Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Верования и обряды шорцев
Этнография - Народы Сибири

Верования и обряды шорцев

Формально шорцы считались православными. Алтайская духовная миссия, начавшая свою деятель­ность на Алтае в 1830 г., открыла в 1858 г. первый миссионерский стан в улусе Кузедеевском на Кондоме. Затем она продвинулась глубже в тайгу, вверх по Кондоме, и перенесла в 1894 г. свой стан в улус Кондомский (в 150 км от Кузнецка). Позднее миссия распространила свою деятельность па районы Мрассы (Усть-Анзаский и другие станы) и даже на юго-запад Енисейской губернии (Матурский стац, 1905 г.). Таким образом, миссия охватила своими станами весь обширный район расселения шорцев. Но и будучи крещеными, шорцы продолжали оставаться шаманистами. Их верования были тесно связаны с охотничьим промыслом. Основные обряды — различные жертвоприношения «хозяе­вам» гор и леса, от которых, по их представлениям, зависел успех на охоте, воскрешение и умилостивление убитых зверей. Культ гор — охотничьих территорий отдельных сеоков — был родовым. Существовал ряд обрядов, связанных с охотой на медведя.

Шаманство шорцев еще носило частично родовой характер. Шаманы и их мнимые духи считались наследственными в определенных родах. Шаман почти уже не занимался производительным трудом и жил главным образом на доходы от камлания. Камлания устраивали по случаю болезни членов семьи или для удачи в промысле зверя. Шаман получал шкуры жертвенных животных, лучшие части мяса; оплачивали его и деньгами. Бедняки шорцы, не имевшие возможности уплатить за камлание, выну­ждены были работать на шамана. Эксплуататорская роль шамана, его служение интересам богачей и кулаков выступали достаточно ясно. Атрибутами шамана были бубен и колотушка (специальное облачение отсутствовало).

Способы захоронения у шорцев были различными. Наиболее древний из них, удерживавшийся в отношении взрослых до конца XIX в., для детей даже до первой четверти XX в., состоял в захоронении покойника, завернутого в бересту, на дереве. В конце XIX—начале XX в. наиболее распространено было захоронение в земле, с оставлением на могиле сло­манных охотничьих нарт. Шаманов хоронили в лесу, в глухом месте, а бубен вешали на ближайшее дерево, где он и сгнивал.

Краткий обзор культуры и быта шорцев за период пребывания их в составе царской России показывает, что, несмотря на тяжелый гнет коло­ниальной полшпки царизма, тормозивший их развитие, общий уровень культуры шорцев за это время значительно повысился. Небольшая часть северных и степных шорцев в некотором отношении (хозяйство, домашний быт) приблизилась к уровню жизни соседнего русского крестьянства. Основной причиной этого культурного прогресса было свободное, есте- ственнос общение большей части шорцев с русским трудовым населением, активное заимствование многих элементов русской народной культуры. В южных, глухих таежных районах обитания шорцев, куда русская народная культура не проникала, где появлялись только представители царского колониального аппарата в лице чиновников, миссионеров или торговцев, напротив, культура и быт шорцев находились на уровне первобытности. Здесь царили потрясающая бедность, темнота и неве­жество. Попытки царской администрации и духовенства русифицировать шорцев, проводившаяся в грубой насильственной форме борьба священ­ников и миссионеров с шаманскими верованиями шорцев, телесные нака­зания и штрафы за неисполнение церковных обрядов, пренебрежение к шорскому языку со стороны царской администрации — все это вызывало у трудящихся шорцев враждебное отношение к царским колонизаторам.

Особенно тяжелым был для шорцев перевод их в разряд так называе­мых «оседлых инородцев». С формальной стороны это было уравнение их в правах и обязанностях с русским крестьянством. Практически это означало резкое ухудшение социально-экономического положения шор­цев, попавших в эту категорию, так как никаких особых прав от этого они не приобретали, ибо, как известно, не имел их в царской России и рус­ский крестьянин, но обязанности и повинности шорцев от этого весьма вырастали. Шорцы получили 15-десятинный земельный надел на хозяй­ство, вместо отобранной у них огромной земельной территории и должны были платить больше податей, нести больше трудовых повинностей и от­бывать солдатчину. Зачисление части шорцев в категорию «оседлых инородцев» лишало их тех немногих льгот, которыми они пользовались как «кочевые». Стремясь избежать зачисления в «оседлые», многие шорцы отказывались и от этого маленького официального надела (в ко­тором пригодной для сельского хозяйства земли было ничтожное коли­чество), чем пользовалась байская верхушка, сосредоточившая в своих руках надельные земли. Таким образом, царская руссификация с ее так называемым «землеустройством» и принудительной христианизацией ока­зывала самое отрицательное влияние на культуру и быт шорцев, разоряла их хозяйство. Только естественно выраставшие связи шорцев с русским трудовым населением имели глубоко прогрессивное значение для всех сторон жизни шорцев. Вот почему к рядовому русскому крестьянину- труженику со стороны рядовых шорцев наблюдалось дружелюбное отно­шение. Трудовые слои шорского и русского народов мирно уживались в общих селениях, шорцы во многом заимствовали различные элементы русского крестьянского'’ быта и смешивались с русским населением путем браков.