Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Средства передвижения и народное образование тувинцев
Этнография - Народы Сибири

Средства передвижения и народное образование тувинцев

Главным средством передвижения у тувинцев была верховая и вьючная лошадь, в некоторых местностях (Тоджинскии и Терехольскии районы) северный олень. В южных и западных районах ездили также на быках и яках. Верховое и вьючное седла тувинцев хорошо приспособлены к мест­ным условиям передвижения. Вьючное (ынеырчак) имеет только деревян­ную основу, через которую перекинут вьюк. У верхового седла седельная подушка сделана из войлока и обтянута кожей. Оно имеет высокую, почти вертикально стоящую переднюю луку и более низкую заднюю, откинутую назад. Дуги лук обиты жестью. К деревянным ребрам седла, кроме стре­мян, привязано (спереди и сзади) по паре длинных ремешков для привя­зывания поклажи. Особенностью тувинского седла являются полки (тепсе) в виде кожаных прямоугольников (часто с закругленными краями), по­крытые тисненым орнаментом, выходящие из-под подушки и прикрываю­щие часть ремня стремени. Они предохраняют ногу от стирания о ре­мень стремени и служат нарядным украшением седла. Под седло кла­дется толстый потник из войлока. Он покрывается длинным, свешиваю­щимся ниже стремян, кожаным чепраком, которым покрыты подпруги. Оленное седло (верховое и вьючное) сделано по образцу конского и пере­носит на оленя способ седлания и вьючения лошади. Вьюк возят в кожаных сумах из выделанной кожи жеребенка или шкуры оленя шерстью вверх. Вьючное седло для быка такое же, как и для лошади и оленя, но короче. Оно также состоит из двух деревянных досок, имеет луки, верхушки ко­торых соединены круглой палкой (перекладиной). Узда, подхвостник, нагрудник и подпруги изготовлены обычно из кожаного ремня. Узды и повод бывают также волосяными. Из других средств передвижения у тувинцев применялись (и продолжают применяться) лыжи и плот. Лыжи, как и теперь, наиболее широко распространены были в Тоджин- ском районе, преимущественно на охоте, а при большом снеге и при соби­рании скота. Делали их из ели, снизу подбивали камусом с ног сохатого, оленя, лошади. Длина лыж должна превышать рост их обладателя на одну четверть. Ходят на лыжах с палкой (таяк). Передвижение по рекам и озерам совершали на плотиках (сад), сделанных наскоро из сваленных круглых деревьев, связанных ветвями березы или ивы, что наблюдается и до настоящего времени.

Таков был, в общих чертах, материальный домашний быт тувинцев перед вступлением их в состав СССР. Добавим, что дореволюционный уклад в значительной мере сохранялся в семейных отношениях. Несмотря на то, что законодательство народной республики гласило о раскрепощении женщины, что постепенное вовлечение тувинки в экономическую и обще­ственную жизнь весьма содействовало не только юридическому, но и фак­тическому ее раскрепощению, все же во многих аратских семьях продол­жали существовать старые обычаи и обряды (в отношениях женщины с род­ственниками мужа, в свадебном обряде и т. д.), отражавшие прежнее под­чиненное положение женщины в семье.

Народное образование

Правительство Тувинской Народной Республики и тувинская народно-революционная партия большое внимание уделяли развитию культуры и, в частности, народного образования трудящихся, ибо до революции грамот­ность тувинцев была не выше 1.5% и то за счет лам, чиновников и прочей феодальной верхушки, знавших монгольскую грамоту (своей письмен­ности тувинцы не имели). Трудящиеся тувинцы были не только в полной политической и экономической, но также и в духовной зависимости от феодально-теократической знати. Свыше 5 тыс. Лам, обслуживавших около 30 хуре и более тысячи шаманов были «учителями» и «наставниками» тру­дового аратства. Эта армия невежественных эксплуататоров и тунеядцев буквально парализовала духовные потребности рядовых тувинцев и вме­шивалась в каждый шаг их личной жизни. Светское образование на род­ном языке у тувинцев зародилось и достигло первых значительных резуль­татов уже за период народной революции. В 1930 г. при помощи Академии Наук СССР была создана тувинская письменность на латинской основе. Но латинская графическая основа не оправдала себя практически. Она весьма тормозила темпы роста грамотности. И только перевод тувинского алфавита на русскую основу в 1943 г. устранил это препятствие. Накануне вступления Тувы в состав СССР в ней работало 86 школ с 4152 уча­щимися. Тувинская школа с момента своего возникновения развивалась как школа-интернат, так как при кочевом образе жизни большинства тувинцев именно такой тип школы оказался наиболее целесообразным, по­скольку он давал возможность учащимся весь учебный год жить стацио­нарно. Были попытки создания кочевых школ. В период 1934—1939 гг. таких школ насчитывалось 42. Они работали только летом (с мая по август включительно), помещались в палатках и кочевали вместе с аратами. В них преподавались родной язык, арифметика, естествознание, рисова­ние, пение, гимнастика. Эти школы сыграли известную положительную роль в далеких и труднодоступных районах, где строительство школ- интернатов было затруднено.Однако со временем они были реорганизованы в школы-интернаты с нормальным сроком обучения, так как не могли дать необходимых знаний учащимся и вызывали у аратов-кочевников не­верное представление о задачах школьного обучения, поскольку многие из них находили летнюю школу с ее сокращенным сроком обучения более удобной, чем стационарная, которая на длительное время требовала пол­ного отрыва ребенка от семьи. Открытие стационарных начальных школ у тувинцев было сопряжено вначале с большими трудностями из-за отсут­ствия оседлых поселений и особенно помещений. Местами такие школы сначала ютились в двухкомнатной избе, где в одной комнате жили препо­даватели, в другой — ученики. Школьных пособий и мебели по хватало, начало и окончание учебного года были неопределенными. Для преодо­ления этих трудностей было начато строительство специальных помеще­ний для школ-интернатов и квартир для учителей. За период с 1930 по 1940 г. было выстроено свыше 200 зданий. Нужно отметить, что большая часть школ была построена силами самого тувинского народа.

О  развитии культуры трудящихся тувинцев в рассматриваемый период свидетельствуют зарождение национальной литературы, создание прессы, издательств, появление науки и искусства, медицины. Население Тувы впервые увидело газеты и журналы на родном языке. Некоторые из них издавались также и на русском языке. В 1930 г. был создан Тувинский ученый комитет, который положил начало основанию государственного архива, библиотеки и музея. Комитет активно участвовал в создании национальной тувинской письменности, в составлении и издании наци­ональных учебников, подготовке педагогических кадров, в ликвидации неграмотности. В 1933 г. была основана Тувинская сельскохозяйственная опытная станция. В 1940 г. Тувинская театральная студия положила начало тувинскому профессиональному музыкально-театральному ис­кусству, зародившемуся на почве художественной самодеятельности.  До национально-освободительной революции ту­винцы не имели научной медицины, больные обраща­лись к невежественным шаманам и ламам, которые только ухудшали состояние больного и при этом обирали его, требуя за «лечение» плату скотом, продуктами, материей и т. д. Многие ламы выдавали себя за лека­рей (эмчп) тибетской медицины. Применяя частично различные травы, ламы в основном прибегали к религиозно-магическим действиям, основан­ным на использовании грубых и невежественных религиозных представле­ний тувинцев. Ламы всячески поддерживали, укрепляли и распространяли в среде трудящихся аратов эти дикие суеверия и, пользуясь ими, обирали своих пациентов дочиста. Достаточно вспомнить амын чолку, применяв­шийся ламами к тяжело больным. Лама делал чучело, которое одевал в лучшую одежду больного, сажал его на лучшего коня, принадлежащего больному, и уводил коня с чучелом в глухое место, объявив семье боль- ногр, что таким образом дух болезни покинул больного. Конечно, коня и одежду лама забирал себе. Шаманы «лечили» больных также изгнанием духа болезни, вымогая имущество больного под видом всевозможных жертвоприношений.

Впервые медицина проникла в Туву после 1909 г., когда туда стали наезжать отдельные русские врачи и фельдшеры, посещая торговые фак­тории русских купцов и попутно оказывая медицинскую помощь и тувин­цам. Однако случаи обращения тувинцев к русским медикам были редки, так как это запрещалось ламами, шаманами и административными вла­стями. Систематическое научное медицинское обслуживание тувинцев началось только после революции, когда правительство СССР организо­вало специальные экспедиции Наркомздрава СССР. Из Советского Союза в Туву приехали квалифицированные медицинские работники, ввозились новейшие инструхменты, оборудование и медикаменты. В те­чение первых же десяти лет с момента зарождения медицинского дела в Туве было построено 13 больниц, из которых Кызыльская и Чаданская имели хирургические отделения. В 1929 г. при Кызыльской больнице впервые организовано родильное отделение, затем такие же отделения стали создаваться и в. районах, где, принимая во внимание специфику кочёвого'быта тувинцев, были устроены для рожениц еще дома ожидания. В эти дома женщина приезжала примерно за месяц до родов и, находясь там в хороших условиях под врачебным наблюдением, обучалась лич­ной гигиене и уходу за ребенком. При наступлении родов женщину пере­мещали в родильное отделение больницы и при выходе снабжали ее дет­ским приданым.

С 1936 г. в Туве начинают появляться собственные медицинские кадры: акушерки, медсестры, аптекари, а с 1941 г. — собственные фельдшеры и врачи, получившие подготовку в Учебном комбинате г. Кызыла и не­которых высших учебных заведениях СССР.

Таким образом, постоянная помощь Советского государства и русского народа за период существования народной республики дала возможность трудящимся тувинцам достичь некоторых успехов в повышении своего экономического и культурного уровня. Формы этой помощи были разно­образны и охватывали все стороны жизни тувинского народа. Однако экономическая, политическая и культурная жизнь тувинского народа в условиях народной республики развивалась крайне медленно.