Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Хозяйство. Селения и жилища алтайцев
Этнография - Народы Сибири

Хозяйство. Селения и жилища алтайцев

Пребывания в составе царской России: основной отраслью хозяйства южных алтайцев было кочевое и полукочевое скотоводство. Стада, особенно крупного рогатого скота, весьма увеличились. Пастбищное содержание скота в тече­ние круглого года теперь дополнялось заготовкой сена. В 60-х годах XVIIIв. русские крестьяне завезли в Алтай косу-горбушу, а затем и более усовершенствованную косу-литовку. Производительность труда при сенокошении по сравнению с сохранявшимся старинным способом — вы­рыванием травы руками — выросла во много раз. Это позволило резко увеличить запасы сена и потребовало новой техники его уборки по русскому образцу. Многие байские и зажиточные хозяй­ства стали применять в конце XIX в. конную сенокосилку и грабли и, пользуясь трудом зависимых от них бедняков, производили заготовку сена в широких размерах. Сено сделалось предметом торговли и средством закабаления рядовых скотоводов, содержавших скот на пастбищах зи­мой. Часть алтайцев стала строить простые крытые пригоны для скота, заимствовав технику их постройки от русских крестьян. При всем этом алтайское скотоводческое хозяйство все же носило весьма отсталый характер и находилось в сильной зависимости от разных стихийных сил. Ветеринарная помощь отсутствовала. Различные эпизоотии, глубоко­снежная зима или затянувшаяся холодная весна вызывали массовый падеж скота и разоряли мелких скотоводов.

Улучшению и укреплению хозяйства алтайцев несколько способствовало развитие земледелия и некоторых промыслов, продукция которых шла на продажу. Небольшие посевы ячменя производила половина всех хозяйств алтайцев (по данным на 1897 г.). В районах постоянного общения с русским населением алтайцы обрабатывали землю сохой и даже железным плугом, снимали урожай серпом и обмолачивали, гоняя по снопам лошадей. Но во многих районах, куда слабо проникало влияние русской народной культуры, в земледелии продолжала господствовать первобытная тех­ника. Для разрыхления почвы было два орудия: абыл — мотыга для обработки поля вручную и андазын — подобие деревянной сохи для вспашки, которая привязывалась к седлу верховой лошади. Боронили ветками сухого дерева, на которое сверху для тяжести клали камни. Сеяли вручную, а удобряли поле разбрасыванием сосновых веток, кото­рые постепенно сгнивали; иногда производили посев на местах зимних стоянок скота. Жали местами ножом, молотили короткой палкой и весь маленький урожай зерна (ячмень) хранили в кожаных суминах в юрте. Ячмень размельчали в муку и крупу на ручной каменной зернотерке и в деревянной ступе.

В зажиточных и байских хозяйствах техника земледелия приближа­лась к технике кулацкого крестьянского хозяйства (железные плуги и бороны, жатки-самосброски, ручные молотилки и веялки). Широко применялся кабальный или наемный труд.

 

Русским крестьянам алтайцы обязаны возникновением у них огород­ничества, распространившегося во второй половине XIX и особенно в начале XX в. Выращиванием овощей, особенно картофеля (это весьма расширяло базу питания) занималось население многих районов; из промыслов наибольшее экономическое значение получили охота на пушного зверя (чему весьма способствовало распространение шомполь­ного ружья) и сбор кедрового ореха. В северных районах появилось па­сечное пчеловодство, заимствованное у русских крестьян. При несомнен­ном развитии и улучшении хозяйства алтайцев все же оно в большинстве случаев не выходило из рамок натурального; промышленность полностью отсутствовала. В скотоводческих районах существовали только некоторые слаооразвитые ремесла, например, изготовление войлока и седел и др.

У значительной части алтайцев отсутствовали прядение и ткачество, и только у челканцев и кумандинцев существовал маленький ткацкий станок, на котором производился грубый холст из волокон кендыря. Здесь же ткали пояса из крашеной шерстяной пряжи, украшенные орна­ментом, и такие же чулки и рукавицы.

Основным средством передвижения в скотоводческих районах была верховая лошадь; в таежных районах летом ходили пешком, а зимой на лыжах. Телега и сани употреблялись лишь в районах соприкоснове­ния с русским населением, преимущественно в северной и средней частях Алтая. Преобладала так называемая таратайка (абра) на двух низких колесах для перевозки грузов. Лошадь запрягалась в таратайку при помощи хомута, дуги и охлобель. Седелки не было, ее заменяло обычное верховое седло, на котором сидел возница. Грузы чаще привыочивали к деревянному вьючному седлу (ынгырчак). Груз помещался в двух кожаных суминах, которые перебрасывались через седло и связы­вались арканами. Местами грузы возили на верховой лоЩади при по­мощи волокуши из двух длинных жердей, передние концы которых свя­зывались веревкой и перекидывались через седло. Северные алтайцы зимой возили охотничье снаряжение и добычу на деревянных нартах или просто завертывали в кусок конской кожи (суртке) и тащили за собой по снегу. Для хождения охотников на промысле по затвердевшим снеж­ным скатам гор и фирновым полям к ногам привязывались подковки (пут такказы) с железными шипами. Во время лазания по деревьям при сборе орехов на ноги надевались железные когти (такка).

Селения и жилища

Характерной особенностью алтайских селений являлась их разбросанность и малочисленность. Селение состояло из нескольких юрт, чаще не более де­сяти. Располагались они в долинах, по берегам рек. Лучшие долины были захвачены богачами — баями и русскими кулаками. Вокруг байских юрт группировались юрты зависимых от них малоимущих алтайцев. В север­ных, охотничьих районах, где жили тубалары, челканцы, верхние куман- динцы, селения были более скученными и крупными, располагались они также по берегам рек.

Наибольшей примитивностью отличались бедняцкие жилища у туба- ларов и челканцев. Последние строили балаганы (айлу, или чайлу) из жердей и досок, поставленных стоймя, покрывали их корой и почти круглый год зябли у костра, горевшего посредине. Это жилище не имело ни печи, ни окон. Пол был земляной. Дым выходил через отвер­стие в потолке. Внутреннего убранства такое жилище почти не имело. Более состоятельные из тубаларов и правобережных катунских алтай­цев жили в 4, 6 и 8-угольных деревянных юртах, срубленных из тол­стых бревен (агаги аил), с земляным полом. Крыша их имела кону­сообразную форму и покрывалась берестой. Баи жили в хорошо обстав­ленных, иногда двухэтажных домах, крытых тесом или железом. Куман- динцы в большинстве жили в маленьких четырехстенпых избушках рус ского типа, с печью и окнами. Жилищем трудящихся алтайцев южных районов являлись юрты двух типов: 1) конический шалаш из жердей, поставленных в круг и покрытых берестой или корой лиственицы (алан- чик, чадыр), 2) войлочная круглая юрта (кереге) с куполообразной крышей. Остов ее делался из деревянной решетки, состоящей из нескольких звеньев (канат). Крышу составляли тонкие палки (ук), которые укреплялись нижним концом в верхней части решетки, а верхним вставлялись в дере­вянный круг, служивший дымовым отверстием. Крыша также покрывалась войлоком. Баи жили лотом в просторных, хорошо укрытых от ветра юртах, пол которых также был устлан войлоками, иногда с расшитым орнаментом. Жилища алтайцев обычно были ориентированы дверями на реку. В жилище различались женская (правая от входа) и мужская (левая) стороны. Напротив двери, за очагом, был передний, почетный, угол (тор). На женской стороне у входа помещались принадлеж­ности кухни и стояли деревянные цилиндрические или кожаные бутыле­образные сосуды с чегенем (заквашенным молоком, из которого выкури­валось вино). На мужской стороне хранились седла, ружья и пр. У са­мой стены, на женской половине, почти вплотную к переднему углу, устра­ивалась постель домохозяев. Передний угол в богатых юртах был запол­нен кожаными сумами, набитыми различным байским добром (дорогой одеждой и т. д.). Над передним углом висели изображения духов — бо­жеств. Гостей хозяева принимали (женщин на женской половине, муж- чин на мужской) сидя на полу на войлочных ковриках (у богачей), на шкурах телят, козлят или иа куске бересты (у бедноты). Столики были четырехугольные или круглые на трех-четырех низких ножках. В быт алтайцев, преимущественно северных районов, где связи с русским на­родом были особенно тесны, вошла русская срубиая изба с деревянной или земляной крышей, с потолком, полом, окнами, русской печыо, но обычно без сеней. Изба во многих местах либо совершенно вытеснила юрту, либо превратила последнюю в летнее или хозяйственное помещение.

Одежда алтайских племен различалась в зависимости от социального положения и по районам.

Мужская одежда состояла из длинной рубахи (из дабы или ситца) с длин­ными рукавами, косым открытым воротом, снабженным одной пуговицей, и широких, немного длиннее колен штанов из дабы, толстого холста или выделанной кожи козули. Штаны на поясе стягивались шнурком, кото­рый завязывался спереди и выпускался концами наружу. Белья не но­сили. Поверх рубахи еще надевался халат (чекмень) из сукна, нанки или дабы с широкими рукавами, большим отложным воротником красного и синего цвета. Халат подпоясывался кушаком-опояской (из дабы). У богачей покрой одежды был такой же, однако шилась она из дорогого материала. Кроме того, богачи южных районов носили дорогую одежду монгольского покроя. Из верхней одежды нужно упомянуть сохранив­шиеся до сего времени шубы, обычно из овчины (мех предпочитается белый). Шубы шьются длинными, рукава у плеч очень широкие, книзу резко суживаются. Шубы богачей покрывались китайским шелком (торко тон) и ^имели прямые отложные воротники из дорогого меха. Шапки мужские и женские шились из шкур черного барашка, с верхом из желтой, черной, оранжевой или красной материи. Шапка имела высо­кий околыш (из мерлушки, а у богатых из соболя или лисицы), постепенно суживающийся сзади. Сзади шапка имела две, обычно красные, ленты, которыми можно было в случае необходимости подвязать околыш, опустив его совсем на уши. Шапки другого типа—круглые, с кистью из цветных ниток на макушке. Шились они из материи на бараньем меху и имели круглый околыш-оторочку из меха. Богачи делали такие шапки из доро­гого меха (соболь, выдра, лисьи лапки и т. д.). Мужские и женские шапки в общем были одинаковы.

Женская одежда у алтайцев была такой же, как и мужская, за ис­ключением верхней. Специальной одеждой замужних женщин являлся чегедек, длиннополая безрукавка, вместо рукавов у чегедока были вырезы, и он мог надеваться поверх любой одежды. Он шился в талию, из темной материи (у богатых из шелка и бархата) и обшивался вокруг пройм рукавов и воротника, по спине и подолу оторочкой из позу­мента или из красной или желтой материи. Носили его зимой и летом. Многие мужчины, особенно бедняки, лотом носили шубу, надевая ее на голое тело и спуская с плеч при сильной жаре.

Обувью служили кожаные сапоги на мягкой подошве. Сапоги шились остроносыми, без каблуков. В них вдевались чулки из войлока (г/и), кото­рые на 3—5 см высовывались из голенища. Верхний край чулка обшивался материей (у богачей цветным бархатом) и прострачивался нитками. Иногда зимой носили меховые сапоги, сшитые из лап козули мехом на­ружу. Бедняки, в целях экономии, голенища сапог делали из холста, подвязывая его под коленом, вместо войлочных чулок они обертывали ноги сушеной травой—ойонгот (род осоки). Штаны всегда заправлялись в сапоги. Мужчины носили за левым голенищем, между сапогом и чул­ком, трубку с длинным чубуком и длинный кожаный кисет. Женщины трубку и кисет носили за поясом. Специально праздничной одежды у ал­тайцев не было. Находясь дома летом в одной рубахе и босой, мужчина, отправляясь в гости, надевал сапоги, халат или шубу и шапку. Только богачи имели особую праздничную одежду. Изменения в одежде южных алтайцев выражались в проникновении сюда фабричных русских тканей й формы покроя по русскому образцу, иногда переработанному.

У челканцев и кумандинцев рубаха и штаны шились из самодельного колета (кендырь) из конопли или дикой крапивы. Рубахи мужчин были длиной до колен и ниже. Мужчины и женщины носили халат без пуговиц, с открытым воротом, подвязываемый опояской. Воротник у халата рас­шивался цветными нитками, холщевыми или шерстяными. У женщин и девушек нередко расшивались нитками подол и рукава. Женщины здесь да носили чегедека и шапок, а ходили в головных платках, повязан­ных концами назад. В начале XX в. (особенно у кумандинцев и туба- ларов) была распространена обычная русская крестьянская одежда. В северном Алтае бытовал охотничий костюм, состоящий из кошомных куртки и шапки, обшитых грубым серым холстом, и меховых штанов (чаще из шкуры теленка).

Из украшений были распространены простые круглые кольца (мед­ные, серебряные, золотые), которыми унизывали пальцы, а также серьги (из медной или серебряной проволоки), подвески из блях и пуговиц. Женщины носили серьги в обоих ушах, девушки обычно в одном ухе. Кроме того, были украшения в виде привязываемых к косам бус, пуговиц, бляшек, ракушек каури (Сиргеа топе1а), ключей, деревянных палочек и т. д. Женщины носили две косы, которые при встрече гостей перебра­сывались на грудь. Девушки носили несколько кос. Национальной муж­ской прической у южных алтайцев была косичка (кедеге), заплетенная на темени брцтой головы. К этой косичке также привязывались украше­ния из пуговиц, ракушек и т. д. У северных алтайцев мужчины носили длинные волосы, подстриженные в кружок.

В пище алтайцев следует отметить прежде всего ее и различие у разных социальных слоев населения.

Баи ели ежедневно мясо и хлеб, имели в изобилии различные молочные продукты, покупали сласти. Хлеб и мясо были наименее доступными про­дуктами питания для бедноты. Хлеб был недоступен вследствие дорого­визны и слабого развития земледелия на Алтае. Когда бай колол скотину, то его соседи-бедняки могли пользоваться только отбросами, из-за кото­рых, как пишет один путешественник, им приходилось бороться с соба­ками, сбегавшимися с разных сторон к месту убоя. Средние слои алтайцев питались преимущественно молочной пищей. Сырое молоко не пили, а лили его в чай, который пили с ячменным толокном (гпалтн) и кислым продымленным сыром. Бедняки питались кореньями дикорастущих: кан- дыка и сараны, листьями дикого ревеня, по нескольку раз варили кости, оставшиеся от пищи богачей. Вместо чая употребляли навар листьев бадана с молоком или с солыо.

В скотоводческих районах помимо кореньев съедобных растений, запасаемых впрок, беднота питалась талканом, крупой (курмач) из яч­меня и сырчиком [куруш), приготовляемым из сквашенного вареного молока. Посевы ячменя были настолько незначительны, что собранный урожай не обеспечивал питания семьи бедного человека и на полгода. Сырчик приготовляли летом, когда доили взятых на выпас (полыш) бай­ских коров, и делали запасы его иа зиму. Для этого сливали молоко в кожаный мешок (архыгп) или деревянную высокую кадку (чапчак), за­квашивали его бараньим желудком и лошадиной копчиковой костью. Скисшее молоко (чегенъ) наливали в чугунный чашеобразный котел и выкуривали из него вино (арыка). После этого сливали содержимое котла в мешок, отжимали сыворотку и из творога делали курут, который коп­тили на дыму или сушили на солнце. Сыворотку также употребляли в пищу. От удоя одной коровы за весь сезон получали около 50 сырчиков, что хватало на семью в 3—4 человека не более чем на один месяц. Таким образом, содержание одной коровы не обеспечивало питания семьи ал­тайца, и ему приходилось изыскивать другие источники пищи. Охоти­лись на всевозможных зверьков, не брезгуя даже такими, как хорек и ко­лонок, а местами (Улаган) раскапывали мышиные норы, в надежде найти в них заготовленные на зиму запасы корней съедобных растений. Корни ели по большой части разваренными в воде. Заготавливали на зиму также мучнистые корни кандыка.

Копание и заготовка корней при помощи деревянной корнскопалки (озуп), снабженной железным наконечником, составляло женскую работу.

В районах совместной жизни алтайцев с русскими крестьянами пища алтайцев была более разнообразной и источники ее несравненно богаче. Земледелие и огородничество, стойловое содержание скота и особенно хлебопечение, которым алтайцы научились от русских соседей, расши­рили и укрепили пищевую базу алтайцев в этих районах.

Из специфических алтайских кушаний отметим следующие: из молоч­ных — два вида сыра (кислый дымленый или сушеный на солнце — курут — и пресный жирный пыгитак, последний был в постоянном упо­треблении в байских семьях) и сливки, снятые с вареного молока (кай­мак); из напитков — чегень (из сквашенного коровьего молока), кымыс (из кобыльего молока) и кирпичный чай, который варили с молоком, солью и мелкими кусочками бараньего жира и пили с добавлением в чашку ячменного толокна (талкан). У северных алтайцев специфическим напитком являлась брага (абыртки) из ячменя или корней кандыка. В числе мясных кушаний были: кровь (кан) с добавлением молока и мел­ких кусочков жира, вареная в овечьих кишках, вареные тонкие овечьи кишки, перевитые брюшным салом (тюргом), кишки, начиненные потро­хами и крупой (кыйма).

Посуда в скотоводческих районах Алтая изготовлялась из кожи (сосуды для жидкостей) и дерева. В северном Алтае преобладала деревянная посуда (из березы, осины, кедра) и посуда из бересты. Металлическая и стеклянная посуда покупалась. Баи употребляли главным образом покупную посуду.