Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Скотоводство. Земледелие тувинцев
Этнография - Народы Сибири

Скотоводство. Земледелие тувинцев

Ко времени перехода в СССР главной отраслью хозяиства тувинцев было скотоводство. Основная масса скота принадлежала аратам-скотоводам. В 1943 г. в их руках находилось 93.5% всего поголовья. Однако велось аратское хозяйство единоличным способом и только 6.5% стада содержалось в госхозах, тожземах и колхо­зах. Ко времени вхождения в состав СССР в Туве было 123 тожзема и 21 колхоз. Простейшие производственные объединения аратов возникли здесь в период 1929—1932 гг. в двух формах: 1) товарищество по совмест­ной обработке земли — ТОЗ, 2) товарищество по улучшению животновод­ства— ТУЖ. Они были преобразованы в 1940—1941 гг. в тожземы в виду того, что развитие животноводства и земледелия у тувинцев тесно связано. Тожземы были довольно слабой первичной формой преобразования хо­зяйства и воспитания тувинских аратов в духе социализма, ибо здесь общественная собственность на основные средства производства не явля­лась господствующей. В них не находила разрешения основная задача коллективного хозяйства — правильное сочетание общественных и личных интересов трудящихся тувинцев. Однако в условиях Тувинской Народ­ной Республики эти простейшие производственные объединения были в свое время необходимы и сыграли положительную роль.

Отличительными чертами аратского единоличного хозяйства являлись мелкие размеры, низкая доходность и весьма отсталая техника, основан­ная на пастбищном содержании скота в течение всего года. Развитие та­кого хозяйства не имело экономической перспективы. При низкой про­дуктивности скота в кочевом единоличном хозяйстве, когда корова доится 5—6 месяцев в году и дает за этот период всего лишь 400—500 л молока, чтобы прокормить семью в 5—6 человек, нужно было иметь значительное стадо, так как при слабом развитии земледелия у аратов решающее зна­чение имела заготовка впрок различных молочных продуктов в период доения. Часть стада ежегодно должна была выращиваться для обеспече­ния семьи мясом, хотя бы и в минимальных размерах. Следовательно, арат-единоличник мог прокормиться, только имея стадо в несколько де­сятков голов различного скота. При наличии в семье обычно двух-трех работоспособных членов обеспечить сеном на зимнее время большое коли­чество скота также было невозможно. Приобрести сенокосноуборочные машины мелкое единоличное хозяйство было не в состоянии. Поэтому в мел­ком единоличном хозяйстве тувинцев сохранялась старинная отсталая техника разведения и содержания скота, которая очень снижала про­дуктивность. Тувинец-единоличник кормил свой скот в течение круг­лого года иа пастбищах. Для этого ему все время приходилось коче­вать, осваивая значительные пространства, особенно в зимнее время, ибо для содержания одной головы крупного рогатого скота требуется 8—10 га зимних пастбищ (среднего качества). Поэтому тувинец-едино­личник в течение зимы менял пастбища два-три раза. До национально- освободительной революции рядовые араты не подкармливали скот даже в наиболее тяжелые и холодные зимние месяцы и не устраивали утеплен­ных помещений на зимних стоянках скота, что крайне тяжело отзывалось на состоянии стада и приводило к массовому падежу его. Некоторое улуч­шение содержания скота наметилось только в условиях народной респуб­лики. Ко времени вступления тувинцев в СССР у них насчитывалось уже свыше 50 тыс. утепленных помещений для скота. Однако, за немногим исключением, это были примитивные сооружения, принадлежащие преиму­щественно единоличникам. Такие постройки, сыграв некоторую положи­тельную роль, оказались нетерпимыми позднее, в условиях социалистиче­ского животноводства. Они представляют собой срубные низкие помещения для телят, ягнят, овец, коров, с плоской крышей из коры, хвороста, на­воза и т. д. Маленькие срубики для ягнят опущены в землю (на поверхно­сти возвышается два-три венца бревен), вход в них представляет в сущ­ности лазейку. Несколько больше и повыше помещения для телят. Ко­ровники делали из тонких бревен, а открытые загоны для лошадей из жердей. Эти примитивные зимние постройки для скота араты устраивали по возможности в защищенном от ветра месте, где ставили и свое, обычно переносное, жилище. Пастбищное содержание скота в течение всего года вынуждало единоличников тувинцев вести кочевую жизнь с характер­ными для нее лишениями, трудностями и неудобствами, тормозило раз­витие их культуры. Следствием недостаточности корма и примитивного ухода в единоличных тувинских хозяйствах был весьма высокий процент яловости (до 50%) и падежа молодняка. Это обстоятельство явилось од­ной из наиболее серьезных причин, задерживавших рост поголовья стада.

Отсутствие регулированной случки, своевременной подкормки производи­телей и маток, условия содержания весьма отрицательно сказывались на качестве молодняка и служили причиной его гибели. Молодые животные за зимний период почти не давали роста и привеса. В летнее время эти показатели были также незначительны хотя бы вследствие обыкновения держать молодняк не на хорошем (огороженном) пастбище, а на привязи у юрты.

Еще более примитивной являлась у тувинцев-единоличников техника оленеводства. Олени в течение круглого года паслись на естественных пастбищах. В летнее время оленей угоняли высоко в горы к снежным вершинам, свыше чем за 100 км от зимних стоянок. К сентябрю олене­воды спускались к зимним пастбищам и отправлялись на оленях про­мышлять белку. В октябре — ноябре происходит случка оленей, частично кастрация, которая практикуется и весной. Отел происходит в апреле. Содержали оленей открыто, без всяких загородей. Телят привязывали на весь день около юрт. Оленухи приходили к ним несколько раз в день. Тувинцы доили оленей три раза в день, на время дойки привязы­вая оленух к шестам, лежащим близ стоянок. На ночь телят вместе с мат­ками отпускали на пастбище. Уходят олени недалеко и обычно сами яв­ляются утром. В ненастную погоду их приходилось собирать при помощи верхового оленя. В жару олени собираются к дымокурам, спасаясь от мошкары. Дымокуры (ыштаар) устраиваются на стойбище в виде кониче­ских шалашей из жердей, без покрытия, внутри которых раскладывают ко­стер из гнилушек. Оленей употребляют только для верховой езды (с трех­летнего возраста), заседлывая их, как лошадь, и таким же седлом. Хозяй­ственная и транспортная ценность тувинского оленя довольно велика. Араты-оленеводы все время кочевали, почти каждый арат имел одну-две лошади, которые служили ему для летних дальних поездок. В условиях единоличного хозяйства развитие оленеводства шло чрезвычайно медленно.

При описанной выше технике скотоводства стада часто гибли от исто­щения, бескормицы, различных болезней, от волков и т. д. О размерах этих бедствий можно судить по официальным статистическим данным за период с 1 июля 1941 по 1 января 1943 г. За эти полтора года у тувин­цев пало от болезней 139 тыс. голов различного скота (что составило 25% приплода), от бескормицы — 26 тыс., погибло от волков — 45.5 тыс.

Выходом из застоя и бесперспективности в развитии тувинского ско­товодческого хозяйства было только объединение аратов в сельскохозяй­ственные артели. Это стало ясным для большинства аратов, когда Тува вошла в состав СССР. Процесс коллективизации среди тувинских аратов сразу же принял массовый характер.

Земледелие

Неустойчивость мелкого хозяйства, его низкая продуктивность заставляли тувиица-единоличника прибегать к небольшому посеву (обычно проса), чтобы подкрепить свой пищевой баланс.

Единственным видом обработки земли была весенняя вспашка. Не­редко применялись в качестве орудия вспашки старинная деревянная соха (андазып), привязываемая к седлу верховой лошади, и борона-воло­куша из ветвей карагапника (карагап-илиир). Русские серпы появились у тувинцев лишь в начале XX в., а до этого колосья срезали ножом или выдергивали руками.

За период существования народной республики, благодаря помощи СССР, техническая база земледелия значительно улучшилась. К 1944 г. в Туве насчитывалось свыше 6 тыс. конных железных плугов (из них свыше 4 тыс. в единоличных аратских хозяйствах), свыше 5 тыс. железных борой (из них свыше 2 тыс. в аратских хозяйствах), 42 трактора, 205 жаток, 220 сноповязалок, 18 тракторных молотилок, 52 конные молотилки. Посев­ная площадь составляла в 1943 г. около 55 тыс. га, из которой свыше 30 тыс. га приходилось на долю аратских единоличных хозяйств, преимуще­ственно кочевых (более 23 тыс. га). Помощь Советского Союза состояла также в снабжении семенами. Урожайность, особенно в аратских единолич­ных хозяйствах, оставалась на низком уровне, хотя и превышала дорево­люционную, когда с гектара собиралось всего лишь 20—30 пудов зерна. Тувинское земледелие по преимуществу поливное. Араты-единоличники орошали свои небольшие поля простым «напуском», разрывая временную земляную перемычку распределительного канала, обычно заиленного, заросшего. Более высокие места поливали путем проведения мелких ка­навок, небольших запруд. Такая техника полива приводит к недостатку воды, поле поливается меньшее количество раз, чем этого оно требует. Единоличник арат, вынужденный все время перекочевывать, чтобы прокор- мить скот на пастбищах, не имел возможности достаточно внимательно сле­дить и ухаживать за посевом, который территориально всегда находился на далеком расстоянии от летних пастбищ. Все это отрицательно сказы­валось на состоянии урожая. Участком пользовались обычно 3—4 года, а затем забрасывали его для восстановления плодородия. Часто исполь­зовали древнюю ирригационную сеть, местами сохранившуюся. В период существования народной республики впервые была осуществлена построй­ка более усовершенствованных каналов с некоторыми гидротехниче­скими сооружениями.

Главным видом посевных культур у единоличников служило просо. Небольшие посевы его плохо обрабатывались, так как основное внимание уделялось скотоводству, и урожайность посевных участков была довольно низкая, вследствие слабой агротехники и отсутствия достаточной заботы о  посевах. На снижение урожайности в единоличных хозяйствах влияли также и потравы посевов скотом. Поздняя весенняя откочевка от посевов и раннее возвращение к ним для уборки, отсутствие или недостаточность поскотин и т. п. делали потравы массовым и постоянным явлением.