Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Алтайцы. Общие сведения
Этнография - Народы Сибири

Алтайцы. Общие сведения

Тюркоязычное население русского Горного Алтая делилось на следующие племена и территориальные группы: 1) алтайцы, или о самоназванию алтай кижи, 2) теленгиты, 3) телесы, 4) телеуты, 5) кумандинцы, 6) тубалары, 7) челканцы. В русской научной литературе они уже тогда были известны под общим именем «алтайцы», потому что большинство их так называло себя. Однако с этим правильным наиме анием долгое время происходила путаница. Так, например, в русских официальных документах ХУП вв., в описаниях путешественников XIX в. алтайцы выступают под названием «порубежные калмыки», «белые кал­мыки» (чаще так называли телеутов), наконец, «алтайские» или «бийские калмыки», «горные калмыки». Неправильное наименование алтайцев калмыками произошло потому, что местные царские чиновники, ие раз­бираясь в языке алтайских племен, называли их калмыками по внеш­нему сходству алтайцев  с калмыками или джунгарами, с которыми чинов­ники постоянно сталкивались. В действительности алтайцы и калмыки резко различаются по этнической принадлежности и языку. Калмыки, или западные монголы (ойраты, джунгары), говорят на монгольском языке и относятся к монгольской группе народов, алтайцы же говорят на тюркском языке и относятся к тюркской группе.

Алтайские племена по этническому происхождению, языку и прошлой культуре делятся на две группы: северных алтайцев—тубаларов, челкан- цев, кумандинцев и южных алтайцев — собственно алтайцев, или алтай кижи, теленгитов, телесов и телеутов.

Если южных алтайцев раньше неправильно называли калмыками, то северных алтайцев, весьма отличающихся от южных по физическому типу, так же произвольно называли татарами. Чаще всего их объединяли общим термином «черневые татары» по признаку местожительства в «черни» или в «черневых» районах Алтая.

Большинство собственно алтайцев живет по долинам и бассейнам рек: Катуни, Урсула, Чарыша, Кана, Песчаной, Семы, Маймы в Онгудай-
ском, Усть-Канском, Усть-Коксинском, Эликмонарском, Шебалинском и Майминском аймаках Горно-Алтайской автономной области. Теленгиты живут по долинам Чуй и Аргута в Кош-Агачском и частично в Усть-Кок­синском аймаках. Телесы расселены по системе рекЧолушмана, Башкауса, Улагана в Улаганском аймаке. Тубалары обитают по рр. Большой и Ма­лой Ише, Сары-Кокше, Кара-Кокше, Пыже, Уйменю в Чойском и Туро- чакском аймаках, а челканцы по долине р. Лебеди и особенно ее притока Байгола в Турочакском аймаке. Кумандинцы населяют правобережье Бии в Турочакском аймаке, но большинство их находится в Старо-Бар- динском и частично Солтонском районах Алтайского края. Телеуты в пре­делах Горно-Алтайской области в незначительном количестве живут в Майминском аймаке и в бассейне р. Черги в Шабалинском аймаке. Большая часть их сосредоточена по рр. Большому и Малому Бачатам в Беловском районе Кемеровской области.

В настоящее время, благодаря совместной экономической и культур­ной жизни, общности территории и административного управления, расширению путей сообщения, развитию единого литературного языка, деление алтайцев на племена и территориальные группы в пределах Горно-Алтайской автономной области потеряло реальное значение и является достоянием истории.

Создание автономной области, развернувшееся в ней социалистическое строительство обеспечили довольно быструю консолидацию обособленных в прошлом алтайских тюркоязычных племен в единую социалистическую народность.

Ранний период развития культуры в горах Алтая известен по памят­никам бронзового периода афанасьевского, андроновского и карасук­ского типов.

Весь этот длительный период господства первобытнообщинного строя в Горном Алтае жили люди, антропологический тип которых носил древние европеоидные черты. Основой хозяйства была охота на зверя, появляются зачатки скотоводства. Орудия труда делались из бронзы.

В I тысячелетии до н. э. в горах Алтая основой хозяйства становится кочевое скотоводство. На этой основе возникла и развилась оригиналь­ная культура ранних кочевников Алтая, известная по погребальному инвентарю больших каменных курганов, относящихся к периоду V в. до н. э. — I в. н. э.

Археологические памятники устанавливают наличие культурных свя­зей и обмена ранних кочевников Алтая с востоком и западом. На это ука­зывают находки в курганах различных вещей: шелковых тканей, изделий из лака, меха, бронзы и т. д., которые проникли сюда через хуннов, тесно связанных с Китаем и владычествовавших над алтайскими племе­нами. Связи ранних кочевников Алтая с хуннами широко отражаются в памятниках искусства и в особенностях погребального обряда этого времени.

К юго-западным связям алтайских племен относится их контакт с на­родами Средней Азии. В процессе общения алтайских кочевых племен со Средней Азией, как и в результате грабительских набегов алтайских кочевников на культурные области Средней Азии, а частично и продви­жения на Восток некоторых среднеазиатских племен, на Алтае появились предметы высокой для того времени культуры, созданной народами Сред­ней Азии. Это особенно хорошо отражает погребальный инвентарь группы больших так называемых Пазырыкских курганов Алтая. Этим объяс­няется наличие в них вещей (одежда, предметы искусства), характерных, например, для Ирана при ахеменидской династии и т. д.

С V—VI вв. до н. э. на южном и северном Алтае появляется населе­ние с монголоидным физическим обликом. Оно проникает сюда, судя по -археологическим памятникам, из Забайкалья и начинает смешиваться с алтайскими аборигенами древнего европеоидного типа. Это новое для Алтая монголоидное население пришло сюда, видимо, через Туву и се­веро-западную Монголию в связи с усилением хуннов, образованием их варварского государства, точнее хуннского временного военно-админи­стративного объединения, и распространением его политической власти. Этническими носителями нового для Алтая антропологического типа были монголоязычные, но главным образом тюркоязычные кочевнические пле­мена, которые несколько позднее образовали на Адтае новое временное военно-политическое объединение кочевников (так называемый тюркский каганат), которое на короткое время стало гегемоном политической власти в Центральной Азии.

В период тюркского каганата (VI—VIII вв.) и позднее монголоидный антропологический тип стал господствующим в южном Алтае. У север­ных алтайских племен он продолжал существовать, как и в хуннское время, в смешении с древним европеоидным. Орхоно-енисейские памят­ники и китайские летописи позволяют уточнить этнический состав тюрко­язычного населения Алтая в период VII—X вв., когда становятся извест­ными такие тюркоязычные народности и племена, как кыпчаки, телесы, тюргеши, туба и др. Племенные и родовые названия современных алтай­цев, как и ряд элементов их дореволюционной культуры, указывают на их историческую связь с этими племенами. В этот период последователь­ной смены господства тюркского каганата, уйгуров и енисейских кирги­зов (VI—X вв.) происходила тюркизация языка различных самодийско- и кетоязычных племен и родовых групп, обитавших в северной части Саяно-Алтайского нагорья. Об этом свидетельствуют морфологи­ческие, фонетические и лексические особенности диалектов совре­менных северных алтайцев, в которых отражены особенности языка древних алтайских тюрков, уйгуров, енисейских киргизов. В диалектах северных алтайцев, например, такие слова, как адай (собака), канга (телега) явно уйгурские, в отличие от южноалтайских (соответственно пт и абра), характерных для языка других тюркоязычных племен. У северных алтайцев сохранилось вплоть до революции поклонение по­кровительнице детей Умай или Май-эне, известной по орхоно-енисейским памятникам и т. д. Процесс тюркизации мелких остатков племенных и родовых самодийско- и кетоязычных (енисейско-остяцких) групп в север­ной части Саян закончился лишь в XVIII в.

Дальнейшая история алтайских племен связана с временным господ­ством каракитаев или киданей, а к концу XII в. монголоязычных найма- нов, живших между Хангайскими и Алтайскими горами, а частично и на отрогах Алтая. Найманы, оттеснившие каракитаев, образовали могуще­ственный союз орд и племен, границей которого на западе являлся Иртыш, а на юге — Восточный Туркестан. С этого времени и до начала XIII в. население Алтая находилось в контакте с монголами, под властью найман- ских ванханов, которым и платило дань. Отдаленные потомки найманов, растворившихся в тюркоязычной среде алтайских племен, сохранились на Алтае до нашего времени. Название найман сохранилось в наименова ­нии некоторых родов современных алтайцев, как и название меркитов, составлявших в XII в. многочисленный народ, населявший северную часть современной Монголии.

Политическое и экономическое господство монголов над алтайскими племенами особенно укрепилось при Чингис-хане. Алтайские племена телесы и теленгиты оказались под властью старого сподвижника Чин- гиса, его нойона-темника Хорчи (из илемени Баринов), к которому они; были прикреплены.

Пребывание алтайцев под властью Чингис-хана и его потомков длилось примерно до конца XIV в. и оказало пагубное влияние на культуру алтай­цев. Причиной этого являлся грабительский характер политики монголь­ских ханов по отношению к покоренным ими народам. Монгольские ханы установили жестокий режим систематического террора, сопровождав­шийся грабежами и убийствами. Прямым результатом такого режима монгольских эксплуататоров явился культурный упадок на Алтае, о чем свидетельствуют археологические памятники.

К периоду господства монголов с конца XII до XV в. относится важ­ный этап этногенеза алтайцев. Он связан, во-первых, с активным уча­стием в нем монголоязычных племен, во-вторых, с общим процессом обра­зования тюркских народностей, протекавшим в это время в отдельных районах на огромном пространстве степей от Алтая до Крыма и Дуная. Тюркский каганат весьма способствовал продвижению тюркоязычных племен на запад. Из Алтая вышли карлуки, ставшие известными с VII в.; в их руках оказалось Семиречье после упадка могущества тюрк­ского каганата (во второй половине VIII в.). Кыпчаки, которые также? обитали раньше на Алтае, позднее распространились далеко на Запад. Некоторые тюркские племена, входившие в каганат, сыграли впослед­ствии важную роль в образовапии киргизского и туркменского народов. Степи Западной Сибири, Казахстана, северного Приаралья и Прикас- пия, южнорусские степи до северного Причерноморья, Крыма и Дуная включительно оказались в сфере влияния многочисленных кочевых тюркоязычных племен. Из них наиболее сильными оказались на некоторое> время союзы тюркских племен в степях Приаралья и Прикаспия под гла­венством печенегов (X—XII вв.) и особенно кыпчаков в южнорусских степях. Известные во времена тюркского каганата на Алтае, а в половина XI в., по данным мусульманских авторов (Гардизи), на Иртыше, кыпчаки выступают в XII и начале XIII в. в качестве кратковременной, но круп­ной политической силы. В мусульманских источниках большие стопные пространства, на которые распространялось господство кыпчаков, носят название Дешт-и-Кыпчак. Сами кыпчаки в это время становятся извест­ными в русских источниках под именем половцев, а в византийских — команов. Временное объединение тюркоязычных кочевников под гегемо­нией кыпчаков содействовало созданию культурно-бытовой общности между этими племенами, находившимися на более или менее одинаковом, уровне общественно-экономического развития. Политическому господ­ству кыпчаков был положен конец монгольским государством Чингис­хана. В 30-х годах XIII в. политическими хозяевами Дешт-и-Кыпчака становятся монголы. При распаде империи Чингис-хана его внук Бату основывает здесь новое государство, получившее название в восточных источниках улуса Джучия, по имени'старшего сына Чингис-хана, а в рус­ских — Золотой орды. С образованием Джучиева улуса процесс формиро­вания тюркских народов осложнился сильным монгольским влиянием. Однако в основе его попрежнему лежали различные группировки тюр­коязычных племен, хотя и в соединении с другими и прежде всего мон­гольскими. Это подтверждается и тем общеизвестным фактом, что даже литературным языком $ улусе Джучия был тюркский язык с наличием в нем кыпчакских языковых элементов, а в наречиях кочевых племен, населявших степи, эти кыпчакские элементы преобладали. Алтайские- племена входили в восточную часть Джучиева улуса, именовавшуюся еще Белой ордой и занимавшую пространство от Западной Сибири до- Волги. После смерти Бату (1255 г.) восточная часть Джучиева улуса была разделена между его сыновьями: Ордой и Шейбаном. В первой половине XV в., в результате политического раздробления Джучиева улуса, рас­палась на ряд обособленных, враждующих между собой улусов и Белая орда. Так возникли улусы: Ногайский (во главе с Едигеем и его потом­ками) в степях между рр. Волгой и Яиком; Шейбанидский, летовки кото­рого находились в верховьях Яика, Иртыша и Тобола, а зимовки в ни­зовьях Сыр-Дарьи; Сибирский, или Тюменский, с династией из рода Шейбанидов. В процессе распада Золотой орды образовались новые груп­пировки кыпчакских тюркоязычных племен, которые в смешении с мон­голами заложили этнические основы таких современных народов, как казахи, каракалпаки, ногайцы и значительная часть южных алтайцев, особенно телеутов, и которые влились в состав ближайших исторических лредков современных киргизов и узбеков. Этим объясняется, что в родо- длеменных составах указанных народов, живущих уже в течение многих веков на далеком расстоянии друг от друга, встречаются одни и те же на­звания (кыпчак, найман, меркит и др.), а эпическое творчество времени улуса Джучия (например, сказания об Едиге, Чара-Батые, Тахтамыше), сохранившееся у ногайцев Северного Кавказа, казахов, различных групп сибирских татар и других народов, известно и в районе Алтая. Следова­тельно, ближайшими историческими предками современных южных алтай­цев были кыпчакские тюркоязычные племена, также сложные по своему этническому составу, которые оказались на Алтае как со времени тюрк­ского каганата, так и в результате распадения улуса Джучия. На Алтае они продолжали смешиваться с потомками древних алтайских тюркоязычных племен (телесы, тургеши и др.) и с западномонгольскими племенами.

Историческое развитие алтайцев в XV в. происходит под сильным воз­действием западных монголов, или ойратов, продолжавшееся до поло­вины XVIII в., когда Джунгария была разгромлена Китаем.

В течение указанного периода алтайцы находились под игом ойрат- ских ханов, которым платили алман натурой: пушниной, скотом и различ­ными железными изделиями, и несли другие натуральные повинности. Культура алтайских племен в это время пришла в состояние наибольшего упадка и застоя. Тяжелое положение алтайцев в составе Джунгарии еще более ухудшилось в половине XVIII в., когда Джунгария превратилась ав арену феодальных междоусобий и сделалась предметом завоеватель­ной политики маньчжурской династии Китая.

Когда императорские войска вторглись в Джунгарию, двенадцать алтайских зайсанов обратились в 1756 г. к русским пограничным властям с просьбой о скорейшем принятии их со всеми подданными под покрови­тельство России. Просьба алтайских зайсанов была удовлетворена. При­соединенное население было объявлено российскими подданными. Это событие сыграло в истории алтайских племен весьма положительную роль, ибо оно открыло для них перспективу дальнейшего исторического развития. Другого пути для развития культуры алтайских племен тогда не существовало. Это было невозможно в составе Джунгарии в силу указанных выше условий. Невозможен был бы и самостоятельный путь развития, ввиду крайне низкого уровня культуры алтайских племен, разрозненных, постоянно подвергавшихся нападкам извне. Вхождение в состав Русского государства было наилучшим выходом для алтай­цев из того исключительно тяжелого положения, в котором они ока­зались в результате многовекового господства монгольских эксплуатато­ров. Разумеется, как подданные русского царя трудящиеся алтайцы испытывали на себе гнет царской колониальной политики, но общение их и совместная жизнь с русским народом обогащали и подымали культурный уровень алтайских племен.