Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Поселения и жилища алтайцев
Этнография - Народы Сибири

 

Поселения и жилища алтайцев

В результате небывалого в истории алтайцев развития экономики в Горном Алтае возникли экономические и культурные центры, объединяющие районы области между собой и связывающие их с экономикой всего Советского- государства. Главным экономическим и культурным центром области является г. Горно-Алтайск, расположенный на месте грязного и убогого* дореволюционного с. Улалы, основанного в 1830 г. как миссионерский пункт в одном из алтайских стойбищ. Этот город с его десятками раз­личных промышленных предприятий, транспортной базой, большим коли­чеством магазинов и колхозным рынком, с многочисленными учебными заведениями (в том числе педагогическим и учительским институтами), библиотеками, музеем, больницей и поликлиникой, с рядом научных учреждений является также и административным центром области. Далее идут районные административные или аймачные центры. В этих также крупных населенных пунктах находятся средние и неполные средние учебные заведения, дома культуры, библиотеки, кинотеатры, районные больницы, амбулатории, аптеки. Здесь же имеются различные про­мышленные предприятия, районные электростанции, почтово-телеграф­ные конторы, радиоузлы, автотранспортные, заготовительные и торговые базы, магазины, колхозные рынки и др.

Впервые появились на Алтае и отдельные промышленные рабочие поселки, где рабочие алтайцы живут и работают с русскими рабо­чими.

В связи с новыми хозяйственными условиями жизни весьма изменился домашний быт алтайцев по сравнению с дореволюционным временем. Не­смотря на некоторое распространение среди алтайцев русской срубной избы еще до революции, большинству южных алтайцев она в то время была недо­ступна из-за отсутствия средств на постройку, а частично и вследствие их кочевого или полукочевого образа жизни. Благодаря помощи Советскога правительства алтайцам денежными ссудами на постройку, росту мате­риального благосостояния окрепших в хозяйственном и организационном отношениях алтайских колхозов проблема перехода в теплые благо­устроенные жилища для всей массы алтайцев была полностью решена в очень короткий срок. В связи с этим резко сократилось количество* старых юрт, веками бытовавших у алтайцев, а главное, изменилась бытовая функция этих архаических жилищ. В южных скотоводческих районах конический шалаш или кошемная юрта (Кош-Агачский и Усть- Коксинский аймаки) сохраняются только как летнее временное жилье. Иногда такой шалаш летом служит кухней, где семья готовит себе пишу иа костре и по старой привычке проводит вечер у огня. Старые тииы жилища приобрели значение хозяйственных построек (амбаров, сараев, и т. д.). Теперь алтайцы живут в срубных домиках с окнами, деревянным полом и печыо. Можно, конечно, еще и теперь встретить стоящие рядом жилища старого и нового типов, не обнесенные изгородью, не имеющие приусадебного участка и расположенные без всякого плана либо в раз­брос, либо довольно скученно. Однако преобладают колхозные поселки алтайцев с улицами. Дома, стоящие нередко вперемежку с юртами, зда­ния школы, сельсовета, больницы, клуба, ветеринарного и врачебного пунктов, общественной бани, магазинов сельского потребительского общества, маслозавода, колхозных амбаров, складов, гаража, скотных дворов и другие постройки придают современному алтайскому селению новый вид, не имеющий ничего общего со старыми аилами, растянутыми на несколько километров, с одинокими, стоящими на большом расстояний друг от друга юртами.

Первоначально срубный дом, вытеснивший старое жилище, в указан­ных районах обычно имел еще несовершенный вид. Отсутствие тесовой крыши, сеней и некоторые другие признаки невыгодно отличали его от того типа избы, который распространился в районах давнего общения алтайцев с русским народом. Происходило это главным образом вслед­ствие массового и одновременного перехода алтайцев к постройке сруб­ных домов в короткий срок. При таких условиях возникали различные трудности (недостаток квалифицированных плотников, пиленого леса и т. п.), преодоление которых требовало известного времени.

Характерной особенностью было первоначально отсутствие русской печи. Ее заменяла маленькая переносная печь из листового железа. О силе традиции, связанной с многовековым обитанием ряда поколений в юрте, говорило также небольшое количество мебели, которым алтайцы на первых порах обставляли новое жилище. Традицией нужно объяснить и обыкновение сидеть на полу возле печи, даже во время еды, невзирая на то, что в избе уже стоял стол и скамейка или табуреты. Наблюдалась и определенная последовательность в постепенной меблировке жилища. В первую очередь в нем появилась кровать и полки для утвари, затем стол, скамейка, табуреты или стулья. Указанная последовательность объясняется естественным стремлением перенести в новые условия прежде всего привычные элементы старой обстановки. Затем воспринимались и усваивались те элементы новой обстановки, которые согласовались со старыми навыками и привычками, сохраняли известную преемствен­ность с ними. Сначала в избе появлялась кровать, потому что подо­бие ее было в юрте в виде нар, устроенных вдоль стен переднего угла. Маленький столик на низких ножках, за которым ели, сидя на полу с поджатыми под себя ногами, был известен алтайцам давно. От него уже нетрудно было перейти к пользованию настоящим столом, освоив только способ сидеть на скамейке или табурете. Посудные полки в юрте представляли обязательный элемент обстановки женской половины, где помещалась также кухня. Полки переходили в избу в первое время на то же место.

Однокамерная срубная изба явилась переходным типом жилища от юрты или конического шалаша к более благоустроенному и простор­ному деревянному дому, который характерен для новых жилых построек алтайских колхозов, появившихся в годы первых послевоенных пяти­леток. Такой дом имеет одну или несколько комнат (с кухней), двускат­ную деревянную крышу, сени или небольшую веранду, кладовую и т. п. Обогревается такой дом, кроме русской печи, плитой или камельком. Меблировка его более разнообразна. Обитатели его обзаводятся железными кроватями, стульями, шкафами. Обеденный и рабочий столы, сундуки, картины или фотографии в рамках на стенах, занавески на окнах, цветы на подоконниках составляют также внутреннее убранство такого дома. На стенах, сундуках и на полу часто расстелены войлочные ковры, украшенные аппликацией, характерные для кочевого старого быта, особенно южных алтайцев. Черты этнографических особенностей старого алтайского быта проявляются как в отдельных предметах (вой­лочные ковры, кожаные сумины и т. д.), так и в их размещении. Особенно следует отметить внедрение в быт современных алтайцев железной кро­вати и постельного белья. Об этом приходится говорить потому, что предшествующие поколения алтайцев всегда спали, не раздеваясь, у костра или на деревянных нарах, на войлочной подстилке, кожаной подушке (набитой войлоком или шерстью) и покрывались шубой вместо одеяла. Так же быстро и широко вошла в быт алтайцев покупная посуда: кухонная, чайная, столовая, во всем многообразном ассортименте, кото­рым располагают местные магазины. Новую посуду сразу же стали мыть, чего никогда не делали по отношению к старой (деревянной и кожаной). Из старой утвари сохранились лишь большие кожаные сосуды для приго­товления чегеня и красивые кожаные бутылки (ташаур) для араки, -орнаментированные при помощи техники тиснения. Предпочтение, ока­зываемое иногда старым сосудам, объясняется их свойством лучше сохра­нять вкус продукта (кислого молока).

Обитание в доме, даже только в зимнее время, быстро влекло восприя­тие все новых и новых элементов домашнего быта, развивающегося в на­правлении приближения к городскому быту. Этому весьма содействовала сила примера, исходящая от сельской и районной интеллигенции и вызывавшая у рядовых алтайцев желание перенять удобства нового домашнего быта. Развившееся общение алтайцев — жителей аи­лов — с районными центрами и городом и просветительная работа, ведущаяся в области, также весьма помогают формированию нового быта. Достаточно сослаться в этом отношении на работу и значение «домов алтайки» — специфического алтайского просветительного учреждения, ставящего своей задачей первоначальное комплексное обучение женщин- алтаек. Здесь в течение трех месяцев алтайские колхозницы, живя в хоро­ших бытовых условиях, обучаются не только грамоте, но и современным приемам ведения домашнего хозяйства — печению хлеба, шитью одежды нового покроя и назначения, стирке белья и т. п. Женщинам преподаются основные правила личной, семейной и общественной гигиены, правила ухода за ребенком и т. д. К этому следует прибавить работу юрт-пере­движек, клубов, изб-читален, где инструктаж, популярная литература и кино в значительной мере выполняют просветительные функции^ направленные также к усовершенствованию современного быта алтайцев.

Все сказанное по поводу жилища и его обстановки у алтайцев далеко не исчерпывает многообразия процесса смены старых типов жилища, являвшихся не столько признаком национальной алтайской культуры, сколько признаком бытовавшей до революции архаической культуры более широкого круга нлемен Саяно-Алтайского нагорья. В действи­тельности процесс этот идет в еще более сложном переплете элементов, старого и нового быта, чем это показано здесь в обобщенной форме.

Характерной особенностью современной одежды алтайцев является, во-первых, изготовление ее и тканей фабричного производства, как хлопчатобумажных, так шерстяных и шелковых, и, во-вторых, широкое распространение готового платья. Объясняется это тем, что ткани фабричного изготовления и готовое платье стали теперь доступны каждому алтайцу. До Великой Октябрь­ской социалистической революции рядовой алтаец приобретал ткани в весьма ограниченном количестве, так как экономическое положение его было крайне тяжелым, да и продажа тканей находилась в руках китайских, монгольских или русских торговцев, сбывавших их по непо­мерно высоким ценам. Поэтому, например, многие южные алтайцы летом вовсе не носили рубах, а вечером, когда становилось прохладно, или в зимнее время надевали баранью шубу на голое тело. По той же причине рубаху, сшитую из ткани, носили до тех пор, пока она буквально не сва­ливалась с плеч. Готового платья на Алтай в прежние времена не заво­зили. Сейчас на Алтай привозят ткани и готовое платье, которые про­даются в сельских и районных магазинах по государственным ценам. Стало проще, выгоднее и удобнее покупать готовое платье, а не шить его на руках, как это делали раньше (швейная машина в быту алтайцев распространилась только теперь). По условиям климата Алтая шубы остаются здесь основным видом верхней одежды, сохраняя в общем свою национальную форму. Они попрежнему имеют монгольский покрой, запахиваются, как у всех кочевников, левой полой наверх. Однако старая форма алтайской шубы несколько измени­лась. Шубы алтайцев колхозников Онгудайского и Усть-Канского райо­нов шьются теперь короче, а характерный выступ левой полы стали расшивать шелковыми и шерстяными нитками. Укорочение шубы находит объяснение в изменении образа жизни южных алтайцев. Раньше алтайцы указанных районов большую часть времени проводили верхом на лошади и тогда длиннополая одежда была для них более удобной. В настоящее время, с развитием оседлости, с расширением круга сельскохозяйствен­ных работ, длиннополая одежда сделалась неудобной, мешающей при ходьбе и работе. Стремление же сделать шубу более нарядной отражает повышение материального и культурного уровня рядового алтайца.

В современной мужской одежде алтайцев бросается в глаза массовый переход к ношению легкой верхней одежды, покупаемой в готовом виде, причем предпочтение отдается одежде военного образца (гимнастерка, брюки-галифе и т. п.). Алтайский покрой мужской рубахи и штанов встречается довольно редко, преимуществеьно в тех случаях, когда эту одежду шьют сами. Однако, если взять мужской костюм в целом, то нельзя не признать, что в нем сохраняются некоторые национальные особенности, видимо, прочно вошедшие и в современный быт. Это отно­сится не только к шубе, о которой уже говорилось, но и к шапке и обуви. Характерная для алтайцев круглая овчинная шапка, с кистью из шелко­вых ниток на макушке, носится по сей день зимой и летом. Ее носят теперь и женщины. Она вошла как мужская шапка и в быт местного русского населения. По распространенности эта шапка на Алтае конку­рирует только с кубанкой, совершенно вытеснив типичную для алтай­цев еще в начале нашего столетия высокую черную гребневидную шапку из черной мерлушки.

Следует отметить также частичное сохранение типичных для юж­ного Алтая кожаных сапог с широким раструбом верхней части голенища, с двумя швами (передним и задним), с тонкой подошвой и набойкой вместо каблука. Кроме этих сапог, в зимнее время носят сапоги, сшитые из кожи, снятой с ног лошади, марала или козули, шерстью наружу, на мягкой подошве без каблука и набойки. Их надевают с войлоч­ным чулком. Меховые сапоги алтайцев получили широкое распростра­нение и у русского населения Алтая под названием «кисы». Однако среди алтайцев, как южных, так и северных, более всего распространены теперь русские сапоги и частично валенки, доставляемые к ним через торговую сеть.

Старые национальные формы мужской одежды у алтайцев еще сохра­нились в промысловом костюме как наиболее приспособленные к мест­ным природным условиям.

Женская одежда в большей мере сохраняет национальные черты, несмотря на внедрение в быт фабричных тканей и готового платья обыч­ного городского покроя. Это относится не только к шубе, но и к летнему верхнему платью. Однако развитие женской одежды алтайцев ясно опре­делилось в сторону слияния с городским типом, примером чего служит одежда молодежи. В женском костюме украшения составляют важный элемент. Несмотря на их простоту, они придают специфику и красочность женской одежде. Большой откидной воротник кофты прострочен шелко­выми цветными нитками и украшен рядами перламутровых и стеклянных цветных пуговиц, а также бисером, обычно голубого и белого цветов. Носят еще широкий кушак из цельного куска ткани с различными под­весками, прикрепляемыми к нему при помощи ременных петель. У деву- шек можно встретить подвеску (ъииширгек) из литой медной фигурной бляхи с кольцами, к которым подвешены нити из бисера и раковин каури. У замужних женщин это украшение (/гель, или пелъдуш) состоит также из медной фигурной бляхи, к которой подвешены нитки бисера или бус, окан­чивающиеся обычно ключами от сундуков или ящиков, находящихся в веде­нии хозяйки дома. Оригинальным и распространенным украшением нужно признать подвески к косам из медных колец, голубых и белых бус, бисера, раковин, иногда серебряных монет. Оно носится женщинами, обычной прической которых являются две косы, и девушками, если они заплетают волосы но-старипному, в ряд мелких косичек. Серьги в ушах, кольца на пальцах дополняют украшение современной алтайки. Новшеством является распространение коротких ожерелий фабричного изготовления, охотно приобретаемых женщинами и девушками в магазинах.