Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Алтайцы в советский период. Хозяйство.
Этнография - Народы Сибири

Алтайцы в советский период. Хозяйство.

Новый этап в истории алтайцев, этап свободного национального развития, наступил в результате Великой Октябрьской социалисти­ческой революции. В Томске, Новосибирске,  Барнауле и Бийске, с которыми экономически  административно был связан Горный Алтай, автономной области советская власть установилась в конце декабря 1917 г. В Алтай к этому времени стеклись остатки разбитой белогвардейщины. Эсеры, сибирские областники и прочие контрреволюционеры в тесной связи с алтайскими буржуазными нацио­налистами приложили все усилия к тому, чтобы помешать установ­лению советской власти на Алтае. В конце февраля (ст. ст.) 1918 г. им удалось организовать в с. Улале Учредительный Горно-Алтайский съезд под флагом самоопределения. На деле же это было сборище реакции в лице эсеров и областников-интеллигентов — вдохновителей контрреволюции, крупнейших баев и зайсанов, националистов, русских кулаков, попов- миссионеров, будущих руководителей бандитизма, офицеров и карателей. Неудивительно, что работа и решения «съезда», основывались на контрре­волюционных установках, рассчитанных на отторжение Алтая от РСФСР и продажу его иностранным интервентам. На этом «съезде» была избрана Алтайская Каракорумская управа, которая с самого начала и до конца своего существования боролась против советской власти. После колчаков­ского переворота она оказалась целиком в руках окончательно распоя­савшейся белогвардейщины. Колчаковские офицеры-каратели сделались фактическими хозяевами Алтая. Эксплуатация трудящихся, произвол и насилие над ними в это время достигли небывалой силы. Расстрелы, порки, грабеж и прочие насилия колчаковцев-каракорумцев над трудовым населением до сего времени не исчезли из памяти старшего поколения.

При Каракорумской управе был создан «туземный дивизион» преиму­щественно из зайсанских и байских сынков и их родственников. Одна сотня из этого дивизиона была отправлена в распоряжение ставки Кол­чака. Карательные экспедиции «туземного дивизиона» против трудя­щихся Алтая и вообще Западной Сибири прославились особенно раз­нузданным насилием и жестокостями. Колчаковский режим возбуждал в трудящихся алтайцах жгучую ненависть, стремление навсегда освобо­диться от него. Наиболее активную форму эти настроения получили в пар­тизанском движении, которое началось в Западной Сибири осенью 1918 г. Оно было организовано партией большевиков. В Сибири в это время боль­шевики ушли в подполье, но продолжали вести работу среди рабочих и крестьян, имевшую целью поднять вооруженное восстание против Колчака. Деятельность большевистского подполья в Сибири протекала под руководством В. И. Ленина, Я. М. Свердлова, И. В. Сталина и Ф. Э. Дзержинского, которые держали личную связь с сибирским больше­вистским подпольем и учили большевиков Сибири готовить рабоче- крестьянские массы Сибири к вооруженному восстанию против колчаков­щины. Горный Алтай партизанское движение охватило в 1919 г. Уцелевшие от арестов рабочие-большевики организовали по деревням и заим­кам Алтайской губернии подпольные большевистские ячейки. Подполь­щики ставили перед собой задачу подготовить вооруженные выступления против Колчака, спасти страну от нападений иностранных буржуазных государств, помочь восстановить советскую власть. В то время как Крас­ная Армия сражалась с колчаковскими войсками на фронте, трудящиеся Сибири под руководством большевиков били Колчака в тылу. Таким образом, сибирские рабочие и крестьяне помогли советской власти и Ком­мунистической партии, поднявшим народ на защиту родины от интервен тов, ликвидировать Колчака, одного из наиболее опасных наймитов ино­странной буржуазии. В этой борьбе нельзя забывать и о роли трудящихся алтайцев, которые плечом к плечу с сибирскими рабочими и крестьянами в составе партизанских отрядов с оружием в руках боролись за советскую власть. Партизанская борьба за восстановление власти Советов на Алтае, теснейшим образом связанная с общим партизанским движением Сибири закончилась успешно. В декабре 1919 г. партизанские части соединились в районе Чуйского тракта с войсками Красной Армии. На Алтае уста­новилась советская власть. Горный Алтай решением Алтайского губерн­ского исполнительного комитета был разделен на три отдельных района: Улалинский, Шебалинский и Уймонский с центром в г. Бийске. В каж­дом районе учреждался революционный комитет. В феврале 1920 г.

в с. Улале возникли первые местные организации Коммунистической партии и комсомола. Партия приступила к руководству политической и хозяйственной жизнью Алтая, укрепляя органы советской власти, организуя борьбу с белобандитами, с разрухой, за восстановление раз­рушенного хозяйства народов Алтая. Вскоре же выявилась целесообраз­ность объединения упомянутых районов в силу общности их националь­ных, экономических и бытовых черт. Это полностью соответствовало желаниям населения. В границах Каракорума был образован в начале

1921    г. Горно-Алтайский уезд. Вновь созданному уездному революцион­ному комитету и уездному комитету РКП (б) пришлось организовывать работу по хозяйственному и культурному строительству среди народов Алтая в тяжелых условиях. Не хватало грамотных людей. Немногочис­ленная старая интеллигенция из алтайцев, в прошлом связанная с Кара­корумской управой, была настроена националистически. В это время советская Россия переживала последствия империалистической войны и интервенции. Перед вновь учрежденным Горно-Алтайским уездом стояли в первую очередь общие государственные задачи, особенно задача борьбы с голодом в стране. Поэтому уезд бросил лучшие силы на хозяйственную работу, на работу по продналогу и т. д. В исключительно тяжелых условиях Горно-Алтайский революционный комитет и уездный комитет РКП (б) сумели проделать большую созидательную работу и на культур­ном фронте. В обстановке свирепствовавшего бандитизма, голода, тифа было организовано 5 врачебных участков и 7 фельдшерских пунктов. Широко развернулась политико-просветительная работа. Побежденное, но еще не сломленное русское кулачество Алтая, зайсанско-байская эксплуататорская верхушка и их агенты: эсеры, меньшевики, контрре­волюционные националисты и скрывавшиеся белогвардейские офицеры, стали организовывать в горах Алтая банды. Организация белых банд происходила в контакте и по указаниям колчаковских эмигрантов в Мон­голии: барона Унгерна и белогвардейского генерала Бакича, состояв­ших на службе у интервентов и державших связь с контрреволюционными элементами, притаившимися на Алтае. Белогвардейский офицер Кайго- родов, снаряженный интервентами, перешел советскую границу со сто­роны Монголии. Весной 1922 г. регулярные красноармейские части и эскадроны частей особого назначения (ЧОН) разгромили белобандитское движение на Алтае.

После ликвидации бандитизма народы Алтая приступили к полити­ческому, хозяйственному и культурному строительству. В соответствии с пожеланиями трудящихся алтайцев ВЦИК РСФСР постановил 1 июня

1922   г. образовать у них автономную область. Этим актом, на прак­тике осуществлявшим советскую национальную политику, трудящиеся алтайцы получили от советской власти полное разрешение нацио­нального вопроса в соответствии с их интересами. Автономная область алтайцев получила вначале под влиянием националистов наименова­ние Ойратской. Буржуазные националисты, фальсифицируя историю, пытались таким образом навязать историческое родство советской авто­номной области алтайцев с феодальным государством западномон­гольских (калмыцких) ханов, именуемым в исторических источни­ках Ойратским или Джунгарским. Стремясь оторвать Алтай от Советского государства, они в своей панмонголистической и пантюркист- ской пропаганде всячески идеализировали это наиболее тяжелое время в истории алтайцев как «золотой век», как период якобы собственной государственности алтайцев. Естественно, что чуждое трудящимся алтайцам название области, на основании их многочисленных поже­ланий было изменено Указом Верховного Совета РСФСР от 7/1 1948. В результате этого было официально признано исторически правиль­ное наименование для народа, и автономная область стала теперь именоваться Горно-Алтайской. Советская автономная область как спе­циальная форма государственного устройства для отсталых в прош­лом племен и народностей явилась важным и благоприятным усло­вием для национальной консолидации алтайцев. Создание автоном­ной области облегчило переход их в новую социалистическую ста­дию развития, способствовало возникновению и росту у них единой национальной культуры, снимающей племенные местные различия быта и хозяйства, порожденные низким уровнем развития производ­ства. Для того чтобы национальная культура алтайцев могла раз­виваться как культура социалистическая, нужно было решить задачу их общего культурного подъема. Необходимо было ликвидировать глубокую отсталость алтайских племен в политическом, хозяйственном и культурном отношениях. У алтайцев приходилось впервые создавать письменность, строить жилище с печью, деревянным полом и окнами, вводить в быт ношение нижнего белья, стирку одежды, употребле­ние мыла и т. п. Под руководством Коммунистической партии, при боль­шой и непосредственной практической помощи Советского правительства л русского народа культурная отсталость алтайцев была ликвидирована в исключительно короткий срок. За четверть века алтайцы достигли такого уровня культуры, который открыл им путь для дальнейшего прогресса вместе с другими народностями нашей родины.

Хозяйство

Основой социалистического хозяйства алтайского народа является сельское хозяйство. Местные при­родные условия делают целесообразным развитие здесь высокопродук­тивного и доходного социалистического животноводства. Оно-то и состав­ляет главную отрасль сельского хозяйства алтайцев. Роскошные луга и пастбища Горного Алтая, измеряемые многими сотнями тысяч гектаров, перешедшие в вечное пользование коллективных хозяйств алтайцев, доставляют прочную базу для такого развития социалистического живот­новодства, экономическое значение которого выходит далеко за рамки Горно-Алтайской автономной области. Советский государственный строй вооружил алтайцев передовыми приемами и способами кормле­ния и разведения скота, улучшения и развития его продуктивности, что дает животноводству алтайцев широкие производственные возможности государственного значения. Огромное поголовье скота в Горно-Алтай­ской автономной области сосредоточено в колхозах и совхозах. Часть скота находится в личной собственности колхозников. Современное со­циалистическое животноводство алтайцев во всех отношениях резко отли­чается от первобытного полукочевого скотоводства, характерного для дореволюционного быта. Его отличает господство социалистических методов с их разделением и спецификацией форм труда, вытека­ющих из коллективного способа хозяйствования, из личной за­интересованности колхозников-алтайцев в увеличении обобществлен­ного стада и его продукции. В отношении техники его отличает широкое применение научных методов содержания, кормления, разведе­ния скота, улучшения и увеличения его продуктивности, В большинстве районов области алтайцы перешли к стойловому содержанию скота на неизмеримо более высокой технической базе по сравнению € дореволюционным русским крестьянским хозяйством. Колхозный скот у алтайцев в зимнее время обычно содержится в теплых дворах с деревян­ным полом, застекленными окнами, с различными приспособлениями для корма (кормушками) и поения. В специальных отдельных теплых поме­щениях содержат также с момента рождения телят и ягнят, которых раньше помещали у костра в жилой юрте вместе с хозяевами или в особых ямах (курке), где они согревались, прижавшись друг к другу. Корм скота состоит из сена и из высокопитательных концентрированных жмыхов, кормовых трав, корнеплодов, силоса. Установлен строгий кормовой режим для колхозного скота, который осуществляется специально выделенными для этого лицами. Уход за скотом воз­лагается на хорошо грамотных, осведомленных в научной сельско­хозяйственной литературе по животноводству колхозников, многие из которых вносят в это важное дело свои улучшения, сказывающиеся поло­жительно на продуктивности скота. Современный алтаец-животновод уже не может обходиться только накопленным поколениями опытом, получен­ным в условиях кочевого или полукочевого скотоводства. Он черпает необходимые для своего дела знания из специальной литературы, издаю­щейся массовыми тиражами, обучается на курсах или семинарах по живот­новодству, организуемых в области. Однако нельзя сказать, что алтайцы не используют народный опыт старого животноводства. Этот опыт нахо­дит применение в тех районах Горного Алтая, где до сего времени сохра­нилось пастбищное содержание скота в течение круглого года. Речь идет об отдельных высокогорных районах (например, Кош-Агачский, Онгу- дайский, Усть-Канский аймаки), где обилие скота (некоторые колхозы обладают десятками тысяч голов) и недостаток покосных площадей делают этот способ рациональным и теперь. Современное отгонное табун­ное животноводство у алтайцев основано на правильном и широком ис­пользовании пастбищного корма в течение всего года, что весьма повы­шает хозяйственную ценность огромных, казалось бы, бесполезных тер­риторий и экономит затраты труда и средств колхозов (необходимых при постройке теплых дворов и заготовке колоссального количества корма и т. д.). Вместе с тем и при этом способе содержания колхозный скот алтайцев застрахован от тех главных и страшных бедствий, какими были в прошлом бескормица, гололедица, затянувшаяся весна, различные эпизоотии, которыми изобилует история дореволюционного скотоводства алтайцев. Алтайские колхозы, содержащие зимой скот на отгонных паст­бищах, создают запасы различных видов корма для подкормки стада вообще и особенно на тот случай, когда корм на естественных пастбищах по тем или иным причинам становится недоступным для скота. Эти стра­ховые запасы корма вместе с постоянным ветеринарным надзором и по­мощью, изучением и плановым использованием естественных пастбищ в течение всего года придают современному отгонному скотоводству алтай цев необходимую устойчивость и большие хозяйственные перспективы. Здесь находят применение народный опыт и знания алтайских пастухов относительно поведения скота в различную погоду (например буран, дождь и т. д.), умение выбрать места корма и укрытия, комплектование табунов, знание способов перегона их на длительные расстояния и т. д. В связи с этим нельзя не упомянуть и об изменении бытовых условий пастухов, табунщиков и вообще всей бригады животноводов, которой поручается колхозом ответственное и сложное дело сохранения и содер­жания скота в условиях зимних пастбищ. Благоустроенные жилища (постоянные и переносные), находящиеся в различных районах зимних пастбищ, теплая одежда, хорошее питание, культурно-просветительное обслуживание членов животноводческой бригады весьма способствуют успешному решению ими задачи благополучной зимовки скота, весен­нему приему и сохранению молодняка. Среди алтайцев выросли кадры отличных мастеров социалистического животноводства. Лучшие из этих алтайцев, как мужчины, так и женщины, удостоены высших правитель­ственных наград. Важной особенностью современного животноводства у алтайцев является широкое участие женщины в работе животноводче­ских бригад. Работа женщин-алтаек в социалистическом животноводстве не ограничивается только обязанностями доярок, как это было в прошлом. Женщины работают скотницами, пастухами, табунщиками, заведующими животноводческими товарными фермами, зоотехниками, ветеринарами и т. д. В лице женщин социалистическое животноводство алтайцев полу­чило ценные кадры, способные развивать эту отрасль хозяйства.

Заготовка корма скоту на зиму, особенно при стойловом содержании, является весьма ответственной и трудоемкой работой, к которой алтай­ские колхозы заранее готовятся. Эта работа находится всегда в центре внимания областной и районных партийных организаций, которые ока­зывают колхозникам-алтайцам большую помощь. Коммунисты — алтайцы и русские — в эту горячую для животноводческих колхозов пору обычно организуют борьбу за сжатые сроки и высокое качество сенокосоубороч­ной работы. Широко развертывается социалистическое соревнование между бригадами, колхозами и районами области за перевыполнение установленных норм по различным видам сенокосоуборочной работы. В нем активно участвует колхозная алтайская молодежь, которая осо­бенно любит эту коллективную работу, выполняет ее с большим подъемом и оживлением. В эти дни и недели повсюду в горах Алтая звучат громкие песни, которые распевают колхозники во время работы и отдыха. Социа­листический строй дал возможность обеспечить хозяйство алтайцев совре­менным машинным инвентарем. Широкое применение сенокосоуборочных машин и силосование зеленых кормов — характерные черты современной техники заготовки корма для скота у колхозников алтайцев. Первобыт­ные способы вырывания травы руками или срезывания ножом с последую­щим свиванием ее в жгуты (толгок), подвешиваемые на ветви деревьев, исчезли совершенно. Память о них сохранилась только у старшего поко­ления.

Основное внимание алтайцев в колхозном животноводстве на­правлено на улучшение продуктивности скота. Это достигается введением специального кормового рациона, улучшением породы местного скота, внедрением новых высокопродуктивных пород. Алтайцы стремятся разводить высококачественные породы лошадей, овец, крупного рога­того скота, что в дореволюционное время было крайне редким явле­нием, характерным только для отдельных байских хозяйств. Работа по улучшению племенного состава стада в колхозах алтайцев ведется прежде всего в специальных научных учреждениях Горно-Алтайской автономной области: на Областной комплексной сельскохозяйствен­ной станции и Государственной заводской конюшне. Эти учреждения ведут научно-исследовательскую и практическую работу по внедре­нию полученных результатов в социалистическое животноводство. Важное значение имеют пункты искусственного осеменения животных, имеющиеся при многих колхозах. Они являются проводниками научных приемов в животноводстве и пользуются большой попу­лярностью среди алтайцев. Все реже применяется старинный подсос­ный способ доения, при котором теленок высасывал значительную часть молока, изменились также способы первичной обработки молока. Большую часть молока алтайцы продают на государственные масло­дельные и сыроваренные заводы. Многие колхозы предпочитают пере­рабатывать молоко на собственных сепараторах и продавать сливки, более удобные и легкие для транспортировки. Теперь алтайцы редко получают сливки путем отстаивания молока в больших чашеобразных кот­лах, как это делали при единоличном способе хозяйствования. Масло домашним способом делают также редко. Зато продолжают изготовлять дома старым способом кислый сыр (курут), все еще являющийся распро­страненным национальным кушанием. Основное количество масла и высокосортного сыра, которыми славится Горный Алтай, выделывается на механизированных заводах, построенных за последние четверть века. В некоторые алтайские колхозы, обладающие большим поголовьем круп­ного рогатого скота, но удаленные от ближайших маслодельных и сыро­варенных заводов, в летнее время посылаются даже передвижные сыро­варенные заводы. Молочно-товарные фермы многих колхозов дают в дойный период сотни тысяч литров молока. Чтобы не перевозить такое коли­чество молока по горным дорогам из районов летних отдаленных паст­бищ, в такие места приезжают «кочевые» сыроваренные заводы, все обо­рудование и рабочий персонал которых помещаются на большой грузовой автомашине с прицепом. Помещением для завода служит большая палатка, в которой устанавливаются котлы для варки сыра, лаборатория и прием­ный пункт молока. На ближайшем горном ручье строится простой по конструкции срубный холодильник для готовой продукции. Такой завод с ежедневной производительностью в несколько десятков тонн молока начинает работать уже с первого дня своего прибытия, используя местное древесное топливо.

Социалистическое животноводство Горного Алтая выдержало испы­тания войны, практически показав свою силу и преимущество. Ужо в первые послевоенные годы десятки алтайских колхозов насчитывали в своих стадах тысячи голов. Поголовье обобществленного скота в отдель­ных колхозах («Кызыл-Маны, «Мухор-Тархота» и др.) достигает десят­ков тысяч.

Успехи алтайских животноводческих колхозов нельзя объяснить только заменой первобытной техники скотоводства современными науч­ными методами и плановым ведением хозяйства, превратившими отста­лое полукочевое скотоводство алтайцев в передовую отрасль сельского хозяйства. Эти успехи отражают правильное сочетание личных и общест­венных интересов в развитии социалистического животноводства у кол­хозников и свидетельствуют о росте общественной сознательности алтай­цев, освобожденных от многовекового угнетения. Само собой разумеется, что существенное значение в успехах алтайского социалистического животноводства имеет материальная заинтересованность колхозника, например, в дополнительной оплате труда за выполнение плана развития животноводства и сохранения поголовья.

Однако одной материальной заинтересованностью трудно было бы объяснить те многочисленные примеры творческого, сознательного отно­шения к колхозному труду со стороны алтайцев, лучшие представители которых удостоены правительственных наград. Здесь на наших глазах идет процесс формирования у передовой части алтайцев новой обще­ственной психологии, которой присуще социалистическое отношение к общественному труду.

Социалистическое животноводство алтайцев представляет собой до­ходную товарную отрасль хозяйства, занимающую ведущее место в эко­номике Горно-Алтайской автономной области; оно имеет прекрасные экономические перспективы.

Весьма существенную роль в народном хозяйстве современных алтай­цев стало играть земледелие. Развитие его было вызвано как потребностью животноводства, для интенсивного роста которого оно является необхо­димым условием, так и большим потребительским значением земледелия для населения Горного Алтая, еще не связанного железнодорожными путями с хлебопроизводящими районами Сибири. Не вдаваясь в анализ его экономики и в описание агротехники, отметим ряд фактов, имеющих важное значение для характеристики развития культуры земледелия у алтайцев.

Земледелие у алтайцев в настоящее время механизировано. Мотыжное и андазынное земледелие с его карликовыми посевами, с его архаической техникой совершенно исчезло. Прогресс культуры алтайцев в этом на- правлешги заключается не только в том, что современное механизирован­ное земледелие стало здесь господствующим типом, но и в том, что оно заняло важное место в народном хозяйстве алтайцев. За годы существо­вания Автономной области посевная площадь выросла в Горном Алтае по сравнению с дореволюционной во много раз и исчисляется уже десят­ками тысяч гектаров. Сборы урожая таких зерновых культур, как пше­ница, овес и ячмень, превышающие сто пудов с гектара, вовсе не ред­кость в Горном Алтае. Чтобы показать масштаб этих изменений, необ­ходимо привести несколько цифр и сравнений. При мотыжном характере земледелия семья алтайца в 2—3 человека могла вскопать мотыгой (абылом) в течение всей весны не более гектара. Теперь трактор вспахивает во время посевного сезона несколько сотен гектаров. При наиболее перво­бытных приемах уборки урожая, когда колосья срезывалась ножом или выдергивались руками, на жатву 1 га алтаец, работая семьей, тратил неделю. На молотьбу урожая он тратил свыше 10 дней. Наконец, при руч­ном алтайском способе веяния, подбрасывая зерно на берестяном или дере­вянном лотке, опытный взрослый работник мог провеять в течение дня немногим больше центнера. Если сопоставим теперь с этим общеизвест­ные колхозные нормы уборки урожая комбайном, то представить себе масштаб происшедших изменений в земледелии алтайцев, бывшем еще в недавнем прошлом живым остатком первобытной культуры, будет не­трудно.

Вполне естественно, что алтайцы из потребителей хлеба превратились в его производителей. Это относится и к таким животноводческим райо­нам, как Онгудайский, Усть-Канский и Улаганский аймаки, где роль зе­мледелия в животноводческих колхозах достаточно велика. Такое раз­витие земледелия достигнуто потому, что алтайцы объединились в кол­хозы. Технически высокое земледелие алтайцы смогли получить и быстро освоить только благодаря советскому государственному строю и нацио­нальной политике Коммунистической партии.

Необходимо отметить большое положительное влияние земледелия на общее повышение культурного уровня алтайцев. Осваивая, например, технику социалистического земледелия, алтаец изучает сложные сельско­хозяйственные машины и новые приемы земледелия, обогащает свой ум множеством новых понятий и связей, обогащает свой язык новыми словами и убеждается в силе человеческого разума. Это революционизирует его сознание, забитое в прошлом различными ложными религиозными пред­ставлениями как о природе в целом, так и об отдельных вещах и явлениях.