охотничьего промысла у современных шорцев основана на широком применении капканов, преимущественно покупных, но в значительной степени и старых, самодельных, деревян­ных, в устройстве которых отразился большой и длительный опыт искон­ных таежных звероловов. Объектами массового промысла являются крот и белка. Более редкими объектами добычи теперь являются соболь, колонок, горностай, хорь, лисица. Крота добывают кулемками, крото- ловнями, капканами, расставляемыми охотником. Ставят кулемки и на колонка, ловят капканами горностая, хорька и белку. Употребляются ружья новых выпусков, старые ружья, особенно шомпольные, почти совершенно исчезли. Охота на соболя ведется по специальному разреше­нию соответствующих государственных органов, ведающих охотой на ценного зверя, в пределах нормы, указанной в разрешении. Сезоны охоты на зверя, регулируемые советским законодательством, совпадают с таковыми, выработанными многовековой практикой шорцев. Зимой на промысел ходят пешком. Охотничья ноша укладывается на ручные нарты или зашнуровывается в волокушу, сделанную из шкуры (лошади, козла и т. д.). Эти старинные охотничьи средства переноски груза при пешем передвижении, созданные иа основе многовековой охот­ничьей практики, целесообразны в зимних условиях горно-шорской тайги и теперь, что и объясняет их сохранение у современных охотников. Бытовые условия охотников шорцев во время промысла в тайге резко изменились в лучшую сторону. Это проявляется в одежде, питании и жи­лищной обстановке. Промысловый костюм шорских охотников теплый легкий и удобный; он состоит из ватной (стеганой) куртки и таких же штанов, шапки и кожаной обуви старого типа, надеваемой с сушеной травой вместо онуч. В этой обуви, при обертывании травой, ноги не по теют, всегда сухие и теплые, под ступней на лыжах не образуется наледь. Живут охотники в палатках, срубных охотничьих благоустроен­ных избушках, которые строятся и оборудуются в тайге промысловыми артелями. В этих избушках находится запас питания, хозяйственная утварь, аптечка, газеты, журналы. Здесь, как и на более легких и вре­менных станах, снимаются шкурки зверей. Охотятся шорцы бригадами, составленными из опытных охотников, в которые включают для приоб­ретения опыта и молодых охотников.

Большое значение в жизни современных шорцев, как говорилось выше, имеет труд в промышленности и появление у них своего рабочего класса. Шорцы, несмотря на их невероятную хозяйственную и культур­ную отсталость в прошлом и вопреки мрачным предсказаниям некоторых буржуазных исследователей, оказались вполне способными к труду в промышленности, быстро привыкли к нему, оценили его и проявляют себя в нем с самой хорошей стороны. Предприятия Кузбасса и его не­прерывно развивающаяся мощная индустрия с момента своего возникно­вения привлекали к работе и шорцев, которые с большим интересом от­неслись к строительству этого гиганта в районе их расселения и про­мыслов и, более того, внесли и продолжают вносить определенный вклад в работу его различных предприятий. Достаточно сказать, что шорцы явились первооткрывателями некоторых крупнейших месторождений железа. Знаменитый Таштагольский рудник был открыт шорцем-охотни- ком Василием Скворцовым еще до революции. Он вспомнил -об этом только в 1930 г., когда до дальних улусов Шории дошел слух о предстоя­щем крупном строительстве. Советский патриот шорец Скворцов понял, какое значение может иметь сделанное им открытие. Он снова посетил речушку Таштагол, взял там образцы руды и доставил их в Управление Кузнецкстроя. В указанное им место была направлена геологическая партия. Шорец Александр Шарагашов, житель отдаленного шорского улуса, узнав о строительстве, специально пришел пешком за 200 км посмотреть строительство завода в г. Сталинске. Узнав, что для завода будут возить железную руду с Урала, он заявил, что руду не надо возить так далеко, ибо он знает целую железную гору у себя в Шории. Так был открыт известный Шарагашов рудник, получивший название в честь первооткрывателя. На упомянутых и других рудниках теперь наряду с русскими рабочими трудятся шорцы. Шорцы работают с момента основания и на Тельбесском руднике. Шорец Василий Табаргин появился здесь вместе с десятками других молодых шорцев в первые дни органи­зации рудника. Он работал сначала землекопом, лопатчиком, а затем проходчиком. В 1940 г. он, как опытный рабочий-проходчик, был пере­веден на строительство Таштагольского рудника. В годы Великой Оте­чественной войны В. Табаргин работал бригадиром, а затем уже горным мастером. После войны он стал сам обучать кадры, работая мастером производственного обучения в одной из шкотт фабрично-заводского обу­чения, которая готовит из молодого поколения пополнение кадров гор­няков. У опытных, с большим стажем работы шорских рабочих учатся теперь и русские и шорские молодые рабочие. Шорец Дмитрий Пыжла- ков родился в 1919 г. в улусе Качыбай. Он окончил семилетку и поступил в школу фабрично-заводского обучения, в которой получил квалифи­кацию проходчика. Пыжлаков стал рабочим на руднике Темиртаге. Во время Великой Отечественной войны он ушел на фронт. После окон­чания войны он снова вернулся к своей мирной специальности.

В 1948 г. Д. Ныжлаков стано­вится одним из лучших рабочих рудника и участвует в известном совещании работ­ников черной металлургии Урала и Сибири в г. Сверд­ловске. На Кузнецком металлур­гическом комбинате шорцы освоили и продолжают осваи­вать сложные профессии. Сре­ди них встречаются огнеупор- щики цеха ремонта метал­лургических печей, рабочие автотранспортного цеха. Шор­цев можно встретить и в со­ставе служащих отдела тех­нического контроля и т. п. Работают они на Кузнецком машиностроительном заводег на алюминиевом заводе в ка­честве машинистов, монте­ров, кузнецов, подсобных рабочих ит. д.; имеются они среди рабочих угольной про­мышленности Сталинского городского промышленного комбината. В предприятиях треста Сталинскпромстрой шорцы работают в качестве электросварщиков, слесарей, сверловщиков, водопроводчиков, такелажников, штукатуров, маляров и т. д.

Не ставя перед собой задачи исчерпать перечень промышленных предприятий и специальностей, в которых работают шорцы, мы отметим еще одну важную отрасль промышленности, развитую на территории Горной Шории. Имеется в виду золотодобывающая промышленность. Если обратиться к системе предприятий, входящих в группу Спасских приисков, то и на этом участке можно встретить значительное количество шорцев, работающих забойщиками на открытых и подземных работах, подводчиками-обогатителями, промывальщиками, мониторщиками, дра­герами электродраг и т. д.

Участие в промышленности женщин шорок показывает, как изме­нилось положение женщины в Шории и сама психология шорцев. Процесс вовлечения шорцев в промышленность Кузбасса расширяется, чему спо­собствует система подготовки кадров через школы фабрично-заводского обучения. Нередки случаи, когда на предприятии работают представители нескольких поколений. Горное дело начинает становиться семейной тра­дицией, семейной специальностью

Шорцы практически проявили себя способными металлургами и гор­няками. На Кузнецком металлургическом комбинате им. И. В. Сталина среди инженеров есть и шорцы. Шорцев-инженеров можно встретить также на Иркутском машиностроительном заводе, в дальневосточном флоте и др. Все они окончили советские высшие учебные заведения (Том­ский индустриальный институт, Металлургический институт в г. Ста- линске, Высшее военно-инженерное морское училище в г. Ленинграде и др.)* Отцы и деды этих молодых советских инженеров были пешими
звероловами, которых дореволюционные этнографы и историки культуры относили в своих классификациях к наиболее первобытным племенам Сибири. Это словно сказочное превращение людей, которое по старым лредставлениям может казаться невероятным, является естественным практическим результатом советской национальной политики. Подготовка шорцев специалистов в высших технических учебных заведениях про­должается и по сей день. Среди рабочих шорцев имеются и женщины, которые овладели сложными специальностями. На швейных фабриках шорки работают швеями-мотористками.

Будучи до революции наиболее отсталыми из всех народностей юж­ной Сибири, шорцы в настоящее время обогнали многих из них. Среди шорцев, как мы видели, возник и образовался многочисленный рабочий класс, удельный вес которого среди других социальных групп, харак­терных для нашего социалистического общества, составляет более вы­сокий процент, чем, например, у алтайцев, тувинцев или хакасов. Это объясняется тем, что шорцы оказались в сфере непосредственного влияния мощного социалистического индустриального центра.

Большой интерес представляет еще одна социальная категория шорцев, объединяющая пятую часть всего населения, — шорская интеллигенция. Впервые в Шории за весьма короткий срок благодаря исключительно благоприятным условиям, порождаемым социалистическим общественным строем, создана советская шорская интеллигенция. Шорская интелли­генция ныне представляет собой важную реальную силу в культурной жизни описываемых районов, несмотря на то, что шорцы составляют здесь национальное меньшинство. Она состоит из учителей, работников советского районного административного аппарата и партийных органи­заций, служащих различных категорий. Многие из шорцев занимают либо по избранию, либо по назначению ответственные должности, руководят важными участками советской государственной или партий­ной работы. Шорцев можно встретить в должности председателей район­ных исполнительных комитетов советов депутатов трудящихся, среди -секретарей и других ответственных работников райкомов КПСС, в числе работников прокуратуры, в качестве председателей сельских советов и т. д. Особенно значительна прослойка шорцев среди учителей ука­занных выше трех районов. Среди них имеются учителя с высшим обра­зованием, окончившие Сталинский педагогический институт, Томский университет и другие учебные заведения. Пополнение учительских кад­ров шорцев с высшим образованием происходит ежегодно. Учителя шорцы преподают различные предметы и в русских школах, в том числе в непол­ных средних и средних.

Большой интерес для характеристики современного состояния куль­туры и быта шорцев имеют вопросы народного образования, культурно- просветительной работы, медицинской помощи. Современные шорцы почти поголовно все грамотны. Они обучаются в многочисленных школах, как исключительно шорских, так и в русских. Школа у шорцев, как впервые возникшее в их истории общественное культурное учрежде­ние, имеет совершенно особое значение в жизни народа. Особенно велика была роль начальной школы у шорцев в первые годы ее возникновения, когда она являлась единственным типом школьного учреждения. В эти годы ее значение состояло не только в том, что она давала основы грамот­ности, а преимущественно в том, что она воспитывала шорских детей в духе социалистических правил общественной и личной жизни, способ­ствовала формированию у них нового мировоззрения. Советская школа разрушала старые отсталые устои быта шорцев, разрушала миро­воззрение, насыщенное первобытными фантастическими представлениями о  природе, о самом человеке и их взаимосвязи, которые дети получали в старой шорской семье. Школа несла правду о социальном устройстве жизни шорцев и других народов Советского государства и зарубежных стран. Ей приходилось не только вести упорную борьбу со старыми семей­ными традициями в деле воспитания детей, но и влиять через своих пи­томцев на изменение мировоззрения взрослых членов семьи, на пере­устройство всего семейно-бытового уклада шорцев. Шорские школьники несли в семью грамоту и научные сведения о жизни: они объявляли войну религиозным предрассудкам, старым семейным порядкам и убогим формам старого домашнего быта. Школьник не мог мириться с отсутствием. в его домашнем быту такой элементарно необходимой мебели, как стол и стулья, ибо готовить уроки на земле у костра или чувала было невоз­можно. Получив познания и практические навыки огородничества на при­школьном участке, школьник стремился завести огород и дома и научить этому своих родителей. Он нес домой элементарные правила и навыки гигиены и т. д. Естественно, что школа не была единственным рычагом даже в начальный период социалистического переустройства жизни шорцев. Однако ее важную роль на этом этапе нельзя недооценивать. В настоящее время, когда в результате укрепления у шорцев советского государственного строя и социалистической экономики культурный уровень шорцев настолько вырос. что приблизился к уровню- культуры окружающего русского населения, советская школа продолжает выполнять важнейшую государственную функцию по воспитанию моло­дого шорского поколения. Но теперь этот процесс протекает несравненно проще и легче, ибо современная шорская семья уже настолько измени­лась, что она не только не тормозит, а. напротив, облегчает воспитание ребенка.

Шорцы повседневно повышают свой культурный уровень через си­стему различных культурно-просветительных учреждений, в которых они проводят свой досуг. К ним относятся дома культуры, районные и сельские библиотеки, избы-читальни и сельские клубы. В Таштаголь- ском районе районный дом культуры находится в Усть-Кобырзе, т. е. среди шорского населения, и является важным центром политической, культурно-просветительной работы. Из имеющихся в районе 2 сельских библиотек одна находится в шорском селении, из 13 изб-читален — 8- у шорцев, из 6 сельских клубов — 5 у шорцев. Культурно-просве­тительные учреждения у шорцев имеют свой штат, состоящий из работ­ников преимущественно шорской национальности. В Мысковском районе все избы-читальни находятся в шорских селениях. Большинство из пере­численных культурно-просветительных учреждений является также цен­трами художественной самодеятельности шорцев, в которую входит ис­полнение устного, в том числе и песенного, шорского народного твор­чества.

Ярким показателем культурного уровня шорцев и важным этапом в истории их культуры было возникновение национальной письменности,, а также и литературы сначала на шорском, а затем на русском языках. Шорская письменность возникла в середине 20-х годов XX в. Шорцы сами разработали свой алфавит на основе русского, и в 1927 г. был издан первый шорский букварь. В 1930 г. шорский алфавит был латинизирован, что весьма затрудняло развитие письменности шорцев. Через несколько лет эта ошибка была исправлена, и шорцы снова перешли к более про­стому, доступному широким массам и более близкому шорскому языку русскому алфавиту. Появилась оригинальная и переводная литература. Из среды шорцев вышли молодые поэты и писатели. В их произведениях, тесно связанных с устным народным творчеством, нашли свое отра­
жение тяжелое прошлое и процессы социалистического строительства. Издан сборник стихов «Красная Шория».

Широкую известность полу­чило стихотворение поэта и писателя Ф. С. Чеспиякова «Аргыш Ленин» («Товарищ Ленин»). Оно стало попу­лярной народной песней шор­цев. Получило большую по­пулярность и другое его сти­хотворение «Быстрая Томь».

Стихи и песни о партии и ее руководителях слагают не только шорские поэты, но и рядовые колхозники, народ­ные сказители. Из песен ска­зителей выделяется произве­дение 70-летнего колхозника М. Напазакова «Слово ста­рого сказителя». В 1938 г. вышел сборник произведений шорских поэтов «Новая Шо­рия» на русском языке. Из шорских писателей и поэтов наиболее талантливым и ори­гинальным нужно признать Ф. С. Чеспиякова, являюще­гося членом Союза советских писателей. В 1949 г. издан сборник его произведений (стихи и проза) на русском языке под названием «В долинах Мрассу». в котором опубликована большая повесть, давшая наименование всему сборнику. Произведения этого сборника рисуют жизнь шорцев в ранние годы строительства социализма. На шорский язык переведены избранные произведения А. С. Пушкина, М. Горького, политическая и сельскохозяйственная литература. На шорском языке издана и учебная литература для началь­ных классов. Шорцы уже давно осознали необходимость знать и пользо­ваться параллельно со своим национальным языком еще и языком рус­ским; все они стали двуязычны; шорский язык теперь повсеместно существует параллельно с русским языком, преобладая как разговор­ный язык в семейном быту.

Медицинская помощь, отсутствовавшая до революции, сейчас широко практикуется во всех районах. Развитая сеть лечебных учреждений раз­личного типа обслуживает как русское, так и шорское население. В Таш- тагольском районе, кроме районной больницы (с большим количеством коек, в том числе для туберкулезных, инфекционных и гинекологических заболеваний), при которой имеются врачи всех специальностей, рентгенов­ский кабинет, санитарный самолет и т. п., существует свыше 10 врачебных участков больнично-амбулаторного типа (с больничными койками), с аптеками и несколько десятков фельдшерско-акушерских пунктов. Такие пункты организованы во многих шорских колхозах (Колзаский, Челейсу-Анзайский, Усть-Анзайский и другие сельские советы). Район располагает большим количеством медицинского персонала, в составе* которого насчитывается несколько десятков одних только врачей (всех специальностей) и свыше сотый фельдшеров и работников среднего меди­цинского персонала. Вся эта большая медицинская сеть создана в советский период. Лечение шорцев производится, как это принято в социалистическом государстве, бесплатно. Медицина пользуется среди них большой популярностью и полным доверием.

Домашний быт шорцев также принял новые формы. Шорское селение состоит обычно из жилищ колхозников и различных хозяйственных и об­щественных строений колхоза: дома правления колхоза, избы-читальни или клуба, различных складов, амбаров, скотных дворов и т. д. Срубный дом является основным жилищем шорцев. Его внутренняя обстановка состоит из необходимой мебели (столы, стулья, лавки, кровати, сундуки, шкафчики и т. д.). различной домашней утвари, преимущественно покупной посуды и весьма приближается к обстановке дома русского колхозника. Даже в сохранившихся местами в качестве летнего жилища срубных иизких деревянных юртах преобладает такая же меблировка и утварь. Шорцы носят покупную, готовую одежду. Только среди женщин- колхозниц в качестве рабочей одежды можно еще встретить старинный холщевый халат. Мужчины предпочитают одежду военного образца, а из обуви русские кожаные сапоги, которые широко распространены и в качестве повседневной женской обуви. Пища шорцев та же, что у рус­ского колхозника; из старых блюд сохранился только тутпаш. Шорцы — рабочие промышленности и служащие живут более удобным и благоустроенным советским городским бытом. Отдельные квартиры или домики на рудниках и приисках, занимаемые рабочими шорцами, теплы, чисты, уютны. Материальное благосостояние, особенно рабочих-горняков, сказывается не только в благоустройстве жилища, его внутренней обстановке, но и в костюме, в их разнообразном питании как домашнем, в котором большое место занимают продукты гастроно­мических магазинов, так и общественном. Рабочий шорец (особенно из молодежи), отправляющийся в праздничный день на прогулку, пешком или на собственном мотоцикле (как это мы наблюдали в Таштаголе), идущий в кино или в клуб, имеет вид хорошо одетого горожанина. Этот облик современного шорца бесконечно далек от того кажущегося теперь невероятным внешнего вида шорца дореволюционного периода: изможден­ного и бледного, заросшего волосами, одетого в лохмотья.

Но изменился не только внешний вид шорцев. Социалистические усло­вия жизни резко изменили их характер. Вместо молчаливых и забитых полуголодных таежных звероловов, всегда мрачных и озабоченных, подавленных трудностью существования и нелюдимых, каким было большинство трудящихся шорцев еще накануне Октябрьской революции, современные шорцы, напротив, отличаются живостью характера и об­щительностью. Обеспеченные материально, грамотные, они приобрели особые моральные черты характера, среди которых преданность делу социализма, глубоко идейный советский патриотизм и дружественное отношение к другим национальностям занимают главное место. Эти черты проявляются конкретно в трудовой патриотической деятельности шорцев, особенно рабочих и колхозников. Они проявляются в дружеской совмест­ной работе шорцев и русских на рудниках, заводах, фабриках, в колхозах, советских учреждениях, партийных и общественных организациях, где шорцы, наряду с русскими, занимают видные руководящие должности. Маленькая шорская национальность имеет Героя Советского Союза, кол­хозника из селения Адашево Михаила Михайловича Куюшева, погибшего в боях за родину. Его имя с гордостью произносят теперь все шорцы.

Развитие грандиозной тяжелой промышленности территории б. Горно- Шорского района потребовало мощного притока населения. Шорцы оказались вкрапленными в большой массив главным образом русского населения, но не потеряли своего национального своеобразия. Советский государственный строй и его национальная политика обеспечивают сво­бодное национальное развитие и таким народностям, которые составляют национальное меньшинство в инонациональной среде. Прекрасным истори­ческим примером этого являются современные шорцы