Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Здравоохранение алтайцев
Этнография - Народы Сибири

Здравоохранение алтайцев

Медицинская помощь у алтайцев налажена в общесоветских формах (бесплатное лечение в меди­цинских пунктах, амбулаториях, больницах, поликлиниках и т. п.). Она быстро и прочно вошла в их быт и пользуется большой популярностью. За медицинской помощью охотно обращаются даже старики и старухи, т. е. наиболее консервативный слой алтайцев. Это имеет особое значение потому, что подлинная медицина представляет совершенно новое явление в жизни алтайцев, да к тому же такое, которое затрагивает область религиозных представлений. До революции в с. Улале хотя и была миссионерская боль­ница, находившаяся в ведении фельдшера, но практическое значение ее для алтайцев было ничтожно, ибо она являлась единственной на всем Горном Алтае, на территории которого свободно может поместиться ряд западно­европейских государств. Естественно, что подавляющее большинство алтай­цев не имело понятия о медицинской помощи. Народная медицина у ал­тайцев была развита крайне слабо, и поэтому за лечением народ обращался к шаманам. Следовательно, то, что все алтайцы, до стариков включи­тельно, верят в научную медицину и охотно обращаются к ее услугам, свидетельствует о большом прогрессе в их сознании. Это говорит о вытес­нении из мировоззрения алтайца ранних форм религиозных представлений, согласно которым любая болезнь объяснялась либо вселением в больного злого духа, либо уходом души из человека. Научная медицина нанесла сильный удар по религиозным верованиям алтайцев, органически вошла в жизнь и быт, в их национальную советскую культуру. Начинают появ­ляться национальные кадры в низшем и среднем звене медицинских работников. Наша партия, правительство и местные руководящие органы власти всемерно развивают организацию медицинской помощи у алтайцев. Советское государство отпускает на это большие средства, о чем наглядно свидетельствует интенсивный рост бюджета по здравоохранению, кото­рый за 25 лет существования области увеличился в 208 раз и составляет десятки миллионов рублей. К юбилейной дате 25-летия области здесь рабо­тало 24 больницы, поликлиника, 23 врачебные амбулатории, 5 диспан­серов, 36 фельдшерских пунктов, 4 зубопротезных кабинета, рентге­новский кабинет и т. д. Нет необходимости перечислять цифры, характе­ризующие количество врачебного персонала, исчисляющегося ныне сотнями человек, количество родильных домов, консультаций, детских ясель и т. п. Вместо этих цифр, которые быстро стареют в силу непре­рывного роста медицинского дела на Алтае, важнее подчеркнуть социа­листический характер советского здравоохранения. Он проявляется не только в бесплатном лечении, но и в стремлении сделать лечение наи­более доступным и эффективным для населения. На это указывает сама топография лечебных учреждений по области, предусматривающая об­служивание самых труднодоступных мест обитания алтайцев, чтобы больному не приходилось ехать многие десятки километров за медицин­ской помощью. Для тех случаев, когда больному по его состоянию нельзя самому прибыть на лечебный пункт, в распоряжении областного и аймач­ных отделов здравоохранения имеются санитарный самолет и автома­шины. Снабжение медицинских учреждений современным оборудованием и лекарствами, создание специальных улучшенных условий жизни для медицинских работников — все это направлено на улучшение жизни и быта народа. Советская медицина уже сделала самое трудное и самое важное дело среди алтайцев. Она сумела завоевать их полное доверие, сумела помочь им преодолеть многовековые суеверия и тем самым уже внесла огромный вклад в дело формирования социалистической куль­туры алтайцев.

Советский государственный и общественный строй коренным обра­зом изменил самих алтайцев — строителей и носителей этой новой культуры. Для них характерно совершенно новое мировоззрение, кото­рое формируется и крепнет на основе социалистического переустройства жизни. Только теперь можно говорить о настоящем национальном самосознании алтайцев, независимо от родоплеменной принадлежно­сти и различий в культуре, господствовавших до революции. Созна­ние национального единства, отражающее процесс национальной кон­солидации, весьма явственно сказывается и у тех групп алтайцев, которые до образования автономной области сами себя алтайцами не называли. Мы имеем в виду тубаларов, по самоназванию йиш кижи, т. е. «лесные люди», или «люди черни» (тайги), населяющих в основ­ном Чойский аймак. То же самое относится и к жителям Маймипского и частично Эликмонарского аймаков, где население обычно именовало себя по названию рек (Майма кижи, или майма-яары) или родов (сеоков) и т. д. Теперь же в указанных районах очень часто можно слышать фразу: «бис ончозы алтай кижи» («мы все алтайцы»). Следовательно, сознание национального единства проявляется в общности самоназвания. При выдаче паспортов, при составлении биографий и заполнении различных анкет и местных статистических сводок население всех районов области именует себя только алтайцами. Национальное самосознание проявляется также и в массовом, широком интересе, который возник у алтайцев к во­просам своей истории, к народному творчеству, к судьбам развития языка, литературы, театра и других элементов национальной культуры.

Рост и укрепление национального самосознания не имеют ничего общего с понятием местного национализма. Националистические течения не нашли подходящей почвы как в широкой среде алтайцев, так и в среде интеллигенции. Напротив, наиболее жизнеспособными у алтай­цев оказались идеи советского патриотизма, чуждого национальной ограниченности. Это обстоятельство особенно ярко проявилось во время Великой Отечественной войны. Советский патриотизм алтайского на­рода, проявившийся в годы Великой Отечественной войны, представ­ляет яркий контраст с отношением алтайцев к империалистической войне 1914 г. Миссионеры в своих официальных отчетах писали: «Отношение алтайских язычников к вопросам военного времени пред­ставляется нам совершенно безучастным, как будто война идет не в Рос­сии, а где-нибудь „за тридевять земель в тридесятом государстве"». Когда царское правительство в 1916 г. объявило мобилизацию так назы­ваемых «инородцев» на тыловые работы в прифронтовую полосу, алтайцы южных районов не поддержали этого мероприятия, уклоняясь от явки на мобилизационные пункты, а местами активно выступили против цар­ских властей, вооружившись камнями и косами (Онгудайский, Усть- Канский аймаки). Одновременно они отказывались подчиниться и своим зайсанам и баям, бросали у них работу, резали байских баранов для питания и т. д.

В более глухих местах Алтая мобилизация вызвала панику. Алтайцы бежали в горы, некоторые прибегали к самоубийству, к самоувечью и т. п. Что касается «пожертвований», то, как указывают миссионеры, инициатива их «исходила не от самих жертвователей, а от русской адми­нистрации».

Советский патриотизм, любовь к свободе, уважение и дружественное отношение к другим национальностям, умение сочетать общественные и личные интересы, равноправное положение женщины, стремление к знанию и культуре, политическая осведомленность — все это черты нового укре­пляющегося социалистического мировоззрения алтайцев.

Национальная культура алтайцев развивается как культура социа­листическая. Алтайцам, как и всем гражданам СССР, обеспечено право на труд, отдых и образование. Они равноправны во всех сферах хозяй­ственной, культурной и национальной жизни с другими народами СССР. Алтайцы, представлявшие до революции группу племен, известную преимущественно этнографам, ныне имеют своих равноправных предста­вителей в высших правительственных органах страны, в Верховном Совете СССР и Верховном Совете РСФСР. Все это делает национальную культуру современных алтайцев культурой подлинно народной, куль­турой широких слоев трудящихся. Она включает в себя ценные и полезные элементы старой культуры, созданной многовековым опытом ряда поколений отдельных алтайских племен. Развитие ее происходит на основе советского государственного строя, обеспечивающего вовле­чение в процесс творчества широких масс трудящихся.