Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Жилища шорцев
Этнография - Народы Сибири

Жилища шорцев

Шорцы жили оседло. Их переселения носили временный характер и вызывались потребами характерностями производства: либо это было пере­селение со всей семьей на пашню во время посева или уборки урожая, либо мужская часть переселялась во временное жилище, устроенное в глуши горной тайги, в районе зверового промысла. Менял местожи­тельство по-настоящему шорец только в двух случаях: когда забрасывал старые пашни и переселялся поближе к вновь разработанным и когда бросал старое место после смерти кого-либо из членов семьи. У степных и северных горных шорцев и такие переселения редко имели место. Се­лились шорцы, особенно южные, маленькими селениями, удаленными друг от друга на большое расстояние. Если селения степных северных шорцев почти не отличались от маленьких русских деревень, то у южных шорцев они включали до десятка юрт. Некоторые из них состояли только из 2—3 юрт и носили название, как правило, по имени старшего родствен­ника, например, «Накпай-Аал» — «Накпаев улус», или «Очай-Аал» — «Очаев улус», и т. д. Другим типом было селение, включавшее в себя не­сколько родов или их отдельных представителей. В таких селениях насчи­тывалось обычно больше десятка юрт и домов, и назывались они, как пра­вило, по имени речки, ключа или горы, у которой находились. Таковы «Ак-Кая» — («Белая скала»), «Узун-Аргы» «(Длинный остров») и т. д. В деревнях северных шорцев, в отличие от русских деревень, не было улиц, и жилые дома, как и хозяйственные постройки, выглядели более бедными и запущенными. С переходом обитателей маленького шорского селения в другое место исчезало и название селения. Поэтому исследова­тели и путешественники, посещавшие шорцев в начале XX в., часто не могли найти тех или иных селений, значащихся на официальных картах еще до второй половины XIX в.

В конце XIX—начале XX в. у шорцев было в основном два типа жи­лища. Один — деревянный шалаш (одаг) из бревен, досок и жердей, крытый берестой, с земляным полом и очагом посредине. Этот тип сохра­нился в качестве временного жилья на пашнях во время земледельческих работ и в местах охоты. В южной Шории данный тип жилища, обычно утепленный, покрытый двойным слоем бересты, с набросанной землей, был у бедноты и зимним жильем. Другой тип — срубная бревенчатая низкая юрта (четырехугольная), с покрытой берестой крышей. Глинобитный очаг (кебсге) находился у стены влево от двери. Нередко очаг имел трубу, сплетенную из прутьев (суген). В таких случаях очаг состоял из двух об­мазанных глиной досок, поставленных вертикально к стене. Наряду с юртой в конце XIX в. были и избы русского типа, почти вытеснившие юрты в северной Шории. На юге (по притокам главных рек) бревенчатых юрт было значительно больше, чем домов русского типа. Богачи строили двухэтажные дома, крытые тесом или даже железом. Усадьбы таких до­мов обносились деревянным забором и застраивались различными хозяй­ственными постройками. Внутреннее убранство шорских жилищ поражало скудностью и примитивностью. Только дома богачей имели об­становку русского типа, характерную для зажиточных крестьян и мещан.

Хозяйственными постройками были в южной Шории деревянные срубы на четырех столбах (тастак), предназначавшиеся для хранения мяса, зерна, и амбары с полом, крышей и дверью, на четырех-шести стол­бах, врытых в землю. На севере Шории наряду с такими постройками встречались и русские амбары. У торговцев шорцев амбары (анмар), до­стигали значительных размеров — были двух- и даже трехэтажные, кры­тые тесом, реже железом.

В одежде шорцев существовали различия между северными и южными группами и по социальному признаку. Степные и северные шорцы носили одежду и обувь русского образца, которую шили из самодельного холста, покупных тканей, овчин. Богатые шорцы одевались на городской манер, покупая готовое платье или заказывая его по типу одежды, носившейся в купеческих и мещанских кругах г. Кузнецка. Они пользовались исклю­чительно фабричными тканями и не носили домотканину. Своеобразная по материалу и покрою одежда бытовала у южных таежных шорцев, где во всем царила нищета и нужда. Недостаток, а чаще полное отсутствие скота, особенно овец, и уменьшение численности крупного копытного зверя в лесах вынуждали большинство таежных шорцев делать себе лет­нюю и зимнюю одежду из кендыря, так как фабричные ткани, завозимые торговцами, были недоступны рядовым охотникам.

Обычная одежда шорца — рубаха (кунек) из кендыря или из покуп­ной ткани, с прямым или косым воротом, иногда обшитым цветной мате­рией, застегиваемым на пуговицы, и штаны (чембар, гитан) с поясом- веревкой из кендыря. Верхняя одежда — халат (шабур), короткий, застегивающийся вверху на одну пуговицу и запахивающийся слева на­право, подпоясываемый кушаком. Ворот, грудь, иногда и нижняя часть пол обшивались тесьмой. Часто в таком халате из самотканного коноп­ляного холста шорец бродил по тайге в дожди и холода, только зимой надевая еще второй, дополнительный.

Шапку (порук) шили из холста или бязи, хотя у некоторых можно было встретить и меховую (с ушами). Обувь — просторные чирки (чарык) из продымленной кожи, у бедных обычно с голенищами из кендыря. Чирки подвязывались у колен ремнями. В них вкладывали мягкую траву осоку (озангат). Эту траву собирали в июне, сушили, связав в пучки на деревьях, затем обертывали ею ноги. Встречалась обувь из оленьих камусов. С собой шорец носил всегда нож в ножнах, а также курительные принадлежности: деревянную, с выгнутым чубуком трубку (канза), огниво (отук), кремень (отук таги) и трут для высекания огня, а для табака кисет кожаный или матерчатый (нанчык).

Женская одежда, за исключением рубахи-платья, почти одинакова с мужской. Длинная, почти до земли, рубаха служила одновременно и платьем и шилась с разрезом на груди. Штаны (гитан) короче мужских, без разреза. Верхний халат шили из кендыря или покупного Манчестера (у зажиточных) и плиса (темного цвета). Грудь халата украшалась вы­шивкой цветными нитками или раковинами каури, полы и обшлага тоже украшались примитивной вышивкой.

Зимой шорки носили тот же халат, но для тепла часто надевали два таких халата один поверх другого. Носили и рукавицы из овечьей шерсти, на юго-западе — шерстяные чулки и кушаки, приобретаемые от соседей кумандинцев.

Основными продуктами питания служили мука (талкан) и крупа (шырак) из поджаренного ячменя. Поджаренные в плоском котле зерна (коргуш) толкли в деревянных ступах (сок) деревянным пестом (сок па- лазы), затем провеивали деревянным или берестяным широким лотком (сыргаш) и мололи на ручной мельнице. Полученную крупу или муку просеивали на деревянном, обтянутом кожей решете (эдгек). Просеянную крупу и отруби провеивали вторично тем же лотком. Талкан ели с чаем, холодной водой, молоком, с медом, маслом и со сметаной. Из талкана при­готовляли густую кашу (саламат). Крупа шла на приправу к супу, ее варили также (на Кондоме и ее притоках} с молоком, рыбой, мясом или кандыком. Пресное пшеничное тесто, скатанное в жгутики и разделен­ное на мелкие кусочки (тутпаги), варили в воде, иногда с мелкой рыбой, с мясом и в молоке. Это было наиболее популярным и характерным блю­дом шорцев. Тутпаш, как и похлебку с крупой (шырак), ели без хлеба. Тертпек — лепешки из пресного теста, вареные в кипятке, ели с мясным супом или с ухой.

Хлеб из покупной пшеничной или ржаной муки имели в достаточном количестве далеко не все шорцы. Больше всего хлеба имели северные шорцы, где было развито земледелие, но вдоволь — только богачи. На­питками служили абыртка — брага из ячменной муки (талкан), иногда из кандыка, арагы — водка из хлебной браги и чай.

Из дикорастущих потребляли в пищу стебли зонтичных растений {болтырган), корни сараны (саргай), кандыка (пес), черемшу (калба), мелкий дикорастущий лук (оксум). Большинство растений ели в сыром виде. Корни кандыка и сараны варили в воде и молоке. Дикорастущие Мужской халат из домотканного холста, украшенный вы­шивкой цветными нитками по черному бархату растения играли большую роль в питании бедняков шорцев, особенно во время голода.

Конина считалась роскошью. Только состоятельные шорцы имели возможность покупать так называемых согум — старых, предназначенных на убой лошадей. В пищу потребляли мясо козули, оленя, марала, лося, медведя, барсука, зайца, белки. Запеченные в золе костра тушки белок- охотники приносили домой: они считались лакомством. Из птиц ели глухарей, тетеревов, рябчиков, куропаток и уток.

В тех районах, где держали коров, некоторое значение в питании имели молочные продукты. Из молока, кроме масла, делали пресный сыр (пыги- так), заменявший хлеб: ели его с чаем.

В домашнем быту шорцев под влиянием русских произошли боль­шие изменения. Широко распространилась у шорцев русская срубнан изба, несравненно более теплая, удобная и гигиеничная, а с ией п соответствующая домашняя утварь (столы, скамьи, табуреты, кровати, шкафчики, посуда и др.) и хозяйственные постройки (амбары, загоны и стойла для скота).

Усвоена более теплая, удобная и практичная одежда русского образца, ношение нижнего белья, стирка, баня; в пищу, кроме хлебных и молоч­ных продуктов, начали употреблять много овощей и др. Учитывая относительно широкое распространение этих важных заимствований в результате тесного общения с русским трудовым населением, мы должны сделать вывод о положительном влиянии русской народной культуры на хозяйство и материальный домашний быт шорцев.