Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Писменность, образование и религия алтайцев
Этнография - Народы Сибири

 

Писменность, образование и религия алтайцев

Возникающие у алтайцев капиталистические отношения, перепле­таясь с докапиталистическими, выступали в весьма примитивной и по­этому еще более тягостной для производителя-алтайца форме. Такому переплетению различных форм общественных отношений способствовали также царившее здесь дикость и патриархальщина. результате описанных исторических условий алтайцы к моменту великой Октябрьской соцеалистическои революции были весьма отсталыми не ом отношении. У них не было своей письменности, сколько-нибудь развитого искусства. Не было и единого разговорного языка; каждое племя или территориальная группа говорили на особом диалекте. Духовная алтайская только в экономическом, но и в культурн миссия, организован­ная здесь с 1868 г., пыталась создать литературный язык на основе теле- утского диалекта. Миссия печатала на нем исключительно религиозно­поучительную литературу, мало понятную алтайцам не только по особен­ностям языка, но и по содержанию. Несколько десятков миссионерских начальных школ, разбросанных по Алтаю, вели преподавание на русском языке и были доступны детям преимущественно зажиточной верхушки. Но и в этих в подавляющем большинстве одноклассных школах образова­ние сводилось главным образом к заучиванию молитв. Церквей на Алтае было значительно больше, чем миссионерских школ. Например, в Ула- ганском аймаке к 1917 г. было 13 церквей и 1 школа. Поэтому грамотность у алтайцев (вместе с оседлой частью населения) составляла в это время около 6%, а среди кочевого населения она не достигала и 2%. Зайсанско- байская верхушка не ограничивалась обучением детей в начальных мис­сионерских школах. Дети зайсанов и баев шли учиться в Бийское кате­хизаторское училище, где они обучались на священников, псаломщиков и т. д. Только отдельным выходцам из эксплуататорской верхушки уда­валось получить среднее светское образование.

Среди алтайцев широко бытовало устное народное творчество. Героические сказания и различны бытовые песни — наиболее распространенные и по­пулярные жанры алтайского фольклора. Особенностью алтайских поэм является красочность, картинность и подробность описаний как при­роды, так и героев, обстановки, в которой они действуют, и т. д. Как бы ни были богаты алтайские эпи­ческие сказания поэтическим вымыслом, они содержат прав­дивое отображение прошлой жизни, надежд и стремлений алтайского народа, а поэтому являются ценным источником для изучения его истории, ИМСТ;

В народных сказаниях бога­тыри сражаются с бесчислен­ными врагами, совершают чудесные подвиги ради сча­стья своего народа. Свои за- письменной литературы, боль­шое воспитательное значение. Игра на кобысе Героические сказания испол­нялись сказителями (кайчи)нараспев, речитативом, низким голосом, под аккомпанемент двухструнного деревянного топшура, напоминающего домбру, струны которого были сде­ланы из конского волоса. Помимо топшура, у алтайцев существовал вар­ган (твмир-кобыс) — музыкальный инструмент, состоящий из металличе­ской пластинки, согнутой дугообразно, с прикрепленным к ней язычком. Кобыс при игре вставлялся в рот, и звук извлекался при помощи вибра­ции язычка варгана, а рот играющего служил резонатором. Кроме того, были дудки-флейты, сделанные из стеблей зонтичных растений. Искус­ство танца у алтайцев отсутствовало.Из других видов народного искусства у них существовали примитив­ная резьба по дереву, тиснение кожи и более развитая аппликация на войлоке. Алтайский современный орнамент сохранил связь с орнамен­тикой периода ранних кочевников, хотя изобразительное искусство алтай­цев резко упало еще в монгольский период. Частым сюжетом украшения деревянных и кожаных предметов являются фигурки диких животных. Но изображеиия этих животных очень близки к примитивному стилю, характерному для наскальных рисунков Алтая, и не имеют ничего общего со «звериным» стилем периода ранних кочевников.

Религия

По религиозным воззрениям большинство алтайцев было шаманистами, верившими в населенность всего мира добрыми и злыми духами, от воли которых якобы зависело благо­получие и жизнь человека. Посредниками между духами и человеком признавались шаманы, которые широко эксплуатировали рядовых алтай­цев, пользуясь их глубокой культурной отсталостью, и всячески поддер­живали в них дикие, невежественные представления. Характерной осо­бенностью культа было принесение в жертву высшему доброму боже­ству Ульгеню или злому владыке подземного мира Эрлику лошади, мясо которой съедалось участниками моления, а шкура вывешивалась на жерди, приставленной к жертвенной березе. Шаман камлал в специальном кос­тюме, символизирующем птицу, с бубном. Бубен обтягивался кожей, которую затем разрисовывали; внутри он имел деревянную рукоятку, вырезанную в виде человеческой фигуры. В религии алтайцев большую роль играли древние родовые культы (например, культ огня, отражав­ший древнюю общность родового огня, или культ гор, отражавший общ­ность родовой территории в прошлом) и различные ранние формы рели­гиозных представлений. Значительная часть алтайцев была обращена в православие миссио­нерами. Однако большинство крещеных алтайцев усваивало только внешнюю, обрядовую сторону христианства. Крестились преимущественно либо бедняки из нужды (крещеным давались незначительные льготы), либо богачи, искавшие через православие союза с царскими колонизато­рами: чиновниками, торговцами, миссионерами. С 1904 г. часть алтайцев скотоводческих районов сделалась последователями бурханистского культа, представлявшего собой разновидность монгольского ламаизма в сочетании с элементами алтайского шаманизма. Экономические и куль- Культурный уровень алтайцев был выше там, где они жили смешанно или в ближайшем соседстве с русскими крестьянами и могли свободно и непо­средственно общаться с ними. В этих районах алтайцы значительно опере­дили в культурном отношении своих соплеменников, живших изолиро­ванно. Экономические и культурные связи между русскими и алтайцами возникали здесь сами собой, без всякого принуждения. Алтайцы добро­вольно изучали русский язык и свободно говорили на нем, а русское население научалось говорить на языке алтайцев. Алтайцы усваивали от русских формы и приемы хозяйства и быта. Свободное общение алтайцев с русским народом было основным фактором повышения куль­туры алтайских племен в описываемое время. Однако общий культурный уровень алтайцев оставался все же низким. Главной причиной этого являлся гнет двойной эксплуатации — царских колонизаторов, с одной стороны, и зайсанов, баев, шаманов — с другой, который разорял и принижал трудящихся алтайцев и истощал их творче­ские силы.