Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Домашнее производство, рыболовство и охота тувинцев
Этнография - Народы Сибири

Домашнее производство, рыболовство и охота тувинцев

Существенное значение в жизни тувинцев, особенно северных и восточных районов, имела охота на зверя. Охотились с ружьем преимущественно шомпольным. Названия пули ок (буквально «стрела») и пояса с набо­ром мелких охотничьих принадлежностей (пороховница, мешочек для пуль и т. п.) — саадак (что означает «колчан со стрелами») указывают, что ружье сменило у тувинцев лук и стрелы. Лук и стрелы как ору­дие охоты были широко распространены у тувинцев еще в конце XIX в. Стрелы различались формой железного наконечника в зависимости от вида охоты, имели на конце трехгранное оперение и носились в кол­чане, сделанном из кожи, на войлочной подкладке. Охотясь на мелкого пушного зверька (белка и др.), употребляли стрелы с тупым наконеч­ником из оленьего или маральего рога. Охотились также со свистя­щими стрелами, у которых железный наконечник ромбовидной формы был снабжен роговой трубочкой-свистулькой. Из лука били также птиц. На птиц, кроме того, ставили волосяные петли. Зверьков тоже ловили самодельными капканами, особенно сусликов. Название ружья — боо—показывает, что ружье проникло к тувинцам из Монголии. На вол­ков и лисиц иногда охотились верхом, облавами, с ружьями и плетями, а в начале нашего столетия с у руками (ременные петли на шесте).

Тувинцы занимались рыболовством. В Тоджинском районе было распространено озерное рыболовство весной и осенью (язь, окунь, щука, таймень). Рыбачили при помощи сетей, сплетенных из ниток или конского волоса. Сети (длиной до 15 м и шириной около 2 м) были снабжены дере- вяныыми и берестяными поплавками, привязанными к пропущенной через всю длину сети ио ее верхнему краю волосяной веревке, и грузилами из гальки, прикрепленными при помощи лыка к нижнему краю сети. Рыбаки обычно берутся за концы такой сети и заводят ее в озеро на плотиках, затем сплываются, перекрещивают концы сети и вытаскивают. Иногда рыбаки заводили на плотиках (или на верховой лошади) сеть к берегу,, как невод. Ставили сети в озере, прикрепляя их к жерди, воткнутой в дно. Помимо этого, рыбу били острогой и ловили удочками. До революции упот­ребляли для этого деревянные крючки, сделанные из березового или ело­вого сучка. Щук ловили волосяной петлей в жаркие дни, когда щуки под­ходят к берегу и прячутся в траву; били их и из ружья. Иногда на речке устраивали запор из камней, в середину которого ставили «морду». По Ени­сею и некоторым озерам иногда ловили рыбу и зимой в прорубях, продалб­ливаемых при впадении в озеро речушек (сетями, крючьями и черпаками). По Енисею, Кемчику и другим рекам добывали хариуса, ленка (из семей­ства лососевых), тайменя и др.

В таежных районах имело также потребительское значение и служило подспорьем в повседневной пище добывание дикорастущих растений. Собирали преимущественно высокопитательные корни и клубни кандыка, сараны и стебли черемши, известной ценными питательными и противо- цынготными свойствами. Кандык и сарану в большом количестве запасали впрок. Кандык копали в мае, сарану — в конце августа и начале сентября; занимались этим преимущественно женщины и дети. Выкопанные корни варили, сушили и хранили в мешках. Это — своеобразный таежный кар­тофель, ибо клубни (особенно кандыка) богаты крахмалом. В небольшом количестве заготовляли кедровые орехи, сбивая шишки ударами по стволу кедра деревянными колотушками. Сбор этого ценного продукта тайги не получил здесь большого размера и товарного значения.

Домашнее  производство

К числу домашних производственных занятий и промышленное тувинцев относилось изготовление войлока,  производство и обработка дерева. Войлок при коче­вом образе жизни имеет важное значение. Он необходим прежде всего для покрытия переносного жилища, для постелей, ковриков, подстилок, пот­ников для заседлывания лошади и т. д. Поэтому изготовление его входило в круг постоянных работ каждой семьи, которая вела кочевой образ жизни. Шерсть, предназначенную для изготовления войлока, мыли в горячей воде, затем разбивали длинными палками, раскладывали ровным слоем и скатывали, обертывая вокруг деревянного вала. Этот вал, при помощи деревянных петель, надетых на его концы, привязывали к веревкам, укрепленным у седла верховой лошади, и катали по ровной земле, до тех пор пока войлок не делался плотным.

Кузнечество было распространено у тувинцев задолго до революции. Кузнецы изготовляли удила, пряжки и подпруги, стремена, железные таганы, огнива, тесла и т. п. Среди аратов-единоличников можно было встретить кузнеца с небольшим набором старых инструментов, приспособ­ленным для кочевого образа жизни (маленькая наковальня и несколько молотков, щипцы, камень для шлифовки и стачивания изделий и пр.). Известным своеобразием отличаются маленькие самодельные меха (хурюк). Они сшиты из шкуры козла (шерстью вверх) жильной ниткой и походят на штанины. Каждый мех суживается книзу и надет на деревянную (полую внутри) развилину, к которой привязан ремешками. Широкие края сшиты, но в них оставлено отверстие.

Обработка дерева также давно была известна тувинцам. Они достигли в ней. большого совершенства, хотя и пользовались обычно примитивным набором инструментов (нож, различные виды тесел, сверло и т. п.).

До революции ассортимент изделий из дерева ограничи­вался небольшим количест­вом предметов домашнего оби­хода (деревянные части юрты, различная посуда, основы седел, шкафчики, художе­ственно вырезанные игруш­ки, шахматы и др.)*

В единоличном хозяйстве сохранялись старинные прие­мы домашней обработки и выделки шкур диких и домаш­них животных. Снятую шку­ру очищали от мяса и жира железным скребком (хыргы). шерсть сбривали ножом, за­тем шкуру растягивали на земле при помощи деревян­ных колышков, вбитых по краям, и по мездре намазы­вали кашицей из гнилушек лиственницы или ели, разве­денных в воде (при выделке оленьих и козлиных шкур) или в оленьем молоке (для шкуры сохатого или марала). Затем шкуру свертывали и она в течение суток дуби­лась. Потом ее мяли деревянной палкой (эдирээ), покрытой зарубками, для чего шкуру клали на доску, край которой в момент работы поднимали и упирали в грудь, и обеими руками водили палкой вверх и вниз. Этой трудоемкой и тяжелой работой занимались обычно женщины, затрачивая 2—3 дня на обработку одной шкуры, потом ее дымили над очагом в юрте. Так обрабатывали шкуру для зимней покрышки юрты и для шитья одеж­ды (преимущественно тувинцы-оленеводы). При выработке конской или коровьей шкуры ее также очищали скребком, мочили 3—4 дня в реке, смазывали салом и мяли на ручной кожемялке (сделанной из большой рогатины дерева) жердью. При выработке овчин шкуру по мездре нама­зывали кислым молоком, завертывали, затем мяли палкой.

В период существования народной республики хозяйство тувинцев раз­вивалось и крепло, росло поголовье стада, улучшалась по сравнению с до­революционным периодом техническая база сельского хозяйства, особенно земледелия. На развитии экономики не могли не сказаться постоянная помощь со стороны Советского государства, систематическая работа по улучшению и развитию народного хозяйства тувинской народно-револю­ционной партии и правительства. Большую роль сыграли организация государственных хозяйств, тожземов и колхозов, ликвидация эксплуата­торских элементов, раскрепощение женщины и повышение культурного уровня освобожденных от гнета двойной эксплуатации тувинских аратов.

В тувинском народном хозяйстве впервые появилась промышлен­ность. К 1941 г. здесь, кроме добычи золота и угля, было построено не­сколько небольших заводов и предприятий (лесопильный, кирпичный, авторемонтный, пищевой и пошивочный комбинаты) местного значения, а также небольших электростанций; освоены переработка кож и шерсти и выпуск металло-скобяных изделий. Это было, конечно, большим достижением в развитии народного хозяйства тувинцев, учитывая их недавнее прошлое. Однако промышленность молодой народной респуб­лики была слабой и развивалась медленно, даже несмотря на помощь Со­ветского государства, так как общая экономическая и культурная отста­лость Тувы и недостаток собственных материальных средств являлись весьма серьезным препятствием для развития этой отрасли народного хозяйства тувинцев.